Расскажу о проблемах, которые возникают при обычном исполнении своих должностных обязанностей.

          Совершенно внезапно меня назначили штурманом отряда, абсолютно независимо от меня и моих чаяний. Вот так пришел на службу  на предварительную подготовку к полетам, а мне и говорят – ты будешь летать в экипаже командира отряда, работать штурманом отряда, причем  начинаешь работать здесь и сейчас, а полеты завтра; и ты  теперь  отвечаешь за штурманскую подготовку всех летчиков и штурманов отряда к полетам. А если будешь нормально работать, станешь инструктором, то мы тебе дадим «капитана», а оклад твой повысится на 10 рублей уже с сегодняшнего дня, невзирая на твои умения и неумения.

          Своего нового командира я знал  как облупленного, тут проблем не возникло; изучил плановую таблицу полетов, узнал, что завтра все летают  только в районе аэродрома, успокоился и начал осваивать новую должность. А вот тут и образовалась «засада» - один из экипажей отряда должен летать с начальником службы безопасности полетов (СБП) дивизии, подполковником, удивительно мерзким человеком, который по должности  должен заниматься поиском всяких недостатков в летной работе. Ну, думаю, надо проверить подготовку штурмана этого экипажа, чтобы нам не прилетело по полной схеме из-за угла, откуда и не ждешь. А штурманом этого экипажа был выпускник морского училища, старше меня лет на пять. Летать он не любил и не умел, занимался хозяйственными делами, оказывал услуги начальству и справедливо, как он считал, ожидал назначения на ту должность штурмана отряда, куда  так внезапно для всех был назначен я. Ну, вы понимаете, что этот штурман был не в восторге от моего назначения, если не сказать большего. Вот к его столу я и пошел  выполнять свои функциональные обязанности.

- Давай карту района аэродрома, карту ухода на запасные аэродромы, бортжурналы ухода на запасные аэродромы.

- Зачем?

- Проверю, если все в порядке, подпишу бортжурналы  как новый штурман отряда.

- Что там проверять, ничего не менялось, и подписей твоих мне не надо.

- Тебе не надо, а мне надо проверить и расписаться в том, что ты готов выполнить полет на запасной аэродром, хватит дурака валять, давай что сказал.

- Ну на, смотри, тоже мне, отрядный…

          Как я и ожидал, ничего хорошего я в картах не увидел. Эти карты не обновлялись последние лет пять, смотреть на них было просто неприятно -  до того они были засалены и истерты, да и бортжурналы требовали переоформления.

- Карту района аэродрома переделаешь на следующей предварительной, а картой ухода на запасные аэродромы и бортжурналами   займись сейчас, все проверю и подпишу во время контроля готовности к полетам, в 17.00.

- Это что тут за командир появился?

- Это у нас в отряде появился новый штурман отряда, вот и делай, что я тебе сказал, а если тебе моих указаний мало, то сейчас тебе все это скажет командир отряда.

- Поназначают тут всяких…

          Вот так  в обстановке крепкой воинской дружбы и полного взаимопонимания  и начался мой первый день в должности штурмана отряда. Несмотря на то, что за подготовку экипажа к полетам отвечает командир, дивизионное начальство нас не баловало своим присутствием на подготовке, и  обычно  приходило только к контролю готовности к полетам. Подразумевалось, что экипаж для начальника подготовит командир отряда. Так все было и в этот раз. Я, поставив задачу штурману, занялся своими делами, ведь и мне надо было переписать бортжурналы  и утвердить их  теперь  уже у штурмана эскадрильи. Занимаясь своими делами, я все же кошу глаз в сторону своего штурмана, контролирую, как он выполняет мои указания. А он их и не собирается выполнять, сложил все в портфель и пошел в штаб полка, видимо, изливать свое негодование моим назначением тем людям, которым оказывал неслужебные услуги. После обеда я опять подошел к своему подчиненному штурману.

- Вижу, тебе мои указания «по барабану»… Зря ты так, если к 17.00 не будет новой карты и бортжурналов, от полетов я тебя отстраню.

- Да ты не только меня отстранишь, ты отстранишь экипаж начальника СБП, а тут тебе, старлею, слабо против подпола.

- Ну что же, вижу, ты меня не понимаешь, подождем контроля готовности.

          Пришлось посветить  во все эти перипетии  командира отряда, который не обрадовался перспективе остаться крайним за все.

- Давай, они завтра слетают, а карту он потом переделает, сейчас же Чабан (нач. СБП) тут истерику устроит.

- Нет, Вова, я сказал сегодня, значит – сегодня, времени достаточно, и я здесь не балалайка, а твой штурман отряда. Сегодня он не выполнил мои указания, а завтра тебя нах … пошлет.

-  Ладно, Толян! Немедленно рисуй карту, как сказал штурман отряда!

          Наступило 17.00, но ничего к сроку сделано не было. Командир эскадрильи начал контроль готовности к полетам опросом командиров отрядов. Мой командир замялся, что-то пробормотал  и указал на меня. Командир эскадрильи очень удивился.

- Что такое?

- Экипаж начальника СБП к полетам не готов, у штурмана карта и бортжурналы ухода на запасные аэродромы в ужасающем состоянии; несмотря на мои указания, новые документы не изготовлены.

- Ну сейчас Чабан придет… Что, нельзя эти карты после полетов нарисовать?

- Товарищ подполковник, а можно Ваши указания не выполнять?

- Только попробуй!

- Ну, вот и мои указания нельзя не выполнять, сами меня назначили штурманом отряда, повторяю – экипаж к полетам не готов!

- Бля…

          А тут прибыл командир этого злосчастного экипажа, подполковник, начальник СБП дивизии. Как обычно  с озабоченным видом он прошел к своему экипажу, напомнил порядок выполнения задания, номер самолета, уточнил, где находится стоянка самолета  и пошел к выходу. И тут комэска кинулся на амбразуру.

- Хусейн Мамедыч… тут такое дело… ваш экипаж к полету не готов…

- Это как?

- Да вот, новый штурман отряда не допускает штурмана к полетам…

- Кто? Какой это штурман отряда?!!! Где этот… штурман отряда?

- Да вот он я – старший лейтенант Б.

- В чем дело, почему мой штурман к полету не готов?

- Нет карты ухода на запасные, нет бортжурналов, оформлять новые он демонстративно отказался.

- И что теперь?

- Ну, нарисует карту, оформит бортжурналы, я проверю, подпишу  и   счастливого полета.

- А почему он раньше не нарисовал?

- Вон сидит ваш штурман, сами с ним разбирайтесь.

- Нет, это твой штурман, ты за его подготовку отвечаешь!

- Ну да, уже часов восемь отвечаю, меня же только сегодня назначили.

- И ты решил на моем экипаже принципиальность проявить?

- Нет, на своем штурмане.

- Я с тобой потом разберусь, что будем делать с картами?

- Да пусть хоть сейчас рисует, я на ужин схожу, подойду через пару часов, проверю, если все будет в порядке, подпишу.

- Хорошо. Командиру эскадрильи и командиру отряда организовать доподготовку штурмана к полету, через два часа – дополнительный контроль готовности.

      В общем,  все были в восторге от того, что у них появился такой штурман отряда, который отстраняет от полетов дивизионных начальников  и продлевает всем служебное время на два часа. И никто не наказал того самого штурмана, из-за которого все и произошло, так, просто пожурили, понимая, что он до глубины души обижен за свое неназначение. А Хусейн Мамедыч, этот начальник СБП, еще лет восемь вредил мне везде, где мог, и пытался тормозить каждую мою попытку продвинуться по должностям, мотивируя тем, что, мол, «сильно умный он».

     К чему я все это вспомнил? Просто  вы должны понимать, что исполнение должностных обязанностей в полном объеме  всегда входит в противоречие с планами подчиненных и командования, и  если вы будете настаивать на своем праве честно исполнять свои обязанности, то это не только не вызовет уважения, но и сильно осложнит вашу дальнейшую службу.

Facebook Google Bookmarks Twitter LinkedIn ВКонтакте LiveJournal Мой мир Я.ру Одноклассники Liveinternet

Дорогой читатель! Будем рады твоей помощи для развития проекта и поддержания авторских штанов.