Когда народ разобрался, куда их посылают, где находится этот аэродром, то почему-то не обрадовался. В глуши, на болоте, вдали от населенных пунктов. Была рядом деревенька, но так, одно название. До ближайшего поселка – 60 километров. Загрустил народ… А как не грустить?  Мало того что на болоте, так и водки взять негде, не говоря уже о пиве. Как жить? Опытный командир отряда Семен посоветовал побольше водки брать с собой, с материка, мол, пока определимся на месте с этим делом, надо же как-то выживать в этом враждебном мире.

     Через пару недель созрел полковой перелет. Передовая команда доложила, что бытовые условия отвратительные, зато погода устойчивая, вот уже неделю идет дождик. Заместитель командира полка из группы руководства полетами доложил, что все радиотехнические средства на месте, но работают из рук вон плохо. Командир полка принял решение лететь. А как не принять такое решение, если Командующий приказал лететь?
      Наступил день перелета. Мрачные летчики нехотя рассаживались по самолетам, предварительно распихав по рабочим местам свои сумки. Полк запустился, начали выруливать. Один самолет запускаться не захотел. Ну, не совсем не захотел, один движок запустили, а вот второй – не идет.
- 901-й! У 543-го правый не запустился.
- Совсем?
- Совсем-совсем…
- «Пробирка» 901-му.
- На связи «Пробирка».
- 543-му чинить самолет день и ночь, завтра в 10.00 пойдет одиночно.
- Вас понял, 901-й!
Командир отряда Семен, чей самолет не запустился, проинструктировал экипаж.
- Много не жрать! Завтра в 8.00 на КДП. А сейчас все по домам - провести внезапную проверку состояния жен.
       Молодой, но опытный штурман-оператор не был женат, но прекрасно знал, что и кого он будет проверять. Внезапно выдавшийся выходной день, да и ночь, были использованы на полную катушку, поэтому на следующий день оператор выглядел только немного живым. Впрочем, и остальные члены экипажа не бездарно провели выходной день, что было по ним очень заметно. Получив предполетные указания, экипаж пополз на самолет. Запустились, вырулили и взлетели нормально, набрали высоту, взяли курс в сторону Камчатки и полетели в тоскливой тишине - сил болтать не было, да и не поощрялась пустая болтовня, магнитофон, он все пишет, гад.
      Но тут все пошло не так. Штурман ошибся с курсом, и самолет потихонечку уклонялся от маршрута. Штурман-оператор после пролета Сахалина выключил радиолокационную станцию, впереди было Охотское море, что зря молотить, согрелся в своей персональной кабине да и задремал, изможденный внезапным выходным днем. Когда штурман понял, что что-то идет не так, он решил включить радиолокационную станцию, посмотреть на Курильские острова, уточнить место самолета и дал команду оператору:
- Включи станцию, покажи Курилы.
А в ответ – тишина… После нескольких попыток дозваться оператора, командир все понял и начал резко раскачивать самолет в надежде разбудить оператора. Но молодой организм хрен разбудишь. А самолет летит со скоростью 15 километров в минуту и уклоняется от маршрута все больше. Короче, в зону видимости наземных радиолокационных станций вошли с приличным уклонением от маршрута. Их поправили, подсказали правильный курс на аэродром. Тут и оператор проснулся, свою станцию включил, но было уже поздно. На земле их встречало все начальство – комэска, старший штурман, командир полка. Мгновенный разбор, да никто и не запирался, и тут же выводы.
- Оператору – трое суток ареста, за сон на посту, штурмана накажем позже, посмотрим, куда и как он летел, командиру – выговор.
Семен был вековым командиром отряда, превосходно летал, но попивал всегда, когда не летал, свой выговор принял спокойно, мол, не первый, и не последний, что такое выговор? Ну, поставьте его в угол, этот выговор, там их много. Штурман разволновался, он был парторгом, ему грозило и партийное взыскание. А оператор вообще не обратил внимания на свое взыскание, ведь гауптвахты на новом аэродроме не было, а до прилета домой еще много воды утечет.
       Потянулись серые будни в дождливой, антисанитарной обстановке. Кое-как построенные бараки, вечно сырая одежда и постоянное наведение порядка на территории городка - то, что называется обустройством. Взятая из дома водка быстро закончилась, коллективный гонец ежедневно ездил на военной машине в поселок за спиртным, но поселок далеко, 60 км, да и водки там не было, приходилось пить болгарский бренди «Плиска», который по чьей-то прихоти завезли в рыболовецкий поселок в неограниченном количестве. Пробовали закупать «Плиску» в промышленных масштабах, чтобы не зависеть от гонца на машине, но исследовательские проверки показали, что сколько ни покупай этой «Плиски», а к утру она заканчивается, и опять надо ждать гонца. В общем, приуныл народ…

to be continued

 

 

Facebook Google Bookmarks Twitter LinkedIn ВКонтакте LiveJournal Мой мир Я.ру Одноклассники Liveinternet

Дорогой читатель! Будем рады твоей помощи для развития проекта и поддержания авторских штанов.