Это слова из песни о самых героических героях – подводниках. Героическая песня о героических людях, правдивая, все, как в жизни – «Прощайте красотки…», «Подводная лодка – стальная гроза…»…

Короче, очень хорошая песня. Но я, как обычно, расскажу о не менее героических авиаторах, это мне ближе. Но и подводницкую песню применю в рассказе, но попозже.
              Я прилетел в Приморский авиационный гарнизон, где начальником штаба авиационного полка служил мой брат. Зачем я туда прилетел, не помню, много есть поводов, чтобы слетать к брату – Военный совет, подписание планов работы полка, можно и просто в баню слетать. Так как я летел внезапно, то еще в воздухе попросил экипаж сообщить брату, чтобы он встретил меня под самолетом. Сели, зарулили, закатили, вышел «на улицу», а брата нет. Стою, курю… Подошел офицер, пригласил в машину, сказал, что брат проводит построение полка, поехали к штабу, где полк строился. Брат закончил с построением, подошел, начали план складывать, как будем проводить торжественную встречу. В общем то, вариантов у нас было не так уж и много.
- Ну что, заедем за водкой и закуской, и ко мне?
- А что, есть другие варианты?
- Других вариантов нет, остальное – в процессе встречи решим, можно потом в кафе, но светиться не хочется, или в баньку, если силы останутся.
- Ну давай так и порешаем, начнем дома, а там – как масть пойдет. Кого с собой берем? Командир будет?
- Командир в отпуске, за него – Петька, его не берем, от него только суета и селедка вонючая. Пусть полком командует, раз доверили. Возьмем другого зама и комэску, хорошие ребята, давно с тобой познакомиться хотели.
- Ну все, погнали.
- Погнали, ребята позже подойдут, сразу домой.
          Дальше все пошло по плану. Приехали домой, сели за стол, выпили немного, ребята пришли, познакомились, продолжили выпивать и общаться, в общем, все, как у обычных людей. Звонок в дверь.
- Не война?
- Да нет, про войну по телефону позвонили бы. Наверняка Петька приперся, хотя я ему и сказал, что нечего по пьянкам шляться, раз ему полк доверили.
- Ну иди, открывай.
Брат открыл дверь, в квартиру ввалился крепкий офицер с пакетом в руках, было заметно, что он уже «с запахом».
- Ну вот, знакомься, это – Петя, наш заместитель командира полка, которому доверили командовать полком, а он выпил в кабинете в одну харю, бросил полк, и приперся к нам. И не просто приперся, а с любимой закуской, вон, я уже чувствую, как его селедка из пакета воняет.
- Ну чего ты, Владимирович? Ничего я не бросил, я оперативному сказал, что буду у тебя. И селедку я сам разделаю…
- Так ты что, решил надолго задержаться? Лучше бы домой шел, там жена не даст тебе напиться, там бы и селедкой своей вонял.
- Да ладно тебе, я селедку сейчас быстренько разделаю, все в пакет сложу аккуратно, ты и не заметишь, как я её быстро съем.
- Ну оставайся, раз приперся, селедку разделаешь, очистки в пакет, и сразу на помойку выноси, а то я этот запах не переношу, особенно с похмелья.
- Ну вот, а бухтел… Да, кстати, поясняю для твоего брата - я не Петька, а Александр, но уже привык к тому, что все зовут меня Петькой, уже и не помню, почему.
            Так я познакомился с этим весьма колоритным персонажем, с которым судьба еще не раз сведет в будущем. Почему он, Александр, отзывался на Петьку, никто действительно уже не помнил, все это шло из лейтенантской молодости и анекдотов про Чапаева и Петьку. Петька был хорошим летчиком, крепким хозяйственником, то есть, все, что плохо лежало, тащил в дом, но, как говорится, без царя в голове. Это заметил генерал, заместитель Командующего, и озвучил свое решение.
- Нет, Вар-в, не получится из тебя командира полка, во всяком случае, пока я при власти.
Петька особо и не расстроился, прекрасно понимая, что все меняется, да и генерал не вечен. Прошли годы… Так сложилась обстановка, что генералу, любимым выражением которого было – «Самолеты задом не летают», пришлось наступить на горло собственной песне, и Петька был назначен командиром полка. Как оказалось, очень даже зря…                     

           Петьке достался хороший полк, серьезный, с крепкими традициями, такой, даже если и очень постараться, сразу не сломаешь. Поэтому, получив «шапку с ручкой», это такой полковничий головной убор, Петька занялся не полком, а личными проблемами. Сначала прижал всех, кто его раньше обижал, потом приблизил к себе «крепких хозяйственников», то есть, вороватых и предприимчивых людей, далеких от военной службы, и начал сходить с ума. Уже наступило время частных предпринимателей, и Петька решил, что и ему пора идти в ногу со временем. Петькина жена, доктор, закончила какие-то курсы, и решила открыть косметический салон. Не знаю, какой смысл они с Петькой вкладывали в это название, но понадобилось помещение, и надо было, чтобы это помещение было удачно расположено, в центре поселка. Всем требованиям отвечало помещение, которое занимал частный хлебный магазин, и Петька сосредоточил свои усилия на том, чтобы выжить этот магазин из удобного помещения. В ход пошли различные административные рычаги, ведь Петька был не только командиром полка, но и начальником гарнизона. Когда не удалось разорвать договор аренды помещения, у магазина был выставлен патруль, который должен был отгонять потенциальных покупателей, чтобы магазин прогорел, и сам отдал помещение. Все это очень смешило жителей гарнизона, и раздражало моего брата, который все также служил начальником штаба. В общем, Петька не упускал ни одной возможности срубить копейку, и все это было не только смешно, но и противно.
             Как-то по пути во Владивосток, в штаб ВВС, я залетел к брату, на пару деньков. Ну, посидели, как обычно, потом стали решать, как же мне во Владивосток добраться. Все решения я свалил на брата, его гарнизон, вот пусть сам все и придумывает. Брат предложил несколько вариантов.
- Можешь поехать на электричке, но надо будет рано вставать, и тащиться на станцию. А можешь поехать вместе с моим командиром, Петькой, на УАЗике, он тоже в штаб едет, но я бы тебе не советовал, от него всякого можно ожидать.
- Ладно, все понял, давай продолжим, а утром разберемся, удастся рано встать, поеду на электричке, а если что, то с Петькой доберусь.
Рано встать не удалось… Пока я одевался, мылся, брился, слегка завтракал, брат, по телефону, решал проблему.
- Здорово, Петя! Ты когда во Владик выезжаешь? Через 30 минут? Отлично. Забери моего брата с собой. Ну какого брата, у меня только один есть, начальник штаба из Монгохто. Вспомнил? Вот и прекрасно, он через 25 минут подойдет к твоему подъезду.
Мы выпили по рюмочке на ход ноги, и я пошел к соседнему подъезду. Там уже стояла военная машина. Подошел, хотел забросить сумку на заднее сиденье, но там сидел пожилой гражданский мужичок, и лежали два больших мешка. Ничего не поняв, я закурил, и дождался, пока Петька выйдет из дома.
- Привет. Ну, чего ждешь, садись, поехали.
- Здорово. Куда садись? Там мужик какой-то сидит, с мешками.
- Так это тесть мой. А в мешках – огурцы, они в этом году хорошо уродились.
- Так мы же в штаб ВВС собирались?
- Ну да. Там рядом рынок, пока мы будем документы подписывать, тесть огурцы распродаст, и я его обратно увезу.
- Да… Хозяйственный ты, видимо, в тестя… Может, мешки за сиденья положим, там специальное место есть, как раз для мешков.
- Точно. Эй, водитель! Переложи мешки назад, а то офицеру некуда сесть.
В общем, до Владика мы доехали, и огурцы тесть распродал.           

           Отладив свои хозяйственные дела, Петька решительно повернулся к полку, которым должен был командовать, и с удивлением узнал, что полк продолжает выполнять свои задачи и без личного вмешательства командира. Попытавшись поставить этот зарвавшийся полк на место, Петька несколько раз смело вмешался в отлаженный процесс боевой подготовки, полк поперхнулся, сплюнул, и продолжил действовать по плану, который был вбит в этот полк прежними командирами. Убедившись, что вот так сходу, без подготовки, серьезно навредить полку не удастся, Петька решил начать с малого.
           Из телевизора Петька узнал, что стало модным присваивать боевым самолетам всякие почетные наименования, или имена прославленных авиаторов. Не миновала эта мода и Морскую Авиацию. Особенно отличились авиаторы Северного флота, которые назвали ракетоносец Ту-22м3 «Мончегорский горняк», в надежде на спонсорскую помощь от горнодобывающей компании. Не знаю, чем они там думали… Но именно этим же думал и Петька, когда единолично решил назвать один из самолетов Ил-38 именем бывшего заместителя командира полка. И не только решил, но и начал претворять это решение в жизнь – написал в политотдел ВВС обращение по этому поводу, отправил его адресату, и стал ждать ответ. А ответа нету… Петька был настойчивым, долго ждать не стал, позвонил в политотдел, выразил свое негодование тем, что замалчиваются его прекрасные инициативы, пообещал обратиться к Командующему. Политотдел вяло отреагировал, мол, вопрос рассматривается, и опять затаился. Петька стал доставать политотдел звонками. И тогда один из политработников позвонил своему бывшему сослуживцу, начальнику штаба полка.
- Владимирович! Ты один на этого Петьку имеешь влияние, объясни ему, что никто не собирается называть самолет именем обыкновенного подполковника запаса, да и не такое уж это простое дело, чтобы заморачиваться по пустякам.
Мы не хотим с ним ссориться, но он уже достал нас своими звонками и угрозами.
- Да зачем мне это нужно, и так отношения все хуже и хуже…
- Ну тебе же нечего терять, а мы торжественно клянемся, что не заметим какую-нибудь очередную выходку вашего полка.
- Ладно, уговорил, только ради полка.
Выбрав удобный момент, брат приступил к решению наболевшего вопроса.
- Слушай, командир, я тут узнал, что ты хочешь назвать самолет именем нашего бывшего зама.
- Ну да! Здорово я придумал? Все называют, а мы чем хуже?
- Мы не хуже, а может, даже и лучше некоторых, но вот почему именно именем этого зама? Обычный зам, таких десятки в нашей Авиации, ничего героического за ним нет.
- Не, ну как же? Я у него праваком летал, он меня и на командира корабля выдвинул, и инструктором моим был.
- Да знаю я, что он тебе везде проталкивал, вот и до командира полка ты уже дорос на нашу голову. А подвиги за ним есть? Нет, я понимаю, что служба рядом с тобой, это наш ежедневный подвиг, а что-нибудь существенное он сотворил?
- Ну, он лодки ловил, у него и орден есть…
- Так у нас полк такой, противолодочный, а орден и у меня есть, но ты же не предлагаешь назвать самолет моим именем.
- А что ты конкретно имеешь против?
- Тут такое дело… Надо, чтобы не ты лично, а Родина отметила какой-нибудь подвиг этого зама, тогда и назовем. И вообще, как-то несолидно называть самолет именем офицера запаса, который живет рядом с нами, и торгует клубникой на рынке. Может, погодим немного?
- Да, про клубнику я не подумал… Ладно, погодим.
Так и заглохло новомодное начинание.         

              Жизнь и служба шли своим чередом. Штаб ВВС, чтобы как-то оправдать свое существование, решил организовать масштабные сборы руксостава, где хотели нам рассказать о том, как еще лучше организовывать процесс летной подготовки. Ну, собрали всех командиров, начальников штабов, замов, старших штурманов в Кневичах. Сборы назначили на следующий день, в штабе транспортного полка, там же в Кневичах. Мы с братом поехали в нему домой, в Артем, там у него квартира, остальные остались в гостинице. Приехали к брату домой, жена стол накрыла, сидим, о жизни разговариваем. Смотрю, брат что-то дергается…
- Ты чего дергаешься?
- Да за Петьку волнуюсь. Он давно уже в гостинице не ночевал, вместе со всеми, всякое может случиться с этим рыжим Бобиком, он же еще в дороге начал готовиться.
- Да чего ты за полковника переживаешь? И почему он – рыжий Бобик, если он Петька?
- А… Ты же не знаешь, теперь у него двойное прозвище – Петька-рыжий Бобик.
- А чего так?
- Сейчас расскажу.
             Несмотря на происки командира, полк продолжал исправно заниматься боевой подготовкой, ловил лодки, готовил летчиков, в общем, даже стал передовым полком ВВС. В политуправлении ТОФ решили отметить успехи полка в ведомственной прессе, и послали в гарнизон корреспондента газеты «Боевая вахта». Как обычно, корреспондент пробухал с замполитами три дня, после чего срок командировки закончился, и корреспондент убыл во Владивосток, прихватив у замполита полка фотографию Петьки на аэродроме. Через некоторое время статья о передовом противолодочном полку появилась в газете. Обычная статья, но корреспондент решил добавить «красивостей», и дал развернутый портрет командира. Точно не помню, но очень близко к тексту – «… командир по-мальчишески сдвинул пилотку на затылок, показался короткий рыжеватый бобрик, и только напряженный взгляд стальных глаз выдавал усталость командира…».
            Радостный замполит, в конце рабочего дня, притащил эту газету в кабинет командира, где он с замами подводил итоги, и были они уже «без галстуков».
- Вот, читай статью про наш полк! Там и про тебя есть. Зря ты тогда орал, что я с корреспондентом третий день пью, видишь, хорошая статья получилась, и фото твое на первой полосе.
Командир взял газету, быстренько пробежал глазами статью, и вызверился.
- Что это за херня? Какой это рыжеватый бобик показался?
- Какой бобик? Дай посмотреть… А, так это не бобик, это бобрик, прическа такая, ты же коротко стрижешься, вот он и обозвал эту стрижку бобриком. Ничего обидного…
- Так, бля… И тебя, и этого писателя… И всех этих политруков….
Вот так и стал Петька еще и рыжим Бобиком.
              Утром приехали в штаб транспортного пока, прошли в методический класс, где уже колготился собранный народ. На многих, после бурной ночи, было больно смотреть, но Петька особенно отличался своей молчаливостью, красной мордой лица, и «коротким рыжеватым бобриком», торчавшим в разные стороны. Понять можно, не было у него той закалки, как у офицеров «северных территорий». В классе были развешены разные плакаты и схемы про цикл летной работы, а замполиты подсуетились, и положили на первый стол несколько газет со знаменитой статьей, и портретом Петьки во всю первую полосу. Я взял газету, быстренько просмотрел статью, и громко обратился к брату.
- Да, это не кошка чихнула… Такая статья, да и портрет во всю полосу. Ну, и где этот усталый герой, с рыжеватым бобиком?
Народ, безучастно сидевший в раздумьях об опохмелении, несколько оживился, стал интересоваться.
- Какая статья? Где статья? О ком?
- Да вот же, замполиты вам все разложили, а вам даже лень газеты листать. Если самим трудно прочесть, я могу наиболее интересные места зачитать вслух.
- Читай уже, нам так плохо…
Тут встрепенулся, в силу своих ослабших возможностей, Петька.
- Да нечего там читать…
- Да мне не трудно, я просто перескажу. Тут написано, как Петька ведет свой полк к победам, ни на минуту не останавливаясь. И еще у него усталые стальные глаза, и короткий рыжий бобрик. Да можете сами посмотреть и сравнить, вот фото, а вот и сам Петя.
Народ несколько оживился, кто-то потянулся к газетам, кто-то стал присматриваться к Петьке. Тут зашел Главный штурман ВВС, известный балагур и весельчак.
- Что за веселье? Такое серьезное совещание вам подготовили, а вам бы только бухать и ржать. Сейчас генерал подойдет, и начнем. После вступительного слова генерала, старших штурманов я заберу, у нас будут отдельные сборы.
- Валентиныч! Забери и нас с братом, нам эти сборы до лампочки.
- Ладно, заберу, а чего вы ржали то?
- Да вот, статью о Петьке прочитали, обсуждаем…
- Да эту статью мы уже давно видели. Ну-ка, герой, покажись.
Петя нехотя встал. Валентиныч его внимательно осмотрел, покачал головой, и ехидно вспомнил песню про подводников.
- Да, хорош… «Под черной пилоткой – стальные глаза, и русская водка чиста как слеза». Так вчера было?
- Ну…
- Да не оправдывайся, посмотри вон на «северян», сидят ровно, дышат глубоко, и сразу видно, что уже опохмеленные. Вот с кого пример надо брать, а не с этой размазни.
               В класс зашел генерал, мы его поприветствовали, и почти молча выслушали вступительное слово про важность летной работы в деятельности авиационных полков. Потом встал Главный штурман.
- Старшие штурмана полков, и НШ противолодочников – в кабинет старшего штурмана полка, у нас свои сборы, тема не менее важная.
- А НШ тебе зачем?
- Так они же из штурманов, нам есть, что обсудить.
- Понятно, пусть идут, все равно от них тут только вред.
Из задних рядов послышался голос НШ ракетоносцев.
- А можно мне с вами?
- Нет, тебе нельзя, ты не то училище заканчивал, сиди тут, летчик несчастный.
Штурмана, и мы с братом, весело побежали в коридор. Вышел и Главный штурман. Я решил уточнить обстановку.
- Валентиныч, а какая у вас тема? Может, мы с братом мешать будем, тогда мы по личному плану рванем.
- Не боись! Пошли, тема вам понравится. Тут один штурман «снайпера» получил, проставляется.
- Отличная тема! Тогда мы остаемся.
Петька еще немного покомандовал полком, и его задвинули в отдел боевой подготовки ВВС, чтобы он полк не испортил.

 

 

 

 

 

 

Facebook Google Bookmarks Twitter LinkedIn ВКонтакте LiveJournal Мой мир Я.ру Одноклассники Liveinternet

Дорогой читатель! Будем рады твоей помощи для развития проекта и поддержания авторских штанов.