Казалось бы, отдыхай и радуйся, на два месяца можно обо всем забыть и предаваться неге. Но для нас, проживающих в закрытом военном городке на краю географии, отпуск был очень серьезным испытанием.

Только закаленные бойцы могли грамотно его спланировать и осуществить все так, чтобы быстро и без потерь прорваться к месту проведения отпуска. Именно прорваться, так как каждая поездка в отпуск была очень похожа на масштабную войсковую операцию. Попробую в очень сжатом виде довести основные детали этой операции.
         Планирование. Начало планирования всегда лежало на моем начальстве. В ноябре командиры разных степеней определяли и утверждали срок отпуска моего экипажа. Должен сказать, мне всегда везло: большинство моих отпусков пришлось на летний период. После того, как я узнавал, что отпуск мне запланирован на июль-август, я рассказывал об этом жене, и она доводила этот план своему начальству. Немного покочевряжась, её начальство соглашалось с тем, что жена должна идти в отпуск вместе со своим мужем, несмотря на то, что служат они в разных частях. Далее мы планировали проведение отпуска – Луганск, где жили мои родители , потом Ялта, где жили родители жены, поездка в санаторий и еще всякие разности. Кратко весь маршрут выглядел так: Монгохто-Хабаровск-Москва-Луганск-Симферополь-Ялта-Геленджик-Ялта-Симферополь-Москва-Хабаровск-Монгохто. Вот такой был план на 64 летних дня.
         Заблаговременная подготовка. Заключалась в выбивании путевки в санаторий и сборе денег. Достать путевки в санаторий было очень трудно, если это должны быть путевки не в «солнечный Магадан», а на побережье Черного моря. До полков путевки не доходили, их разбирали на Флоте, в штабе ВВС ТОФ, а остатки забирал себе штаб дивизии. Но мы с женой, начиная с декабря, начинали надоедать начмедам полка, дивизии и ВВС своим разнузданными желанием отдохнуть в санатории, и через 3-5 месяцев осады нам выделялась «семейная путевка с ребенком». Любили мы санаторий ВМФ «Дивноморское», отдыхали там неоднократно. Честно говоря, почти во всех отпусках, начиная со старлейских времен, я бывал в санаториях, добыть путевку было очень трудно, но возможно, надо было только проявить настойчивость и разумную наглость. Хорошо помогали следующие слова и выражения:
- воздушный боец;
- подорванное здоровье;
- как в бой, так в первую очередь, а как в санаторий, то хрен тебе;
- мы всей семьей Родину защищаем;
- я на передовой воюю, а не по штабам отсиживаюсь;
- «свистков» насильно в санаторий загоняют, а вы мое здоровье не цените, вот сдохну в полете, вас всех с должностей поснимают;
- конечно, я же всего лишь штурман отряда, а не теща замкомдива.
Как бы то ни было, путевка находилась в недрах штаба ВВС, и уже подписанная, чтобы не ушла на сторону, вручалась начмеду полка для оформления. Сбор денег. Этот этап проходил почти незаметно и независимо от нас. Я получал 600-800 рублей в месяц, жена получала 300-500 рублей, деньги почти не расходовались, и копились сами собой. Обычно в отпуск увозились около 8000-10000 рублей, и тратились там без остатка, иногда и у родителей приходилось занимать на обратную дорогу. Деньги хранились дома, за все время службы я так и не удосужился завести себе сберегательную книжку. Как-то я решил упорядочить хранение денег и сказал жене, чтобы деньги не валялись в тумбочке, а пусть спрячет в надежное место. Лучше бы я этого не делал… Через некоторое время заметил виноватое и озабоченное лицо жены.
- Что случилось?
- Не могу найти деньги…
- Конкретнее.
- Ты сказал, я спрятала, а теперь там ничего нет.
- Сколько было денег, куда спрятала?
- Я точно не знаю, сколько там было, но около 3-4 тысяч рублей, а спрятала я в нагрудный карман твоей второй шинели, которую ты не носишь.
Проверил карманы всех шинелей, попутно всех тужурок и кителей, которые всмятку висели в шкафу, денег не обнаружил, успокоил жену.
- Ладно, не горюй, до отпуска времени много, еще соберем.
К деньгам я до сих пор отношусь легкомысленно, поэтому и сам не расстроился, и жену успокаивал, как мог. Через несколько месяцев деньги были обнаружены, они валялись под всеми шмотками в шкафу. Проведенный эксперимент показал, что жена положила деньги не в карман шинели, а в её рукав, и они сами выпали при очередной перетряске шмоток.
         Непосредственная подготовка. Основной элемент – добыча билетов. Обычно в летний сезон никаких билетов не было. Нет, в принципе, они существовали, но в кассах их не было, как и не было этих самых касс в нашем гарнизоне. Чтобы узнать, что в кассах билетов нет, надо было убить целый день, ехать в «город», за 35 км от гарнизона. В общем, все было не просто трудно, а очень трудно. В конце концов добывались билеты лишь на первый этап поездки - на поезд до Хабаровска.
         А тут и отпуск начинается. Ни дня не задерживаясь, прыгаем в поезд и сутки мчимся в столицу Дальнего Востока, в Хабаровск. Взбодренные жарой в поезде, антисанитарией, постоянно пьяными попутчиками, вываливаемся на перрон, прыгаем в какой-нибудь транспорт и переезжаем в аэропорт, где и узнаем, что билетов «за Урал» нет. Совсем. И еще нет мест в гостиницах. Ни в каких. Нисколько не расстроившись, так как все это было ожидаемо, устраиваемся на скамеечке в парке около аэропорта, жена и ребенок стерегут вещи, а я начинаю надоедать всем кассиршам с просьбой продать билеты «за Урал», а лучше – прямо в Москву. Надоедаю всю ночь, и ближе к утру какая-нибудь сердобольная кассирша продает мне билеты или в Ленинград, или в Горький, или в Симферополь, или даже в саму Москву, но с «открытой датой», то есть без дня и рейса. А нам только этого и надо. Перебираемся со всеми шмотками в здание аэропорта и начинаем ходить на эти рейсы «на подсадку». Обычно на регистрацию несколько пассажиров не прибывают, вот на эти места и сажают «подсадочников». Короче, через сутки мы куда-нибудь улетаем. Да, именно куда-нибудь, а не туда, куда нам надо. Помню, продали мне билеты в Симферополь, отстояли очередь «на подсадку», регистрация закончилась, нас взяли и сказали бегом бежать в выход № 1. Прибежали, сопровождающая ждала только нас, засунула в автобус, и нас отвезли к самолету. Поднялись по трапу, показали билеты стюардессе и узнали, что именно этот самолет летит не в Симферополь, а в Одессу, а тот, что в Симферополь, уже порулил на взлет. Я разозлился и сказал, что мне без разницы, куда лететь, лишь бы от Хабаровска подальше. Дальше была дикая ругань, «непереводимая игра слов», но все решил командир воздушного судна, который с интересом смотрел на все это снизу. Поднявшись по трапу, он лично вступил в нашу «беседу» со стюардессами и сопровождающими.
- В чем дело?
- У них билеты в Симферополь, а мы летим в Одессу.
- Так отвезите их к самолету в Симферополь.
- Этот самолет уже улетел.
- Да…
- Я согласен лететь в Одессу.
- А у нас есть места?
- Да, есть три места.
- Уточните разницу в стоимости билетов, и если она незначительная, то пусть проходят в самолет, нам уже пора запускаться, а мы тут спорим.
Билеты стоили одинаково, и мы улетели в Одессу, несмотря на то, что собирались лететь в Москву, а оттуда ехать в Луганск. А в Одессе мы узнали, что билетов как обычно никуда нет, но ходят теплоходы в Ялту. Переехав на морской вокзал, мы купили билеты на круизное судно «Петр Первый» и еще сутки разлагались по бассейнам и барам теплохода, пока не причалили в Ялте. Вот и прибыли, вот и начался непосредственно отпуск.

 

 

Facebook Google Bookmarks Twitter LinkedIn ВКонтакте LiveJournal Мой мир Я.ру Одноклассники Liveinternet

Дорогой читатель! Будем рады твоей помощи для развития проекта и поддержания авторских штанов.