***
- Доча, как там в школе?
- Перемены короткие.

 

***
- Папка, ты знаешь, что я уже умею на мостик ставать?
- Знаю и всегда волнуюсь.
- А ты знаешь, что я могу уже с мостика вставать?
- Да и от этого у меня вообще дух захватывает.
- Но ты точно еще не знаешь, что я могу вставать на мостик из кувырка. Хочешь, покажу?
- Давай позже, но учти, что сердце мое может разорваться.
- Ладно, только пообещай, что после этого уберешь за собой.

 

***
- Мамочка, а тебе не кажется, что это слишком генеральная уборка?

 

***
- Пришло время выбирать, доченька, либо скромность, либо угол.
И тут же спохватился:
- Да ты даже не знаешь что такое угол!
- Знаю,- говорит, - я в нём стояла.
- И кто же тебя туда поставил?
- Сама.
- Зачем? За что?
- Так, ради эксперимента.
- И что? Как там, а то я уже подзабыл?
- Нормально, только хочется все время выйти, и потом жалко испорченные обои.

 

***
- Варежка, а ты рыбу не любишь, может потому что в ней костей много?
- Ну, что ты, мам, в тебе тоже костей хватает, но я же тебя люблю.

 

***
Прошу Варежку придумать короткую, удивительную и жизненную сказку.
- Жил-был таракан, умеющий читать…и умер.

 

***
- Мам, представь, что попугайчик вылетел и за ним гоняется кошка. Что ты будешь делать?
- Ловить попугайчиков?
- Нет.
- Ловить кошку?
- Нет.
- А как спасти попугайчиков?
- А просто перестань представлять.

 

***
Делюсь детством, показываю «Чингачгука». Смотрит на Гойко Митича, красивый, говорит. Но Джеки Чан лучше.

 

***
- А пять на два ведь ровно не делится?
- Не, не хочет.
- Значит, у мизинцев нет пар, - губы задрожали,- одинокие крошки.

 

***
- Как успехи в образовании, доча?
- Да, нормально, одни пятерки, но мне, папочка, в школу нельзя.
- ??
- Антон сказал Никите «поцелуешь – убью».
Мечтательно посмотрела на чайник:
- А Никита твердо обещал.

 

***
- А я пап, ведь помню, как ты ходил со мной маленькой на руках, когда я не спала, качал меня, бормотал чего-то, песню про отряд пел, усыплял. Трусы твои помню.

 

***
В среду Варежка пришла к пониманию всего сущего. Ты знаешь, говорит, что все упирается в один вопрос – зачем? Я, говорю, знаю, а ты говорю, откуда знаешь? Ничего нет вечного на земле, говорит, отрываясь от термомозаики и гениально почесывая между бровями. Ну, говорю, про красоту-то мы с тобой говорили. Она говорит, и про смысл говорили и про любовь говорили и даже про бога болтали. И зачем мы про всё это, говорит, говорили, если вопрос остаётся тот же самый, зачем все это?
Я говорю, может, для того, чтобы у каждого человека случилось обязательно хоть одно мгновение в жизни, когда он сам себе скажет – вот именно за этим всё и было.
«А у тебя такие были?», говорит, грациозно почесывая нос.
Конечно, говорю. Только что.
Ага, говорит, понятно.
И почесала изящно за ухом.

 

Facebook Google Bookmarks Twitter LinkedIn ВКонтакте LiveJournal Мой мир Я.ру Одноклассники Liveinternet

Дорогой читатель! Будем рады твоей помощи для развития проекта и поддержания авторских штанов.