Уважаемые читатели!

По многочисленным просьбам трудящихся и милых дам, у нас на сайте открыт новый раздел: Изостудия «Хвост русалки».

Здесь вы не только можете разместить свои иллюстрации к произведениям авторов сайта, но и даже посоревноваться с самим великим метром Константином Соколовым в правильности видения сути рассказов.

 

Вы думаете, геройство это, провалившись в зубастую полынью в начале рыбалки, продолжать ловить и в конце обловить всех? Вы думаете, геройство это в 25 градусов мороза пройти на бетонных лыжах без камуса по тайге шесть километров, которые похожи на восемь? Или быть может, вы думаете, что герои это те, кто может уснуть под вселенский храп рыбацкой когорты, среди чумных чуней и вяленых валенок?
Ошибайтесь, если вам это отрадно, но я расскажу, кто настоящий герой.

Comments

Меня до сих пор удивляет, что некоторые минуты моей жизни даже не знакомы между собой. Я уже не говорю про часы. Вот только что примерный семьянин, а через полчаса раздаю самогонку на перекрёстке. С утра в филармонии хлопаю фольклору, вечером за двести верст в бане с пятью женщинами и четырьмя полотенцами.
Недавно позвали строить детскую горку и я, вздрогнув, вспомнил, как катался на лыжах. Всю жизнь на севере, а счастлив был лишь, когда без них.
Но у моих друзей не задницы, а экспериментальные полигоны для шилопроизводящего завода. Если мы не на рыбалке, то пьём тихо, поскрипывая сосисками. Самое экстремальное, что может с тобой случится в сауне, проигрыш шести мормышек посредством нард. Пивом залить трусы, серьёзное испытание.

Comments

В школу я ходил два раза и то по принуждению. Первый раз уговорила женщина, которой я отдал худшие годы своей жизни, мол, важное собрание, а у меня доклад в «Клубе счастливых жён» на тему «Как заставить мужа ходить на собрания в школу». И вообще – сын общий. Сходил, чего уж, пожалел потом, что спиннинг не взял, надо было бы отхлестать там всех за бестолковость и мелкие страстишки, но я только милостиво прочитал им лекцию о вреде воспитания.
Второй раз лично позвонила классная руководительница и, сбиваясь с дыхания, пролепетала, вы только не волнуйтесь, мы тут никто не волнуемся, и вы не волнуйтесь, но вас, как отца, вызывает наш преподаватель по алгебре. Отлично, говорю, линейной или элементарной? Это было всё, что я знал из алгебры. Я же просила вас не волноваться, чуть не заплакала классная. Ладно, говорю, схожу, посмотрю, так ли страшен Лобачевский, как его парабола.
Перед уходом заглянул в комнату отпрыска, Артём демонстративно читал «Детство Тёмы». Лучше Тараса Бульбу почитай, советую угрюмо, и поведай, пока ещё можешь, как зовут вашу служительницу графических функций? Биссектриса Векторовна, лыбиться. А ты не догадываешься, спрашиваю, что ума должно хватать ещё и на то, чтобы не умничать? Рано глумишься, в миру-то как её величают? Аглаида Вильгемовна, это он демонстрировал, что я не зря тратился на логопеда. Ладно, вздыхаю, пусть будет Биссектриса, но ты, не смотря на то, что мама уже полезла на антресоли за лаптями и котомкой, пока не уходи никуда. Подыши.

Comments

В моём мире мужчины изведутся, но одарят любимых, невзирая и не щадя.
Давно, когда деньги ещё не хотели со мной дружить, в качестве подарков я практиковал страстные взгляды, слова со смыслом и полуночные вскарабкивания на балкон.
А когда романтика канула в постель, я прошел все стадии приборно-прикладных подарков. Среди продуктов китайского народного творчества особо оригинально звучали эстетичная механическая хлеборезка и высокотехнологичная яйцеварка. Жена стойко переносила все эти восхитительные непотребности. Зато однажды я торжественно вручил ремонт. Шли годы, не обращая на меня никакого внимания. Мелькали цепочки, браслеты, подвески, кулоны и напольные весы.
На этот раз решил, что искусство пылесосить и давнее «да» в ЗАГСе это мало для подтверждения моей лояльности к институту семейной жизни, надо бы это дело и подкрепить. Говорят, женщинам необходимо ежедневное подтверждение или хотя бы ежегодное.
Чтобы подарок вышел душевным надо много денег. Или много думать. Наудачу вспомнил, что забыл, когда дарил жене парфюмерию. Преждевременно вздохнул с облегчением и отправился в самый большой банк запахов.
Там на меня набросились трое: плакучая ива, мясистый тростник и роза в ромашку. Они хотели знать, что я желаю. Я тоже хотел.

Comments