Здравствуйте, уважаемые глубокоуважаемые многоуважаемые дорогие авторы сайта, художник-маринист Соколов, а также любимые его читатели!

Это очень важное объявление, и я прошу вас внимательно его прочитать, подумать и прокомментировать.

Мною достигнута принципиальная договорённость с издательством АСТ об издании сборника рассказов нашего сайта в виде бумажной книги.

Для того, чтоб этот первый (я надеюсь) блин не вышел комом, авторам этого проекта нужно заранее обговорить и решить ряд вопросов, сейчас изложу их суть.  Подробнее...

Вы думаете, геройство это, провалившись в зубастую полынью в начале рыбалки, продолжать ловить и в конце обловить всех? Вы думаете, геройство это в 25 градусов мороза пройти на бетонных лыжах без камуса по тайге шесть километров, которые похожи на восемь? Или быть может, вы думаете, что герои это те, кто может уснуть под вселенский храп рыбацкой когорты, среди чумных чуней и вяленых валенок?
Ошибайтесь, если вам это отрадно, но я расскажу, кто настоящий герой.

8 марта 201.. года в 7.45.05 я проснулся трезвый от пьянящего предчувствия подвига. Собрав всё своё мужество, я энергично перевернулся на другой бок, стряхивая наваждение отважности. Морфей мягкой когтистой лапой обнял меня за горло. Всё тлен и бессмысленность, шептал он, сон лишь суть. Но мне до бессмысленности надо ещё дорасти. Или дожить.

Слегка придавив подушкой Павла Корчагина, я уже было подумал, что спас мир от себя, но тут внутренний Александр Невский пнул меня под опухшую печень. Пришлось выпростать правую ногу. Трусливая она у меня. Левая отважно запуталась в одеяле. В таком положении удобно думать о возвышенном. Например, поймать понимание того, что прежде чем пытаться сделать счастливыми всех женщин, нужно начать с одной. Желательно со своей.
Не многим удаётся оставаться героями долго, не вставая с постели.

Окончательно проснулся уже в удивлённых ботинках и с пакетом мусора в руках. Вот так, незаметно даже для себя, становятся героями. Весь в мыслях о правительственной награде я триумфально вышел в пустынный город. Город хищно облизывался снегоуборочными машинами.

Поправив под пуховиком кольчугу, решил тачанку не брать. Что такое полтора квартала для человека в преданных ботинках?
Возле мусорки на меня напало стадо кровожадных голубей. Атаковали тройками и семёрками под прикрытием ворон-истребителей. Орали на всю улицу, сволочь, ты зачем пакет завязал? Где наши подарки? Айда, братва, нагадим ему на машину. Отбиваясь морганием, засеменил с лицом человека, который не слышит голубей.

Возле закрытого овощного киоска меня облаял бродячий пёс, явный не вегетарианец. Не похоже, чтоб спрашивал который час. Языка я не знал, но тявкнул в ответ. Так, чисто для себя.

Около булочной ветер попытался отобрать у меня сигарету. Я отважно плюнул ветру прямо в морду. Все сосульки целились в меня, а под ноги бросался мускулистый лёд. Пришлось сжать пальцы ног в грозный, но невидимый кулак. Во мне ко мне присоединился Александр Суворов. Вместе мы совершили пешеходный переход, объегорив красный светофор.

Македонского во мне было уже не остановить. Я шёл, преодолевая одновременно атмосферное давление, давление кровяное и магнитное поле земли. Ежесекундно принимая решения о перемещении конечностей, я был одинок, как все великие и велик, как все одинокие. Настоящим героям зрители не нужны. Цель была близка и подвиг мой неотвратим.

Бряцая шпагой об двуручный меч, я зашёл в цветочный павильон.
Он был битком набит македонскими, бонапартами и карламивеликими.
Ещё было несколько ганнибалов и парочка тамерланов.

Офисный цезарь в модном шарфе на римский манер, делал вид, что он здесь по нелепой случайности. В углу среди суккулентов сутулился испуганный охранник с глазами Таривердиева. Я не сник. Несмотря на четырёхглазость, прикинулся кутузовым и занял очередь из тридцати трёх богатырей. Это была самая героическая очередь исполинов за тюльпанами.

Таким людям надо отдавать на растерзание современных производителей лампочек накаливания и ипотечных кредиторов. Особенно дружно когорта витязей ненавидела чингисханов, которые размахивая бумажками предварительных заказов, хватали без очереди дань и ретировались монгольскими зигзагами.

Каждый, мнящий себя петромпервым, кто заходил в этот цветочный ад, повторял то же самое, что и я: ни хрена себе праздник!
Всего через сорок минут, за три героя до меня, какой-то мерзкий атилла заказал тридцать букетиков по три штуки. Я думал, его закидают кактусами. Но смелые уважают храбрых.

Не прошло и часа, как я, несмотря на тяжесть роз и хризантем, легко шагал по ожившему городу, а встречные женщины улыбались, разглядывая мою героическую сущность.

Каждый мужчина хотя бы раз в жизни да наступал в доспехи Дон Кихота.

Не зря, думалось мне, не зря мы небритые, красноглазые, с жевачкой и в трико на босы колени, совершаем маленькие доблести. Значит, есть такие букеты ради кого всё. Женщинам не так нужны цветы, как герои. Чтоб не превращаться в баб там или тёток.

И, кстати, по поводу подвигов, это я договорился с солнцем, чтобы весна в этом году наступила пораньше. Чтобы все женщины, кому это важно, стали чуть более улыбчивы.

Особенно моя.

 

Facebook Google Bookmarks Twitter LinkedIn ВКонтакте LiveJournal Мой мир Я.ру Одноклассники Liveinternet

Дорогой читатель! Будем рады твоей помощи для развития проекта и поддержания авторских штанов.