Думаю, дорогие читатели, что я не сильно покривлю душой и не раскрою какого-то государственного секрета, если скажу вам о том, что Французский Иностранный Легион - это довольно... возрастное армейское подразделение.

Возрастное не в том смысле, что здесь сплошняком "пенсионеры" служат, а в том, что эта часть Сухопутных войск преодолела свой личный пубертатный период очень и очень давно. Так давно, что Александр Сергеевич Пушкин еще не успел толком разобраться во всех преимуществах и недостатках помолвки с Натальей Николаевной Гончаровой, а первые Иностранные батальоны уже вовсю высаживались на неприветливые алжирские берега. Конечно, помолвка великого русского поэта здесь вообще не при делах, но чересчур уж наглядно этот пример иллюстрирует, насколько Легион стар для всего этого дерьма. Стар, наполнен уникальными традициями и, как и все старички, до неприличия консервативен.

 

     Предлагаю вам прокрутить в памяти события, произошедшие в России, допустим, за 100 лет, начиная с середины 19-го века: железную дорогу - открыли, турков у Синопа - разбили, крепостных - освободили, революцию - пережили - и так далее, сами ведь все знаете. А вот Легион, за рассматриваемый период... ну да, белые чехлы на кепи перестал надевать. Утрированно, конечно, но, думаю, суть всем ясна. Или вот взять парады. Уже минимум полвека (!) никто ни по каким пескам не марширует, но все равно 14 июля мы идем в самой жопе, потому что "88 шагов в минуту" и никого не волнует, что всякие там горные козлы стрелки делают по 140 - история и традиции.

 

     И вот так уж исторически сложились эти традиции, что вступить в стройные ряды черно-белых кепи может любой желающий, если он отвечает двум простым и понятным требованиям: во-первых, он успешно прошел отбор и во-вторых, он - не женщина. Совсем. За все сто восемьдесят шесть лет, которые существует Легион, полноценное исключение из второго правила было лишь однажды, но аджудан-шеф Сьюзан Трэверс настолько лихо ураганила в африканском Бир-Хаккейме периода Второй Мировой войны, что лично я склонен считать ее случай как раз тем исключением, которое лишний раз подтверждает правило. И да, забавнее всего это выглядит сейчас, в условиях ВС, комплектуемых по контракту: женщина не может поступить на службу в Легион... и на подводную лодку. Хотя, поговаривают, что через пару лет на подводную лодку-то будет можно.

 

     В связи с таким вот вопиюще наглым нарушением личных прав и свобод, те французские девы, которые решительно и по-бунтарски отвергают все эти традиционные ценности вида "Хранительница очага", или там "Опора мужа", вынуждены пытать счастья в других местах. В смысле, в более прогрессивных, но, естественно, менее легендарных закоулках Вооруженных Сил Франции: в пехотных и, не побоюсь этого слова, инженерно-саперных полках без заветной надписи "Иностранный", на флоте, в авиации, жандармерии и прочих спецназах. Ну, на крайний случай, можно и в горные стрелки податься - у них все в два раза больше: и шаги в минуту, и размер блинов на голове, которые до сих пор упрямо называются беретами.

 

     А вот Кристин была умничкой - эта компанейская, задорная девушка (а других в Армии и нет) в звании капрала, имя которой мы тут же, не сговариваясь, сократили до мальчишеского "Крис", в начале своей карьеры оказалась взводным медиком в одной из рот 9-го полка Морской пехоты. Полк этот на постоянной основе был размещен во Французской Гвиане и именно его я имел в виду в одном из своих рассказов, когда говорил про то, что морпехов кормят лучше. Соседствовали эти полусухопутные посейдоны рядом с 3-м Иностранным Пехотным полком Легиона, выполняли в принципе схожие задачи и периодически отправляли один-два взвода в тренировочный центр, на курс выживания в сельве (экваториальном лесу). Вот после этого их "выживания" мы и познакомились.

 

     Кстати, добавлю пару слов о курсе. Разработан он был с прицелом на весьма обширный круг потенциальных участников, как служащих в Южной Америке на постоянке, так и приезжающих на экзотический континент в 4-месячные командировки. Проще говоря, на тех, кто более-менее привык к агрессивной среде амазонских джунглей (ну или просто верил в это), и на тех, кто не был адаптирован ко всей этой хренотени от слова "абсолютно". Конкретно тот взвод, с которым приехала Крис, если мне не изменяет память, относился к категории номер один, но все равно до практики их никто не допустил без прохождения теоретической части. Наши инструкторы очень доходчиво, буквально на пальцах объяснили степень враждебности практически всего, что могло встретиться в лесу - ядовитой (или превосходящей человека по силе) фауны, ядовитой флоры; рассказали про паразитов и влажность, которые приводят в негодность обувь и практически все современные средства ориентирования; на примерах показали, что кушать нельзя, для чего поднимать воротники на куртках, какими бывают деревья - ну и все в таком духе. Морпехи нетерпеливо покивали головами и утопали в свою "автономку"...

 

     -...Нет, ну это нормально? Вот скажите мне - это нормально?

- Чего ты до сих пор успокоиться-то не можешь?

- Да пиздец! Как так-то? Все вместе рубили, все вместе собирали, битый час мучились - а она одна такая в белом, да?! - крыша небольшого навеса на территории лагеря, под которой вместе собрались легионеры и морпехи, содрогнулась от очередного взрыва хохота: - Сержант! Ну че это за фигня?

- Жерар... - широко ухмыльнувшись, сержант хлопнул по спине капрала, чересчур уж старательно пытавшегося изобразить обиду на челе: - Я лично слышал, что Крис тебе говорила "Жерар, а Жерар! Эти ветки рубятся подозрительно тяжело, Жерар!". Было такое?

- .....

- Парни! Было такое?

- Кхм... - не ожидавшие такой подставы от командира, рядовые поперхнулись сухпайком, с опаской покосившись на Жерара и хохочущую Крис: - Ну мы это... далеко стояли, плохо слышно было. Вот.

- Ссыкуны!

- Не ссыкуны, господин сержант, а просто не хотим встревать в спор двух капралов, один из которых - красивая медик!

- Ссыкуны и подхалимы! - кричит уже Крис, очевидно, не особо впечатленная комплиментом.

- .....

- Чего у них случилось-то? - как самый тормоз, подошедший к концу рассказа, тихонько спрашиваю я уже у нашего сержанта.

- О! - заметив меня, поднимает тот палец вверх: - Тихо всем! Морпехота - сидите и обтекайте от охуенности своих сугубо сухопутных коллег! Все, кроме Крис, есессно - она-то слушает, что говорят инструкторы... Давай, Вася!

- Чего давать?

- Блистай давай! Объясни якорям - почему нельзя рубить кумару?

- А чего это его нельзя руби...

- Васябля! Можно и с магровыми зарослями сутками ебстись! Что отличает кумару от остальных сортов дерева?

- А, ну тонет оно.

- У-у-унд?

- Ааааа! - паззл в моей голове, хоть и с небольшим опозданием, но все же сложился: - Вы че, плот из кумару сделали что ли?

Прим. автора: на одном из этапов курса нужно построить плот из говна и палок... хотя да, из говна и палок.

 

- Да пиздец! - снова вскидывается Жерар, который уже откровенно устал изображать жертву аборта и возмущается больше по инерции: - Я вкрай охренел рубить эти ветки! Потом вязать их! А потом...

- Якорь, погоди - безжалостно рушит кульминацию наш ржущий сержант: - Крис, а ты-то ему говорила что-нибудь?

- Конечно! - воспользовавшись моей "минутой славы" и переведя дух, продолжает девушка: - Сразу понятно было, что это ерунда какая-то: ветки тяжеленные, рубятся плохо, да еще и похожи на те палки, которые на инструктаже показывали - вот я и предложила выбрать другое дерево. Дважды.

- А Жерар?

- Да он же нормандец, хуже баранов найти - это еще поискать надо! Он ветку в воду бросил, сделал важное лицо...

- Нормальное было лицо!..

- ...вот как раз такое лицо сделал и заявил, что его и это дерево полностью устраивает...

Прим. автора: древесина кумару обладает большей плотностью, нежели вода, но тонет при этом только когда намокнет.

 

- Ну так ёпт! Нормально же эта палка уплыла, ну!

- А вот плот - он сразу затонул, да? - максимально корректно задаю я вопрос, уже так-то понимая, что мне на него ответят.

- ДА И ХЕР БЫ С НИМ, ЕСЛИ БЫ СРАЗУ! - без предварительных репетиций, хором ставят все точки над "i" морские пехотинцы...

 

     Собственно говоря, все описание дальнейших событий - это прекрасная иллюстрация того, что незнание основ ботаники (с поправкой на местность, конечно) не освобождает вас от действия законов физики. Красивый (ну, относительно), крепкий, практически идеальный плот, собранный с таким трудом, в первый и последний раз вырвавшийся на оперативный простор водной глади амазонского бассейна, затонул на середине реки, очевидно, от свалившегося на него счастья. Попутно утопив светлую надежду "создателей" оставить сухим наполнение рюкзаков. Ну, а что тут скажешь? Не рубите кумару внимательно слушайте и надежно фиксируйте информацию, которой делятся с вами люди более опытные в том вопросе, решать который вскоре предстоит непосредственно вам.

 

     А теперь, коварно пользуясь моментом, ради которого, откровенно, и затевалось повествование, я хочу поздравить милое и прекрасное женское население этого замечательного ресурса с 8 марта. Поздравить и заявить, дорогие девушки, что от всей своей, насквозь сухопутной души, я желаю, чтобы по жизни вас сопровождали только те мужчины, которые не станут игнорировать ваше мнение в вопросах постройки всевозможных условных "плотов". Смело ищите себя в этой жизни, пусть и оглядываясь на стереотипы, но, тем не менее, ни в коем случае не придавая им решающего значения. И когда найдете (а это обязательно случится, или уже случилось) - не сдавайтесь и не отступайте, как бы трудно вам не было. Поверьте на слово - мы не сдаемся и не отступаем в большинстве случаев именно из-за вас. С праздником! Ура!

Facebook Google Bookmarks Twitter LinkedIn ВКонтакте LiveJournal Мой мир Я.ру Одноклассники Liveinternet

Дорогой читатель! Будем рады твоей помощи для развития проекта и поддержания авторских штанов.