Субботний вечер 3 декабря 1994 года.
    Изрядно «отдохнувшие» офицеры, слушатели академии имени первого космонавта, изволили почивать в своих коммуналках, и только женская половина личного состава этих коммунальных хором, уложив спать детишек и отцов семейств своих, собралась на коммунальной кухне на вечернее чаепитие. Женсовет был в самом разгаре, когда в общекоридорную дверь кто-то начал молотить кулаком и баском докладывать: «Тревога! Команда №……!!! Сбор в корпус ,,,,,,» Пошла отворять дверь, боец с повязкой дежурного протрубил мне: «Тревога! Команда №……!!! Сбор в корпус ,,,,,,», и на моё шутливое: «У нас война?», ответил серьёзно, сведя свои двадцатилетние брови в кучу: «Да. Война».

     Женсовет рванул по своим комнатам поднимать защитников. В коридор начали высыпаться наши служивые, в споднем, находу запрыгивая в штаны и пытаясь попасть в рукава кителей. Ото всюду слышалось:
- Матьиво! Где моя портупея??
- Лиль! Ты не знаешь, чо такое портупея?
- Это то, что твой пацан вчера таскал, я потом пряжкой моему фингал засветил!
- Так это ремешок такой? Серёёёёжа! Подожди! Портупея здесь!
- Кобура где? Какого хрена?!
- Да зачем тебе кобура?
- Ну, бабы! Всё попрятали!!!     Через 5 минут в коридоре стало тихо, и слегка ошалевший женсовет вернулся в кухню. Испив чайку с мятой, женщины занялись своим привычным делом, ждать и переживать. Закурили все, даже самые стойко непереносящие запаху дыма.     Пару часов спустя половина протрезвевших и злых глав семейств вернулись на «пару часов сна», на вопрос: «А мой где?», ответили: «Оружие получает».
    Реагировать на шутки Серёги: «Лилька! Зови детей. С батей прощаться!!», мы уже не могли и выведали всё у самого немногословного и серьёзного Вовки, что с сегодняшнего дня, в связи с началом боевых действий на Кавказе, им приказано вместе с милицейскими патрулировать Москву на предмет террористических актов (этого словосочетания о ту пору мы не знали и не могли понять, зачем?) и прочих беспорядков.     А в Москве тем временем на площади трёх вокзалов милицейские встречали «усиление». Глядя на суровых и практически трезвых офицеров, в немереном количестве вываливающих из электрички, сделали вывод: «Наша армия непобедима!»     Через сутки патрулирования с таким усилением милицейские попросили оружия военным не давать, шинели заменить на куртки и комбезы, чтобы фуражками не отсвечивали.
    Надо заметить, что в те боевые 90-е вещевые склады каким-то образом опустели по всей стране, и лётчикам выдавали, что «бох и начвещ пошлёт».
    Отец семейства нашего достал старую куртку демисезонку, и комбез «таджикский вариант» (песочного цвету) и, естественно, ГаДе (лётные высокие сапоги), которые милицейские приняли за берцы и даже поинтересовались, где такие дают? Классные боты, ибо!     Вот в таком виде, а-ля погорелец, в потертой куртке, в штанах в которых только «Ку!» говорить с приседанием, и ГаДе, в простонародие именующиеся говнодавы, наш Отец семейства и отправился на следующее дежурство в ночую столицу.     Милицейские, с которыми он нёс вахту в районе трёх вокзалов, предупредили: проверяем подвалы; всех, кто в подвалах будет обнаружен, вытаскиваем на улицу, но без нас в подвалы не соваться! Понятно? Чо ж не понятного, понятно все.
    Но погода, декабрьских ветров и морозов не шептала на перекуры, поэтому служивый наш, оставив сотоварищей, все же нырнул в один из подвалов «сталинки», что в квартале от Ярославского вокзала.     Заприметив в дальнем углу «человечка», предложил ему выйти. Чувак на предложение выйти подышать не отреагировал и только поинтересовался: «Ты кто? Чудик?»
    Отэт он зря. Чудик банально, пенделями, выволок «подвального» и, держа за шкирку, сдал в объятья милицейским, которые, увидев гражданина, от изумления чуть сигаретки не проглотили, но, пришед в себя, моментально захлопнули «браслеты» у того на руках и судорожно закурили со словами: «Ну ты блин даёшь, военный… Да у него ножичков, на роту будет!»     Гражданин из подвала практически в самом центре столицы, действительно, имел при себе целый арсенал ножичков и пистолет, оказался редкостным рецидивистом, находящимся в розыске уже несколько месяцев, ибо, перебив конвой, сбёх из-под стражи, а до этой самой стражи за ним числилось много других преступлений из ряда особо тяжких.     Милицейские покрутили у виска чокнутому армейцу, пожали ему руку и со счастливыми воплями: «Все в отдел! Мы сегодня больше не «ходим» надо этого красавца оформить!!» удалились.
    В отделе им сообщили, что в другом районе отличился ещё один служивый, помахал волшебными сапогами типа ГаДе, уложил четвёрку хмырей, которые затащили в подвал несовершеннолетнюю барышню, теперь вот возни не обобраться, ибо четвёрка ни петь (челюсти выбиты) не танцевать (ноги тож переломаты), благо барышня катает заяву.     А после Нового года дежурства по усилению офицерами заменили на курсантские патрули, ибо офицерам надо было учиться, да и парад к 50-лет Победы требовал тренировок.
    Но взаимодействие двух ведомств было плодотворным.
    Есть что вспомнить и служивым, и женсовету. Да.

Facebook Google Bookmarks Twitter LinkedIn ВКонтакте LiveJournal Мой мир Я.ру Одноклассники Liveinternet

Дорогой читатель! Будем рады твоей помощи для развития проекта и поддержания авторских штанов.