Под самый вечер сидим с супругой дома и ждём сына со службы для совместного ужина. Сын ещё с нами жил, традиция такая была в семье, ибо завтрак и обед происходят в основном порознь. Звонок по домашнему телефону, подымаю трубку. Молодой приятный женский голос, но очень старается говорить сердито:
- Рамиль Ханифович, что же вы так хулиганите? Все сроки давно вышли, а Вы у нас так и не появились!

    Ничего не понял, но  врубился быстро, что звонят из какого-то ведомства. И не просто так! Первая мысль – просрочил штрафы за превышение скорости. Но вроде всё добросовестно и  своевременно оплатил, даже штраф в письме из солнечного Татарстана за прошлый август. Да и кто звонить-то мне будет по штрафам? ГИБДД или УФССП?  Пытаюсь прояснить ситуацию и максимально вежливо отвечаю:
- Девушка, поздравляю Вас с прошедшими Новым Годом и Рождеством Христовым!

    Голосок  пытается говорить ещё твёрже:
- Я Вам не девушка, а лейтенант полиции! А вот Вы сами же сотрудник, а просрочили свою лицензию на оружие. Как Вам не стыдно? На Вас будет наложен административный штраф!

    Давным – давно, ещё на заре туманной юности, я в самом деле был следователем милиции и  прикупил для себя газовый пистолет ПМ  и десяток патронов к нему. И, видимо, моя персона в личном деле в Разрешительном отделе УВД по месту моей регистрации так и осталась сотрудником милиции. А юный лейтенант полиции явно только что из Академии и не знает мою биографию. Поэтому  моментально  вспомнил о своём забытом оружии, лицензии к нему, и мне тут же стало мучительно стыдно. Стараюсь говорить так же твёрдо и обращаюсь по старинке:
- Виноват, товарищ лейтенант! Даю Вам слово офицера  завтра же исправить ситуацию. 

    Девичий голос, всё ещё строго:
- И каким образом?
- Вижу два варианта развития наших с Вами отношений.

    Просто удивлённый женский голос:
- А разве могут быть у нас с Вами отношения?

    Отвечаю просительно:
- А Вы вначале представьтесь, пожалуйста.

    На том конце провода уже с игривой ноткой в голосе:
- Лейтенант полиции Алексеева Марина Валерьевна.
- Марина Валерьевна, на Ваш выбор:  первый вариант – я буквально завтра утром  приезжаю к Вам со своим пистолетом,  лицензией и  с  шампанским. Подписываю все документы, пишу объяснение, где чистосердечно раскаиваюсь и прошу Вас не наказывать меня строго. И мы с Вами будем жить долго и счастливо!

    Делаю многозначительную паузу. Лейтенант полиции уже со смешком:
- Ну, не вместе же. А второй вариант?
- Второй вариант плохой. Я бы даже сказал – очень плохой. Я не приезжаю к Вам, не держу слово офицера, долго мучаюсь, затем вынимаю пистолет из сейфа (отродясь не было), надеваю форму (уже ничего не осталось), встаю перед зеркалом и, как человек слова, делаю себе выстрел в висок. Но, Марина Валерьевна, в этом случае  я оставляю за собой право написать предсмертную записку: «В моей смерти прошу винить Марину А».

    На том конце провода слышен только громкий девичий смех. Рядом сидящая жена тоже прыскает в ладошку, а второй рукой показывает мне кулачок. Обречённо выдыхаю в трубку:
- Товарищ лейтенант, выбор за Вами?

    Валерьевна, немного отдышавшись:
- Первый вариант, Рамиль Ханифович! Да и сложно Вам будет  застрелиться из газовика. Жду Вас завтра утром и без шампанского.
- Марина Валерьевна, поздно уже, я дал слово офицера – приеду с шампанским. Значит,  буду с вином!  Или стреляться прикажете?
- Ладно, ладно! Не надо стреляться. Живите долго и счастливо. Завтра утром у меня, кабинет №26 на втором этаже.

    Положил трубку и победоносно взглянул на жену. Мол, вот мы какие! Ухари! Одним разговором по телефону снял проблему. И начал вспоминать, где же в квартире лежит мой пистолет. Года три-четыре назад я брал его с собой в машину в дальние поездки. На всякий пожарный случай. Случай не представился, и затем ПМ так и остался  где-то дома. Вспомнил ещё, что патроны к нему хранятся  отдельно. Мой тщательный шмон по квартире увенчался успехом: нашёл я свой пистолет, а патроны даже искать не стал. И вот тут подходим ко второму акту моего повествования. Вспомним, братцы, старика Антона Павловича Чехова и  его висящее на стене ружьё в первом акте. 

    Итак, я взял в руки свой газовый ПМ и зашёл в комнату, где супруга в кресле мирно читала «Комсомолку». Я до сих пор не пойму, зачем я это сделал? То ли просто соскучился по своему пистолету, то ли  вдруг захотелось мне стать в глазах любимой женщины ещё моложе, мужественней и отважней? Не знаю! Но перед тем, как положить газовик в  портфель, я спокойно передёрнул затвор, навёл ствол вниз на ковёр и привычно нажал на спусковой крючок. Вообще-то, я ожидал услышать сухой щелчок бойка. Но вместо этого прозвучал глухой и смачный хлопок выстрела газового патрона! На ковре прямо передо мной вдруг возникло небольшое белое облачко и так же резко пропало. Я стоял как вкопанный в отличие от супруги, которая быстро закрыла лицо газетой и выскочила на кухню. Она резко закрыла дверь кухни и  прокричала: «Идиот! Ты что делаешь? Закрой дверь комнаты Тимура!».

    В тот момент, да и сейчас тоже, я был полностью согласен с данной мне характеристикой. И всё же я сделал вдох, выдохнуть уже не смог, успел выбежать в прихожую, закрыл дверь комнаты сына и открыл входную дверь квартиры. Затем уже с закрытыми глазами зашёл в туалет. В данное время я занимаюсь сделками с недвижимостью, и многие мои клиенты при покупке ими новой квартиры  требуют, чтобы санузел был раздельный. Совмещённый санузел – вот где сила! Особенно, если в Вашем  жилье произошёл случайный выстрел из газового пистолета. У Вас появляется отличная возможность одновременно промывать глаза, вычищать нос и  облегчать свой желудок. И всё это происходит быстро и в одном месте. Не буду вдаваться в физиологические подробности моих страданий, но на всё про всё у меня ушло где-то  полчаса. Жена говорит, что я ещё и подвывал при этом. Не помню! Врёт, наверное. Вообще моя супруга среагировала быстро и правильно. Она врач по профессии и является военнообязанной. А все доктора  раз в пять лет обязаны проходить курсы усовершенствования врачей, где им также читают лекции по гражданской обороне. Жена сама говорила и показывала мне книги с образцами новых противогазов. А я последний раз надевал противогаз (стих!) летом 1981 года в Еланской учебной дивизии. Вот что значит – потерял нюх!

     На следующее утро я посетил кабинет Марины Валерьевны, оформил все документы и  административный протокол, где товарищ лейтенант полиции (или - господин?) вкатила-таки мне предупреждение. За что и была отблагодарена не только шампанским, но и тортиком. Про выстрел в собственной квартире я, конечно же, скромно и  интеллигентно умолчал.

P.S. Сейчас пишу эти строки, а в глотке опять появился знакомый до жопы привкус горечи от выстрела газового патрона … 

 

Facebook Google Bookmarks Twitter LinkedIn ВКонтакте LiveJournal Мой мир Я.ру Одноклассники Liveinternet

Дорогой читатель! Будем рады твоей помощи для развития проекта и поддержания авторских штанов.