Иван Рудольфович проснулся весь в липком поту, перевернулся на спину, приподнялся и взглянул на кровать соседа. Иннокентия не было на месте, зато было слышно, как он орудует на кухне. «Уже опохмелился» - подумал Иван, откинулся на матрас и начал анализировать только что приснившийся сон. Сон был яркий, запоминающийся и кошмарный. Снилось пожилому человеку, что он убегает ночью  от толпы людей во главе с Аликом по улицам незнакомого города с бутылкой в руке. Бутылка спирта «Рояль» была именно с золотистой этикеткой, это он видел ясно и отчётливо. Иван бежал через всякие препятствия, перепрыгивал через канавы, пролазил в проёмы заборов. Толпа настигала. Сердце стучало и пыталось вырваться из груди. Беглец задыхался. И, когда Алик почти поймал Ивана и попытался схватить его за руку, он проснулся. Основной вопрос, мучавший сейчас Ивана Рудольфовича, поймали его или нет, так и остался открытым. «К чему бы это?» - подумал Ваня и потихоньку начал подниматься.

Comments

               Иван Рудольфович Шильд побрился, сполоснул зубы и почувствовал себя немного человеком, хотя от стирки своей одежды в тазике он сильно ослаб. Любое физическое напряжение приводило к невероятной усталости. Во время запоя сил только хватало на поход до ближайшего ларька. Организм требовал немного добавки энергетического коктейля из спирта и воды. По квартире разносился запах жареной картошки. Иннокентий Константинович колдовал на кухне и обрадовался появившемуся собутыльнику:

Comments

                  Старший лейтенант юстиции Марченко Роман Петрович дорабатывал положенные по закону две недели после подачи заявления об увольнении из следствия. Начальник отдела, подполковник юстиции Долгова Оксана Олеговна, всеми способами старалась оставить значимого следователя. Были использованы все кнуты и пряники. Даже была предложена в ближайшем будущем должность заместителя начальника отдела. Следователь Марченко никого не посвящал в свои жизненные планы и твёрдо стоял на своём: «Ухожу в народное хозяйство». Хотя народное хозяйство в стране уже давно растаскивалось ваучерами, акциями и долями по личным закромам и сусекам оборотистых граждан. Подполковник Долгова смирилась и подписала заявление, напоследок загрузив делами непокорного сотрудника по самое не балуй. Роман по-своему уважал Оксану Олеговну за профессионализм и решительность, не стал перечить начальнице и принялся разгребать порученную работу. Это был его дембельский аккорд.

Comments

Следователь Марченко Роман Петрович был поражён непреклонным характером помощника нотариуса Соколовской Светланы Валерьевны. Старший оперуполномоченный Жилин за её демонстративное нежелание сотрудничать со следствием охарактеризовал девушку коротко: «Зоя Космодемьянская, блин!». Да сдала бы этого крутого Альбертика и все дела. И следствие, и суд ей бы больше поверили, чем этому недоумку. Так она даже под страхом лишения свободы не стала давать показания. Может, просто испугалась своего коллегу? Не похоже. Не представлял этот Альберт никакой опасности, как бы он не пыжился в своём спортивном костюме и кожаной куртке. Да и спортивного в этом парне, кроме названия кроссовок «Адидас», ничего нет. Нет стержня в человеке. Подельницу свою на первом же скачке сдал с потрохами, три листа явки с повинной исписал. Романа заинтересовала эта девушка, да и вопрос с избранием меры пресечения надо было решать срочно. Альберта пришлось отпустить под подписку о невыезде. Всё же явку с повинной дал, никуда не денешься.

Comments

Ивану Рудольфовичу с каждым очередным запоем было всё сложней выходить из состояния полёта, да и трезвые перерывы между постоянными злоупотреблениями становились всё короче. Запои в последнее время случались у него все чаще, и Иван стал относиться к ним как к неизбежности, вроде смены дней или времен года, дождю или солнцу. Уход в штопор может случиться с пьющим человеком в любой момент. И для этого не нужны специальные условия. Вроде только что вышел из состояния невесомости, дал себе очередную торжественную клятву, что больше ни одной капли в рот, и вот опять первая рюмка, за ней вторая и пошло, поехало…

Comments

Роман Петрович Марченко всегда хотел большего. Всегда! С детства, как себя помнил. Его сверстники ещё катались на трёхколесных велосипедах, а Ромка уже мечтал о велике «Школьник». Повзрослев, Роман не стремился покорять бескрайние просторы необъятной Родины и ехать далеко за туманом и запахом тайги, а просто хотел стать богатым и здоровым. Отец Романа, старшина милиции, ещё в детстве привёл сынишку в секцию бокса и постоянно советовал сыну закончить десятилетку и поступать в Высшую школу МВД СССР. Даже обещал для него выбить направление от районного отдела. Роман по окончании восьмого класса забрал документы из школы, поступил вдруг в торгово – экономический техникум и окончательно забросил бокс. Парень решил, что его голова нужна будет совсем для других целей, чем получать удары от сверстников, пусть даже в боксёрских перчатках. Пятнадцатилетний подросток впервые показал зубы и ослушался воли отца. Состоялся мужской разговор:

Comments

Иван Рудольфович Шильд очнулся в кромешной темноте, лёжа в одежде на матрасе с подушкой, расстеленном прямо на полу. Голова раскалывалась, её владелец попытался подняться, в висках застучало сильней и к горлу подступило что – то оставшееся от вчерашнего. Или позавчерашнего? Страдалец бережно опустил голову обратно и затаился. Затхлый и сивушный запах помещения подсказал, что он не дома. Ивану было не привыкать, он пил уже больше года и практически без перерыва со дня смерти своей матери. Мама последнее время не вставала с постели и умерла в свои восемьдесят два года от закупорки тромбом лёгочной артерии. Смерть была внезапной, быстрой и во сне. Единственный сын так и обнаружил её рано утром – мёртвой и с застывшей улыбкой на лице. Сейчас шестидесятилетнему Ивану очень хотелось помереть также во сне и с улыбкой. Но, нормальный сон не приходил, а улыбаться было не с чего. Он в очередной раз умирал в муках похмелья, и в очередной раз дал себе твёрдое обещание, что больше никогда не будет пить. Но, за этот прошедший год беспробудного пьянства организм человека окончательно и бесповоротно привык к алкоголю и постоянно требовал поступления новой дозы этого эликсира жизни.

Comments