Следователь Марченко Роман Петрович был поражён непреклонным характером помощника нотариуса Соколовской Светланы Валерьевны. Старший оперуполномоченный Жилин за её демонстративное нежелание сотрудничать со следствием охарактеризовал девушку коротко: «Зоя Космодемьянская, блин!». Да сдала бы этого крутого Альбертика и все дела. И следствие, и суд ей бы больше поверили, чем этому недоумку. Так она даже под страхом лишения свободы не стала давать показания. Может, просто испугалась своего коллегу? Не похоже. Не представлял этот Альберт никакой опасности, как бы он не пыжился в своём спортивном костюме и кожаной куртке. Да и спортивного в этом парне, кроме названия кроссовок «Адидас», ничего нет. Нет стержня в человеке. Подельницу свою на первом же скачке сдал с потрохами, три листа явки с повинной исписал. Романа заинтересовала эта девушка, да и вопрос с избранием меры пресечения надо было решать срочно. Альберта пришлось отпустить под подписку о невыезде. Всё же явку с повинной дал, никуда не денешься.

Начальник районного ИВС (изолятор временного содержания), майор милиции Капитанов, категорически не хотел принимать в свои стены задержанную Соколовскую:

- Товарищ следователь, загляните сами к нам. Все шесть камер переполнены дальше некуда. Каждое утро проверяет помощник прокурора и вставляет мне по самое не хочу. Да у меня очередь в туалет на целый день расписан. А для вашей задержанной я обязан предоставить отдельную хату. Везите её в межрайонный ИВС на Захарьевскую.

Следователь Марченко хорошо знал, что с оформлением Светланы в этот городской изолятор он потратит весь день и не факт, что ещё подследственную примут там под стражу. Роман знал местные обычаи, с ходу предложил лично майору бутылку «Rasputin» с подмигивающим бородачом и для ИВС пачку бумаги и несколько ручек. Вдобавок дал слово офицера продержать Соколовскую только до утра. Завтра утром, до прихода прокуратуры, он обязательно освободит задержанную под подписку о невыезде. А пока задержанная нужна в камере для следственно – оперативных мероприятий. Старший оперуполномоченный Жилин поддержал следователя, взял своего приятеля Капитанова под локоток, отвёл в сторону и пошептался о чём-то своём, оперативном. Сделка состоялась, для Соколовской выделили отдельную камеру.

С утра пораньше девушку вызвали на допрос. Ночь в камере на сплошных деревянных нарах без матраса и подушки не прошла даром для юной особы. Скомканная одежда, спутанные волосы, мятое лицо и отсутствие косметики не красили Соколовскую. Однако, девушка держалась спокойно и присела на вмонтированный в пол табурет следственного кабинета. Следователь Марченко для антуража разложил на столе Уголовный Кодекс с Уголовно – Процессуальным Кодексом и в данный момент заполнял личные данные в бланк допроса. Роман поднял голову и впервые внимательно разглядел Светлану. Девушка выдержала взгляд и произнесла:

- Гражданин следователь, чем так меня разглядывать, взяли бы сбегали в аптеку и принесли мне тампакса. Хотя бы толк от вас будет. А показаний я никаких давать не буду. Статья 51 Конституции. Законы и права я знаю.

Следователь ещё раз посмотрел на девушку и вызвал женщину - конвоира:

- Уводите задержанную!

Роман стал укладывать свои книжки и бланки в портфель и на прощанье услышал вполголоса от Светы:

- Козёл!

Молодой человек, которого только что возвели в ранг козла, быстро вышел из РУВД, буквально добежал до ближайшей аптеки, купил упаковку тампонов и упаковку влажных салфеток, вернулся в изолятор и вновь оформил вызов Соколовской. Девушка вошла под конвоем и с презрительным взглядом ко всей пенитенциарной системе МВД. Следователь положил на стол средства личной гигиены:

- Приведите себя в порядок. Вас проводят.

Светлана усмехнулась, молча забрала упаковки и вышла под конвоем в туалет. Через некоторое время подследственную завели вновь. Девушка выглядела немного свежей, сама села за стол и взглянула на старшего лейтенанта юстиции:

- Показаний давать не буду!

- Тогда я отпускать Вас не буду, - спокойно улыбнулся Марченко, - будем выходить на арест. Или сделаем так, сейчас внимательно и без записи прослушаем Вашу версию событий и решим что подписывать.

- Нет у меня никаких версий! Только статья 51 Конституции Российской Федерации, не давать показания против себя и своих близких.

- А вот у Вашего Альберта версий на три страницы накопилось.

- Он такой же мой, как и ваш! И Альберт этот козёл больше чем Вы.

- Это комплимент? – опять улыбнулся следователь, - ладно, тогда у нас будет своя версия.

Роман раскрыл бланк допроса, начал говорить и писать одновременно:

- Я знакома с Альбертом Сунгариным уже два года с момента работы у нотариуса Серебрянского. Этот молодой человек мне очень нравился, и я была в него влюблена.

Светлана вскочила:

- Какая может быть любовь в этого козла?

- Большая и чистая! Сядьте на место, подозреваемая. Или у Вас имеются свои версии?

Девушка хмыкнула, присела на табурет и с интересом приготовилась слушать дальше. Следователь продолжил:

- Альберт воспользовался моим отношением к нему и предложил мне на время забрать бланки и печать у Сергея Соломоновича. Обещал потом всё вернуть в контору после какого-то дела. Про это дело Альберт ничего не говорил. И ещё сказал, что заработает кучу денег и возьмёт меня замуж. Я поверила Альберту от всего сердца девичьего.

Света расхохоталась так, что в кабинет недоуменно заглянула надзиратель. Роман махнул рукой:

- Всё в порядке, мы заканчиваем, - и повернулся к подследственной, - Соколовская, как правильно пишется кАзлы или кОзлы?

- «О», конечно! Гражданин следователь, учите русский язык.

- Как скажете, гражданка Соколовская. Продолжаю записывать показания, прошу заметить - с Ваших слов.

Следователь с улыбкой посмотрел на фигуранта уголовного дела и продолжил заполнять бланк допроса:

- И только сейчас я поняла, что была обманута Альбертом наглым образом. Он сбил меня с честного пути. В содеянном чистосердечно раскаиваюсь, больше такого никогда не повторится. Считаю, что я не участвовала в преступлении. Всё сотворил сам Альберт. И вообще считаю, что все мужики – козлы!

Света с трудом удерживалась от смеха. И в этот момент она очень нравилась Роману. Он вытащил из портфеля остальные бланки:

- Соколовская смотрите, вот постановление об избрании Вам меры пресечения в виде подписки о невыезде, вот сама подписка о невыезде. Условия я вам объясню потом. Сейчас подписываем бланк допроса подозреваемой, и я вас выпускаю.

Светлана успокоилась и внимательно прочитала все документы. Где надо поставила подписи, а в конце протокола допроса написала: «С моих слов записано верно, мною прочитано».

Следователь дождался подозреваемую у выхода из ИВС. Девушка вышла из металлических ворот двора изолятора, огляделась вокруг, посмотрела на солнце, улыбнулась и спросила:

- А теперь куда?

- А теперь домой. Соколовская, там, в подписке о невыезде мой служебный номер телефона указан. Завтра обязательно позвоните, будем исправлять ситуацию с козлами.

Светлана посмотрела Роману в глаза:

- Не знаю, зачем Вы всё это делаете, но, всё – равно, спасибо!

- Из города не уезжайте, Вам же хуже будет.

- Да поняла я всё! До завтра.

На следующее утро были вызваны Альберт Сунгарин с адвокатом. Ровно в 10.00 раздался стук в дверь, и в кабинет вошёл адвокат Честикин Александр Владимирович. Они уже были знакомы по делу о хищении денежных средств в Промсвязьбанке. Дело было большое, несколько томов, и для обвиняемых закончилось реальными сроками. Клиент Честикина получил меньше всех. Адвокат и следователь поневоле провели достаточное время вместе, понимали друг - друга и относились с уважением. Александр Владимирович улыбнулся:

- Роман Петрович, я даже не успел по Вам соскучиться.

- Взаимно, Александр Владимирович, тоже рад Вас видеть. Проходите, присаживайтесь. Клиент то Ваш здесь, не убежал за границу?

- Да что Вы, говорите. Сидит на скамеечке в коридоре вместе с папой.

- Тут главное, чтобы не на скамейке подсудимых оказались оба.

Юристы рассмеялись дежурной шутке. Следователь уточнил:

- Александр Владимирович, а папа у нас кто будут?

- В городской администрации работают(с), - вздохнул адвокат, - и очень желают(с) не ломать судьбу своему сынишке.

- Так мы не кровопийцы же! Может быть, с Вашей адвокатской помощью, и придём к общему знаменателю.

Адвокат был дорогой, авторитетный и опытный. Александр Владимирович насторожился, он хорошо знал следователя Марченко и слышал от своих коллег, что этот сотрудник принципиально не берёт денег. А тут такой крутой поворот навстречу его клиенту? Адвокат не знал, что следователь работает в своём отделе, да и во всей милиции в целом, последний месяц. И защитник об этом просто не мог знать, о финале своей карьеры в органах внутренних дел знал пока только сам Роман. Следователь оценил замешательство адвоката и улыбнулся:

- Александр Владимирович, а давайте пока обсудим ситуёвину сами, без Вашего клиента с папой. Потом их позовёте.

- С удовольствием готов поговорить с профессионалом.

Роман положил на стол папку уголовного дела:

- Итак, явка с повинной! На трёх листах «мы да мы», «мы подумали, мы решили, мы взяли…». Уважаемый защитник, вот скажите мне, пожалуйста, а зачем нам «мы»? Это же группа лиц по предварительному сговору, часть 2 статьи 158 УК РФ, санкция до пяти лет. Да и не мне Вас учить, Александр Владимирович!

- Вот полностью согласен с Вами, коллега! Зачем нам «мы», когда есть «я».

Следователь Марченко аккуратно подвёл опытного адвоката к логическому концу:

- Александр Владимирович, я Вас уважаю как профессионала и знаю, что Вы умеете хранить тайны следствия. И сейчас в интересах нашего дела я совершу небольшое должностное деяние.

Роман Петрович вытащил из папки проток допроса Соколовской и раскрыл бланк перед чужим адвокатом. Защитник быстро пробежал текст глазами:

- Умная девочка!

- И прошу заметить, показания даны добровольно и без всякого адвоката.

- А я и говорю, что здесь: «правда и только правда». Что же тогда получается, Роман Петрович, у нас появился шанс перейти на часть первую статьи УК?

Следователь продолжил логическую цепь:

- И заключить с потерпевшим мировое соглашение с возможностью прекращения уголовного дела за примирением сторон. Но, с потерпевшим договаривайтесь сами, без меня.

- А как же явка с повинной?

- Перепишем и сократим.

Адвокат задумался. Следователю было понятно, что идёт простой подсчёт гонорара за удачное прекращение такого серьёзного уголовного дела. Да и папа оказался не простой. Александр Владимирович принял волевое решение:

- Роман Петрович, надеюсь, Вы не будете против, если вся эта инициатива будет исходить от меня?

- От кого же ещё? Вы же опытный адвокат, а не я.

Адвокат замялся:

- Так мне под Вас от клиентов ничего не надо?

Защитник поднял руку, сложил три пальца в щепотку и сделал такое движение в воздухе, которое в народе обозначает подсчёт денег. Следователь Марченко посуровел лицом:

- А я было предполагал, Александр Владимирович, что мы с Вами хорошо понимаем друг - друга.

Адвокат быстро убрал обе руки под стол:

- Вы меня не так поняли, Роман Петрович.

Следователь успокоил юриста:

- Хотя, знаете, коллега, если быть откровенным, основную работу по раскрытию данного преступления проделали наши районные опера. И если быть справедливым, было бы неплохо устроить нам вместе с Вами небольшой совместный товарищеский ужин в каком - нибудь приличном заведении. Александр Владимирович, у вас наверняка, имеется на примете благородный ресторанчик, где бы мы с операми смогли спокойно посидеть без лишних глаз и ушей?

- Да хоть сегодня вечером! Ресторанчик «Каштаны» на Фонтанке. Уютно, тихо, спокойно. Без спортсменов.

- «Место встречи изменить нельзя», господин адвокат! Сегодня так сегодня. Договорюсь с операми и перезвоню Вам ближе к обеду. Зовите Альберта с папой, притомились уже, наверно.

В присутствии адвоката и папы подозреваемый Сунгарин чувствовал себя гораздо уверенней, чем в последнюю встречу со следователем и опером. Но, Роману было уже начхать на Альберта. Дело сделано. Он вывел Соколовскую из числа обвиняемых. По делу останется только один фигурант. Будущий долларовый миллионер хорошо понимал, что ему одному, какой бы он не был опытный и умный, своего миллиона никогда не заработать. Тут нужны верные помощники и исполнители. Нужны подельники. Роман начал отбирать себе команду, ему была нужна устойчивая, хорошо организованная, преступная группа. И первого кандидата он сегодня выбрал. Светлана Соколовская подходила по всем статьям и нужна была ему без всякой судимости. А в том, захочет ли девушка сама работать в его команде, у пока ещё старшего лейтенанта юстиции не было никаких сомнений. Роман был уверен в Светлане на все сто…

Facebook Google Bookmarks Twitter LinkedIn ВКонтакте LiveJournal Мой мир Я.ру Одноклассники Liveinternet

Дорогой читатель! Будем рады твоей помощи для развития проекта и поддержания авторских штанов.