Здравствуйте, уважаемые глубокоуважаемые многоуважаемые дорогие авторы сайта, художник-маринист Соколов, а также любимые его читатели!

Это очень важное объявление, и я прошу вас внимательно его прочитать, подумать и прокомментировать.

Мною достигнута принципиальная договорённость с издательством АСТ об издании сборника рассказов нашего сайта в виде бумажной книги.

Для того, чтоб этот первый (я надеюсь) блин не вышел комом, авторам этого проекта нужно заранее обговорить и решить ряд вопросов, сейчас изложу их суть.  Подробнее...

«Дорогая, не обращай внимания на то, что письмо немного обуглилось и буквы неровные – пишу тебе из горящего танка на сапоге убитого товарища. Прямо сейчас думаю только о тебе...»

Бородатый анекдот 

 

    Как-то раз начал я вспоминать, когда же впервые я непосредственно столкнулся с творчеством в жанре «военная литература», так сказать, изнутри? По всему выходит, что моё первое знакомство с тем, как создаются некоторые шедевры «военной литературы», произошло летом 1995 года. Я тогда собирался ехать в Петергоф, в СПб. ВОКУ им. С. М. Кирова. – на офицера учиться. Получилось это как-то само собой практически.

Comments

 

     

«Очередь из АГСа настигла меня в кустах.»

Современный Автор.

   

    Дорогие читатели, сейчас будет много букв. Простите ради бога, но, как говорится, накипело и «не могу молчать».

    Я вполне отдаю себе отчет в том, что у меня имеет место профессиональная деформация личности. Несмотря на это, я лелею надежду, что разбираюсь и в других вопросах, помимо тактики, уставов и ттх различного вооружения. Я, например, читаю книги по истории Второй мировой войны, могу ловить рыбу на спиннинг (мой личный рекорд – судак на шесть кило, вот не мог не похвастаться сейчас), и многие готовы подтвердить, что я хорошо готовлю. Свой первый борщ (а это один из самых сложных супов, по-моему, всякие буайбесы нервно курят в стронке) я приготовил в двенадцать лет. Ну, это тот, который был вкусный и вообще съедобный, пробовать-то готовить борщ я, на радость окружающим, гораздо раньше начал. А если уж взять, скажем, алкоголизм как отдельную дисциплину, то тут я вовсе достиг небывалых высот. Истории, в которые я попадал по пьянке, достойны «Оскара», и когда я их вспоминаю, то жутко краснею, но исключительно от удовольствия.

    И я всегда готов поделиться своим мнением и обсудить любые аспекты рыбалки, кулинарии, употребления алкоголя в неполезных для организма количествах или наступательных операций РККА в 1942 году. Устно и письменно.

    Но заметьте, господа и дамы, мне никогда не придёт в голову писать, к примеру, о макраме, способах завивки волос или о кайтинге, если я никогда не катался на кайте, не завивал свои локоны и не сплёл ни одного самого простенького коврика из верёвок или тесьмы.

Comments

   Я уже рассказывал про нашего бойца идеологического и воспитательного фронта – замполита Лёху. По замыслу верховного командования, такие вот лёхи должны были, наверное, помогать бойцам преодолевать тяготы и лишения, а также воспитывать в них храбрость, стойкость, отвагу и прочие полезные в бою качества. Но, как вы понимаете, на деле Лёха служил постоянным источником проблем и неприятностей, а если и воспитывал бойцов – то только в качестве отрицательного примера.

    Военного профессионализма в нем не было от слова «вообще». Зато Лёша, как всякий истинный дилетант, обожал стрельбы. Он готов был на них сорваться даже на последнем десятке фрикций, непосредственно перед оргазмом.

    Надо понимать, что для нормальных офицеров морской пехоты стрельбы - это обычная работа, рутина, так сказать. Представьте, что у вас вдруг появились грустные мысли, и в результате этих мыслей внезапно образовалась (тьфу-тьфу, не дай бог) склонность к суициду. Тогда просто подойдите к мирно спящему после караула офицеру, решительно растолкайте его и скажите:

Comments

    Когда я служил на Дальнем Востоке, я очень любил выходы на полигон. Он находился неблизко, в двенадцати километрах от ППД, на берегу моря. Зато его относительная удаленность компенсировалась невероятной живописностью побережья и изобилием всяческих морских тварей. Причем почти все они были едой, и едой вкусной. Каждый второй обитатель прибрежных вод мог с гордостью носить табличку «деликатес».

    Все это было такого отменного качества и пожиралось в таком количестве, что я даже боюсь представить себе, сколько я должен был бы заплатить в любом заведении за то, чтобы один раз так «отобедать». Денег таких в то время у меня бы точно не нашлось. Ну и естественно, что в связи с этим на полигоне частенько проходили всевозможные военизированные мероприятия офицерского состава, именуемые «простава».

Comments

    Смена времен года в жизни каждого военного - весьма и весьма животрепещущий вопрос. Отчего, собственно, спросите вы? А оттого, что за каждым подразделением закреплена территория, и только от времени года зависит, сколько времени и с матами какой этажности вы будете на этой самой территории проводить каждый день.

    В СПб ВОКУ самым замечательным был период осени. Ну, вы же помните у Александра "Нашевсё" Пушкина: «Унылая пора, очей очарование...» Прибил бы за это «очарование», честное слово. А вот насчет унылости поэт угадал, не поспоришь. На нашей территории была высажена стометровая аллея с клёнами. В этой аллее было сконцентрировано огромное количество живописности, щедро приправленной великолепием и очарованием очей, но у практичных и не склонных к любованию красотами природы курсантов она вызывала только лютую ненависть.

Comments

Военная судьба отнеслась ко мне благосклонно. Я не был «охвачен любовью» тружениками политотделов, но с одним замполитом столкнулся очень плотно.

Звали его Алексей. Что он делал в морской пехоте и как туда попал, вернее просочился, для меня до сих пор остаётся загадкой. Папа его был каким-то крутым адвокатом и занимал видное положение в адвокатской коллегии. Но сынуля у него был - наиталантливейший балбес. Его решили отправить в военное училище, как он его закончил и чем в нём занимался — это тайна, покрытая мраком.

Однако результат папе понравился, всё-таки в военном училище есть какие-то «рамки». «Полезную практику» решили продолжить. И вот это чудо прибыло в часть после выпуска.

Comments

 

«Чтоб вас всех после выпуска в Чечню отправили и там в первый день прибили!!!»

(Психологический настрой поварихи при приготовлении курсантского обеда).

 

В Российскойкой армии я послужил недолго, с 1990 по 2000. Но казарм, столовых и камбузов за это время повидал много. Как-то раз я пытался подсчитать, сколько «кухонь» я перепробовал, но после третьего десятка бросил. Абсолютный лидер по качеству и обслуживанию – столовая лётного состава в вертолётном центре г. Торжок, там я на авианаводчика учился.

Но речь пойдёт не об этом, а о столовых военных училищ. Хуже чем там в армии не кормят нигде, в этом я уверен. Это, наверное, один из элементов подготовки будущего офицера. Если вдуматься, то решение, конечно, абсолютно верное. Я, например, после обучения в ВОКУ могу съесть что угодно, если оно лежит в тарелке. Да-да, наверное даже то, что вы подумали. Готовили там очень своеобразно, едой или даже жратвой это было назвать нельзя.

Comments

Да, вот эту тему я бы мог растягивать и мусолить месяцами. Про полигон можно было бы писать бесконечно - полигон №1, полигон №2, полигон номер стопицот и т. д. Но боюсь, что, читая описания всего, что происходило на полигоне, вы заснёте. Поэтому я скомпилировал всё в один (надеюсь, не слишком длинный) рассказ.

В Санкт-Петербургском ВОКУ учебный процесс был построен следующим образом: три недели читали лекции, что называется «давали теорию», а потом одну неделю курсанты эту теорию применяли на практике — стреляли из всего, что стреляет, от пушки БМП -2 до пистолета Макарова, затыкали грудью амбразуру вражеского дота на занятиях по тактике или просто гробили боевую технику на танкодроме. И, разумеется, выслушивали доброжелательные советы и замечания от своих наставников:

Comments

 

Морская пехота - это маленький островок армейского маразма посреди бушующего океана флотского долбоебизма.

                                                 Автор.

В один из весенних дней, после обеда, комбат меня «обрадовал»:

- Новиков, ты за молодыми едешь. В 16.00 - на инструктаж к генералу.

- Есть! А чё я-то?

- Сам орёшь, что людей по объявлению набрали, вот и посмотрим, кого вы нам привезёте. Да и расслабился ты. Люди родину охраняют от забора и до обеда, а ты со своими партизанами вечно в глубоком проёбе.

- У меня план боевой подготовки на учебный период утверждён начальником разведки.

- А я что говорю? Ты вечно в плановом проёбе. Короче, хватит! Командировка на неделю, у твоих занятия в составе разведроты. Да, кстати, к генералу - в ПШа и с орденами-медалями.

Comments

«Господин лейтенант! Партизанский отряд имени Ли Харви Освальда по вашему приказанию построен!»
    Вот так. Нормально, да? Командир полка в восторге. Замполит в ярости, хотя и общаюсь я с бойцами подобным образом только вне общих построений, с глазу на глаз, так сказать. Но поначалу мои тоже спрашивали: "А почему?"
    Почему-почему... Да потому, блин, что какой я вам на хрен "товарищ"? Вы же все самоубийцы. С вашим психо-физическим состоянием и боевыми навыками ехать на войну глупо. Все равно что нажраться за рулём и воткнуться в столб. И что? Горячие чеченские парни в этом виноваты? А? Поэтому мы с вами будем упорно тренироваться. То есть я превращу вашу жизнь в АД. А товарищи так не делают.

Comments

(Санкт- Петербургское Высшее Общевойсковое Командное Училище 199… год.
Кафедра Физической подготовки )

- Морские Пехотинцы!!! Представляю вам вашего нового преподавателя. Мастера по гиревому спорту!
Начальник кафедры обвёл строй злобным взглядом и добавил (а скорее прошипел):

Comments

    Прошёл месяц. Близился отпуск.
    На очередном занятии по ФП — обещанный генеральский «подарок».
Перед строем взвода стоял Начкафедры с толпой офицеров-преподавателей. И объявлял:

- Рукопашники!!!

Comments

Подкатегории