Когда я служил на Дальнем Востоке, я очень любил выходы на полигон. Он находился неблизко, в двенадцати километрах от ППД, на берегу моря. Зато его относительная удаленность компенсировалась невероятной живописностью побережья и изобилием всяческих морских тварей. Причем почти все они были едой, и едой вкусной. Каждый второй обитатель прибрежных вод мог с гордостью носить табличку «деликатес».

    Все это было такого отменного качества и пожиралось в таком количестве, что я даже боюсь представить себе, сколько я должен был бы заплатить в любом заведении за то, чтобы один раз так «отобедать». Денег таких в то время у меня бы точно не нашлось. Ну и естественно, что в связи с этим на полигоне частенько проходили всевозможные военизированные мероприятия офицерского состава, именуемые «простава».

    Моё знакомство с полигоном происходило по такой же схеме.

    После прибытия к месту дальнейшего прохождения службы я, как полагается, сдал все допуски «на проведение и несение всего на свете», принял должность, и вот наступил «момент истины». Типа, давай, лейтенант, вливайся в коллектив.

    Забегая вперёд, скажу, что я в него не влился. Учитывая моё состояние к концу торжественного мероприятия, в коллектив я скорее “впал, как Амур в Тихий океан”.

    Проходило всё по давно уже отработанной схеме. Проставлялись на уровне батальона. Лейтенантов было пять штук (именно штук, ведь лейтенанты - это уже не люди, но ещё и не офицеры. Даже по «громкой» в полку объявляли: «Офицерам и лейтенантам прибыть в штаб полка»).

    Лейтенанты были привлечены только как спонсоры для закупки приемлемого алкоголя. Дальнейшая организация «поляны» была мудро возложена на старшин рот.

    Я, не избалованный еще дальневосточным изобилием, увидев этот стол, тихо прибалдел от вида уймы морских деликатесов. Чего там только не было, и все в каких-то необъяснимых, диких количествах, наводящих на мысли о безумных купеческих кутежах, последнем отчаянном загуле проворовавшегося банкира и прочих классово чуждых излишествах. Натурально - всё в вёдрах. Королевские креветки – «чилимы», мидии размером с ладонь, сваренные в морской воде и подкопченные, морской гребешок трёх видов, невообразимое количество всевозможной рыбы, а также масса других гидробионтов, которых я не мог классифицировать по причине недостаточных знаний в морской биологии. Ну и, естественно, красная икра, которая добывалась на другом полигоне.

    Сначала, как водится, прошла «официальная часть» - ритуальные слова сказаны, напутствия произнесены. Затем «культурная» - вполне мирные, тихие посиделки. А вот потом, когда командование и «женатики» убыли, НАЧАЛОСЬ.

    Зампотех торжественно достал прибережённую для этого момента канистрочку «шила». Осталось нас штук пятнадцать. Как водится, обсудили всех знакомых по училищам, вспомнили Грозный (я с тихоокеанцами на первой войне сталкивался). Ну а затем, как водится, перешли к наиважнейшему вопросу: «Какие морпехи самые крутые». Я всех очень внимательно выслушал и заявил:

- Это всё фигня!

    Я почувствовал, что мне удалось привлечь внимание аудитории, однако при этом вдруг осознал, что попытки сформулировать тезисы своего доклада у меня отчего-то вызывают серьёзное затруднение. То ли сказалось отсутствие такого предмета как «риторика» в моей учебной программе, то ли, наоборот, присутствие шила, влитого уже в немалых количествах поверх других цивилизованных, но отнюдь не безалкогольных напитков.

    Чтобы не разочаровывать благодарную аудиторию и не срывать столь блестяще начатую презентацию, я решил ограничиться этим кратким, хотя и не вполне ясным вступлением и сразу перейти к демонстрации. Я аккуратно снял берет и китель, залез на скалу высотой метров пятнадцать и спрыгнул в море.

    Все впечатлились. Правда, я этого уже, к сожалению, не помнил.

    С утра, как и положено, была зарядка. Бегали обычные пять километров, и алкоголь к концу пробежки практически вышел. Очень, знаете ли, действенное средство.

    Тем временем слухи о моём «подвиге» уже расползлись по полку. И вот после обеда ко мне подходят бойцы:

- Господин лейтенант, а это правда, что вы вчера с двадцати метров, в незнакомом месте и прям вот так?

    Признаться своим подчинённым, что сделал это по пьяни и ничего не помню  - это, сами понимаете, было не комильфо. Поэтому бойцам я ответил с самым небрежным видом:

- Ну да. А что такого? Я ж разведчик или кто? У меня просто был адреналиновый голод. Я вообще, если с утра на вражеские танки в штыковую атаку не схожу, то потом очень плохо себя весь день чувствую. Вот, приходится хоть как-то замещать.

- Ого! А на танки в штыковую - страшно?

- Да не. Не особо. Но мне не очень нравится. Штык-ножом неудобно гусеницы откручивать. Да и, признаться, у меня вообще психологическое заболевание – профессиональная деформация личности. Так что приходится выкручиваться.

- А получается, что если мы вот так со скалы не могём – то, типа, не разведчики?

- Ну не совсем, конечно. Но, типа того.

    Про этот дурацкий разговор я, естественно, тут же забыл и, забегая вперед, скажу - совершенно напрасно.

    На следующий день на полигоне проводились стрельбы. Все проходило штатно, не было никаких эксцессов, в связи с чем настроение у меня было благостное. Сижу себе, на обеде в котелке ковыряюсь. Вдруг вижу - бежит Лёха, наш зам по борьбе. Мне как-то сразу не понравилось, как он бежит. Тревожно как-то, неспокойно. Как будто вот прямо сейчас случилась третья мировая война или еще какое-нибудь ЧП. Настроение тут же начало портиться, хотя в принципе появления замполита самого по себе обычно для этого уже достаточно. У бегущего Лёхи глаза вытаращены далеко за пределы лица, и он сходу начинает орать:

- Сидишь! Жрёшь!!! А у тебя матросы суицидничают!

    Поверить в склонность своих матросов к суициду мне было трудновато. Поэтому я довольно спокойно ответил:

- Что, все? Ну хоть сегодня отдохну!

- Придурок!!! Они на скалу полезли! Сказали, что ты их научил! Готовься, бля! Сухари cуши!!!

    Тут я осознал масштаб случившегося и ломанулся с низкого старта. Я бежал очень быстро, давно так не бегал. Но все равно успел только на просмотр представления, да и то не из первого ряда. Абсолютно охреневая, я увидел, как мои матросы горохом посыпались вниз со скалы. Слава богу, хоть без оружия. Но ничего, обошлось. Все остались живы, только некоторые о воду побились, да и то не сильно.

    А позже меня наши прапора научили, как все вкусности на полигоне добываются. Ниже для любопытствующих привожу инструкции.

Креветки:

    Нужно хотя бы за сутки раздобыть в столовой два куска мяса любого вида и качества. Засунуть в пакет и положить в тёплое место, чтобы хорошенько протухло. По прибытии на полигон с одного бойца снять штаны, внизу их завязать (на камуфляже завязки есть). В поясные петли вставляется тонкая гибкая ветка, чтобы получилось кольцо. В каждую штанину – по куску тухлятины и камню. Всю конструкцию - на стропу и опустить в море. Места, где креветок особенно много, желательно определить заранее. Через час достаём - креветок в каждой штанине будет по колено. И на Дальнем Востоке они какие-то огромные, честное слово. Это примерно килограмма три ценного диетического мяса. Варить в старой каске в морской воде. Готово.

Мидии:

    Тут нужны два бойца. Один мидий от скал сапёрной лопаткой отколупывает, а другой их в РД складывает (РД в положении на грудь). Другие в это время лопатками сено косят (не надо смеяться, у моих бойцов лопатки всегда острые как бритва были) и на камнях сушат. Затем мидии слегка скоблим ножом, очищаем. Находим на берегу место с очень мелкой галькой и втыкаем их тонким концом вплотную друг к другу так, чтобы получился круг. Сверху выкладываем слой сена, не менее 50 сантиметров толщиной. Сено должно быть очень сухим, от этого зависит температура при горении. В центре поджигаем, и через минуту мидии начнут щёлкать и открываться. Как сено прогорит - сдуваем пепел. Готово.

Прочее:

    Можно набрать морских ежей, только фиолетовых с короткими иглами. Расколоть пополам. Выскребать икру. Посолить и есть. Некоторым нравится (у французов, например, деликатес), а по мне - так гадость неописуемая.

    Если у вас есть маски и ласты, можно за гребешком понырять. Это, по-моему, самое вкусное.

    Но тут я хочу предупредить. Если вы действительно ХОРОШО поели морепродуктов (особенно моллюсков) и съели килограмма полтора-два, а не как в кабаке - четыре креветки красиво разложенные на тарелке, то готовьтесь: у вас в штанах наверняка вырастет лишняя кость. И если внимательно прислушаться, то можно услышать, как она гудит от напряжения. Эффект будет длиться минимум два часа.

    Ну, а если у вас с собой много лишнего ВВ и средств взрывания, то тут сам бог велел – рыба. Большая и много. У меня на берегу для этого было специальное место – мыс, далеко уходящий в море. Как раз возле ставшей знаменитой «Скалы Разведчика». Мимо этого мыса постоянно ходили огромные косяки рыбы.

    Я там опускал на дно ИМ 100 с электродетонатором на проводах. Сам, с надетой маской, опустив голову под воду, наблюдал за обстановкой. Рядом боец с батареей от радиостанции, в десяти метрах, на камне, двое бойцов в готовности прыгать в воду сразу после взрыва – рыбу на берег выкидывать. Морская рыба не плавает по поверхности, а сразу тонет.

    В принципе, при отлаженном процессе все эффективно и безопасно, только один раз я слишком сильно рявкнул «ДАВАЙ!!!», и получилось так, что боец контакты замкнул, и одновременно с этим за рыбой две моих «чайки» прыгнули. И вот летят они такие счастливые, на лицах написано предвкушение: «Щас покушаем». И тут перед ними столб воды встаёт. Я никогда до этого не думал, что человек в прыжке может так извернуться и направление полёта поменять. Оказывается, всё возможно.

    Испугался я здорово. Еще чуть-чуть и были бы у меня в дополнение к рыбному меню ещё две «кильки камуфлированные».

    Ну а рыбу можно делать и есть как угодно, сами понимаете. Я предпочитал три варианта. Первый – запечь на углях на шампуре. Второй - в золе, завернув в лопух. И третий - завялить на камнях на солнце (это, если потоньше пластать, часа два).

    В общем, вариантов «чё пожрать» на берегу моря масса. От голода точно не сдохнешь.

    Бойцы очень любили такие мероприятия. Доходило до того, что в выходные подходили и просились:

-Разрешите, сбегаем на полигон?

    Туда-обратно, между прочим, 25 километров было, но всё равно были готовы «сбегать».

    Ну, а если из моря совсем ничего добыть не получается, то на берегу ещё туристы водятся. Но про это я уже писал.

 

 

Facebook Google Bookmarks Twitter LinkedIn ВКонтакте LiveJournal Мой мир Я.ру Одноклассники Liveinternet

Дорогой читатель! Будем рады твоей помощи для развития проекта и поддержания авторских штанов.