Браслет Джека окончательно покраснел — время вышло. Конечно, точно никто не мог сказать, как быстро появятся охранники, Джек рассчитал приблизительно, но в любом случае следовало спешить. Он заметно нервничал, переступая с ноги на ногу, ждал, пока Роланд закончит с рукой.

— Все? Давайте тогда быстрее в машину.

Ройл оглянулся, смерил взглядом слегка покореженный «Ксцентрик», стеклянную стену, сквозь которую проникал ветер. Не такой мощный, как мог быть, к счастью, комнату защищало слабое силовое поле.

— Хорошая машина, — сказал он и словно между делом туго завязал пряди волос, так чтобы они больше не лезли в глаза. — А стены, смотрю, хрупкие.

— Ага, — смешался Джек, не зная, как реагировать. — Может, поторопимся?

Comments

По утрам Натали всегда спускалась в кабинет отца на персональном лифте, теперь же этот лифт поднимал ее наверх. Она уже не надеялась когда-либо увидеть свою комнату, но, оказавшись среди привычных вещей, даже удивилась собственным ощущениям — возникло чувство, будто и не уходила.

Комната была в том самом виде, в каком Ната оставила ее, уходя в то утро. Странно даже, почему здесь не убирали? Кровать смята, на полу валяется прозрачная упаковка от последнего школьного костюма. На прикроватном столике стакан из-под коктейля. Она провела пальцами по поверхности столика — даже пыль не вытерта.

Comments

Иногда Роланду казалось, что каждому человеку при рождении выдается определенный запас удачи, который тот тратит в течение жизни. Иногда слишком быстро, и тогда удача заканчивается раньше времени. Ройл только надеялся, что он свой запас еще не исчерпал, потому что завтра он ему понадобится весь целиком.

Роланду показалось, что он не спал, но, услышав скрип открывающейся двери, открыл глаза и понял, что прошло уже несколько часов. На пороге стоял Умница, он ничего не говорил, но уже по его молчанию было ясно — время пришло.

Comments

Роланд отправился один в логово, как называла это место Ната. В Инкубатор, как называли они. По дороге ненадолго забежал к Майку, сам не понимая, зачем это делает. Он считал себя обязанным после его помощи рассказать хотя бы в двух словах о том, что произошло. Нет, друга совсем не хотелось впутывать в это дело, но со стороны его молчание выглядело бы так, словно Ройл использовал его и пропал. К тому же Майкл знал уже так много, что остальную правду можно было не скрывать.

— Ройл, наклонись-ка, — попросил Майк, когда Роланд рассказал все.

Comments

— Я расскажу все, что знаю. Но и вы расскажите мне все. Вместе мы сможем ее спасти. Я знаю, что в возрасте одного года Натали Флин вместе со своей матерью Евгенией погибла при крушении «Олимпика». Кто эта девочка, которую вы выдавали за свою дочь?

— Не так быстро, мальчик. Сначала расскажи все, что знаешь.

Comments

…Здание, в котором располагалось хранилище информации, напоминало гигантский ограненный драгоценный камень. Солнце сияло на серебряных ребрах, на хрустальных гранях.

Роланд, переодевшийся в свою единственную приличную рубашку и черные брюки, шагнул за порог, держа папку наперевес, словно щит. В бою он не боялся ничего, но сейчас чувствовал себя глупо, боясь выдать себя любым неосторожным взглядом или движением. Ну какой из него журналист?

Однако ни система охраны на входе, ни люди на посту, проверив его аккредитацию, ничего не заподозрили. Один из них в странной униформе, похожей на балахон синего цвета, попросил следовать за ним.

Он повел Роланда по коридорам, которые скрещивались и расходились под странными углами, в небольшую светлую комнату, представляющую собой многоугольник неправильной формы. В центре ее стоял пустой стол.

Провожающий отбил пальцами дробь по краю стола, после чего над ним развернулся виртуальный экран, и жестом пригласил Роланда садиться.

— Можете приступать к работе. Я загрузил все интересующие вас документы. Думаю, разберетесь, как управиться. Когда закончите, просто проведите ладонью по столу, и я вернусь за вами.

Ройл вставил флеш-карту в гнездо и только после этого поднял глаза на экран. Он нервничал, хотя не хотел признаваться в этом даже себе. Понимал, что едва ли найдет какую-то зацепку. Шансы на это ничтожно малы… И что тогда?

Тогда и будем думать, а пока надо работать.

Comments

Роланд подхватил тело Лоренса, не думая сейчас о том — жив ли тот, умер — разберется в машине. Хотя в глубине души плескалась горечь — как глупо получилось, почти выбрались… Почти… Единственная ниточка может оказаться оборванной.

Лоренс был жив. Роланд вкатил ему максимальную дозу релевита, который всегда возил с собой в бардачке «Кайи» на экстренный случай. Релевит выпускали только для военных нужд — бывший армейский товарищ помог достать несколько ампул-шприцов. Предпоследний Роланд израсходовал год назад, когда внезапно попал в аварию. Ремень безопасности тогда едва не перерезал его пополам, и Ройл, хватая воздух посиневшими губами, долго пытался нащупать крошечную ампулу релевита, которая, как назло, затерялась среди спутанных старых проводов, деталей и тряпок. Потом все же нащупал ее и вколол в шею — и его словно ледяной волной окатило, боль растворилась, голова стала ясной. Роланд знал, что препарат чинит поврежденные сосуды, клетки регенерируют с огромной скоростью, так что даже глубокие порезы и раны заживают почти мгновенно. Иногда людей удавалось буквально вытаскивать с того света. Но при серьезных повреждениях релевита требовалось гораздо больше. Роланд смутно помнил свою последнюю битву, вернее, поражение в ней… Пока смятый челнок не отбуксировали на крейсер, Роланд израсходовал весь запас положенного «симбам» релевита. Пятнадцать капсул. Он не умел сдаваться. Медики были сильно удивлены, когда обнаружили в смятом и изломанном корабле смятого и изломанного, но все еще живого человека…

Comments

 «Кайя» завелась не с первого раза, хотя Ройл всегда отлично ладил со своим стареньким автомобилем. Руки дрожали, и он просто не мог вдавить кнопку включения с достаточной силой.

Руки дрожали, хотя он был уверен, что ничто уже в этом мире не заставит его потерять самообладание. Мог ли он подумать несколько лет назад, поступая на службу к Скандору Флину, что однажды будет целовать его дочь?

Ту самую девочку с колючим взглядом.

Нет, она уже не ребенок. И взгляд не насмешливый, не язвительный. Беззащитный и растерянный.

Маленькое чудовище. Роланд сделает все, чтобы вернуться к ней.

Comments

Вернее, Натали думала, что у нее есть три медленных неторопливых дня, когда можно спокойно позавтракать, пообщаться с ребятами. Потом потратить около часа на неприятную, но неизбежную тренировку, а потом, быть может, прокатиться с Ройлом в город. В кино… Да, сто лет она не бывала в кино. Или просто в кафе пожевать суррогатной еды. Съездить в торговый центр, чтобы померить недоступные ей теперь дизайнерские наряды. Или в «Вирт» — огромный парк виртуальных развлечений, где можно было почувствовать себя кем угодно — капитаном космического корабля, например. Ната невольно хихикнула. Что же, пожалуй, теперь ее парк развлечений всегда при ней.

Comments

На следующий день оба сделали вид, что ничего особенного ночью не произошло. А разве произошло? Ну, сказала Натали: «Спасибо». Поцеловала в щеку в качестве благодарности. Ерунда!

Впереди ждало еще одно испытание, и думать сейчас она могла только об этом. Ната вовсе не хотела покалечить Умницу или даже Понтия. Не то чтобы ей было его жалко, но как-то неприятно потом, наверное, будет вспоминать о хрусте костей. А тем более не хотелось причинить вред Ройлу…

Comments