Иногда Роланду казалось, что каждому человеку при рождении выдается определенный запас удачи, который тот тратит в течение жизни. Иногда слишком быстро, и тогда удача заканчивается раньше времени. Ройл только надеялся, что он свой запас еще не исчерпал, потому что завтра он ему понадобится весь целиком.

Роланду показалось, что он не спал, но, услышав скрип открывающейся двери, открыл глаза и понял, что прошло уже несколько часов. На пороге стоял Умница, он ничего не говорил, но уже по его молчанию было ясно — время пришло.

Ройл кивнул ему — «сейчас» — и перевел глаза на девушку. Натали тихо спала, обняв одеяло. Там, где она сейчас находилась, не было страха и горечи. «Еще минуту, дам ей еще только минуту…» — думал Ройл, оттягивая время, понимая, что это попросту глупо, но ничего не мог с собой поделать. И все же лучше будет, если он разбудит ее сам, а не Понтий, который вот-вот ворвется в комнату, не дождавшись Альфы.

— Ната, — тронул он ее за плечо. — Надо просыпаться.

…Их собрали в коридоре, выставив шеренгой вдоль стены. Бледные, взъерошенные, на лицах отрешенность. Они хотели казаться воинами, но сейчас как никогда бросалось в глаза, что они только дети. Ната тоже встала в строй. С момента пробуждения она так и не заговорила с Роландом и даже не смотрела на него, а он просто следовал за ней, как тень. Стоял за ее спиной. Пусть не смотрит, но знает, что он рядом.

Понтий давал последние распоряжения. Сегодня как никогда собралось много «серых», но это была лишь малая часть «братства». Из разговора Ройл понял, что основные силы распределены и сосредоточены рядом с теми местами, где жили «родители». Будут наготове, но вмешаются, только если что-то пойдет не так, как задумывалось. Основную работу должна проделать «стая».

Он слушал вполуха речь Понтия, выхватывая из нее самое основное:

— …Пойдете одни, но мы будем наблюдать, направлять. Поднимите вверх руки с микронаушниками. У всех есть?

Все подняли руки.

Вслед за наушниками раздали капсулы, заставили проглотить.

— Энергетик, — коротко пояснил Понтий. — Завтрака сегодня не будет. На полный желудок тяжело воевать, птенчики.

Он рассмеялся, словно ситуация была веселее не придумать, но похоже, что веселился только он один.

— Дадите им оружие? — Роланд посмотрел на Понтия, сузив глаза. Скулы болели от напряжения — так сильно сжимал он челюсти, пытаясь держать себя в руках. — Раз уж отправляете воевать?

— Они сами оружие, солдатик. Зато у них все шансы пройти сквозь посты охраны. В этом весь смысл, сечешь? — и снова обратился к вжавшимся в стены «птенчикам», которые ну совсем никак не тянули на грозный отряд: — Так! Взбодриться! Мы тренировались для этого дня! Еще несколько часов, и все будет позади! И помните — они не родители вам. На свет вы все появились только благодаря мне. Да?

— Да… — нестройно протянули несколько голосов.

Кажется, он основательно успел промыть им мозги… Натали молчала.

— Все пройдет как по маслу! А, ребятки? Постараемся все сделать быстро и мирно. Но в случае необходимости вы знаете, как себя вести! Да?

— Да…

— Не слышу? Громче!

— Да.

— Громче, громче!

— Да!!

— Обнимемся! Мы семья! Мы «братство»! Друг за друга, все вместе!

Роланду было тошно на это смотреть. Дешевый трюк, который и в армии частенько применяли. Идите и умрите. Не за себя, не за свою семью, за чьи-то чужие нелепые идеи, за чьи-то деньги, чье-то тщеславие, чью-то ненависть…

Они действительно обнялись, прижались друг к другу. Только они вовсе не были воодушевлены близостью битвы, скорее, пытались спрятаться.

К пропускному пункту, через который можно было попасть в Альтитуду, их подвозили по одному, по парам, специально чтобы невозможно было заподозрить сговор. Пропуска оформили заранее под разными предлогами. Кто-то по квоте отправлялся в больницу верхнего уровня, где принимали лучшие врачи. Кто-то в Сводную библиотеку университетов. Кто-то в Музей истории Примариуса.

Хотя, казалось, ничто не отделяет средний уровень от верхнего, но существовала невидимая преграда. Многочисленные датчики мгновенно считывали данные чужаков, пытающихся прорваться наверх без разрешения. Сначала нарушитель ощущал нечто похожее на электрошок — это было первым предупреждением. Второе предупреждение — разряд на порядок сильнее. Третьего предупреждения не делалось, вслед за вторым наступала смерть.

Все получили четкие инструкции, куда следовать после того, как оказались в Альтитуде. Местом сбора назначили Библиотеку университетов. После этого «стая» должна была начать действовать самостоятельно, следуя плану и подсказкам в наушниках.

Первым назначен был Скандор Флин. Он принимал посетителей в своем кабинете по утрам, не составит труда проникнуть к нему. Роланд подумал о том, что, возможно, это даже на руку им. Он должен будет увидеть приближение Роланда по датчику и подготовится к этой встрече.

Там все и решится. Никто не пострадает.

— Я поведу, — удержал он руку мужчины, который собирался сесть за руль аэрокара, где на заднем сиденье уже устроилась Ната.

— На тебя не заказывали пропуск, — нахмурился тот.

— Он у меня есть.

Роланд поднял рукав, демонстрируя надпись на руке: «Гость». Обычно такое гостевое приглашение действовало в течение суток, а столько времени еще не прошло.

— Я не уверен…

Водитель смотрел на него с нехорошим прищуром, но Понтий, наблюдавший за посадкой, махнул рукой.

— Пусть. Он бы, может, и рад нам в глотки вцепиться, но цыпленыша будет защищать до последнего. А тот, кто защищает Альфу, нам не враг.

Автомобиль Роланда взлетел первым, лишние пара минут покоя и тишины не помешают. Ната молчала, она так и не сказала ни слова с утра, но вдруг, прерывисто вздохнув, посмотрела на Ройла. Он увидел в зеркале ее отчаянные глаза.

— Он ведь согласится? Согласится нам подчиниться?

— Все будет хорошо, — сказал он вместо ответа.

Ната, почувствовала уверенность и спокойствие в его голосе, не стала спорить, только кивнула быстро несколько раз. Она не верила в это, но очень хотела верить.

Пропускной пункт миновали без проблем. Ройл поднес руку к считывающему устройству, и надпись «гость» на его руке мгновенно была распознана и расшифрована. На экране появилась его фотография, данные, а также информация, чьим гостем он является. Служащий, увидев имя Скандора Флина, уважительно присвистнул.

Ната протянула пропуск. Она была бледна как полотно, но заподозрить ее в чем-либо никто бы не смог, тем более что пропуск ей выписали на посещение больницы.

Никого даже не заинтересовало, почему гость Скандора Флина везет в больницу девушку. Хотя Ройл уже успел заготовить правдоподобное объяснение, оно не потребовалось. Ворота, преграждающие путь аэрокару, открылись: они были в Альтитуде.

До библиотеки добрались быстро. Трасса здесь оказалась практически пуста, а Ройл уже успел отвыкнуть от того, что не надо ежесекундно маневрировать, перестраиваться, нырять вверх и вниз. Он расслабленно положил руки на руль и чуть замедлил ход, давая Натали еще несколько минут, чтобы перевести дух.

Поэтому они вошли в вестибюль самые последние, когда все другие уже собрались.

— Ната! — Жаклин кинулась к ней, а следом все остальные. — Что дальше?

— Нам должны быть заказаны таксиметробили.

Ната наклонила голову, словно прислушивалась — так и было, ожил наушник и заговорил голосом Понтия.

— Да, они уже ждут, — подтвердила Натали. — Конечный пункт — особняк моего…

Она запнулась.

— Скандора Флина.

Натали никогда еще не пользовалась, для того чтобы попасть в дом, этим входом. Хотя он был предусмотрен для привилегированных гостей, толпу молодых людей никто не стал проверять на входе. Здесь тоже располагался пост охраны, но ни один детектор не подал сигнала, предупреждая об опасности. У парней и девушек не было с собой оружия, биологической угрозы они тоже не несли. Охранник только скользнул по ним удивленным взглядом, который остановился на лице Роланда.

— Экскурсия, что ли, какая? — миролюбиво спросил он.

Вдруг тень узнавания появилась в его глазах.

— А ты? Я тебя знаю?

Скорее всего, так и было. Роланд не знал его лично, но определенно пересекался с ним пару раз по службе. Ройл, конечно, придал лицу озадаченное выражение, радуясь про себя, что Ната затерялась среди других и остается неузнанной.

— Нет… Вроде нет…

— Ладно… Давай закачаю карту, чтобы вам легче было ориентироваться. Без карты до кабинета вы, боюсь, только к вечеру доберетесь.

Он хихикнул своей шутке, Роланд же послушно протянул руку браслетом вверх, и охранник коснулся его планшетом, мгновенно установив карту в навигатор.

Они отошли уже на приличное расстояние, хотя продвигались не так быстро, как хотелось, из-за того что члены стаи принялись вертеть головами, разглядывая холл.

Все здесь было устроено так, чтобы специально пускать пыль в глаза клиентам. Ведь только богатые и знаменитые могли пройти сквозь двери верхнего уровня. Стены были прозрачными, а по ту сторону в воде, переливающейся золотыми и серебряными блестками, плавали радужные рыбы. Плитка пола, по которой ступали ребята, под их шагами сначала издавала отдельные ноты, которые потом слились в странную, отрывистую, но удивительно гармоничную мелодию. Над головой ничего не было, кроме синего неба и яркого солнца — голографическая иллюзия, конечно, но какая!

— Ого, — выдохнула Мирта. — Вот ты богачка, Ната.

— Не я, мой отец, — кратко отозвалась та.

Натали, кажется, единственную не занимали ни рыбы («Очередные мутанты», — брезгливо подумала она), ни музыка («Фу, дешевка»), ни остальная мишура, расставленная здесь, словно сеть, в которую должны попадать богатенькие клиенты.

План показывал, что дальше надо подняться на лифте, но они не успели зайти в него, потому что сзади их внезапно нагнал давешний охранник.

— Стойте. Я тебя узнал!

Роланд первым делом подумал, что охранник обращается к нему, но взгляд мужчины был устремлен на Натали. «Вот …!!» — мысленно выругался Ройл, прокручивая в голове приемы, которые позволят быстро вырубить охранника, и просчитывая шансы.

— Мирта, — тихо, почти одними губами произнесла Натали.

Мирта кивнула, и в ту же секунду свет померк. Голографическое солнце выключилось, как обычная люстра. И даже серебристые искры, плавающие в воде, помутнели. Однако кое-где пробивался естественный свет — панели на потолке оказались подогнаны не плотно, свозь узенькие полоски проникали лучи настоящего солнца. Света было очень мало, но достаточно, чтобы увидеть, что охранник выхватил оружие — игтис, такой же, как был у Роланда. Ройл шагнул вперед, чтобы принять удар на себя. Охранник медлил, трубка дергалась в его руках, как живая. Очевидно, ему еще не доводилось целиться в живых людей. А тут еще эта девчонка, так похожая на погибшую наследницу.

— Подожди, — мягко сказала Ната, выходя вперед, и, хотя Роланд положил уже ей руку на плечо, чтобы вернуть в безопасное место, она успокаивающе накрыла ее ладонью. — Подожди, Ройл. Сирены.

Она все так же не поднимала голоса, но Сирены поняли и с двух сторон вышли вперед, тихонько напевая. Выглядело это так, словно девчонки то ли хотят пошутить над охранником, то ли не от мира сего.

— Что?.. — начал он, но как-то растерялся, словно позабыл слова.

Одна из Сирен продолжала петь все громче и пронзительней, так что у Ройла заломило мозг, как бывает, когда кто-то рядом водит острым предметом по стеклу. Другая из девушек произнесла, общаясь к мужчине:

— Отдай оружие.

Голос ее был словно шорох бумаги на ветру, почти неразличим среди песни, что исполняла ее напарница.

Охранник протянул игтис, одной рукой держась за голову.

— Дай нам пройти, — продолжила она. — Возвращайся на пост.

Охранник медленно повернулся и побрел, спотыкаясь, в обратном направлении. Только когда он скрылся за углом, у всех из груди вырвался невольный вздох. Голографическое солнце снова зажглось.

— Лифт, — напомнила Ната. Кажется, она единственная сохранила хладнокровие в этой ситуации. Опасность позволила ей собраться и действовать так, как учили. Или это внезапно заработал инстинкт Альфы, который оказался сильнее человеческих сомнений и чувств.

Створки закрылись, включилась приятная мелодия, и лифт медленно пополз вверх. Роланд продолжал следить за их перемещением по карте. Этаж FG-68 подсвечен был желтым — кабинет Скандора Флина на этом этаже.

Но еще не достигнув нужного уровня, лифт вдруг вздрогнул и остановился. Это было похоже на сбой в программе, и Роланд одновременно с Натой догадался, что произойдет дальше.

— Нас сейчас потянут вниз, — крикнула Натали.

— Охранник пришел в себя, — объяснил Роланд, обращаясь к тем, кто не понял, почему лифт завис. — Надо быстро что-то решать.

Ната оглянулась, отчаянно вглядываясь в лица своей стаи, и почти сразу ее озарила идея:

— Кит, Атлана, вы должны его раскачать. Сработает аварийная эвакуация — лифт дотянет до ближайшего этажа и откроется.

— Точно? — усомнился Роланд, вспомнив, что близнецы совсем недавно еще не умели контролировать свою силу, и представил уже вариант, что лифт просто, не выдержав вибрации, сорвется вниз.

— Я в них уверена! — Ната кинула на Роланда хмурый взгляд, закусила нижнюю губу. Он догадался, что она и сама все знает про Кита и Атлану, но ни за что не покажет своих опасений.

Близнецы вцепились друг в друга так, что костяшки пальцев побелели.

— Держитесь! — успел крикнуть Ройл.

Все схватились за поручни по периметру лифта. Кабина же, словно в ответ на эти слова, завибрировала, задребезжала. Пластиковая панель на потолке разлетелась осколками. Все закричали, закрывая головы. Свет погас, в полной темноте слышен был только звук стонущего металла: лифт боролся как мог с неведомой силой, пытающейся его раскачать. А потом медленно-медленно пополз наверх и остановился, как надеялся Роланд, у выхода на этаж. Двери, однако, открываться не спешили.

— Они перекосились! — Мирта произнесла это чуть не плача. Видно, как она ни настраивалась на события сегодняшнего дня, но к такому повороту событий совершенно не была готова. Остальные подавлено молчали.

— Так, все хорошо! — громко сказала Ната. Роланд не видел в темноте ее лица, но голос звучал уверено. — Майкл и Алекс, попробуйте ее открыть.

Ройл мимолетно удивился, кто такой Алекс, потом догадался, что это тот самый паренек со светлыми волосами, имя которого до сих пор было ему неизвестно. Он на пару с Майклом владел телекинезом. И да, телекинез отличная идея — стоило попробовать.

Майкл и Алекс вышли вперед. Сейчас, когда действовать предстояло им, они сумели собраться. Альфа доверяла им, они не имели права раскисать. Но как бы ни старались они приоткрыть створки, те лишь выли, подобно живому существу, и сдвинулись самое большее на пару сантиметров, так что едва можно было просунуть ладонь. Зато по крайней мере все увидели, что снаружи их никто не ждет. Пока…

Ната задумалась. Она укусила себя за костяшку указательного пальца, и Роланд видел, что она растеряна.

— От жара металл может деформироваться, — сказал он. — Но на какое-то время станет более податливым.

Натали метнула на него раздраженный взгляд, но секунду спустя на ее лице отразилось понимание.

— Да, да! Жаклин, попробуй. Алекс и Майкл, будьте наготове.

Жаклин положила ладони на перекошенные створки, и кабина лифта наполнилась жаром. Металл нагревался очень быстро, а вместе с ним поднималась температура, так что уже через короткое время больно было вдыхать раскаленный воздух. Стены нагрелись тоже, так что все сбились в центре, встали, положив руки на плечи друг другу.

— Давайте теперь! — скомандовала Натали телекинетикам.

Алекс и Майкл, казалось, ничего не делали, просто застыли, изо всех сил упершись ступнями в пол, но видно было, что внутри себя они прилагают колоссальные усилия: на лбу выступали капельки пота, кулаки крепко сжались.

Некоторое время казалось, что двери лифта так и не поддадутся на усилия, но внезапно те, натужно взвыв в последний раз, распахнулись так стремительно, что кабина лифта вздрогнула.

— Быстро, выходим!

Путь был открыт, карта на навигаторе показывала, что приемная Скандора Флина находится буквально в десятке метров дальше по коридору. И Роланд даже узнавал эту часть особняка, сюда он заходил, когда работал на Флина, здесь же он побывал не далее, чем вчера. Он уже сможет довести их без навигатора, впрочем, как и Натали.

Они едва успели перевести дух, вывалились в коридор и не могли надышаться. Осколки от разлетевшейся панели, хотя она и была изготовлена из безопасного пластика, все же оставили небольшие ссадины и порезы.

— У тебя кровь. — Ната провела по лбу Роланда кончиками пальцев и показала ему. Роланд до этой секунды ничего не чувствовал, удивлялся только тому, что вспотел так сильно, что соленые капли заливают глаза. Ерунда, конечно, но видеть мешает. — Гладис! — сказала Ната, но парнишка уже и сам вышел вперед.

— Не надо, время потеряем. — Роланд попробовал отказаться от помощи, но тот махнул рукой.

— Пара-тройка секунд, — ответил он, поднимая руки.

Ройл ничего не ощутил, но кровь течь перестала. Отлично.

Однако надежда, что теперь все будет идти как надо, исчезла в тот момент, когда по обеим сторонам стаи выросли парни в легкой броне с электроразрядниками в руках.

Натали обернулась на свой отряд, по ее глазам Роланд видел, что сдаваться она не собирается и в этот момент просчитывает варианты, кого из команды отправить вперед. Мирта и Альберт мгновенно оглушат и ослепят неприятеля, Сирены лишат воли. Жаклин воспламенит. Айвон, чья сила узконаправлена, однако, вполне успешно разделался бы с деморализованным противником и поодиночке, не говоря уже о самой Натали.

Но нужно ли это делать?

— Стойте! — крикнул Роланд, поднимая руки, привлекая к себе внимание. Ната посмотрела удивленно, но обернулась на стаю, делая знак ждать. — Куда вы должны нас отвести? — обратился он к бойцу, на чьих нашивках были две полоски — именно он отвечал сейчас за отряд.

— Мы должны вас отвести в кабинет Скандора Флина для разговора. Идите за нами, и никто не пострадает.

Ройл выразительно посмотрел на Натали, словно пытался сказать: «Разве мы не того же самого хотели?» Ему можно было и не стараться так сильно, она сама уже все поняла и расслабленно опустила плечи.

— Да, не хотелось бы, чтобы кто-то пострадал, — сказала она с грустной иронией. Бойцам отряда и в голову не пришло, что это именно они избежали сейчас печальной участи.

— Следуйте за нами.

Старшина пошел вперед, за ним Роланд, ничего не мог с собой поделать, даже понимая, что Ната в десятки раз сейчас сильнее его, он продолжал ее прикрывать. Следом стая, охрана обступила их по бокам и сзади.

Коридор, обычно заполненный посетителями, сейчас был пуст — всех успели эвакуировать. Ната сначала шла быстро, потом стала замедлять шаги и в конце концов почти встала. Ройл понял, что она увидела дверь кабинета, до которой оставалось всего несколько метров.

Роланд вернулся, сжал ее руку.

— Я знаю, что тебе страшно. Просто поверь — все закончится хорошо!

Ему бы очень хотелось сказать, что Скандор на их стороне, и он жалел, что не нашел подходящего момента и нужных слов, чтобы сообщить об этом раньше.

— Я… Я не смогу его убить, — тихо сказала она. — Что бы я там раньше ни говорила…

— Тебе не придется…

— Идите! — Старшина грубо прервал их, даже, кажется, потянул Натали за локоть. У Роланда сжался кулак, который он уже готов был всадить ему в челюсть. Натали вздернула голову, и Ройл увидел в ее глазах знакомый темный огонь, который возникал в те секунды, когда она переставала контролировать себя. Но их взгляды пересеклись, и каждый увидел в другом отражение собственной злости и тут же осознал всю бесполезность этого. Когда убить — просто, иногда нужно найти в себе силы именно для того, чтобы не убивать.

Пламя в ее глазах погасло, и она, преодолев последние несколько шагов, толкнула дверь кабинета.

Скандор Флин ждал их, стоя у своего стола, и, когда Натали переступила порог, он тоже двинулся ей навстречу, раскрывая объятия.

Ната тут же замерла на месте.

— Ты бросил меня, — прошептала она. — Кинул на самое дно. Ты мне не отец даже!

Она обернулась на свою стаю, словно ища поддержки, и голос ее окреп:

— Но сейчас это все не важно! Мы здесь, чтобы предложить тебе сделку!

В кабинете стало тихо, слышно было только учащенное дыхание парней и девушек, что замерли у входа. Роланд думал о том, что все они, наблюдая разговор между Натой и Скандором Флином, представляли сейчас встречу с родителями, которая каждому из них предстоит.

Скандор молчал довольно долго. Вся его мощная фигура, словно вырубленная из куска каменной породы, его лицо с грубыми чертами, которые, однако, говорили о его несгибаемом и цельном характере, сейчас вдруг словно поплыла. Роланд не мог дать точного определения этому, но только вдруг он увидел перед собой пожилого, усталого и, может быть, даже больного человека с кожей землистого цвета, с опущенными плечами.

— Прежде чем… случится то, что случится, я бы хотел сказать тебе, что любил тебя всегда по-настоящему, Ната.

Роланд краем глаза заметил, как переглянулись члены стаи, им не понравилась скрытая угроза в этих словах. Но сама Ната не подавала никакого знака к борьбе, быть может, она услышала сейчас только слова «любил по-настоящему» и теперь просто не могла прервать его, пока не узнает то, что прозвучит дальше.

— Знаешь, всегда изумлялся тому, что в плохих боевиках злодеи вдруг начинают вести откровенные беседы в финале. Зачем? Убей, и победишь. А сейчас понимаю. Такие разговоры нужны вовсе не для того, чтобы закрыть сценарные дыры, а злодею дать последний шанс оправдаться. Мы все только люди. Слабые создания. Прости меня, Натали. Были моменты, когда я всерьез считал в том, что задуманное мной — бред и я никогда не смогу воплотить свой план в реальность. Я был слаб в такие моменты. Но потом понимал, что это единственный выход для тебя. В любом случае — неизвестно, что лучше: быть марионеткой в руках этих тварей или пожертвовать жизнью для спасения людей… По крайней мере, я знал, что делал для тебя все, чтобы ты была счастлива столько, сколько это возможно…

— Я не понимаю, — прошептала Ната, совершенно сбитая с толку. Она все так же не торопилась принимать решение, зная, что сила все равно на ее стороне. Но тогда она точно уже ничего не узнает.

— Девочка моя… Я объясню. Ты ведь знаешь о болезни «серая хворь», как ее называют в народе? У нее длинное медицинское название, но про «серую хворь», уверен, ты слышала не раз. Необъяснимая этиология и почти всегда летальный исход.

Роланд сжал челюсти, стараясь ничем не выдать своих чувств. Именно от этой болезни погибла Лесса, лечение не дало никаких результатов.

— Все были уверены, что болезнь — следствие дурной экологии. Загрязненный воздух, суррогатная пища. Но исследования показали, что ей в одинаковой степени подвержены как люди с нижнего уровня, так и те, что живут в благополучных районах. Я много лет помогал исследованиям в этой области, десятки лабораторий независимо друг от друга пытались определить причину. В конце концов поиски дали результат…

Он не отводил взгляда, когда говорил это, смотрел на Натали, и на его лице сквозь привычное выражение уверенности и силы проступало нечто новое, незнакомое — чувство вины. Или, возможно, сожаление о том, что придется сделать.

— Я ничего не понимаю, — повторила Ната, растерянно глядя на него.

— Уверен, ты уже знаешь все об истории колонизации Примариуса. И об исконных жителях планеты, чья месть отсрочена была на столетия. Ты поэтому здесь. Предложить мне сотрудничество от лица тех, кто считает себя носителями древних душ. Занять ключевые точки в верхах власти, тогда взять Примариус под контроль будет проще простого. Им только не известно, что месть их осуществляется давным-давно. «Серая хворь» — не что иное, как испорченное ДНК. Информация, хранившаяся там, должна была пробудить память в нужный момент, спустя годы и годы. Но она не вся сохранялась в неизменном виде, дробилась, терялась. Эти осколки не могли пробудить память, но могли нанести серьезный вред организму. Вот что является причиной болезни. Враг — внутри нас. Почти восемьдесят процентов жителей Примариуса произошли от первых колонистов, и почти все в той или иной степени несут в себе испорченный ген.

— Вы тоже больны, — констатировал Роланд, догадавшись сейчас, что интерес Скандора к исследованиям был вовсе не праздным.

— Да, — не стал отпираться Флин. — Болен и давно. Мы все больны, просто у кого-то симптомы проявляются сразу, у кого-то позже, у кого-то не проявляются совсем. Но сейчас я как никогда близок к спасению жителей нашей планеты. Есть лекарство.

Он указал на Нату, которая, повинуясь неосознанному страху, отступила назад.

— Возможно, я никогда не решился бы на такой поступок, если бы не катастрофа. Если бы не гибель моей жены и дочери. Мне было нечего терять. Поэтому я сам нашел их и сам попросил о помощи. Самое смешное, что я тогда не догадывался об истинных намерениях этих людей, мне всего лишь требовался кто-то, кто согласится изготовить клона. Они думали, что действуют на своих условиях, а я был уверен, что я действую на своих. В итоге обе стороны остались в дураках. Кровь, что я предоставил для создания девочки, уже была изменена. Мы тогда еще находились в самом начале пути и ничего не знали ни о жуткой истории Примариуса, ни об испорченной ДНК. Только надеялись, что кровь Евгении, моей жены, которая родилась на другой планете и никак не может быть носителем измененного гена, сможет помочь. Ты, Натали, не только Альфа стаи. Это ведь так называется? О, не смотри так удивленно, я всегда был на шаг впереди, даже тогда, в самом начале, когда еще не обладал богатством и славой. Я потерял семью, я был болен, но разум не оставлял меня никогда. Один я бы не справился, конечно. Хорошо, что довольно быстро удалось собрать группу. Объединившись, мы с каждым годом становились все сильнее, проталкивая друг друга наверх. Да и наши знакомцы не остались в стороне — им выгодно было мое… Наше возвышение. И теперь вот мы здесь, в финале пути. Натали, ты и твоя стая не только обладаете удивительными способностями — вы созданы так, чтобы спасти жителей Примариуса от гибели. И я правда сожалею…

Он словно подавился: не мог произнести эти слова, хотя все присутствующие в комнате давно догадались, о чем именно сожалеет Скандор Флин. Но он все же заставил себя договорить. Он никогда не оставлял дела незавершенными:

— Сожалею о том, что лекарство можно изготовить только из переработанного материала. Тебе придется умереть, моя девочка.

По лицу Натали никак нельзя было определить, понимает ли она то, что слышит. Она как будто оставалась совершенно спокойна, стояла, склонив голову набок, разглядывая человека, которого долгое время считала отцом.

— Так ты всегда знал, что растишь меня как теленка на убой? — спросила она тихо. — Восхищаюсь твоей выдержкой. Думаю, что я выросла такой стервой, потому что всегда в глубине души чувствовала, что за всей твой заботой не стоит настоящей любви. Так любят зверушек, но усыпляют, если они начинают доставлять неприятности. Ради их блага, конечно. И, как понимаю, нас всех надо разобрать на запчасти, чтобы получить мифическое лекарство? Так вот, зверушки отказываются умирать!

Она начала говорить спокойно, но к последней фразе уже дрожала от неконтролируемой злости.

— И знаешь, у меня сюрприз для тебя, папочка. Это ты сегодня умрешь! Мирта, Альберт, Айвон — вперед!

Скандор вдруг ухмыльнулся, и Роланд почему-то только в эту секунду понял, что человек, который достиг таких высот в обществе за такой короткий срок, никогда не смог бы сделать это честным путем. Он всегда уважал Скандора Флина, но, видимо, слишком мало его знал. Ведь даже сейчас, прикрываясь всеобщим благом, представляя себя едва ли не мучеником: как же, ведь он жертвует дочерью, — на самом деле хотел спасения только своей жизни. Он очень и очень болен, времени у него осталось совсем мало, Роланд теперь отчетливо это видел и удивлялся, как не смог разглядеть раньше. И, заметив, что Мирта, Альберт и Айвон делают шаг вперед, понял, что не станет его защищать.

Однако то, что случилось дальше, явилось полной неожиданностью для всех.

— У меня для тебя тоже сюрприз, Натали. Думаю, ты очень удивишься.

И Скандор вдруг повернулся к Роланду. Лицо его было лицом человека, который вдруг сорвал джекпот в тот момент, когда все уже начинали жалеть бедолагу, спустившего всё до гроша.

— Черная звезда, — сказал он.

Ключица Роланда, под которую был введен чип, вспыхнула огнем. Ему показалось, что руку вырвали с мясом, так сильна оказалась боль. Но секундой позже Ройл понял, что боль — не самое страшное.

Все его тело наполнилось жаром, разум поплыл. Он терял сознание, но, находясь уже где-то на грани, догадался, что именно с ним сделали. Всем симбам еще курсантами вживляли в тело наноконструкцию, благодаря которой их нервная система через циребрум соединялась с псевдонейросетью челнока. По сути, человек отчасти становился киборгом, и курсанты иногда шутили, что при желании можно взломать их разум и управлять им. Никто, правда, раньше не пытался такого проделать. Во-первых, каждая подобная система обладала уникальным кодом, так что, если бы кто-то и сумел создать ключ, он подействовал бы на одного конкретного человека. А кому он нужен — один зомбированный воин, когда за деньги можно нанять целую армию. Поэтому слухи всегда оставались лишь слухами.

Но сейчас, когда его мышцы выкручивались, отказываясь подчиняться, Ройл понял, что взлом все же возможен. Что ключ, написанный отцом Жаклин и названный так красиво — «Черная звезда», предназначался для него. Что Скандор Флин спланировал это давным-давно, возможно, уже тогда, когда нанимал бывшего десантника-симбионта в телохранители своей дочери. А еще Ройл догадывался, что взломанный боец превращался в грозное оружие. Он не будет чувствовать боли и страха, не остановится перед смертельной опасностью. Полностью покорится хозяину. Правда, пока его воля и сознание гасли, Роланд еще надеялся, что Натали поступит правильно и позволит стае уничтожить его, пока он не причинит никому вреда. Не причинит вреда ей…

Главное, чтобы она не замешкалась, не сомневалась и действовала быстро. Каждая секунда сейчас была на счету. Ройл хотел крикнуть ей об этом, но рот уже свело судорогой, он не подчинялся ему, как и все остальное тело. Роланд еще мог мыслить, еще оставался собой, но уже чувствовал, как вытягивается по стойке смирно, как застывает его лицо в маске безразличия, но все же продолжал видеть и осознавать. Вот Айвон и Мирта переглянулись, ожидая приказа Альфы, Кит и Атлана держатся за руки. Рот Жаклин округляется, словно она хочет крикнуть, и она закрывает его рукой. Догадались ли она?

А Натали смотрит на Роланда в упор, и ее синие глаза широко раскрыты. Она должна отдать приказ, или будет поздно. Но Ната молчит и только смотрит, не отводя взгляда.

«Глупая принцессочка, прикажи им. Позови Айвона на помощь, он справится. Пусть Майкл оттолкнет меня, пусть Питер заморозит на месте... Еще мгновение, и я, может быть, получу команду тебя убить».

Он представил, как заламывает ее хрупкие руки, как нещадно накручивает на руку волосы, заставляя упасть на колени. Роланд видел краем глаза, что Скандор Флин все так же стоит у стола, обдумывая, очевидно, какой приказ отдать. Время замедлилось и стало вязким.

Ройл видел, что Ната все поняла, догадалась, что Роланд — ее личное персональное оружие. Скандор Флин и правда был гением. Идеальное решение и отличный план, который сработал. Нанять телохранителя с максимальным уровнем эмпатии, зная, что он не бросит свою подопечную в беде. Будет заботиться и защищать. Заставит ее поверить, что с ним она в безопасности. Заставит ее привязаться. Чтобы потом, в нужный момент, она не смогла поступить правильно.

— Держи ее, мальчик, — сказал Скандор, и голос его звучал устало. Он уже знал, что победил, и злость его как-то моментально выгорела. — Но будь бережным, мы не хотим делать ей больно. А вы, ребятки, не смотрите так, словно хотите съесть меня живьем. Вы ведь знаете, что если Альфа умрет, то и вы следом? Стая без Альфы не живет. И на случай, если кто-нибудь захочет причинить вред Роланду, — мы не только заставили его слушаться, мы превратили его нейросеть в силовое поле, сквозь которое почти невозможно пробиться. Так что, птенцы… Они ведь вас так называют? Ведите себя хорошо и протяните руки, что вам смогли надеть магнитные браслеты. А потом сможете отдохнуть в гостиной на мягких диванах. Я уже даже распорядился приготовить вам какао и бутерброды. Не бойтесь, все, что случится потом, будет не больно. И вы сможете попрощаться с родителями.

Ната моргнула, а потом зажмурилась. Она отказывалась бороться, не хотела даже попробовать.

Роланд пошел вперед, подчиняясь приказу. Он не чувствовал рук, но видел, что положил ладони на плечи Натали. Не так, как привык, нежно и осторожно — обрушил их со всей силой: она едва устояла на ногах. Подняла лицо, пытаясь отыскать в его глазах прежнего Ройла, увидеть хотя бы отголосок его души.

«Принцессочка, ты еще можешь попытаться. Ты сильнее. Вспомни. Моя шея не защищена сейчас. Наверное, ты видишь, как бьется жилка. Попробуй…»

Все что он мог, это кричать, заключенный внутри собственного тела. Ната могла «нырнуть» и услышать, только он не чувствовал ее присутствия в своем разуме: она просто смотрела.

— О, Роланд, — прошептала она. Обвила его руками за талию, прижалась. Он уже не чувствовал прикосновений, но еще видел. Реальность постепенно мутнела, границы предметов размывались, ему казалось, что он умирает, но бороться не было сил.

Что же, может, так даже лучше: он уйдет первым и не увидит ее гибели.

Обидно было только, что Ната погибнет зря. Если бы он только догадался насчет «Черной звезды». Если бы меньше доверял Скандору Флину… Но теперь уже поздно было об этом думать.

Слишком поздно.

***

Ната слышала, что кто-то из девушек плачет. Кажется, кто-то из Сирен, они всегда были такие нежные, им труднее всего давалась подготовка. А мысль о том, что придется вести борьбу с собственными родителями, их просто убивала. Держались они до сих пор только благодаря воле Альфы.

Ната подумала, что надо обернуться, поддержать, сказать на прощание какие-то слова своей стае. Но, как она ни старалась, даже повернуть головы не могла — Роланд держал крепко. Неужели она больше их даже не увидит?

— Отец… Скандор! Разреши мне попрощаться!

Ведь не откажет он ей в этой малости, теперь, когда уже победил.

— Роланд, поверни ее. Недолго. И смотри, если я почувствую в твоих словах подвох, на этом все и закончится. Роланд, следи.

Крепкие, сильные руки на секунду выпустили ее, давая развернуться. А потом он положил ладонь на ее горло, предостерегая от глупостей.

Роланд… Он ведь правда ее задушит, посмей она сказать хоть одно лишнее слово…

Ната подняла глаза на свою стаю. Вот они, стоят, прижавшись плечами, и смотрят на свою Альфу. Натали боялась, что они будут злиться за то, что она не расправилась с Роландом, пока еще могла, но по глазам видела: они понимают. А еще Ната только сейчас осознала, что такой финал был неизбежен. «Серые» действительно рассчитывали на то, что горстка юных девушек и парней способна устроить переворот? Даже будь они в сто раз сильнее и проведи в подготовке не месяц, а год — даже тогда они не смогли бы хладнокровно убить своих родителей. Ладно, тех, кого считали родителями. Провальный и глупый план…

Голос Понтия продолжал бормотать что-то в ухе. Он не умолкал с тех пор, как Роланд подчинился коду «Черная звезда» и все пошло не так. Ната не вслушивалась, просто вытащила наушник и бросила на пол.

— Ну что, фиговая из меня получилась Альфа… — сказала она, сморщившись, чтобы не разреветься. — Вы отличная команда! И, думаю, со временем мы стали бы не только командой… Мы бы стали семьей…

Натали никогда не была сильна в таких разговорах, вот и сейчас не знала, что говорить. Понимала только, что надо сказать что-то правильное на прощание, но, как ни старалась, не могла подобрать нужных слов. Будто растеряла вдруг весь словарный запас, превратившись опять в ту глупую девочку, какой была всего несколько недель назад.

Но была ли она глупой на самом деле? Была ли злой и эгоистичной, такой, какой все привыкли ее видеть. И такой, какой она сама привыкла видеть себя. Почему-то сейчас вся прошлая жизнь казалась такой далекой, будто случилась с другим человеком. На самом деле она только сейчас чувствовала себя той, кем должна была быть, — лидером, который должен заботится о других, не о себе… Если бы только получить второй шанс…

— Простите, — сказала она, не зная, что здесь еще можно добавить.

Они, ее стая, не сговариваясь сжали правую ладонь в кулак и прижали к груди. У них никогда раньше не было такого жеста, они даже не договаривались ни о чем подобном, но Ната безошибочно угадала их молчаливое послание — «мы с тобой». Объединена ли была стая телепатической или еще какой-то связью — неизвестно. Главное, что они понимали друг друга без слов.

— Роланд, проводи Натали в ее комнату, — сказал Скандор. — Следи.

«Следи»… Как собачке.

Facebook Google Bookmarks Twitter LinkedIn ВКонтакте LiveJournal Мой мир Я.ру Одноклассники Liveinternet

Дорогой читатель! Будем рады твоей помощи для развития проекта и поддержания авторских штанов.