Браслет Джека окончательно покраснел — время вышло. Конечно, точно никто не мог сказать, как быстро появятся охранники, Джек рассчитал приблизительно, но в любом случае следовало спешить. Он заметно нервничал, переступая с ноги на ногу, ждал, пока Роланд закончит с рукой.

— Все? Давайте тогда быстрее в машину.

Ройл оглянулся, смерил взглядом слегка покореженный «Ксцентрик», стеклянную стену, сквозь которую проникал ветер. Не такой мощный, как мог быть, к счастью, комнату защищало слабое силовое поле.

— Хорошая машина, — сказал он и словно между делом туго завязал пряди волос, так чтобы они больше не лезли в глаза. — А стены, смотрю, хрупкие.

— Ага, — смешался Джек, не зная, как реагировать. — Может, поторопимся?

— Обязательно, — сказал Роланд.

Он снял рубашку, остался в майке.

— Мешает, — кратко пояснил он Нате, которая смотрела на него во все глаза. — Стесняет движения.

Он стоял рядом с Джеком, и друг детства Наты смотрелся сейчас испуганным встрепанным птенцом рядом с мускулистым, молчаливым Роландом.

— Аргиус заряжен? — спросил он коротко, увидев оружие в руках парня. И, не дожидаясь ответа, протянул руку. — Давай. У меня еще игтус охранника, должно хватить.

— Для чего? — нервно спросил Джек, вцепляясь в аргиус, но Ройл не стал объяснять, терять время, вместо этого аккуратно надавил тому на запястье, и оружие скользнуло в его ладонь.

— Для всего, — мрачно, но непонятно высказался Ройл. — За руль сяду я. Вы на заднее сиденье и пристегнитесь.

— Я… Я… не полечу, — невнятно прошептал Джек. — Я представляю, что ты задумал. Это самоубийство!

— А я полечу с тобой! — Ната уже стояла на ногах, хотя еще чувствовала слабость.

Он только кивнул в ответ.

— Что-то я разозлился, — сказал он, включая двигатель.

Натали сидела тихо, как мышка. Что-то в движениях Роланда, в его интонациях ясно говорило о том, что лучше его сейчас не трогать. Она словно впервые заново увидела Ройла — собранного и хорошо обученного бойца, безжалостного в бою. Как-то она мельком видела военную передачу, где рассказывали о Космической академии. И только сейчас всплыло в памяти то, что ведущий с пафосом называл десантников «машиной для убийства».

Ей, Альфе, на секунду стало страшно.

Джек растерянно застыл посреди комнаты, потом махнул рукой:

— Лечу с вами!

Возможно, он представил, что в комнату вот-вот поднимутся вооруженные люди и не факт, что с первого взгляда определят в нем Джека Лорна. Возможно, даже начнут стрелять… Возможно, рядом с этими двумя ненормальными он будет в большей безопасности, чем оставшись один.

«Ксцентрик» натужно загудел, под днищем заискрило, и по полу потянулась тонкая черная дымная пелена. Приборная панель заалела предупреждениями о неисправностях, но Ройл сумел поднять машину в воздух и осторожно провел ее сквозь сверкающий острыми краями пролом в стекле. Едва вынырнув наружу, машина резко развернулась и просела на этаж ниже, да так, что Джек с Натали хором ойкнули.

— Пищать команды не было, — усмехнулся Ройл. — Ты — перелезай за руль. Натали, при… хм, молодец, научилась пристегиваться. Слушайте оба. Сейчас мы проведем неподготовленную миссию по освобождению заложников. Вас этому не учили, а у меня сломана рука, так что от того, как вы будете слушаться, зависит много жизней. Твоя, Ната. Твоя, Джек. И всех этих цыплят. Ну и моя на сдачу! Не надо возражать, Натали, я пойду один. Спуститесь на двадцать этажей. Вам, королевским особам, вряд ли известно, но через каждые двадцать этажей на наружной стене закрепляется сервисная платформа. На случай ремонтов или перевозки крупногабаритных предметов. Выглядит как горизонтальный матово-черный выступ пять на пять метров. Пульт найдете, управление простейшее — вверх-вниз, силовое поле, стоп. Спускаетесь, пересаживаетесь на платформу, сразу поднимаетесь к пролому в стене. Ясно?

— Эм-м-м… Да!

— Натали, помнишь стишок про королеву?

— Да…

— Читай его вслух. Когда стишок кончится, надо быть у пролома!

— Ройл! У какого еще пролома?

— Вот у этого!

Ройл одним тягучим движением выбрался из окна машины прямо на ее крышу. Он вытащил аргиус и выстрелил в стену, а затем сделал шаг вперед и, резко оттолкнувшись от смятого капота «Ксцентрика», прыгнул сквозь потрескавшийся от попадания пластик.

Машина с Джеком и запоздало протестующей Натали ушла вниз, а Ройл катился по полу, сквозь белую россыпь оконного пластика и шептал:

Раз, два,

Королева жива.

Словно в замедленной съемке, навстречу Ройлу побежали трое охранников. Один налетел на локоть встающего десантника и выбыл из игры. Второй попытался достать Ройла прикладом и был отправлен в очень длинное путешествие за разбитое окно.

Третий оказался умнее и начал вытаскивать игтус. Времени у него на это не хватило, так что нажатый пальцами Ройла спусковой крючок разрядил парализатор прямо в бедро владельца. Судорожно стиснутые пальцы охранника, к большому сожалению последнего, остались на спусковом крючке, поэтому, падая, он выстрелил в себя еще несколько раз.

Рой этого уже не видел, он вылетал в подкате сквозь широкий коридор, продолжая говорить:

Хоть отдельно от тела

Ее голова.

Он впечатался в стену, сила инерции помогла ему выпрямиться. Два разряда впились в паркет прямо у его ног. Ройл тут же перекатился вперед и бросил два подобранных куска оконного пластика в стреляющих в него охранников.

Руки стали травой, посмотри... — кричала Натали, дергая страховочный трос, удерживающий платформу на стене. Он всё никак не отцеплялся от карабина. Джек тем временем колдовал над приборной панелью. Всё оказалось немного сложнее, чем утверждал Ройл. Разумеется, никто им не мог сказать, что они нашли не сервисную, а пожарную платформу.

Три — четыре, четыре — три.

Ноги отправились потанцевать.

Ройл прошел мимо рефлекторно дернувшегося охранника на полу. Выстрел в прозрачную панель холла, сквозь матовый пластик которой с трудом угадывались очертания оставшейся на этаже охраны.

Их уже не догнать.

Пять и шесть… — продолжал он, забрасывая в холл парализованное тело. Пока зеленые искры игтуса впивались в скользящее по полу тело охранника, Ройл одного за другим поразил вооруженных людей в ноги.

Шесть и пять.

Стала ветром и светом… — твердила Натали, поднимая лицо навстречу нисходящему ледяному потоку, — платформа начала подъем.

Водой и травой,

Но осталась собой… — выкрикнул Ройл, швыряя в лицо нападающему разряженный, а значит, бесполезный аргиус. Подбегающему слева повезло меньше, ему достался еще один — последний — осколок окна.

И осталась живой.

Семь, восемь…

Поворот-поворот-коридор, выстрел игтуса — мимо и бросок им же — попал! Странно, у двери совсем нет охраны. Не осталось охраны… Два заледеневших тела на полу. А смотреть за стол справа, из-под которого поднимается дымок, лучше не стоит… Ай да птенцы, решилась спасать свою Альфу все-таки!

У нее мы спросим

Девять, десять… — сквозь слезы твердила Натали, глядя на медленно, слишком медленно приближающийся пролом.

Все ответы взвесим,

Снегом станем, огнем станем,

Быть собой не перестанем.

Из пролома выглянул Ройл. Выглянул и скрылся, а на подлетающую платформу один за одним стали спрыгивать мальчишки и девчонки — стая. Ее стая.

Платформа подрагивала от ударов ног, но держалась прямо и крепко. Мирта не удержалась, покатилась кубарем по поверхности. Ната вскрикнула, уже представив, что та рухнет в пропасть, но по краям платформы, оказывается, защищала от падения невидимая глазу преграда — силовое поле.

Вот и последняя пара приготовилась к прыжку — Сирены и здесь оставались вместе, выскочили из пролома, держась за руки.

И с каждым прибывающим членом стаи Ната чувствовала, словно сила ее растет. А еще ощутила удивительное спокойствие — точно все части ее организма собрались воедино и все вновь стало так, как надо. Не хватало только главного.

— Ройл, давай! — крикнула она.

Все расступились, освобождая ему место для прыжка. Роланд оттолкнулся от проема и приземлился аккуратно в центр круга. Правда, в последний миг нога подвела, и он рухнул на колено, поморщился, вставая. И едва снова не упал, на этот раз оттого, что Ната повисла у него на шее, прижалась, вдыхая запах машинного масла, крови и пота.

Платформа тем временем уже скользила вниз — Джек не растерялся, взял управление на себя. Альтитуда уходила все выше, небо затягивалось пеленой тумана. Здания и конструкции подступали все ближе. Медиум, Тандем, Инфериор. Пожарная платформа могла двигаться только в одном направлении — вниз. Но Ната понимала, что, на самом деле, с каждым метром она все ближе к свободе. Она не падала сейчас, она поднималась…

…Майк был сильно удивлен, когда, открыв дверь другу, получил в довесок целую толпу взъерошенных, поцарапанных и помятых молодых людей. Он молча наблюдал, приподняв бровь, как они рассаживаются кто где: на полу, на подоконнике. Даже на стол примостилась худенькая девочка. Роланд остался стоять, хотя ему услужливо оставили кресло. И еще одна девушка встала рядом с ним — черноволосая, ее синие глаза сияли каким-то необыкновенным, нереальным светом. Она держала Ройла за руку так крепко, словно боялась отпустить хотя бы на секунду.

— Ну, привет, — доброжелательно обратился Майк к присутствующим, которые смотрели на него с опасением, но и с надеждой. — Ройл, твои друзья, как я понимаю?

— Да, — коротко ответил тот.

— Твои друзья — мои друзья. Что же… Будьте как дома. В холодильнике, кажется, была какая-то еда… Ройл, на секундочку.

Майк кивнул в сторону коридора — единственного места, где можно было уединиться. И там они какое-то время молчали. Роланд остро чувствовал, что выпить не помешало бы.

Майк пошарил рукой под пледом, которым был укрыт по пояс, и извлек на свет крошечную бутылочку, уже ополовиненную. Мысли сошлись.

— Пока молодежь не видит, — проворчал он, окручивая крышку. — Давай, по глотку. Выдохни и рассказывай все, как есть.

Разговор «на минуточку» растянулся на долгие полчаса.

— И что ты думаешь делать дальше? — спросил Майк, кивнув в сторону двери, за которой тихо как мышки сидели спасенные Ройлом парни и девушки. — Вы можете оставаться у меня сколько нужно…

— Ты сможешь сделать нам документы? — перебил его Роланд. — О большем не прошу.

Майк задумался, потом неуверенно кивнул.

— Да. Думаю, да… Но, боюсь, их отследят рано или поздно. Вас найдут.

Ройл усмехнулся как-то не по-доброму.

— Пусть ищут. Поиски в Инфериоре могут занять не один год. К тому же время работает на нас. Кто знает, в какую грозную силу превратится стая через год-два… Я обучу их.

Майк молчал: нечего было возразить на это. Судя по тому, что рассказал ему сейчас Роланд, скоро сами «серые», как он называл их в разговоре, станут опасаться своих творений. Да и Скандор Флин с его «группой» побоится вступать в открытую борьбу. Кажется, спокойной жизни на Примариусе скоро придет конец. С другой стороны, этому обществу, расслоившемуся на уровни с их устоявшимися границами, точно не помешает хорошая встряска.

В коридор выглянул смуглый паренек. На его скуле расплывался синяк, темные волосы до сих пор были припорошены стеклянной пылью. Джек, кажется. Сын президента Лорна.

Реальность с каждой минутой все больше напоминала какой-то сюр, но Майк уже устал удивляться, принимая как данность тот факт, что сын президента сейчас находится в его убогой квартирке и в данный момент доедает бутерброд, который Майк успел соорудить себе перед нашествием этих юных супергероев.

— Роланд, я пойду, — сказал Джек.

Выглядел он при этом немного виноватым. Немного подумал и протянул руку:

— Рад был знакомству.

— Оставайся, если хочешь, — ответил Роланд, пожав протянутую ладонь. — Для тебя тоже найдется место.

— Нет… Не смогу, пожалуй.

— А как объяснишь разбитый «Ксцентрик» и… все это?

— Ну, со своим-то отцом я как-нибудь договориться сумею. И не бойся, я вас не выдам. Если понадобится помощь…

Он замолчал, обдумывая слова, которые собирался сейчас произнести:

— Уверен, когда-нибудь я заменю отца на его посту. И тогда… Обращайтесь!

Он улыбнулся, словно сам не был уверен до конца — твердое ли это обещание или всего лишь шутка.

Роланд и Майк проводили взглядом удаляющуюся фигуру. Джек шел, расправив плечи. Что же, сегодня ему нечего было стыдиться.

— И еще, — добавил Ройл, помолчав. — У тебя есть оружие. Одолжи на пару часов. Не думаю, что придется его применить, но пусть будет.

— Куда ты опять собрался? — Майк не смог сдержать удивления. Хотя чему удивляться, это же Роланд. — Кого ты еще забыл спасти?

Ройл только улыбнулся на это вместо ответа.

***

Автомобиль пришлось угнать. Ну, как угнать — скорее, взять на время. Ведь свою «Кайю» Ройл оставил именно там, куда сейчас и направлялся. Он выбрал самую помятую и побитую развалюху, ведь вполне возможно, он еще немного ее поцарапает. Роланд мысленно пообещал водителю быть осторожным.

Майк, узнав, что Ройл собирается вернуться в логово за кошкой, только покачал головой. Он понимал, что отговаривать бесполезно.

Ната на соседнем сиденье сосредоточенно молчала. Только время от времени касалась руки Ройла, словно проверяла, что это он, во плоти и крови, а вовсе не призрак рядом с ней.

Перед дорогой она заставила его побрызгаться регенерином, отчего лицо нещадно саднило и чесалось, но это лучше, конечно, чем ежеминутно вытирать кровь из сочащихся порезов. Так что теперь Ройл сидел, весь облепленный белой пеной. То еще зрелище, наверное. Он усмехнулся, представив лицо Понтия. Если он будет там…

— Я с ним справлюсь, если что… — подала голос Ната. — С ними.

— Мы справимся, — поправил ее Роланд.

Остаток дороги не разговаривали. Зачем, когда понимаешь друг друга без слов.

Пустые лестничные пролеты, пыльные и покинутые. Даже странно: он был уверен, что их будут ждать. Вот и та самая дверь. Натали застыла рядом, подняв руку, словно готовилась постучать, но Ройл просто толкнул дверь, и та действительно оказалась не заперта.

Он пошел вперед, жестом показывая Натали, чтобы держалась за ним.

В коридоре пахло сыростью, плесенью — тот самый запах, который тут же вернул Натали назад в сегодняшнее утро. Это было так недавно и в то же время словно тысячу веков назад. Логово стояло покинутое, брошенное, будто здесь несколько месяцев никто не жил.

— Они ушли, — прошептала она, не зная, радоваться этому факту или огорчаться. Почему-то на короткое мгновение ей стало грустно, словно еще какая-то часть ее жизни безвозвратно ушла в прошлое. Словно ее опять выкинули. Глупые мысли. Ройл, словно почувствовал ее смятение, прикоснулся к плечу. Хотя он, кажется, неправильно истолковал ее печаль.

— Зачем бы они стали забирать ее с собой. Думаю, Морда все еще здесь и ждет нас. Посмотрим на кухне.

На кухне их ждала не только Морда.

Комкухи исчезли, столы были сдвинуты к стене, скамейки громоздились одна на другую. Лишь одна была выдвинута в центр помещения. На ней, положив ногу на ногу, сидел Понтий. Рядом примостилась Морда, поджав лапки и обернув их пушистым хвостом. Понтий чесал ее за ухом, та довольно жмурилась и, кажется, вполне была довольна жизнью. Глупая кошка… А в углу комнаты застыл Умница. Умница в заштопанном засаленном комбинезоне. Умница со скорбно опущенными уголками губ, и пусть это всего лишь износившийся силикон создавал такой эффект, казалось, что ему невыносимо грустно.

— Я знал, что вы придете, — сказал Понтий, вставая.

Ройл вытащил из кармана Иглу-5, одолженную ему Майком, но Понтий поднял ладони, показывая, что безоружен.

— Я вовсе не собираюсь устраивать с вами разборки. Битва уже проиграна. Пока…

Роланд и Натали переглянулись, словно спрашивая друг у друга: «Чего тогда ему нужно?» Понтий рассмеялся своим неприятным скрипучим смехом.

— Ната, девочка моя, мне просто интересно, ты не чувствуешь сейчас себя так, словно выбросила на ветер самое большое дело в своей жизни? Ничто не гложет? Отчаяние не накрывает?

— Нет… — нерешительно выдавила она, но потом уже увереннее повторила: — Нет!

— Ладно, отлично. Рад за тебя. Что же, мне пора идти… Умницу оставляю тебе, не благодари.

— Зачем? — растерялась Ната. Она, конечно, рада была Умнице, но не ожидала, что Понтий откажется от помощника.

— Жест доброй воли. К тому же мало ли… Вдруг однажды ты захочешь связаться со мной? Вспомнишь, для чего ты была создана.

— Не вспомню! — Ната сжала кулаки, чувствуя, что ее начинает трясти. — Этого не будет.

— Ладно, ладно. — Он примирительно развел руками. — Я уже ухожу.

Напоследок он еще обернулся, но не к Умнице, как можно было подумать. Умница, похоже, для него просто служил предметом. Обернулся, чтобы еще раз провести ладонью по рыжей шерсти.

— Ее ведь тоже создали искусственно, да, Роланд? Твоя кошка всего лишь маленький и милый биоробот. Ты думаешь, она искренне способна испытывать привязанность? Любовь? Сострадание? Не обманывай себя. Эти существа никого не способны любить.

Он перевел глаза на Нату и усмехнулся.

— Что же, цыпленыш, хотел бы сказать «прощай», но надеюсь увидеть тебя снова.

— Не увидишь! — крикнула она ему в спину, но он сделал вид, что не слышит.

Натали почувствовала, как кровь отлила от лица. Все, что он сказал сейчас, было правдой. И незачем себя обманывать. Она не умеет любить. Она — биоробот, существо, никто… Как она могла только позволить себе вообразить…

Но теплые сильные руки обняли ее, заслонили от всех бед. И страх отступил.

— Не слушай его, моя заколдованная принцесса. Если бы ты не умела любить, я бы до сих пор оставался в той башне. И вовсе не правильный набор генов делает нас людьми.

Она ничего не ответила, но почувствовала, как светло стало вдруг на душе.

Ната знала, что сейчас она еще только в самом начале пути и с трудом представляла, куда этот путь приведет ее. Знала только, что постарается идти в нужном направлении. Эта планета нуждалась в ней. В них. Они — лекарство. А еще они — свежий ветер, которого давно недоставало закостеневшему, застывшему и умирающему обществу Примариуса. Пока Ната не представляла, что делать с этим знанием. Но это пока.

Facebook Google Bookmarks Twitter LinkedIn ВКонтакте LiveJournal Мой мир Я.ру Одноклассники Liveinternet

Дорогой читатель! Будем рады твоей помощи для развития проекта и поддержания авторских штанов.