— Пошел вон. Пошел вон. Пошел вон, — повторяла она до тех пор, пока не почувствовала, что автомобиль поднялся в воздух. И только тогда села, откинула волосы и забилась в угол. Из зеркала заднего вида на нее смотрели темные глаза водителя. Ната не помнила лица. Он это или нет?

— У тебя есть с собой какие-то предметы, которые они тебе давали?

— Да…

— Выброси.

Ната сняла с руки гиперперчатку, скомкала, завернула в нее наушник и, приоткрыв окно, кинула вниз, испытывая при этом огромное чувство облегчения.

— Все?

— Нет… У меня чип в ноге… По нему меня можно отследить… И даже убить… Кажется…

Водитель длинно и витиевато выругался, так что Натали даже не все слова узнала, но все равно покраснела. Он увидел ее алеющие щеки, продолжая наблюдать в зеркало.

— Не грусти, принцессочка. Чип вытащим. Надо подумать, куда тебя отвезти…

«Принцессочка». Это все-таки он! И стало почему-то так легко и спокойно…

Однако она не могла не спросить:

— Та авария. Это ведь ты специально подстроил, да? Знал, что меня там будут ждать?

Он молчал какое-то время. Натали хотела бы видеть его глаза, но именно в этот момент он отвернулся.

— Да, — ответил он наконец. — Ты все равно узнаешь. Я все подстроил по приказу твоего отца.

— Что?!

Ната задохнулась. Во рту стало кисло от подступающих слез. Нет, это неправда. Это не может быть правдой. Она сильно укусила себя за костяшку пальца, надеясь, что физическая боль на время заглушит душевную. Но душевная была сильнее.

— Я не верю тебе…

— Он сам изложил мне разработанный им план. Указал место. Рассказал, как лучше все сделать так, чтобы никто не пострадал… Но, если быть до конца откровенным, имелась в этом одна странность.

— Какая? — Ната едва смогла заставить себя произнести это короткое слово, подступающие слезы душили, жгли.

— Скандор Флин — сильный человек. Я плохо его знал, но всегда видел, что это уверенный человек, цельная личность… Мне казалось, что, принимая решения, он не сомневается ни в чем никогда… Но в тот раз. Он плакал, принцессочка. Показывал место предполагаемой аварии, рассказывал, на какой минуте полета в двигателе возникнет неисправность… и плакал. Как ты сейчас. Когда никому, даже самому себе, не хотят показать слабости. Реви уже, не сдерживайся.

— Я не принцессочка! — крикнула Ната. — Ненавижу это прозвище!

И действительно разрыдалась, завыла, уткнувшись лицом в кожаную обивку автомобиля.

«Вентус» уже опустился на крышу многоквартирного дома в Тандеме, а Ната все не могла успокоиться. Хотя поток слез почти иссяк и она невольно ловила себя на мысли, что выглядит, должно быть, отвратительно. К измятому костюму и растрепанной прическе прибавился опухший нос и красные глаза. И это если еще не считать фиолетового пятна на запястье. Ната осторожно потрогала его кончиком указательного пальца — горячее.

— Приехали, — сказал водитель. — Машину оставим здесь.

Натали выбралась на жаркое душное покрытие площадки, остро пахнущее резиной. Внезапно закружилась голова, замутило, хорошо хоть водитель подхватил ее под руки, не давая упасть. Вот, опять она показывает ему слабость… Почему рядом с ним она становится такой беспомощной?

— Я тебя уволила! — сказала Ната, обвиняюще нацеливая палец в грудь мужчины. — Зачем ты вернулся, а? Решил продать меня подороже?

— Ты бредишь, принцессочка? — усмехнулся он.

Ната подняла глаза и впервые, кажется, разглядела его лицо. Молодое смуглое лицо с темными глазами. Царапин уже не было, но это и не удивительно — регенерин продается в каждой аптеке.

— Пойдем-ка. Позже поговорим.

Он повел ее за собой, обняв за талию. Лифт, темные коридоры, не такие грязные и вонючие, как в Инфериоре, и все же. Тесно, уныло. Он отпер дверь электронным ключом, привел Нату в крошечную комнату с одним-единственным окошком. На подоконнике чах облезлый цветок. Бесцеремонно сгрузил девушку на продавленный диван, откуда с мяканьем и визгом взметнулась рыжая тень.

— А-а-а! Что это?

— Тихо ты! Это Морда. Она сильнее тебя испугалась, между прочим. Иди, иди ко мне, девочка.

Из-под дивана показалась мохнатая голова, когтистая лапа доверчиво дотронулась до его ноги, когда он присел на корточки, пытаясь задобрить это рыжее недоразумение.

— Кот? — брезгливо спросила Ната.

— Сейчас чистых котов не найти. Бешенных денег стоят. Морда — котомяк.

— М-м-м?

— Искусственно выведенный из синтетической ДНК кот. Сейчас можно химическим образом воссоздать любую цепочку ДНК… Помнишь, много лет назад этот генетический бум? Котов мало на Примариусе. Зато для всех желающих вывели котомяков.

— Фу, гадость какая. Хуже роботов.

И уже не слушала, разглядывая комнатенку.

— Так это твоя халупа?

Гостеприимный хозяин не сумел проконтролировать выражение лица, брови взлетели так высоко, что почти забрались под кепку.

— Ты хотя бы представляешь, сколько стоит квартира в Тандеме?

— Не знаю, мне это ни к чему.

Натали и сама не заметила, как высокомерно это прозвучало. Но с небес на землю ее опустили быстро.

— И правда. У тебя теперь чудесный дом в Инфериоре.

Она насупилась, скрестив руки на груди, посмотрела исподлобья. А вот что ответить на это, не придумала. Он ухмыльнулся, но не зло.

— Ладно, принцессочка. Давай посмотрим твою ногу.

И он, не спрашивая разрешения, осторожно снял босоножку с ее ноги, пристроил ступню себе на колено и тщательно ощупал лодыжку и голень.

— Эй-эй!— возмутилась Ната, в первые секунды ошалев от наглости водителя. — А если пну?

— До чего глупая принцессочка. Твоя ножка меня совершенно не интересует. А вот чип — да. Или ты хочешь, чтобы через какое-то время сюда заявились незваные гости?

— Нет… Не хочу, — вынуждена была согласиться Ната. — Но разве ты сможешь его вытащить?

— Посмотрим…

Он вынул из кармана нечто напоминающее картонный квадрат, нажал в середину, и квадрат мгновенно заострился, превращаясь в длинное узкое лезвие. Поднял голову и увидел огромные испуганные синие глаза: Ната смотрела на нож в его руках.

— Ну, это уже слишком, — слабо пискнула она. — Я знаю, что я тебя поцарапала… Сильно… Но пожалуйста, пожалуйста, пожалуйста…

— А я ведь только и ждал момента, когда смогу вернуть тебе долг, — сказал парень мрачно и повертел лезвие в руках, так чтобы в нем отразились слабые лучи, падающие из окна.

— Ай!

Он вдруг расхохотался, сложившись пополам. Морда, недоверчиво наблюдающая за сценой из-за ножки дивана, вылезла и понюхала его руку. На морде Морды застыло недоумение — она явно впервые видела, чтобы хозяин так веселился.

— Извини, не удержался. У тебя было такое лицо! Но, принцессочка, а как, ты думаешь, его можно вынуть?

— Не так, — ответила Ната мрачно, ей отнюдь не было весело. — И хватит звать меня принцессочкой. Я — Натали.

— Я — Роланд. Ройл, если коротко, — представился он вдруг. — А твое имя я и так знаю, принцессочка. Давай ножульку.

Ната глубоко вздохнула. Ну, куда деваться — надо смириться с неизбежным. В конце концов, после падения с неба, похищения, сиреневой гадости, которую ей вкололи, чего еще бояться? А вот если похитители вновь обнаружат ее и явятся сюда, чтобы забрать… Вот это действительно страшно…

— Ладно, — согласилась она, зажмуриваясь. — Давай. Там, где место укола. Видишь?

— Да.

— Ай-ай-ай-ай!!!!

Кромсает ей ногу. Уже кость пилит. Кровь капает на пол…

— Хватит орать, как потерпевшая! Оглушила! Из-за этой царапины ты так кричишь?

Ната с ужасом посмотрела на лодыжку и увидела крошечный надрез с полсантиметра длиной.

— Все? — спросила она, не веря своему счастью.

— Так, принцессочка. У меня есть две новости — хорошая и плохая. С какой начать?

— С хорошей… Нет, с плохой… Все-таки с хорошей…

Она замолчала, не в силах что-то решить. Лучше бы это были две хорошие новости. Ройл усмехнулся и сложил лезвие, вновь превращая нож в безобидную квадратную карточку. Ната смотрела, не понимая.

— Чипа нет?

— Хорошая новость в том, что взрываться нечему, смерть тебе не грозит. Я сразу заподозрил неладное, когда увидел, что на ноге лишь след укола, слишком маленький для того, чтобы внедрить под кожу чип. Но все сложнее: то, что в тебе сейчас находится, вытащить невозможно.

— Почему? — Жаль, Ната не видела себя со стороны в этот момент, ее глаза были просто огромными и смотрели на Роланда так пронзительно, что он невольно улыбнулся.

— Это новый ДНК-чип. Его химическая структура разносится кровью, встраивается в ДНК клетки, так что каждая твоя клеточка становится крошечным передатчиком. Постепенно реагент вымывается. Но пройдет не меньше двух недель, прежде чем организм полностью очистится. И еще одна хорошая новость — передатчик слабый, запеленгуют его не сразу, так что у нас будет время…

— Время на что?

— Убегать и прятаться.

— Все-то ты рассчитал, — ядовито произнесла Ната, чувствуя, что злится. Надо же, все-то он знает. ДНК-чип, тра-ла-ла, чего-то там… А это ведь он во всем виноват! Из-за него Ната влипла в эту мрачную историю. А отец… Отец… Нет, об этом Натали думать не хочет и не станет.

Ройл понял, что она злится. Вместо того чтобы оправдываться, вдруг вытащил из-под дивана потерявшую бдительность Морду и сунул ей в руки.

— На вот, подержи котика!

Рыжий, лохматый и теплый зверь недоверчиво завозился в ее вдруг потерявших гибкость руках. Но потом кошка устроилась на коленях, обернулась хвостом и замурлыкала.

— Я… Я не люблю этих тварей!

— А они тебя любят, похоже, — усмехнулся Ройл.

И вышел из комнаты, оставив Нату охранять Морду. Вернее, это Морда охраняла Натали. Или они охраняли друг друга. Ну, согревали точно. Девушка вдруг поняла, что на нее внезапно свалилась усталость, было так тепло, уютно, что глаза сами собой стали слипаться. Сквозь полудрему она наблюдала, что Ройл достал рюкзак, поставил в центре комнаты и теперь собирает в него вещи. Пару рубашек, несколько футляров, больших и маленьких. Интересно, что там? Из заднего кармана брюк достал бумажник, раскрыл его и задумчиво изучил содержимое. Ната узнала этот взгляд, отец с таким же выражением лица изучал свои счета. Наверное, прикидывает, сколько у него денег. Денег, полученных за то, что он так ловко избавился от Натали… А кепку свою рыжую так и не снял. Невежа!

Проходя мимо девушки в очередной раз, Ройл сунул ей в руки баллончик.

— Регенерин, — кратко объяснил он. — Для твоего синяка.

Ната невольно посмотрела на запястье. Сиреневое пятно расползалось все больше. И это пугало.

— Это не синяк, — грустно ответила Ната.

Пришлось в двух словах пересказать историю с «заданием». Ройл присел рядом, разглядывая пятно. Хмурился. Ну что, мистер Зануда, теперь тебе нечего сказать?

— Слушай, а зачем тебе все это? — вдруг задала Ната давно мучивший ее вопрос.

Он оторвался от изучения пятна, непонимающе вскинул брови.

— Ну, зачем ты мне помогаешь? Ведь за это тебе никто не заплатит…

Ройл странно как-то дернул подбородком, словно воротник ему стал тесен. Не ответил сначала ничего, встал и продолжил собираться, но уже как-то нервно. Футболку скомкал и пытался этот комок утрамбовать в рюкзак, который и так уже был забит под завязку. Бросил ее в итоге на пол. Морда, которая уже какое-то время наблюдала за движениями хозяина, мякнула и подбежала к смятой футболке, попробовала на зуб, потом, подцепив когтем, потащила под диван с хозяйственным и торжественным видом. Ната, наблюдая эту сцену, не смогла сдержать улыбки. Ройл же смотрел на нее.

— Возможно, была задета моя профессиональная честь, — сказал он вдруг.

Ната удивилась было: «О чем это он?»

— Честь водителя? — слишком саркастично прозвучало, но ничего, переживет.

— Твой отец нанял меня не только в качестве водителя. Хотя тебе об этом знать было не положено. Он не хотел, чтобы ты чувствовала себя так, словно за тобой постоянно ведется слежка… Я прошел достаточно жесткий отбор, чтобы получить эту должность. Но и зарплата была обещана хорошая.

Ната открыла рот, чтобы вновь съязвить, но что-то во взгляде Роланда убедило ее, что он говорит правду.

— По специальности я военный инженер. Космическая академия. Три года в спецназе. Вынужден был уйти…

Парень приподнял штанину, и Ната увидела, что кожа на его ноге неестественно серого цвета, гладкая и блестящая. Не нога — синтетический протез.

— Ого, — протянула она, ошарашенная этим признанием и видом искусственной ноги. — Вот это водитель у меня…

— Телохранитель, — поправил он. — С четкими и ясными инструкциями не спускать глаз. И чтобы ни один волосок…

Он прервался. Нахмурился.

— И вот однажды я получил приказ: вместо того чтобы охранять и сдувать пылинки, отвести юную принцессочку, избалованную стервочку, конечно, с непомерно раздутым самомнением и пустотой в голове…

Натали просто задохнулась от возмущения, выслушивая все это, но почему-то молчала.

— …но все же совсем еще юную, в клоаку, на самое дно, и бросить ее там. Я думал, что смогу. Я был очень зол. Признаться, первые несколько минут ликовал из-за восторжествовавшей справедливости. А потом увидел, как принцессочку, которую оберегал все эти годы, швырнули в машину, словно куклу…

Ната тоже вспомнила и сжалась, всхлипнула. Ощущения были такими отчетливыми, словно это только-только с ней произошло.

— Я не знаю причин… Быть может, они есть. Но я не хочу о них ничего знать. Сейчас, когда ты опять под моим присмотром, у меня душа наконец на месте.

Больше он ничего не сказал. Ната чувствовала, как дрожат ее губы. Все перемешалось: боль, обида, горечь и… Благодарность? Но одновременно с этим она чувствовала себя героиней какого-то нелепого сериала. Она что сейчас должна сделать? Броситься ему на шею с криками: «Ах, я этого недостойна!» или «О, как была я не права!» Но Ройл, похоже, этого не ждал. Он уже и не смотрел в сторону Натали, присел на корточки, затягивая завязки на рюкзаке. Потом похлопал по полу, подзывая Морду, та осторожно подошла и тут же растерянно мяукнула, усаженная в переноску.

— Мы что, с собой ее берем? — Ната представила их разношерстную компанию в бегах: Ройл с рюкзаком и переноской в руках, в которой мурчит рыжее недоразумение, и она — Ната, лохматая, в измятом костюме. Девушка невольно хихикнула.

Роланд, однако, был мрачнее тучи и не ответил на вопрос. Просто взвалил рюкзак на плечи. И в ту же почти секунду на его руке сработал браслет, завибрировал, запищал противно и громко.

— Пора идти, — сказал он.

Браслет…

— Слушай! — Нату как подбросило. — Ты тогда сказал мне активировать браслет. Зачем? Если все было подстроено?

Ройлу, похоже, неприятно было это вспоминать, но все же он процедил сквозь зубы:

— Алиби. Ты видела, какая толпа снимала нас на телефоны? Разорви ты браслет или нет — результат был бы один и тот же… Идем. Времени нет.

— Куда теперь? — тоскливо спросила она, оглядываясь зачем-то. Не провела в этой комнате и пары часов, а покидать ее не хотелось.

Он не стал отвечать, распахнул дверь и стоял на пороге, ожидая, пока девушка выйдет. Потом, так же ни слова не говоря, зашагал вперед. Ната спешила за ним, почти выбиваясь из сил. А ему, похоже, даже искусственная нога не мешала. Но если только Ната отставала хоть на шаг, он тут же сбрасывал скорость, ожидая. Словно у него были глаза на затылке. Они и были — два смешных, нарисованных глаза. Интересно, он снимает когда-нибудь свою кепку или даже спит в ней?

Facebook Google Bookmarks Twitter LinkedIn ВКонтакте LiveJournal Мой мир Я.ру Одноклассники Liveinternet

Дорогой читатель! Будем рады твоей помощи для развития проекта и поддержания авторских штанов.