Глава 10. Стройка века и заслуженный отпуск.

Дорогие мама и папа...
… В своем письме, мама, ты пишешь, что о такой жизни как у меня мечтают путешественники. Не знаю , о чем они там мечтают. Может издали все это и выглядит очень романтично и привлекательно для городских жителей. Но я еще не встречал тут ни одного человека, который мечтал бы здесь жить. Для местных это зона, из которой они рвутся выбраться . О солдатах и говорить нечего, они все мечтают о доме , даже о самом убогом , но о своем и не здесь...»
«...Погода тут капризная . Иногда по пять раз на день разное - то солнышко, то дождь. Смотрю на небо и удивляюсь. Каждый день направление ветра меняется. А иногда облака на разной высоте летят прямо в противоположные стороны . Зрелище!
Растительность красивая : высокая трава, пышные деревья, птицы поют- заливаются.... но дома то все равно лучше!»

 

     Коли уж перешел на природу, так продолжу и про животных – про наших собачек. Яша – старый , умный пес . Никогда ничего из еды без разрешения не брал и сам нес службу по ночам , бросаясь с лаем в лес , когда метров за двести -триста шаги слышал. Спартак – молодой , но уже здоровый годовалый кобелек был выдан нам взамен Тишки, который переехал на другой АПК, так сказать , для обмена собачьим опытом. Спартак только учился собачьему ремеслу и позволял себе разные вольности . Например, рыбку мороженную с кухни утащить под шумок. Впрочем продуктовой клептоманией страдала и наша киска. Не могла мимо еды пройти не попробовав что-то стянуть. Как то раз мы с умилением минут десять наблюдали как она , схватив посередине тушку здорового замороженного солнечника ( рыба такая дурная , воды в ней больше , чем мяса – ее на сковороду кладешь пожарить, а она всего через минуту как в супе плавает) , пыталась пройти с ним сквозь узкий лаз . Как только она не пыталась ускользнуть от нас с этой рыбиной . И передом , и задом протискивалась . Рычала , злилась, но рыбу так и не выпустила пока силой не отняли. Но и ей однажды подвалила удача . Привезли мы как-то к праздничному столу с батальонного чепка литр майонеза в трехлитровой банке и ,когда повар на кухне зазевавшись оставил ее открытой без присмотра, залезла туда крыса. Делать нечего , прощай майонез. Но не пропадать же добру просто так . Притащили банку в расположение, позвали кошку. Сидим все вместе , любуемся как крыса , стоя на задних лапках по грудь в нашем майонезе , лакомиться. На нас ноль внимания. Поела, мордочку передними лапками умыла и стала из банки выпрыгивать . Раз, два, три… Только вылетела из горлышка и прямо к кошке на ноготок – вся такая белая , как невеста в платье из майонеза. Отнесли мы эту банку вместе с кошкой в подвал и оставили в гостях у крыс. Сколько она их там умяла приправленных майонезом , мне не ведомо, но на следующий день банка уже была пуста .

    " ... Как-то раз я кинул собакам огромный мосол кабана . Спартак сразу накинулся на него и стал жадно его грызть . Яша пока мы были рядом , делал вид , что его общая еда не интересует. Тогда я разрубил мосол пополам и дал каждому по куску. Яша аристократично забрал свой и отойдя не спеша его облизывал. Но как только мы отошли в сторону , он сразу подошел к Спартаку и едва слышно рыкнув забрал у него его кусок и положил рядом со своим. Я это подметил и стал Яшу укорять . Яша , как школьник с двойкой , поджал хвост и убежал под веранду . Пришлось мне тащить за ним его долю и извиняться....»

      1 июня. К нам приехали три новых солдата ( рядовые якут Яша и узбек Али , а также сержант Игорь) . Чуть позже к ним присоединился еще один рядовой из солнечного Узбекистана. С сержантом вышел обидный прикол. Зная, как я жду кого-нибудь из Питера или хотя бы из Москвы, телефонисты из батальона пошутили , что к нам едет московский парень. Я был на седьмом небе от счастья. За год мне надоело переваривать внутри себя огромное количество тем, которые я хотел бы с кем-то обсудить . В «каземате» никого не интересовали ни мировые новости , ни перемены начавшиеся в нашей стране, ни футбол.. Изредка привозимые газеты я читал в гордом одиночестве. Не с кем было сыграть в шашки или в домино . Про шахматы и эрудит я вообще молчу. Мои друзья даже в карты играли только в одну игру - в козла! Я раньше и представить себе не мог насколько незамысловата и однообразна ,в плане проведения своего досуга, значительная часть населения нашей страны . Когда выяснилось, что сержант по фамилии Московский родом с Сахалина, я совсем приуныл. Я так долго ждал это пополнение , надеясь на чудо. Я был безутешен и даже празднование моего ДР не вывело меня из глубокой депрессии .
      В принципе , новые ребята были не плохими, веселыми. Узбеки, что редкость, очень хорошо говорили по-русски. Якут был не так страшен , как его собратья , которых я встретил в московском аэропорту. Он все детство провел не в стойбище, а в школе-интернате и был весьма смышлен . А сержант Московский и вовсе был настоящим энердрайзером . В отличии от остальных , слово институт вызывало у него положительные эмоции – он имел разок связь со студенткой .
      Но вот мои любимые разговоры разговаривать мне было по прежнему не с кем ! И , если до начала лета я восполнял свой дефицит общения с помощью гиперактивной переписки с друзьями и одноклассниками , которые остались в Питере или служили в других регионах, то на втором годе службы поток приходящих писем резко сократился ( обычное явление ) и мне стало еще тоскливее.
      От полной кручины спасал активный труд и , конечно, веселые армейские истории. Как раз перед моим ДР и приключился очередной такой случай..
      Начиная с конца мая нас опять ежедневно предупреждали о готовящемся визите высокого начальства из укрепрайона. Мы ждали и готовились, готовились и ждали, пока всем не надоело и на «точку» не вернулся привычный пофигистский уклад жизни. Мы снова перестали по утрам шкрябать щеки тупыми бритвами, а по вечерам ежедневно подшивать новые подворотнички . Мы ходили и работали на территории в носках и кедах, а не в портянках и сапогах. И дурацкие пилотки больше не украшали наши головы.

      Итак, 8 июня в два часа дня светила на небе сошлись так, что я был одновременно и часовым на посту, и поваром на кухне. Это вполне обычное для нашего АПК совмещение , было бы страшным грехом в любой части , тем более на боевом дежурстве. Но у нас был тайный уговор с погранцами о предупреждении нас при пересечении их ворот на КСП машинами с нашим начальством. И поэтому мы борзели.
      Затопив печь и закидав все необходимые ингредиенты в кастрюлю , я уселся на табуретку , чтобы извлечь очередного вцепившегося в мой бок клеща. Эти мелкие лесные твари оказались настоящим бедствием для местной фауны. Сидя на высоких травинках, они цеплялись на всех проходящих мимо людей и животных. Больше всех доставалось от них нашим мохнатым четвероногим . Ежедневно мы обтряхивали с собак до десятка насосавшихся до размеров клюквы паразитов. И хотя я научился ловко их из себя удалять, пара укусов зудели и чесались у меня потом почти год.
     Так вот, сидел я на табуретке голый по пояс и аккуратно вытягивал из подмышки смазанного маслом клеща. Моя форма, автомат и ремень с подсумком валялись кучкой в углу кухни . На печке в кастрюле закипел суп и приподняв крышку стал с шипением выливаться на раскаленную печь. Я уже собрался с духом решительно выдернуть клеща за хвост, чтобы заняться супом, как именно в этот момент, не раньше и не позже, у самых наших ворот раздался настойчивый автомобильный гудок .... А потом еще и еще.....

- Гав, гав, гав !- вторил ему надрывный , но увы , запоздалый лай Спартака ( старый Яшка ушел в лес и не вернулся, а молодой службу тянуть явно не хотел ) .
- Бляяяяядь!!! – разнеслось в несколько голосов в разных углах территории и отозвалось эхом в казарме.

     Все , кто где был, проворно ринулись в расположение искать свои сапоги и прочие части амуниции.
Открывать начальству ворота – удел часового ! А у меня - клещ торчит, суп бежит , а форма в углу лежит....
       Я высунулся в дверь и попытался поймать хоть кого-то , чтобы всучить автомат и отправить «под танки». Но куда там. Все метались с круглыми глазами . Кто-то второпях резал трехдневную щетину вместе со щекой, утирая кровь старым подворотничком. Кто-то искал затерявшийся ремень и пилотку. Хаос и бардак , всем было не до меня.
«Спасение утопающего...» - скомандовал я себе и плюнув на суп с клещом, в момент накинул на себя форму и автомат. Уже на ходу по пути к воротам я нацепил ремень с подсумком, но затянуть не успел и подсумок отвис почти до колена, как портупея ковбоя. Почти строевым шагом я добежал до ворот чуть первее нашего лейтенанта и открыв их ,довольный собою ,застыл по стойке смирно , пропуская машину с комбатом , особистом и еще парой высоких чинов из УРа.

- Здравия желаю, товарищ комбат! Здравия желаю , товарищи командиры! На вверенном мне артиллерийском полуканонире без происшествий! – оттарабанил скороговоркой , взяв под козырек, летеха.
- Здравия желаем. Здравия желаем. – осклабились в ответ офицеры , окинув меня и лейтенанта рентгеновским взглядом.
Николай Николаевич был при полном параде. Весь прикид , как с иголочки. Я – тоже ничего такой.... Мы гордо скрестили взгляды с проверяющими и с честью выдержали их первую проверку.
- Ну , что же, пойдемте в расположение ,– предложил комбат и офицеры повернувшись к нам с летехой спиной направились к казарме.
     Я позабыл об обедающем мною клеще и об убежавшем обеде. Я стоял и улыбался от уха до уха лейтенанту, всем видом показывая , какой я молодец. Лейтенант тоже улыбался , но скорее по привычке , после приветствия командиров. При взгляде на меня его лучезарная улыбка скривилась и превратилась в гримасу зубной боли.

- Что с вами? Все вроде вышло нормально, – удивился я, подметив резкие перемены на его лице.
- Посмотри на себя ! – процедил он сквозь зубы и ткнул пальцем мне под ноги.
Я посмотрел вниз и охнул....
     Мой торжественно одетый верх снизу украшали..... два кроссовка на босу ногу.
     К моему счастью, у начальства было очень хорошее праздничное настроение и пара бутылочек. Их вполне устроило объяснение летехи о моих натруженных ногах , тем более продолжением их рабочего дня стала удачная рыбалка и свежеотстроенная нами замечательная баня.

      Вот, на такой радостной ноте и подошел к завершению мой первый год службы. Я больше не «молодой», а настоящий «черпак». Скоро стану девятнадцатилетним «дедушкой» . А там и до дембеля рукой подать… Хотя в нашем маленьком подразделении эти границы достаточно условны . Молодые ( салаги, салабоны, черпаки, слоны …) у нас не застилают старикам постели, как в некоторых частях , не изображают «дембельский поезд» , бегая с деревьями вокруг кровати, не стирают портянки и не подшивают им подворотнички…. У наших старослужащих лишь две привилегии – стоя ночью на посту, заходить на кухню погреться и выбирать себе работу по душе первыми ( если , конечно, есть выбор) …
      Как кайфово было бы на этом и закончить … но служба пересекла экватор и продолжилась.

      В тот же день, оценив с веником в руках качество новой бани , командиры посовещались и пришли к выводу, что нам вполне по силам без посторонней помощи и без всяких плит, отстроить из одних шпал за лето еще и новую казарму . Никаких ремонтов – все снести и на старом фундаменте вновь целиком возвести – это приказ .
А чтобы мы не страдали от одиночества , комбат напомнил о необходимости закупки кроликов для подсобного хозяйства :
- Постройте еще вольер и сарай для сена, будете кролей разводить.
- А , как же …
- С песней про зайцев, которым все до пизды! И скажите, спасибо , что вам поросят не посватали…
Не помогла нам избавиться от них и последняя уловка – следы амурского тигра, который якобы бродит ночами у нашей помойки (их ловко выдавил на мокрой земле наш якут).

      Лейтенанту, для укрепления его морального духа, комбат вызвал офицера –сменщика и дал недельный отпуск во Владивосток. Это крайне не типичное раньше проявление заботы было преподнесено , как высшая степень нового командирского гуманизма. Про наши отпуска пока речи не шло.
      Пользуясь случаем , мы попросили новый бензогенератор, чтобы иметь возможность работать и в темное время суток ( а не телевизор смотреть , конечно) . Начальство пошло нам навстречу и через неделю наш лейтенант вернулся на «каземат» из отпуска в сопровождении трех кроликов и эздевешки ( как лаского мы назвали новый агрегат).
      Радость лейтенанта была немного омрачена промотанными вчистую 400 рублями. Мы же пригорюнились, когда выяснилось, что и кролики , и эздевешка тоже были куплены батальоном в счет нашей будущей двухмесячной солдатской зарплаты (по 15 рублей с носа ) ! Особо взгрустнули бы курильщики , но летеха , догадался привезти им курева в долг.
      Для кроликов соорудили просторный вольер. А обязанностью часовых отныне стало их трехразовое питание травой и ежедневная уборка вольера от колоссального количества помета. В редкие свободные минуты мы приходили посмотреть представление , которое ежедневно устраивали ушастые клоуны. Лейтенант немного лопухнулся - взял двух взрослых самок и совсем молодого самца. Кроль еще не был знаком с азами пикапа и его ухаживания сводились к банальному напрыгиванию на крольчих сзади. Те же считали себя дамами порядочными, обижались и засаживали молодому и более легкому ухажеру двумя задними лапами в лоб. От чего тот кубарем летел через весь вольер по диагонали в дальний угол. Оклемавшись, он с видом , что вышел погулять, постепенно приближался к другой крольчихе и вдруг : прыг-скок , ба-бах, кувырк и шмяк - все повторялось. Так продолжалось не одну сотню раз, пока осенью, они все же над ним не сжалились. К моему большому сожалению, времени подрасти у появившихся на свет крольчат уже не было и начавшиеся холода погубили их всех одного за другим ( о том, чтобы занести таких вонючек в расположение не было и речи) . Оставшиеся без приплода взрослые особи, потеряли иммунитет ( в смысле неприкосновенный статус) и превратились в рагу на нашем новогоднем столе. Не так трагично, но тоже печально завершилась и эпопея с огородом : единственным овощем, который успел созреть в наших погодных условиях и попал к нам на стол , оказалась редиска. Помидоры сгнили не успев покраснеть, а огурцы и вовсе не завязались.

     Все лето мы ломали, разбирали, пилили , строгали, шпаклевали, красили , белили, варили , прибивали, крыли и т.д. Мои руки выросли откуда надо и я быстро освоил все эти не хитрые строительные навыки ... Обещанная палатка где-то задержалась, поэтому разобрав первую половину дома , мы сгрудились на двухъярусных кроватях во второй его части- в Ленинском углу и наоборот.      Работа спорилась и если бы не постоянные «советы» приезжающего поотдыхать комбата, мы бы закончили все основные работы уже к концу лета.
       Если не считать комаров и клещей , а также пчелу в компоте, которая укусила меня в нёбо :-(( и шпалу ,упавшую с крыши прямо на ногу :-(.....!) , то лето для меня выдалось везучим. В августе во Владивосток по рабочим делам прилетел отец и меня отпустили на неделю в отпуск. Пусть на неделю, а не на две. Пусть не в Ленинград. Но это быт Отпуск! Отпуск с отцом!

       Я не стал ждать машину и пешком добрался до батальона , чтобы получить документы и быстрее решить еще одну возникшую проблему – у меня не было своей парадной формы (та, третьего роста, что нам привезли на АПК , не в счет). Пришлось искать в батальоне ребят моей комплекции и перешивать ( туда- обратно) все шевроны и петлицы. Я , как и они , имел красные пехотные погоны. Но шевроны и петлицы у меня были черные – артиллерийские . В самих же петлицах красовались не перекрещенные орудия артиллериста , а закорючка радиотелефониста , похожая на клопа и прозванная за это «мондавошкой» . Я мог бы ничего и не перешивать - закосить под простую пехоту , но посчитал это примитивным и недостойным .... Ботинок парадных у меня тоже не было , поэтому к своим сапогам и чужой форме пришлось добавить белый парадный ремень – такой комплект тоже считался увольнительно-парадным.
      И таким вот редким гусаком , непонятного рода войск , я прибыл во Владик под аккомпонимент песни Пугачевой « Владивосток, Владивосток , Владивосток....» ( которую следовало бы занести в «Книгу рекордов Гиннеса» за наибольшее число повторений названия одного города – из 130 слов этой песни 72 (!) слова –это Владивосток)..

        Так как отец днем был на работе, я гулял по городу один и в первый же день снова привлек внимание патруля. На сей раз офицеру не понравились слишком длинные, по его мнению, волосы на моем загривке. Я отсидел несколько часов в комендатуре, молясь чтобы мой едва начавшийся отпуск тут же и не закончился. Но к вечеру меня отослали в парикмахерскую укорачиваться , после чего отдали документы и отпустили. Я перекрестился и в дальнейшем постарался обходить патрули дальней дорогой.
Вечером мы купались в Японском море и ныряли за трепангами . Как их готовить мы догадывались очень смутно и поэтому после тридцати минут варки и часа прожарки они походили по вкусу скорее на кусок жареного армейского ремня нежели на морской деликатес.
      Несомненно , эта неделя была лучшей за время службы.

«Здравствуй, дорогая мама... Дни во Владивостоке пролетели быстро . Гуляли, плавали в Японском море, смотрели фильмы. Город в общем приятный, но слишком разбросан и очень много старых и ветхих одноэтажных домишек. А вот старых памятников архитектуры, соборов и прочих исторически ценных зданий почти нет. Этакая смесь города с вымирающей деревней. Зато потрясающий рельеф. Холмы, с которых открываются великолепные панорамы на город и на залив....»

Глава 11. Рядовые будни.

     На АПК меня встретили известием, что мы опять переходим на ночное дежурство по двое. А значит время ,полезных моему здоровью, ежедневных прогулок по улице снова увеличилось до 15-19 часов в сутки. Караул по своей сути, если жить по Уставу – это тоска смертная , но у нас пока все было проще и поэтому я скучал не часто : или работал вместе со всеми, или ныкался в дальний угол, где читал книги и писал длинные подробные письма, или шел в спортгородок качать массу и кувыркаться на турнике .
Хуже всего в учебке у меня выходили именно подъем-перевороты. Точнее, совсем не выходили. Хоть и подтягивался я по двадцать раз ,а длинные ноги , увенчанные тяжелыми сапогами , никак не хотели уходить в небо. И , если в батальоне, вместо зарядок и турников у нас были упражнения с лопатой и кайлом, то тут я имел все условия для самосовершенствования, чем и пользовался в любую свободную минуту. Упорные занятия принесли в итоге свои плоды и к середине лета подходы по десять кувырков на турнике , равно как и сотня рывков пудовой гири одной рукой стали для меня обычными упражнениями , хотя я и потолстел к этому времени до 80 кг.

      27 августа. Сегодня я нашел в газете первую статью, которая по настоящему заинтересовала всех моих сослуживцев :
      «Самый сильный человек Исландии Ион Пол Сигмарссон , получивший от своих соотечественников прозвище «Медведь из Акурейди» , сумел поднять гигантскую бутыль весом 225 килограммов... Однако сам Сигмарссон придает гораздо большее значение тому, что последовало потом. Опустив бутыль на землю, он откупорил ее и вылил в яму все ее содержимое – 185 литров виски. В интервью, данном еженедельнику «Викан» Сигмарссон охарактеризовал эту церемонию как «символический акт , утверждающий несовместимость спорта и спирта».
       Все были в шоке – вылить 185 литров виски! О водке в наших краях можно было только мечтать, она и на гражданке тогда была большим дефицитом ( скоро ее стали продавать только по талонам) . И поэтому самыми дешевыми и доступными крепкими напитками считались одеколон Тройной и Шипр , по случаю тайно передаваемые из Барабаша . Иногда к ним подключались еще какие-нибудь дешевые парфюмы, типа Фиалки, и тогда от солдат и в зимнюю стужу разило пестрым букетом полевых цветов. В этом стойком запахе и заключался их основной минус . Один раз комбат учуял цветочное амбре на соседнем АПК , так они потом мимо нас три дня марафоны в полной амуниции и в противогазах бегали. Поэтому основным алкогольным напитком в армии оставалась самодельная брага на дрожжах. А о благородном виски солдаты могли только мечтать.
        Весь вечер только и разговоров было про то, кто , где , сколько и чего пил . Готовой браги у нас , по случаю, не было и распаленные обсуждением ребята решили намазать толстым слоем армейской ваксы для сапог печенье, надеясь что ее спирт ( если он там вообще был) в него впитается . А когда вакса высохла , счистили ее ножом и жевали печенье в наивной надежде захмелеть. Вот уж я над ними по потешался...
         После дома и девушек , грезы об алкоголе и прочих веселящих зельях несомненно занимали почетное третье место в умах солдат. За прошедший год , каких только бесплодных попыток их получения я не насмотрелся : и жидкость откатную из орудий по рельсе и лому в мороз перегонять пробовали ( да силы мороза не хватило, чтобы спирт отделить) , и растения всякие ацетоном выпаривали ( да не те, видать, растения были), грибы собирали ( потом в сортире « кайфовали»), чифирили по-черному.. .Старшина соседнего АПК – эвенк , случайно загремевший в армию , не вовремя приехав из стойбища в деревню за солью . Лось он был конкретный - здоровое такое дитя природы. За полтора года вчистую посадил чифиром мотор ( сердце) ...
        Мой опыт спиртопотребления был мизерным. Если точнее, то его вообще не было ( если не принимать во внимание пару недопитых бутылок пива). В моей семье отношение к алкоголю было люто отрицательное и к этому были очень веские основания. Отец мой восемнадцатилетним пацаном потерял в блокаду родителей и попал в тюрьму. Точнее сначала он попал в тюрьму , когда из пекарни пытался вынести им хлеб , а потом они умерли от голода. Но в 43-ем отца из тюрьмы забрали на фронт , в арт-разведку – в совершенстве знал радиодело и немецкий язык . Про армию отец мне почти ничего не рассказывал , кроме трех историй. Первые две - про ранение в задницу и пленного немца, который отбивался из дота до последнего патрона и был за это заживо зарыт в землю . Отец очень сокрушался , что не смог его спасти от расправы. Третья , известная мне история, случилась с ним в Берлине, в день Победы. По случаю окончания войны всем выдали по сто грамм . Он выпил со всеми и уснул. А когда проснулся – вокруг одни трупы . Нашли цистерну спирта на станции. Все погибли! Только несколько ослепших в коме. Только он один остался жив и невредим… Латыш. С немецкими корнями, со знанием языка . Сидел… Почему только он ? Понятные вопросы возникли у соответствующих органов. Короче, в пустой дом он вернулся только в 49-м. Через много лет он стал «ведущим конструктором изделия» – оборудования, которое до сих пор устанавливают на атомные подводные лодки. Не раз бывал на судовых испытаниях. В итоге получил облучение и лейкемию… Вообщем, мне было за что его уважать и слушать.
     

       Второй по значимости была тема, познания в которой у меня были не больше чем у чилийского лоха о музыкальных традициях  народов севера .
     О женщинах на «каземате » вспоминали еще чаще алкоголя , но без гражданских соплей и прочей романтики . Киторук , например, рос типичным уличным пацаном . Его первая попытка «любви» произошла , когда ему было всего 12 – старшие ребята для прикола пригласили присоединиться к их подвальной групповухе. Общие дворовые девочки были любимой и почти единственной темой трепа о взаимоотношениях полов. Но были и исключения. Московский, при случае, с удовольствием вспоминал студентку взятую им на абордаж прямо между рыбных тушек у конвейера на рыбзаводе во время практики. Якут Яша , слушая про чужие восторги , удивлялся , что девочки в его школе- интернате давали без лишних слов и вопросов , когда не попроси , но во время процесса лежали молчаливым бревном, ковыряясь пальцем в носу или лениво почесываясь и он был уверен, что так происходит у всех в мире. Вечно небритый Сафон был твердо уверен , что все женщины дико тащились , когда он жестко шкрябал их грудь своей трехдневной щетиной , принимая визги за восторг. А Мирон, весело «в лицах» повествовал о том , как он безбожно портил воздух в свою первую брачную ночь. Даже Лягушкин имел одно смутное , по причине сильного подпития, воспоминание о вроде бы состоявшемся превращении его в мужчину и как-то решился написать той подруге короткую весточку с просьбой прислать свое фото и припиской в конце : «Жду ответа, как соловей лета». Через пару недель пришел ответ с фото и он целый день слонялся по «каземату» с конвертом , присаживаясь в разных углах над чистым листом и задумчиво морщил лоб. Народ заинтриговался , конечно, как выглядит та муза , что смогла опылить столь ярким вдохновением не обремененный тенью интеллекта мозг деревенского тракториста. Лягушкин показал снимок и зачитал ее ответ . Дульсинея оказалась типичной дояркой раза в два толще самого Лягушкина , но как говориться, «фломастеры у всех разные». В своем письме девушка с извинениями сообщила , что у нее уже есть жених, а случившийся у них с Лягушкиным «перепихон» - это не повод для серьезных отношений и предложила ему чистую, невинную дружбу . Народ , обиженный «подлой изменой» , сообща стал придумывать достойный ответ отказавшей Лягушкину в высоких чувствах девахе. После долгих прений решили отправить письмо без слов –Лягушкин намазал гуталином подметку своего сапога, приложил его к листу и заклеил в конверт ...
      Только наши азиаты ничего не рассказывали про былые подвиги, но с удовольствием сообщали, что к дембелю родители подберут им красивую жену и по возвращении домой их будет ждать пир на триста гостей и молодая невеста.
      Единственный , кому нечего было добавить из своего боевого опыта и кого дома не ожидали нетерпеливые подруги и невесты - это был я . В силу своего романтического настроения и юношеского максимализма я удивлялся неразборчивости своих новых друзей и наивно полагал, что отношения с девушкой должны начинаться только по большой и чистой любви , вспыхнувшей от первого робкого взгляда, а их закономерным продолжением должна стать исключительно свадьба. Однако , проклиная свою гражданскую нерешительность, я все же усердно мотал на ус все услышанное...

       29 августа у нас были первые ( и последние) учебные стрельбы из дота. Для начала в точности упражнялись минометчики . Старый миномет времен ВОВ расположился на склоне горы , аккурат над дотом. Каждый третий заряд отказывался вылетать наружу из ствола и тогда его переворачивали жерлом вниз и медленно вытряхивали невылетевшую мину в ладошки – шоу не для слабонервных. Но это был не самый худший вариант. Вот во время слета минометчиков на полигоне , ствол соседнего с нашим расчетом миномета разорвало розочкой и два солдата получили ранения..
       А на соседнем АПК орудия дота не желали выплевывать отстрелянную гильзу и ее приходилось выковыривать из ствола с помощью фомки. Техника в укрепрайоне давно дышала на ладан и требовала замены. Думаю, в случае военных действий, более половины боевых машин просто не смогли бы завестись.
       Но орудия нашего АПК ухали на славу, аж земля под ногами дрожала. И мы даже попали во все указанные цели. Так как каждый из нас должен был овладеть смежной специальностью , то и мне , радиотелефонисту, тоже довелось несколько раз жахнуть из корабельной пушки по учебному врагу. Нечего сказать – прикольное разнообразие в наших трудовых буднях с пилой и молотком .

     2 сентября был в батальоне на "разводе" . Зачем ввели обязанность еженедельно присутствовать по двое на этих мероприятиях для меня так и осталось большой загадкой ( мы ездили по очереди , раз в месяц) . Не редко , из-за отсутствия машин способных преодолеть дорожную грязь , приходилось двадцать километров шлепать по гигантским лужам до батальона, а затем тащиться в кузове еще сорок до Барабаша. И все это для того , чтобы несколько часов простоять там вместе со всеми на плацу , послушать гимн и промаршировать круг почета вокруг знамени.

    «Дорогие мама и папа...
...Часа два стояли на плацу. К нам подходили разные офицеры из штаба УР, проверяли нашу форму, вооружение и т.д. Затем зачитали Приказ всем подразделениям о заступлении на боевое дежурство ( БД- мы и так вечно на нем, будь оно не ладно!) . Подняли флаг СССР . Прошли строем вокруг плаца и поехали назад ...Все было бы еще ничего, как и раньше , но в этот день стояла адская жара. Солнце пекло нещадно , все вспотели, как кони после галопа , а двое солдат натурально упали в обморок...»

     Из батальона, после слета 2 сентября в Барабаше, назад на «каземат» вернулся лишь вечером 4-го. Не успел присесть покушать и тут же получил приказ возвращаться обратно в Барабаш на слет секретарей комсомольских организаций . Пришлось разворачивать оглобли и пешедралить в обратную сторону .

     «Дорогие мама и папа ...
...На этом слете нам выдали подробный план проведения отчетно-выборного собрания по итогам прошедшего года и план доклада. Также довели до нашего сведения приказ нового министра обороны – перенести осеннюю и весеннюю проверки на месяц позже . А это значит, что и увольняться солдаты теперь тоже будут позже. За это несчастье мы должны быть благодарны Матиусу Русту , приземлившему свой самолет на Красной площади и сместившему своей выходкой старого министра обороны , а заодно и его порядки...»

     6 сентября, прыг-скок и я опять оказался на АПК – не солдат , а лягушка-путешественница.
    Следующие девять дней мы в поте лица доделывали новую казарму, разбирали от завалов строительного мусора и облагораживали нашу территорию . Мы покрасили новый домик снаружи в светлый бело-голубой колер, а крышу сделали ярко красной . Получилось прямо, как конфетка в обертке, на заглядение красиво.

 

    Глава 12. И приход,  и отходняк.

     15 сентября в батальоне начались учения. Вторая рота вышла на полевые позиции за КСП и все батальонное начальство вместе с комбатом переехало к нам жить на целых три дня.
      Черт бы их побрал! Мало того, что теперь мы жили и несли караулы по общему армейскому распорядку. Мало того, что каждый день взгляды командиров находили какие-нибудь недоделки и мы бросались их исправлять. Так они еще и в баньке хотели каждый день париться, а после баньки, часика так в три ночи , еще и пожрать были не против. Как назло , на этой неделе была моя очередь готовить пищу и я совсем забыл, что такое сон.
     Только они уехали и мы облегченно вздохнули, как нам позвонили из батальона и сообщили , что на следующий день утром к нам приедет, не кто-нибудь , а сам генерал – сам начальник штаба округа!

- Да, что же они все , как мухи на дерьмо то слетаются? – в сердцах выругался наш лейтенант , но в душе порадовался- такой шанс выпендриться упускать нельзя .
    И мы с утроенной энергией налегли на наведение красоты в расположении и на улице.
А в восемь вечера снова звонок из батальона :
- Генерал хочет провести инспекцию дота. Срочно приведите там все в порядок и свеженько покрасьте.
- Здрасьте – покрасьте. А чем , пальцем что-ли? Мы же все на домик потратили. И кистей нет.

А дот у нас дюже обшарпаный внутри . Его и за неделю в порядок не привести.
- Будут вам краски , через два часа . И чтобы до 8 утра справились .....
- Да как же мы успеем ?
- Как ,как - с кАкой в жопе ! Это задание особой важности – обязаны успеть!
Вот такой разговор между нашим летехой и начштаба я подслушал по своему параллельному телефону.

      Красить дот, то есть поддерживать материально – техническую часть гарнизона в исправном состоянии и подобающем виде, казалось бы вполне достойное и логичное занятие для солдата. Но на то она и «школа жизни», чтобы показать , как реально полезное дело, превратившись в задание особой важности, по причине чьей-то беспредельной глупости , превращается в цирк с клоунами.
     Больше года наш лейтенант, мечтавший навести форменный марафет на вверенном ему участке планеты, донимал штаб батальона просьбами выделить краску и кисти , чтобы освежить наш древний бетонный бункер 1932 года постройки с двумя корабельными орудиями и одним минометом времен Великой Отечественной .
- Нету , да и зачем смертникам марафет наводить? – был встречный вопрос, не лишенный циничной логики и армейского юмора.
- Сидите тихо, равняйтесь на соседей – украшайте территорию полевыми ромашками...
     А потом перестройка домика началась и всем сразу стало не до дота.

       Но тут захотелось большому генералу на охоту . И не просто так , а по крупному . Где еще можно встретить амурского тигра , кроме как в Красной книге и у нас, подбирающего объедки на помойке. О нашем полосатом соседе весь округ знал ( благодаря истории, достойной грааля за армейскую смекалку, с фотками тигриных следов на фоне штык-ножа ) . Сразу и повод появился- проверка боевой готовности передового подразделения.
        И ровно в десять вечера нам привезли краски и кисти. И осталась у нас всего одна ночь. Забрал лейтенант автомат у часового и отправил нас всех в полном составе арбайтен в дот, в темпе вальса.
       Ночь – 10 часов !!! А краска –нитроэмаль. А дот – это двух этажное замкнутое пространство без окон и форточек , то есть совсем не вентилируемое пространство получается ....
      Красить нитрой в доте, все равно, что голову в мешок с клеем Момент засунуть – обеспечены и быстрый приход, и жесткий отходняк. Что было внутри дота я помню смутно. Торкнуло почти сразу и у всех наступила эйфория! Пели, плясали .... Последнее яркое воспоминание – я крашу какие-то двухметровые вертикальные баллоны на первом этаже . Сначала покрасил их снизу. Затем, напевая веселый мотивчик , полез по стеллажам вверх , продолжая красить ближнюю сторону одного из баллонов до его верхушки , на которую потом и водрузил банку с краской . Поняв, что до обратной стороны с боку мне не дотянуться , я полез через верх баллона и опрокинул открытую банку краски на пол . Это обстоятельство меня очень сильно развеселило. С хи-хи и га-га-га , я лег животом на уже покрашенный верх баллона , свесился вниз головой и продолжил с восторгом возюкать по баллону кисточкой в направлении пола, снова напевая какой-то веселый мотивчик . В итоге, в полном соответствии с законами физики , я навернулся вниз головой с баллона на пол , прямо в разлитую лужу краски .... Дальше ничего не помню...
       Через какое-то время лейтенант решил полюбоваться на наши успехи и сам проник внутрь дота. Не знаю , одел ли он противогаз, и как он вообще нашел в себе силы выковыривать нас всех по одному из разных помещений и извлечь волоком наружу , не свалившись рядом с нами. Если бы он нас не вытащил , вечный кайф нам был бы обеспечен. (Спасибо) .
       Очнулся я на земле часа через два , как и все остальные, с дикой головной болью .. Удары пульса отдавались в висках и каждый удар гулкого набата вонзал в мозг здоровенный железнодорожный костыль.
       Наш внешний вид был таким, что мы бы умерли со смеху, если бы могли в этот момент смеяться!!!
       На следующее утро должен был приехать генерал, но нам было так плохо, что никто из нас не вышел ни на пост , ни на кухню . Николай связался с комбатом и тот отвлек генерала стрельбами на полигоне .Нам привезли море новой краски и дали два дня на исправление ситуации. А исправлять, кроме наших окрашенных волос и физиономий , было что !!!

      Когда мы в противогазах и в мокрых компрессах на продолжающих раскалываться башках , вернулись в дот , нашим глазам предстала фееричная картина беспредельного погрома. . Боекомплект орудий был раскидан по всем помещениям , как будто мы играли увесистыми снарядами в кегли ( Как мы только не подорвались? Такая история, кстати произошла на одном из АПК) .Стены , стеллажи , орудия, снаряды, пол и даже потолки были расписаны и раскрашены , как под хохлому, всеми цветами радуги. Подтеки краски со стен на пол, лужи и множество следов от окрашенных солдатских сапог не только на полу (!) , довершали картину общего разгрома. Но самыми страшными последствиями наркотического буйства , которые ни в коем случае , не должны были увидеть глаза генерала , были надписи и рисунки оставленные нами . О чем может думать солдат , живущий годы в дали от дома и женщин ? А если он полностью потерял способность самоконтроля ! Жаль , никто не решился это сфотать . Слова на стенах свидетельствовали о том , как могучи русский , узбекский и даже якутский языки. Непосвященным якутские надписи могут показаться бредом сумасшедшего ( что в данной ситуации было бы логично). Собственно , своих знаков , обозначающих звуки у якутов нет . Они пользуются письменностью на основе нашей кириллицы ( плюс еще пять букв) , как транскрипцией . А так , как все их слова очень тягучи, то во многих из них встречаются разом от трех до пяти букв Ы или Э, или У , или А, а иногда и все вместе ( (Например, быныытынан үүнүүтүн-сайдыытын тунунан кэпсээннэрэ или Саха бырылгы сэhэннэрэ уонна кэпсээннэрэ , что в переводе значит «исторические рассказы и предания якутов») . Особо веселым нам казалось слово ЫНАХ. И хотя ЫТ по якутски значит собака, ЫНАХ вовсе не побуждение к совершению перемещения тела оппонента в направлении собачьих детородных органов, а всего лишь безобидная корова...
      Сменяя друг друга вахтами по пятнадцать минут, за двое суток мы покрыли все непотребства двумя-тремя слоями новой краски. Дышать в доте стало совсем невозможно, но общий вид мы кое-как исправили.
      И вот, к нам приехал генерал. Большой и довольный, в парадной форме . Когда -то он был статным майором. А сейчас , как и положено по чину, обзавелся животом и двумя адьютантами , с трудом волочащими сумки с его охотничьими доспехами . К месту и нет , он сыпал шутками собственного сочинения , над которыми сам же вместе с сопровождающими и смеялся :

- Телевизор должен быть , чтобы вы могли смотреть передачу «Служу Советскому Союзу» . Но могли , это не значит смотрели! Вас сюда под нос китайцам посадили , чтобы вы сидели не видно и не слышно- вам не то что генератор включать , вам пукать громко нельзя . Га-га-га! - Шутил он по поводу телека в Ленинском углу, который сломался сразу , как только нам привезли новый бензогенератор .
      С удовлетворением подметив отсутствие растительности на наших свежевыкрашенных и поэтому под ноль подстриженных головах, не откладывая торжественного момента на потом , он сразу объявил учебную тревогу .
       Что мы должны делать по тревоге , я уже писал. В этот раз размещение в доте прошло без тарана его стен моим лбом. Но дышать в доте было совершенно нечем. Забежав в свою радиорубку , зажимая нос одной рукою и ловя воздух ртом , я занялся налаживанием рации.
       А в это время в дот не спеша вошел расфуфыренный генерал . Потолки в доте были низкими, а генерал – высоким. Он был выше меня и его голову украшала огромная , как аэродром , фуражка. Согнувшись перед первой дверью , войдя в коридор , он опрометчиво разогнулся во весь рост и его голова уперлась в потолок... всей плоскостью фуражки . На потолке было три слоя свежей краски и она еще не успела засохнуть... Нагнувшись снова перед второй дверью , генерал не почувствовал любимой кокарды на лбу , так как фуражка осталась висеть....

- Вижу, вы тут хорошо подготовились к встрече, гы-гы ... - Пытаясь выглядеть довольным, он в очередной раз сострил , но отодрав остатки своей гордости от потолка , развернулся и морщась вывалился наружу .... .
- Зачет! ...
- Да , и еще, уберите всю эту показуху с территории . У вас тут войсковая часть, а не балаган в парке имени Горького. Дом и крышу покрасить в камуфляж. Заборы и нужник - в черный. Баню ...Ммммм….- Больше колеров генерал наверно не знал. - Хрен с ней, с баней. Растопите- ка мне ее.

      Вот так. Мы и недели не успели прожить в новом красивом доме и в радужном настроении... и снова наш удел- мрачная серость ...
После совместной с лейтенантом бани генерал подобрел и наградил его двухнедельным отпуском домой на Украину:
- А слетай-ка , Никола , в свой Рио –де – Житомир , гы-гы, к мамане на блины. Потрепли хохлушек . Горилки выпей с салом. Может потолстеешь , а то тощенький ты какой-то...гы-гы-гы.
- Да, я…
- Головка от хуя. Гы-гы-гы….

Глава 13. Сухие цифры

    « Дорогие мама и папа...
Все происходящее здесь настолько необычно, что мозг отказывается воспринимать это за реальные события . Почему-то кажется , что я просто заснул и попал в волшебную страну. Вот проснусь.. Окажусь дома , а там ничего и не изменилось : и вы , и город, и друзья ... Ой, кажется я об этом вам уже писал из учебки…»
«...Мама, ты спрашиваешь , не поменял ли я отношение к выбранной профессии. Да, есть немного. Не хочу всю жизнь просидеть за одним столом . Не хочу, чтобы умственный труд полностью исключил физический и наоборот. Кажется, что и то , и другое делает людей не совсем нормальными...»

     Понравились комбату наши мастера и забрал он уезжая с собою двоих солдат под предлогом обучения обращению с бензопилой « Тайга» …. И заставил две недели крыть шифером крышу у себя на штабе. И стали мы опять каждый второй день заступать в караул, но теперь не просто так , а с надеждой , что окупятся наши мучения новой бензопилой. Но через пол месяца вернулись наши гастарбайтеры и привезли за свой труд только две новые «Дружба 2» - обычные двуручные пилы. Старые, отжившие свой век, полотна мы сломали пополам , сложили 4 половинки вместе , продырявили их шестью выстрелами из АКМ ( легко пули их пробили, навылет вместе с пеньком ) и получились отличные новые петли для ворот .

    «Дорогие мама и папа...
...В среду опять было несколько офицеров –отдыхающих-проверяющих. Как всегда в таких случаях мы получили массу ценных указаний и список дополнительного объема работ. Раньше, когда у нас тут все было старое и ветхое, к нам если и приезжал кто, то молча и уезжал. Теперь же , когда столько сделали, каждый наперебой пытается еще что-то придумать. Лучше бы дома у себя полку на кухне жене сколотили, а то забыли уже с какой стороны молоток держать. А все туда же , со своими дурацкими советами....»
«...Как много оказывается в армии всякой писанины. Ей заняты все : и офицеры, и сержанты-дежурные, и повара, и дизелисты , не говоря уж о комсоргах, редакторах стенгазет и штатных писарях. После завершения стройки на меня свалилась куча разнообразных оформительских заданий : наглядные пособия, плакаты в Ленинскую комнату, бирки на вещах, описи имущества в каждом помещении, инвентарные номера и тд , и тп. ...»
«...В этом году начальство решило раздать годовую норму картошки и овощей на все отдельные точки и нам в том числе. Логично сообразили - пусть уж лучше овощи сгниют у нас, чем на батальонном складе, как в прошлом году. Нам привезли сразу 2 тонны овощей , которые мы сложили в подвал и стали быстро уничтожать, чтобы испортиться не успели. Каждый день жарим, варим, драники делаем. Думаю, месяца на два-три картошки и овощей хватит, а там и охотничий сезон наступит...»

      Очень своевременно нам картофан завезли, а то , с начала лета вместо нормальных круп стали все чаще и больше привозить овса . Овса!!! В зернах, как фураж для скота. Я раньше был уверен, что им кормят только лошадей, а оказалось еще и солдат . Как его готовить , чтобы было съедобно, никто не знал и мы его просто выкидывали. Теперь и перловка была нам в радость. Зато остальных продуктов было с избытком . Вот такая дневная норма была у нас на каждого солдата :

Хлеб ржаной или пшеничный – 500 гр
Хлеб пшеничный из муки 1-го сорта – 400гр ( сразу выкидывали за ограду)
Мука пшеничная 2-го сорта ( для пожарить) – 15 гр
Крупа разная - 130 гр
Макаронные изделия -40 гр
Мясо – 230 гр
Рыба – 130 гр
Жиры животные, топленые – 35 гр
Масло растительное – 15 гр
Масло коровье -30 гр
Яйца – 2шт ( в неделю)
Сахар -65 гр
Соль пищевая -30 гр
Чай. – 1 гр
Лавровый лист -0,2 гр
Перец -0,3 гр
Горчичный порошок – 0,3 гр
Уксус -2 гр
Томатная паста – 6 гр

Картофель -550 гр
Капуста свежая или квашенная – 120 гр
Свекла -30 гр
Морковь -40 гр
Лук -40 гр
Огурцы, помидоры, зелень -40 гр
Концентрат киселя из плодовых и ягодных экстрактов -30 гр
Или фрукты сушеные -20 гр.
 

     Прочитав этот список не трудно подсчитать общий вес выделяемых на каждого из нас на день продуктов. Только белого и черного хлеба мы должны были съедать в соответствии с нормой по 900 грамм в день. Мне б эту пайку в начале службы в батальоне, когда три корочки в день были за счастье ! Но в крупных частях еды почему-то катастрофически не хватало. Нас же , чтобы не жалились штабным посетителям, снабжали хавкой как поросят на убой. Мы с трудом справлялись с белым хлебом , выкидывая весь запас черного в овраг за территорией и со временем его накопилось там так много, что из засохших буханок можно было бы построить целый хлебный домик.

«...В воскресенье у нас опять побывал комбат с семейством и начальник финансов укрепрайона, тоже со своими многочисленными домочадцами. Рыбку ловили . Парились в бане...»

     А рыбка у нас в речке, кстати, знатно ловилась. Летом форель несколько раз поймали на червячка. А по осени кета на нерест пошла . Мы остроги сделали и прямо с перекатов в рыбу метали. Однажды переходили речку , видим стоят две рыбины у камней, к прыжку готовятся. Прямо в метре от нас , а острог под рукой нету. Что делать? Залезли в речку по пояс, встали цепью метрах в трех вниз по течению от рыбин , а Киторук их из автомата шмяк-шмяк . Поймали простреленные тушки . И, вот, уже у нас на столе дымится вкусная уха, и икра на хлебушке впридачу .
     А еще в этих краях грибы росли всякие , малина лесная, лимонник...Жаль только ходить нам за ними было почти некогда. В начале августа сделали с комбатом пешую вылазку к местному егерю , что жил в гордом одиночестве в 40 км от нас . Егерь накормил всех чем-то похожим на куриное мясо , что по факту оказалось .... мухоморами ! Но рецептом их приготовления не поделился . Ответив кратко :
- Отравитесь ...
       При большом желании можно было найти даже страшно дорогие корни женьшеня , но лишь только когда у него появлялись маленькие ягодки . Офицеры замачивали его в спирте , а потом по ложечке , как настойку , пили. Говорили, потенцию повышает ... А зачем она им без женщин?

 

Глава 14. ЧП!

     «Дорогие мама и папа...
... Не сидится мне на природе . Экая невезуха . Опять надо в батальон тащиться. И снова на слет комсоргов...»

       На этот раз поездка вышла весьма запоминающейся. Сам слет , как всегда, прошел быстро и предсказуемо - много высокопарных слов : достичь космических результатов в чем-то, кого-то догнать и перегнать , выполнить наказы партии, воплотить в жизнь решения каких-то пленумов, бросить все силы на ....и тд, и тп.
      А в это время, когда лучшие комсомольские умы высасывали из пальца очередные, еще более заковыристые формулировки , подтверждающие высочайшую степень поддержки всем личным составом части генеральной линии нашей партии и правительства, в самой части случилось ЧП. И даже не ЧП, а ЧПтищщще - у одного из солдат, заснувшего на посту в карауле у складов , кто-то украл автомат! Заснул он на посту с автоматом, а проснулся уже без него. Ясное дело, чужих и гражданских рядом быть не могло. Взял кто-то свой. Всех солдат , кроме караульных , выгнали на плац и построили по ротам. Про меня, как про чужака, не вспомнили и я быстро заныкался на КПП у ворот части , из окна наблюдая оттуда за происходящим .
       Перед строем солдат и офицеров вышел комбат , зычным басом объявил о случившемся, послал всем на головы страшные проклятья , метнул громы , молнии и напоследок предупредил :

- Знаю, это кто-то из вас. Сейчас я даю час на поиски. Тем пидарам , кто это сделал, советую подложить автомат на видное место. Иначе все будете жить на плацу, пока этот гребаный автомат не найдется.
       Комбат , хоть и ругался , но как-то по-отечески - почти без мата и выглядел тоже не страшнее обычного, вероятно, в тайне надеясь, что это всего лишь идиотская шутка над сослуживцем и не более того. Однако, когда через час все роты опять встали в строй , а автомат так и не объявился, комбат рассвирепел не на шутку и не стесняясь в непечатных идиоматических оборотах приказал позвать в строй всех спецов : санитаров, хлеборезов , писарей и тд., а также всех , кто был в наряде , кроме караульных и дневальных. Пошел мелкий нудный дождь. Через два часа всех снова разогнали на поиски автомата. Перерыли все и везде , искали автомат распределив территорию на сектора. Но его как корова языком слизала.
        Нет в армии греха более страшного , чем проебать (слово « потерять» в армейском лексиконе отсутствует) свое оружие, а уж тот факт , что произошло это во время сна на посту, а стащить его могли только свои же солдаты , ронял кромешную тень вселенского масштаба не только на комбата, но и на всех офицеров части, предрекая их на вечную немилость командования и потерю последних надежд на перевод в обозримом будущем из этой забытой всеми дыры хоть куда-нибудь поближе к цивилизации. Поэтому сообщать о ЧП в штаб УРа комбат не стал и офицеры его единодушно поддержали –такое пятно на мундире никаким порошком не отстираешь. А раз так, то и выход остался у всех только один – найти этот чертов автомат своими собственными силами и любой ценой , пока в штабе УРа не пронюхали !
      Дождь стал сильным . Настало время еды .
- Хуй вам , а не обед. Если автомат не найдете ,спать будете на плацу , блядь, жрать своих мондавошек, а пить дождевую воду. Всем понятно?!
       До самого вечера и всю ночь весь состав батальона простоял на плацу, расчесывая укусы неистребимой и вездесущей мошкары и периодически разбегаясь на пятнадцать минут , не столько на поиски автомата, сколько ради возможности дать неизвестным шутникам его подбросить . Караульные заступили на вторую смену подряд, но впервые были этому рады . На улице продолжал лить дождик , а к ночи еще и заметно похолодало . Сам же виновник «торжества» , стоял понуро в летнем хэбэ перед строем и притягивал к себе все мыслимые и немыслимые проклятия . Его участь была не завидна при любом исходе. А ведь парень уснул на посту не от лени , а потому что его замордовали в роте до полного истощения сил.... В курсе этого были и его командир роты, и замполит, и другие офицеры – все они , на словах, офигенно идейные коммунисты, воспитывающие солдат в духе боевого товарищества и бла-бла-бла.
       Утром комбат разрешил солдатам поесть в столовой хлеба с чаем и все снова вернулись на плац . Так прошел еще один день. Лишь на следующую ночь , когда комбат дошел до крайней точки кипения и пообещал вынести на плац пулемет, чтобы отстрелить каждого пятого ( не всерьез, надеюсь) , автомат в темноте все же подбросили на приметное место. Массовое истязание закончилось . Комбат взял с офицеров слово о молчании , пообещал нерадивому солдату вечную службу в сортире и ушел пить горькую, пропав из поля зрения на двое суток.

      Я наконец-то смог оформить в штабе необходимые документы и поскорее убрался из батальона.
Кто конкретно спер автомат , так и не выяснили. Но узкий круг подозреваемых был выявлен. Комбат лично провел с ними дознание и вычислив каким-то образом пару основных подозреваемых , отправил их на дембель под бой новогодних курантов ( в прямом смысле , выставив пешком за ворота части , от которой до ближайшего селения больше сорока километров, за минуту до полуночи ) .

Facebook Google Bookmarks Twitter LinkedIn ВКонтакте LiveJournal Мой мир Я.ру Одноклассники Liveinternet

Дорогой читатель! Будем рады твоей помощи для развития проекта и поддержания авторских штанов.