Даже сухопутная крыса хоть раз в жизни рискует превратиться в морскую жабу. 

-Помнишь, Толстый , как нам в Нью-Йорке тему подкинули, девок по морю на яхте в Штаты подгонять.
- Помню -помню, как ты тем сводникам на уши присел и два часа лапшу про мифическую яхту и про баб зачем-то на уши вешал . Понтов накидал , как больной слон дерьма. И , что? Предлагаешь через Атлантику с полными трюмами живой контрабанды, под парусом из носовых платков ?
- Нуууу, может для начала немного поближе ...
- Мозги на спирт замешал или в ломбард отнес ?
- Нет, не все, кое-что осталось. Хочу , вот , с тобой поделиться…
- Чем, бабами ?
- Забудь про них. Я в море влюбился . Буду по океанам на яхте плавать , как этот … Как там его ? Нууу , моряк-одиночка...Конюхов , блин. А контрабас – это чтоб издержки окупить. Можно , например , Мальборо чухонцам таскать . У меня в Финке кореша пригрелись с тех времен, как мы на Выборгской трассе фарцой промышляли.
- Да какой из тебя морж-самоучка. Ты же баклан в репу раненый , - передразнил я. - По океЯну плавать захотел, а то не знаешь, что плавает только дерьмо в проруби и мы с тобой от него не сильно отличаемся. .
- Фишку ты не просек, а уже обидеть норовишь, – осклабился Серега.
- Хотел бы , да не смогу, ты и так обиженным родился – в руках гитара, в венах спирт . Ну, что ты в теме морской сечешь , а ? Ты же на рыбалку первым делом рыбу покупаешь, что бы было из чего уху сварить для разбавления водки.
- Секу, секу... Я тут закорефанился в яхт-клубе с двумя мореманами и пла... Тьфу, черт!... ходил прошлым летом с ними по заливу. В шторм , бля, конкретный попал...
- Аааа, в Маркизовой луже по колено чуть не утонул, как же , помню . Слышал эту историю, как ты два якоря утопил. Смеялся до слез. Ей богу! Чуть не описался.
- Посмотрел бы я на тебя . Вот представь. Плывем..., то есть идем под парусом. Солнышко припекает, почти штиль . Сигаретки закурили, коньячок. Благодать. Вдруг небо разом потемнело. Шквал как налетит , ветер как засвищет, волны с бурунами как набегут . Рифы взять не успели, как сели килем на банку . Мужики кренить яхту стали , а мне кричат :

- Кидай верк подальше , раскачивать будем !
Я им :
- Чего кидать?
А они :
- Якорь, блядь, запасной в трюме возьми!
       Ну, я достал его, размахнулся и бросил подальше за борт , но впопыхах, про канат забыл. Представь натюрморт с натуры : мужики матюгаются, волны через яхту перекатываются , ливень хлещет, ветер воет, парусами спущенными хлопает ... Я с непривычки засуетился , второй якорь схватил, проверил спецом, чтобы конец бухты к нему был привязан…
- Ну?
- Что , ну? Запустил его в воду следом за первым. В этот момент яхта с мели снялась и потащило нас ветром к берегу . Я отвлекся и не заметил , что второй конец веревки к кнехтам не привязан... Еле от берега галсами ушли.
-Кончай умничать : рифы, кнехты, банки какие-то... Ну, ежели со спиртом, то это точно твое … Скажи прямо , сильно обосрался?
- Нет, честно –было охуенно! Стихия – это сила. Попробуй . Двести бачей, правда, жалко. Пришлось отдать за оба якоря. Кстати, я уже тему пробивать начал, справочник морских терминов нарыл и связался с финиками. Узнал прайс на Мальборо - табаш в три раза . Сгоняем наскоряк пару раз , отобьемся . На Ладогу сходим для разминки , а потом - Швеция, Германия и дальше вокруг Европы.... Может девчонок с собой возьмем . Море-это романтика, они это любят...
- И рыб кормить тоже любят? Читал я как-то книжку , вроде «Гоу ту Хайфа» называется , там тоже лохи на яхте поплыли. Веселая такая книжка, только в финале они утонули.
- Бухни «Балтику» и расслабься . Не последние идиоты, будем и мы румбы брать . Я за сто баксов на коленях в поле воробья загоняю , а тут и удовольствие , и деньги в одном флаконе...
- У тебя одни флаконы на уме. Не косись на мою бутылку, дай-ка ее сюда... А где мы яхту возьмем ?
- Вот это конструктивный вопрос. – Серый понял, что лед тронулся и бросился добивать меня главными аргументами.
-Поверь, это верняк , а не блудень. Кризис всех подкосил, а нам в помощь. Сейчас суда на берегу стоят- яхтинг то дело не дешевое, все приблуды в гринах стоят. Поэтому дедЫ свои тазики за копье продают , только свистни. Оборудуем тайники, к лету на воду спустим и такое замутим... На, держи свою « тройку», нафиг она мне – моча , а не пиво...

     Серега редко опускался до мата , но его могучий русский был нашпигован слэнговыми словами и оборотами речи , как кекс изюмом . Например : блудень – сомнительная тема; приблуда – специфическая деталь или вспомогательное техническое устройство ; грины, зелень, бакинские, баки и тп – это , конечно, баксы, то есть доллары.      Наступивший 99 –й год вполне предсказуемо стал предпоследним годом целого тысячелетия и сам этот факт взывал к запоминающимся феерическим свершения. Если же учесть, что закончившийся 98-й принес мне опустошительные финансовые и невосполнимые личные потери, то это эпохальное совпадение требовало основательного капремонта моей кармы, вплоть до полной реинкарнации. Поэтому свежее предложение Сереги очень кстати упало на плодородную почву ( то есть на мечущуюся в поисках новой душевной дислокации серую массу) моего мозга .
     Браться за что-то новое не так уж и трудно , если это вошло в привычку . Путешествовать я любил с детства . Возможность же компенсации затрат виделась мне приятным бонусом за не такой уж и значительный риск. Поэтому авантюрная идея Сереги была принята мною в течении первой же бутылки пива ( как правило , она у меня и последняя) ....

      Первым делом мы приценились к яхтам . Посчитали , какое количество сигарет должно с лихвой компенсировать за 2-3 ходки наши траты . Оказалось, что надо около тысячи блоков по десять пачек . Объем совсем не маленький. Учитывая прошаренность финских таможенников и наказание , которое можно получить за такое количество ( как минимум, это конфискация транспортного средства, а возможно и турма) , спрятать надо было очень хорошо . Прикинули объемы, вышло , что покупать надо не меньше , чем полутонник. Но живых яхт такого водоизмещения в природе оказалось совсем не много . Даже в Литву смотались на смотрины. Кризис не помог - яхты были либо ухоженные и супер дорогие , либо дешевые , но насквозь дырявые.
      И тут нам неожиданно и практически даром подвернулась маленькая яхточка класса Ассоль - микрик ( меньше четвертьтонника), но оттюнингованная до неузнаваемости . Прежний хозяин потратил несколько лет, нарастив из пенопласта и стеклопластика корму и нос , доведя длину суденышка до 9 метров , а также воткнул на новой корме в довесок к гроту еще одну мачту – бизань. На большее у него не хватило ни сил, ни средств и он продал ее нам только, чтобы увидеть плод своего труда спущенным на воду.

      К слову сказать, многие яхтсмены очень своеобразные люди. За время поисков яхты мы не раз встречали реальных крейзи. Многие из них годами переделывали и улучшали свои посудины , вкладывая в них все средства, силы и время , жертвуя своими семьями и даже жизнями. Но некоторые в итоге так ни разу и не отошли от пирса. Видел и тех, кто вообще не спускал на воду свои творения - жалко. Столько сил вложено, а вдруг утонет! Так и жили они на стапелях , как на даче . Видел семью пенсионеров - больше двадцати пяти лет, чуть ли не ежедневно со дня своей свадьбы они строили и вылизывали свою огромную яхту. Каждый год сдирали старую краску и наносили новую. Денег им предлагали за нее больших , но они отказались . Жили на ней каждое лето месяцами , а на воду так ни разу и не спустили ( гниет она сейчас там же , где и родилась) . Еще был один редкий индивид- сварщик по профессии . Всю жизнь таскал с работы арматуру , листовое железо, швеллера и варил из них удивительных форм и размеров корыта . Корыта эти были так огромны и уродливы, что вполне органично смотрелись бы рядом с Петром 1 Церетелли , торчащим из Москвы-реки. Сварщик день за днем наваривал новые надстройки из толстенного листового металла уже на плаву . Рано или поздно, в течении нескольких лет , под весом конструкций , корыто постепенно опускалось на дно, тонуло и сварщик вновь принимался за очередной проект. И так до самой смерти...

      В наши планы столь долгая подготовка не входила, а сделать надо было очень и очень много :
Во-первых, надо было нарастить в некоторых местах днища пластик и утяжелить килевую часть для остойчивости.
Во-вторых, надо было заменить грот-мачту на более высокую ( соответствующую новой длине судна), сшить новые паруса и заменить практически весь такелаж, установив подъемные блоки , поменяв , вант-путенсы , фалы, краспицы, талрепы и много прочей фигни, о существовании которой раньше я и не подозревал.
В- третьих, надо было укрепить два подвесных мотора и вмонтировать под кокпит бак для горючего. Бак из нержавейки нужен был особой конструкции , огромный с двойными стенками, чтобы внутрь можно было заложить не меньше двухсот блоков сигарет.
В-четвертых, нужно было превратить в тайники надстроенные прежним хозяином корму и нос ( впервые увидев яхту мы сразу смекнули , куда засунем большую часть товара) , и с той же целью построить дополнительные переборки между трюмом и хоз отсеком , для маскировки навесив на них с двух сторон огромные щелочные аккумуляторы .
В-пятых, надо было снять старую краску и покрыть лодку специальной необрастайкой, а все деревянные детали лаком.

      Во время последнего этапа со мной произошел курьезный случай . Вторпях я опрокинул на свои ноги и в кокпит , в котором стоял босиком , полную банку с краской . Растворитель и ветошь закончились , а мне надо было срочно уехать домой . Вычерпав лишнюю краску с пола , я обмотал голые окрашенные по щиколотку ноги несколькими слоями газет и в таких «валенках», как был в семейных трусах, запрыгнул в машину . Все бы ничего, да по пути , я случайно подрезал машину ментов, чем вызвал у них бурю негодования . Меня догнали, остановили, приказали выйти из машины и вызвали гаишников. Мой внешний вид, а особенно обувка, сразу парализовал и без того плотное автомобильное движение . Всем известно, гайцы с ментами любви друг к другу не испытывают . Поэтому гайцы в течении часа так и не появились, менты уехали , а пропитанные краской двадцать слоев газеты засохли , намертво вцепившись в мои волосатые ноги...       Разобравшись за апрель-май вдвоем с техническими премудростями и навечно провоняв эпоксидкой, мы уже не смогли остановиться на достигнутом и украсили нашего утко-лебедя новыми леерами, сходнями, рындой , тузиком , якорями и обивкой салона. После чего нафаршировали его рацией, GPS- навигатором ( тогда они определяли лишь точные координаты и скорость ) , подруливателем ( этакий круиз-контроль на румпель) , спиртовкой, сигнальными ракетами, прожектором, сходнями, спас-жилетами, морским барометром, биноклем, спальными мешками и прочей требухой.
       Тот , кто когда-то заходил на сайт яхтенных магазинов , догадается , что ремонт в итоге обошелся нам много дороже самой лодки . Да и сил на тайники было потрачено немеряно. Работа оказалась адовой, а не в пол пальца, как казалось в начале. Поэтому вопрос о целесообразности закупки сигарет обсуждению уже не подлежал. После сигарет пришлось раскошелиться еще на капитанские права и точные лоции , с указанием всех мелей и подводных камней вплоть до Белого моря.

      Спустив яхту на воду , на глазах у клубных аборигенов, мы с понтом провели процедуру килевания и выросли в своих глазах до эпических героев. Гордостью и уверенностью светились наши очи , не обращая внимание на снисходительные улыбки бывалых моряков.
- Завистники они и береговые крысы, – разгонял по небу тучи моих сомнений Серега. - Наше судно – это не какая-то там Ассоль , а настоящий Бермудский Иол ! ( тип судна с треугольными парусами на двух мачтах) .

    Мы вызубрили теорию управления яхтами и в душе ощущали себя настоящими морскими волками, новым поколением Магелланов и Амундсенов!

      Все было готово, можно было отплывать , но мы больше не торопились, мы купались в лучах местечковой славы и нежась под солнцем на палубе занимались сладким самолюбованием. Серега днями ходил от одной кучки мореходов к другой . Поил всех водкой , козырял морскими терминами и рисовал проекты путешествия в Средиземное море, а потом на Карибы. На фоне скучающих на берегу капитанов, чьи помыслы давно не распространялись дальше Ладожского озера, он выглядел суперменом в тельняшке и притягивал к себе всех баб , каким-то боком приблудившихся к морскому сообществу. Гитарные переборы под шашлычки с беленькой в обществе дам .... День отплытия все откладывался и откладывался . Нет, несколько раз мы все же покатались под парусом до фортов. Но не более того...      Наконец, день старта был назначен . Мы уже подготовили документы с судовой ролью для погранцов. И тут, как гром среди ясного неба , пришли новости о трех других доморощенных капитанах, которые с большой помпой отплыли месяц назад из нашего же яхт-клуба и не куда-нибудь , а в Атлантику. Предистория у них была очень похожа на нашу. Трое сухопутных чертей , знакомых с морем не больше, чем водитель трамвая с управлением самолета , долго и упорно строили морское судно. Но получился прогулочный баркас с высокими бортами и большой надстройкой, со здоровыми иллюминаторами , со спасательным тузиком на крыше,с двойной высокой каютой, мебелью и прочими удобствами, не присущими маломерным суденышкам, лелеющим надежду пересечь океан . Построив яхту они провели активную пиар-компанию и даже стрясли с кого-то каких-то средств, обещая снять фильм про свое путешествие. Для большей яркости и достоверности процесса освещения их пути , редакция газеты выделила им в команду молоденькую начинающую журналистку . Девчонка, кстати, была сногсшибательной красоты. Это-то их и погубило. Пары дней не прошло, как спермотоксикоз и ничем не подкрепленная уверенность мужской части экипажа, в том, что женщина соизволившая зайти на борт, априори согласна услаждать их суровый быт, привели команду в психически неуравновешенное состояние. Оценив отказ девушки с высоты своего жизненного опыта, мужики решили, что девушка не такая , чтобы всем, а такая, чтобы только лучшему из лучших и принялись кто во что горазд оказывать ей знаки внимания, делая все возможные пакости соперникам . Как в таких случаях бывает , команда подобралась разномастная и у всех оказались свои козыри : молодость и сила, солидность и связи , ум и опыт . Поэтому каждый из троих возомнил себя главным альфа-самцом и распушив хвост ринулся в бой .
        Представьте себя на их месте . Вот стоите вы у штурвала , от нечего делать слюной по милашке исходите и в очередной раз представляете, как спасаете ее в кораблекрушении , остаетесь на необитаемом острове ( друзья, конечно, к сожалению, погибают) , а затем многократно и разнообразно имеете ее мысленно следующие двадцать лет , как Робинзон козу. Первый напарник по вахте спит, а вот второй, сука, задумал тем временем подкатить к ней свои яйца. И вот он , козел очкастый , вылезает из мужской каюты и сладострастно подмигивая вам крадется в женскую каюту с листочком свежих виршей , двумя кружками чая и с шоколадкой наперевес. Вы , понятное дело, негодуете. Как смеет негодяй нарушать покой царевны! Вдруг она спит... спит, в постели...в постели , голая... ооооо!.... Что бы вы сделали , если б у вас под рукой было ведро и море забортной воды? Вот и они то же самое...В результате, пересрались и перецапались . А больше всех страдала, конечно же ,девушка . Во-первых, от идиотских знаков внимания и обоснованного страха за свою неприкосновенность. А, во-вторых, из-за качки и рвотных рефлексов , которые не оставляли ее в покое ни днем , ни ночью. Яхта не крейсер, для нее любая волна – шторм. Если кто-то катался на экстремальных качелях до появления тошнотворных позывов, то представьте себе , что вас там забыли и вам надо покататься в свое удовольствие еще день или несколько недель... Единственный способ уменьшить мучения – вылезти на палубу , замерзнуть до посинения и наглотаться соленых морских брызг . Но не может девушка выйти к мужикам в таком виде, даже к козлам. Тем более к козлам... Да и мокнуть на ветру ей не хочется.
     Так и добрались они лавируя галсами и переваливаясь через пенные гребни до славного града Киль . К этому моменту вся интеллигентная муть с мужиков уже слетела , как шелуха с семечек. Поняв, что сердце красавицы им не покорить , розовые понты и галантность были посланы в пень , обиды и синяки забыты. Мужики сплотились в едином стремлении и быстро сообразили на борт какую-то портовую негру . Четыре часа подряд начинающая журналистка , заперевшись в своей каюте за тонкой фанерной перегородкой , слушала истошные вопли чернокожей жрицы любви, которую в три смычка , без пощады и передышек , буквально в полуметре от нее , неистово и возбужденно крича и ругаясь , не стесняясь скрипа , стонов, визгов и смачных шлепков , источая тошнотворное амбре из перегара и козлиного пота, поочередно и все вместе имели ее бывшие , такие возвышенные и романтичные ухажеры.
      Может из мазохистских побуждений , а может и из чисто профессионального интереса журналистка досидела до конца самого последнего акта , после чего собралась и торжественно покинула судно. Хотя , нет, она просто была очень культурной и не могла уйти не попрощавшись.
      Короче, ребром встал вопрос о продолжении путешествия. Поняв , что кроме полученного аванса , других бонусов больше не ожидается , самый умный , как больше всех битый молодым и униженный солидным, собрался и отбыл на берег вслед за журналисткой. Солидный решил продолжить путешествие, так как выступал перед спонсорами гарантом их вложений , а молодой просто из-за недоразвитого чувства самосохранения.
      Не удивительно, что словив первый настоящий шторм где-то в районе Португалии , их яхточка потеряла управление, развернулась боком к волне , в результате чего лишилась широких иллюминаторов и стала стремительно ловить открытым ртом воду. На счастье мореходов , мимо проходило судно , которое и сняло их с полузатопленного борта .

     Услышав этот рассказ, за два дня до отмеченной даты, Сергей мигом протрезвел и исчез в неизвестном направлении , пропав с моего горизонта на сутки. Материализовался он под вечер следующего дня также неожиданно, как и ушел. В руках он держал чей-то замусоленный загранпаспорт и початую пластиковую бутылку с какой-то прозразно-мутной жидкостью. .
- Чо ты мне тычешь? Где ты бухал , почему не брал телефон и у какого долбоеба стянул этот обтрепанный кусок картона ?
- Тяпни алкашку и не гони. Я не бухал, а спасал наше предприятие . В БМП был и в Центральом клубе со всеми перетер. Вот, нашел таки одного конкретного пацана . Смотри , его паспорт на каждой странице утыкан штампами о переходе границы по морю. Это тебе не сухофрукт с залепухой , это морской ас, то есть волк... Он пойдет с нами до Выборга , ты же помнишь, какой там сложный фарватер и сколько подводных камней . А телефон свой я в Неве утопил.

      Мы могли бы спокойно пройти в Финляндию по Сайменскому каналу. Но решили, что этот путь для «убогих чухонцев», а бравые парни должны двигаться вдоль берега , созерцая удивительную красоту нетронутой природы и подбирая удобное место для разгрузки тайников. Но зайти в Выборг нам все равно было нужно, чтобы получить разрешение на выход из территориальных вод .

- Он яхтсмен или в трюме кочегаром работал, ты хоть спросил его? И , кстати, где он сам?...фуууу! Что это за блевонь?
- Самогон с шампусиком , лень было два пузыря тащить...Пацану надо проспаться. И мне тоже....Ну, ты пока хавку сложи и чо там еще надо тоже ...
- Редкая гадость - твое пойло ! И сам ты , Сережа, тоже...Ладно , чеши , но к шести утра будь как стеклышко. Я ночью заложу последнюю партию груза , замажу щели и лягу спать. Ты пойдешь до Кронштадта первым.
- Лады. Пойду попрощаюсь с моряками.

      Как и положено у моряков, прощание затянулось на всю ночь . И пока я потея и чертыхаясь извивался ужом в тесном трюме , маскируя и без того труднодоступные схроны сигарет , с берега слышались чудесные песни Битлов, в исполнении Сереги, сменяющиеся тостами за успешный поход и довольным повизгиванием невидимых мне шалавок. .
     В семь утра на борт стоящего под парами белоснежного Бермудского Иола пожаловали пан Помятая Харя и с ним какой-то сомнительный Бухой Мудак. Так я его сразу и окрестил про себя – Бухой Мудак.
- Отчаливайте , господа, а я пошел спать . Семь футов вам под киль...
-Мыыы, мууу...спаааа....
-Чего-чего ? Это я – спааа, а вы , ихтиандры заспиртованные , идите на румпель и не сядьте на мель. В Кронштадте разбудите ... Чао! Вот с этого момента наши приключения только и начались...

      Только я залез обратно в трюм и втиснулся в узкое ложе под кокпитом ( крайне удобное место, похожее на гроб, из которого во время качки падать просто некуда), чтобы занять лучшее кресло в первом ряду для просмотра полноразмерного цветного сна; только сомкнулись мои налившиеся свинцом веки, а конечности скрючилось в наиболее подходящих для релаксации позах; только все мои органы обаяния и осязания отключились и я провалился в сладкую нирвану, как послышался сильный грохот и яхту охватила крупная дрожь , еще более усиливающаяся от порывов ветра , продолжающего наполнять паруса и кидать нашу посудину снова и снова вперед на невидимое препятствие , вставшее на пути.
Матеря весь мир , еще не открыв глаза, я попробовал вскочить и приложился лбом о потолок моего гроба. Сверху слышались крики, грохот и отчаянная ругань. Вывернувшись из спальной норы и выпрыгнув на поверхность , я застал двух ихтиандров сцепившимися на юте . Вместо того , чтобы сбрасывать парус они балансировали на корме напоминая повздоривших ящериц. Серая Харя пытался отодрать Бухого Мудака от бизани , чтобы скинуть в воду и орал:

- Ты куда, дебил, лодку повел?

     Тот намертво вцепившись одной рукой в мачту и ногой упираясь в леер, второй рукой продолжал указывать куда-то вперед и голосить:
- Да, я этот проход как свои два пальца знаю , тут до фарватера в ту сторону рукой подать!
      Мы находились всего в паре сотен метров от берега , напротив стадиона имени Кирова, то есть не успели отойти от пирса и на пол километра. В этом месте действительно должен был быть не отмеченный буями проход , соединяющий два фарватера , но только двигаться надо было совсем по другим ориентирам. Сорвав фал грота с блока и быстро стянув вниз парус, я прыгнул в воду и дойдя до носа яхты оказался по пояс в воде, то есть на целый метр выше , чем надо для продолжения плавания.
- Что пялитесь , прыгайте в воду , помогите стаскивать.
     Серая Харя отцепился от Бухого Мудака и оказался в воде вместе с одеждой и поясной сумкой. Бухой Мудак предпочел остаться на палубе в позе Ленина на броневике , продолжая вопить:
- Не надо назад. Давайте вперед, тут всего метров триста!
Тут уж мои нервы сдали окончательно :
- Счас развернемся и я тебя утоплю . У тебя минута, чтобы слезть и дочапать к берегу самому.
Тем временем мы снялись с грунта , залезли на борт и принялись стаскивать с себя намокшую одежду.
- Бляяяя, я сумку вымочил, тут же наши деньги. – взревел снова Пьяная Харя и с ненавистью перевел взгляд от слипшихся баксов на перепуганного , обвившего , как питон, мачту Бухого Мудака.
- Мне бы назад в Невку ? – Набравшись остатков наглости попросил Бухой Мудак и окончательно сник , как упавший вымпел на флагштоке .

     Возиться с парусом настроения не было. Врубили мотор на реверс и дали задний ход по каналу. Слабенький Моример 3,3л монотонно зажурчал, едва толкнул яхту и тут же зачах.
      Подняли винт на поверхность , а на нем полный набор прибрежных ингредиентов : водоросли, веревка и порванный пакет. Как назло , на второй моторчик, решили не тратиться и взяли его напрокат, но аккурат сейчас он потребовался хозяину и мы остались без подстраховки.
      Яхта , конечно, может и должна ходить без мотора. Но мотор очень помогает при маневрировании в узких проходах с сильным течением и при плотной швартовке . Без него не добраться до берега в штиль и он очень –очень помогает подруливать в сильный шторм , когда все паруса собраны и надо стараться подставлять волнам корму , а не бок. У крупных яхт мотор стационарный , а у мелких подвесной . Сила мотора для яхты не особо важна, при ее осадке и сопротивлении киля большой скорости все равно не развить. А вот надежность мотора выходит на первый план, когда нос судна ныряет под воду и корма взлетает над водой на несколько секунд. В этот момент лопасти мотора , теряя сопротивление воды, визжат и вспарывают воздух на бешеных оборотах. И так час за часом . Такой режим долго не всякий мотор выдержит. Но мы с Серегой об этом узнали много позже ...
      А пока, скрипя на судьбу и Бухого Мудака зубами , мы поплыли ( «пошли» к нам точно не относится) назад в опохмеляющейся после ночной отвальной яхт-клуб . «Здрасьте, а вот и мы ... приплыли».
      Причалив, я остался на пирсе чистить винт и менять срезанную шпильку. Серая Харя прогнал Бухого Мудака , разложил на просушку по всему трюму банкноты и пошел еще раз «попрощаться с товарищами».
Зная Серегу, я собрался было поспать до вечера , но он вернулся на удивление шустро. Правда, не один , а с какой-то новой королевой. Королева была заспанная и тоже как бы помята, вполне сочетаясь своим экстерьером с Серой Харей.
. Вообще то, когда Серега не пьет ( верну опять ему его имя, раз он при даме) , благодаря харизме и подвешенному языку, он без особых проблем и затрат окружает себя девушками шикарного дизайна и любого социального положения . Но в период алкогольной интоксикации, хватает и тащит к себе любых крокодилов , попадающихся ему под руку, продолжая ухаживать за ними ( какое-то время, пока не протрезвеет) , как за принцессами. Доходит до абсурда. Иногда вызвав к себе фею и не заметив , что ее подменили на гоблина, он вместо ее прямого употребления , достает гитару и все оплаченное время поет душевные песни на аглицком языке. От этого Дульсинея млеет и наотрез отказываются покидать своего идальго , предлагая ему бесплатное обслуживание до гробовой доски. Но ему это уже не надо...
     Так вот, нарисовавшаяся на нашем борту Королева ( так ее и назовем) была как бы промежуточным ( между трезвым и не трезвым) Сережиным вариантом. Но это ни как не объясняло мне ее тут присутствие :
- И , что мы будем с ней делать?
- Подбросим до Кронштадта , ей как раз туда надо...
-Ну-ну, второй раз в одну жабу стрела не попадает? – спросил я , и не найдя зеркала, сделал козью рожу своему отражению в воде. Я хоть и не суеверный , но в эту примету верю даже больше , чем в черную кошку....

      Я ушел спать, оставив Серегу за приготовлением лапши для очередной невесты . Сидя в своей тарелке он с вдохновением перечислял Королеве преимущества паруса спинакер ( которого у нас то и нет) перед стандартным набором из грота и бизани работающих в фордевинд «бабочкой» ... От обилия непонятных , но умных слов невеста замерла с широко открытыми от удивления глазами , заглядывая говоруну прямо в рот , как стоматолог на 33 –й зуб.
      Через несколько часов я выспался и вылез на палубу . Мы уже подходили к Кронштадту . Сергей ( откуда он все же берет силы?) продолжал вешать Королеве на уши очередное мучное блюдо , рассказывая байки про наши походы на форты, цепь из которых была отчетливо видна вдоль всей дамбы до правого берега. Королева же застыла в той же стоматологической позе – ее мозг давно уже был взорван мощным потоком информации. Сережа мог бы делать с ней, что угодно. Но примитивные позывы на морских просторах испарились из него вместе с выпитым алкоголем.       Когда-то в детстве я ходил на форты зимой на лыжах по льду со своим отцом , а много позже также повел туда старших сыновей . Самый интересный , на мой взгляд , третий от берега форт . Когда-то в советские времена на нем был склад химических или бактериологических отравляющих веществ. Когда стало известно о начале строительства дамбы ( даже еще до того, как в помещении нынешнего Максидома на Гражданке был построен ее действующий макет) , склад вывезли , а в здания заложили напалм или что-то еще более горючее и целую неделю над фортом стоял черный столб дыма.
      Сейчас любой желающий может зайти в помещения с кирпичными стенами и полами толще метра , которые расплавились насквозь, как пластилин , образовав многометровые наплывы . Любители необычных сувениров отрывают себе на память длинные плавленные сталактиты из кирпича и пятисантиметровые сосульки из гранита, такая ядреная там была температура. А еще там есть механический кран 1857 г , приспособленный туристами под тарзанку и лаз в подземные катакомбы...Сорри, отвлекся.      Мы подошли к пристани погранцов, чтобы получить разрешение на выход за пределы дамбы , правда, только до морской границы России. В документах судовая роль была только на меня и Серегу . Для провоза до Выборга Бухого Мудака Серый придумал простой , как мычать, план , который и решил реализовать , не желая расставаться со своей Королевой. Она тоже вроде не испытывала желания сходить на сушу и кивнув согласилась прокатиться с любимым « еще чуток».
     Перед швартовкой мы запихнули Королеву в спальную нору, но не лежа, а калачиком, плотно завалив оставшееся пространство всяким вонючим хламом взятым из хоз блока.
-Потерпи немного , дорогая, я их сейчас заболтаю, они сюда и не сунуться- напутствовал подругу Сережа. И ушел забалтывать.

      Вот уж что-что , а забалтывать он умел и любил. Два часа потягиваясь , как кот на полуденном солнышке, он травил погранцам разные сказки , что-то у них выспрашивал и все это время его невеста мужественно и молча терпеливо страдала скорчившись среди вонючих вещей в душном , жарком как ад трюме.
      В конце концов погранцы все же зашли на борт яхты, сунулись головой в трюм и глотнув обжигающей и вонючей смеси углекислого газа с метановыми выхлопами протестующего королевского желудка, спешно покинули наше судно.
      Отчалив мы тут же принялись разгребать завалы и извлекли на свет нечто напоминающее волка из « Ну, погоди» ( это когда он вытек из горлышка многократно изогнутой водопроводной трубы и распрямлял неестественным образом сложенные члены) .
Радоваться свободе подруга Сергея смогла не долго. Через несколько минут мы вышли из спокойной бухты за пределы дамбы и в лицо нам ударил сильный встречный ветер полный морских брызг, благодаря которому на наш нос обрушились не страшные, но очень частые метровые волны , самые противные с точки зрения вестибулярного аппарата .      Идти против ветра ( в Левентаж) яхты не умеют. Для того , чтобы передвигаться вперед , в такой ситуации надо выходить и уваливаться на/под ветер, т.е. лавировать меняя галсы , подставляя ветру под острым углом , то правый, то левый борт ( в крутой Бойдевинд -то штирборд, то бакборд). Парус при этом работает , как аэродинамическое крыло , а яхту кладет на бок ( вплоть до зачерпывания бортом воды ) настолько сильно, что для откренивания ее всей команде, приходиться иногда, привязавшись для страховки тросами, залезать с ногами на противоположный борт.
      К сожалению, в нашей малочисленной команде из двух с половиной человек не осталось никого, кто мог бы активно помогать мне в этом процессе. Серега после двух бессонно-алкогольных суток сдулся и стал похож на овощ. А для меня главное было удержать румпель и шкот гика, ловя в парус ровно столько ветра, чтобы не лечь парусом на воду или не оказаться носом к ветру. В последнем случае я рисковал не просто потерять ход , а неожиданно сменить галс ( подветренный борт).
      Такой оборот не редко оказывался плачевным для многих начинающих яхтсменов . Из-за резкого перемещения грот-гика ( горизонтальная палка-рангоут, к которой крепиться нижняя часть паруса) , который находиться обычно на уровне груди- лица сидящего в кокпите рулевого, последний иногда получает сильный удар этой дубиной в голову , в результате чего особо невезучие вылетают за борт , а не привязанные страховкой еще и уходят на дно, так как развернуться в шторм под парусом и вернуться ровно на тоже место, отыскав в волнах потеряшку , практически невозможно.       Я оказался везучим начинающим, так как отделался всего парой увесистых затрещин. Но управляя в одиночку, я вынужден был забирать курс далеко вправо и влево от выбранного направления . В результате меня сильно сносило. На пять шагов в одну , а потом столько же в другую сторону , я продвигался лишь на три шага вперед. Погода резко испортилась , к брызгам добавились холодные потоки дождя и мой барометр удовольствия к концу вахты опустился ниже ватерлинии . Это значит, что в этот момент я скорее хотел оказаться дома на диване, чем в окружении волн один на один с малознакомой мне посудиной. После первой в своей жизни самостоятельной шестичасовой вахты я был измотан и разбит, но зато меня не донимала качка. Чего не скажешь об обитателях трюма. Серый и Королева вылезли из корабельного чрева , как полупереваренные продукты пищеварения. Им нужно было умыться и сходить в туалет.

     Сходить в туалет- это естественно и просто на суше. А у нас для прогулочных гостей под унитаз было приспособлено ведро с крышкой . Попасть в него по малому во время сильной качки, когда все не привязанные предметы летают или с барабанной дробью перекатываются по низкой тесной каюте, сидя на карачках – это тот еще цирк ( если снять видео , на ютюбе лимон просмотров за час наберется). А сходить по-большому в прыгающее ведро , да еще когда живот от качки крутит и поносит, а ноги скользят по заблеванному полу , стоит попробовать каждому хоть раз в жизни, чтобы больше ни над кем не смеяться. Гораздо проще подвязаться концом, ухватиться за леер на корме и окунаться голой жопой в убегающую волну, пока она не смоет весь ваш позор. Королева первое время предпочитала терпеть, чем висеть за бортом , но выбор не велик и в итоге она набралась от нас мужества ... Каждый раз , замечая ее все более страдающий лик в дверях каюты, я спускался вниз и терпеливо ждал условного стука Сереги.

    Из-за крепкого встречного ветра , который так и не унялся всю первую часть нашего пути , мы дошли до Приморска только через сутки с лишним с момента выхода из Кронштадта . Все это время нас безбожно болтало и швыряло . Потому, причалив и с облегчением выйдя на берег, мы очень удивились необычному эффекту. На ровной твердой земле нас сильно и неудержимо продолжало раскачивать из стороны в сторону, как будто земной шар стал часовым маятником и мы , чтобы устоять на этой зыбкой тверди непроизвольно расставляли при ходьбе ноги широко в стороны.
       Но хуже всего, конечно , было Королеве . Шатаясь, с позеленевшим лицом и огромными темными кругами под глазами она выбралась из каюты, где без движения, перекатываясь с боку на бок в такт качке провела последние часов восемь . Платье ее почему-то лишилось всех без исключения пуговиц снизу доверху и превратилось в халат без кушака, под которым оказалось не было абсолютно ничего из нижнего белья . Вспомнить , в какой момент времени и где с нее смыло эти части туалета она не смогла и лишь спросила:
- А какой сегодня день недели?
- Вроде понедельник.
- Мамочки, я же должна быть на работе.
- Так зачем ты с нами поплыла?
- Так я не знала куда. Сергей спросил в клубе, мол хочешь покататься? Я ответила , да.....Думала полчаса покатаемся и назад.
- Так тебе и в Кронштадт не надо было ?
- Нет. Что же мне теперь делать?

      Немая сцена. Я со злым укором смотрю на обманщика Серегу . Он делает удивленное лицо и с выражением невинного ангела переводит взгляд на Королеву . Кажется, он удивлен, что видит тут именно ее....
- Тебе надо на поезд поторопиться , – начинает он суетиться и пытается поскорее помочь Королеве покинуть борт яхты .
- Козел, ты Серега, в натуре. Куда она в таком виде и состоянии дойдет . Давай ее в порядок приводить . Где там у нас нитки с иголкой?

     За следующие пол часа мы стежками через край аккуратно сшили вместе полы ее платья. Позавтракали. Помылись. Причесались и отправились на станцию сажать Королеву на поезд . А покончив с отправкой живой бандероли обратно в город , облегченно вздохнули и не медля отчалили по направлению в Выборг....
Лучше бы мы составили компанию Королеве . Не знаю, как для нее, а для нас точно лучше....

      Путь в Выборг по петляющему и узкому фарватеру оказался совсем не труден, так как был обильно отмечен буями и ветер заметно стих . Воспользовавшись последним обстоятельством, мы разложили и развесили по всей яхте наши портки и футболки и она стала похожа на походную прачечную. Без надоевшей качки и брызг , подставив бока солнышку , мы с удовольствием вспоминали начало похода и отмечали наше положение на лоции , используя координаты из навигатора. Я впервые подумал , что может быть в морских походах действительно есть нечто притягивающее.      Навигаторы Garmin в ту пору продавались в магазинах “Рыбалка и охота”. Они были медлительны, малоинформативны , стоили дорого и пожирали огромную кучу пальчиковых батареек , но зато местонахождение яхты указывали с точностью до полуметра ( чего от современных гаджетов, по известным причинам, добиться невозможно) Мы убедились в этом неоднократно , когда впритирку проходили мимо подводных камней указанных в лоции именно в том месте, где и ожидалось . Ни одной ошибки!      Мимо нас тарахтя стационарными моторами проходили нафаршированные всякими такелажными приспособами , о которых мы могли только мечтать, комфортные и вылизанные до блеска посудины скандинавов. Они шли к себе самой прямой дорогой через Сайменский пролив, даже не пытаясь вставать под паруса . Если бы мы шли сюда только за деньгами . Мы не стали бы рисковать и усложнять себе жизнь, мы прошли бы границу вместе с этим потоком , как в парадную соседнего дома, без проблем и лишних проверок . Мы скинули бы груз и не теряя времени вернулись тем же путем обратно. Вместо этого , мы решили идти вдоль берега, рискуя по неопытности нарваться на шторм с залива и налететь на прибрежные камни, коих в этих водах неисчислимое множество .      Добравшись в сумерках до Выборга , не спрашивая разрешения мы заняли свободное место у плавучего пирса и сразу улеглись спать. Утром заверили документы и пошли обратным курсом направляясь к финской границе.
     Какое же это блаженство – подруливая двумя пальчиками, распластавшись загорать на солнышке , свесив ногу в воду и наблюдать за медленно проплывающими мимо скалистыми островками , поросшими лишайником и облепленными чайками.
Легкий бриз в спину , почти штиль. Скорость всего три – четыре узла. Но по факту мы продвигались к цели в два раза быстрее , чем до этого, когда галсами неслись до Приморска и наша средняя скорость была больше 8 узлов.       Не доходя метров триста до места, где судя по лоции , должна была проходить невидимая черта, пересекая которую мы покидали нашу Родину , мы увидели где-то в полукилометре , с противоположной стороны границы, финский таможенный катер . Он остановился и на его нос вышел толстый финн . Издали в бинокль финн был похож на добродушного круглого жука , он приветливо махал нам лапкой над своей головой , а потом прижимал ее к своей груди и этот жест однозначно был воспринят нами, как приглашение подойти к нему. Он повторял этот жест, пока мы не свернули паруса и повернувшись носом в его сторону медленно не продрейфовали через невидимую границу.
      Все время, пока мы приближались, финн продолжал добродушно улыбаться , но как только мы кинули ему швартовочный конец, его настроение резко изменилось , лицо приняло адски суровое выражение и он торжественно объявил , что фарватер для кораблей находится в трех милях слева , а мы незаконно пересекли границу и теперь должны следовать за ним ....      Вот это оверкиль ! С чего это вдруг ? Нигде и никогда я не встречал правил, что морские суда, а тем более маломерные яхты, обязаны пересекать морскую границу только в одном конкретном месте .
- Ну, позвольте. Вы же махали нам рукой и звали к себе.
- Нет. Я показывал , чтобы вы уходили.... Теперь вы арестованы .

????? …. Мы застыли , как истуканы , открыв рты и желая сказать так много, за что получили бы еще больше . Добропорядочный европейский служащий, который с кровью матери должен был всосать, что превышать скорость на машине нельзя, парковаться на тротуаре нельзя, обманывать налоговую службу и писать сквозь забор на соседскую малину тоже нельзя, откровенно и нагло врал прямо нам в глаза . До чего докатился этот мир . А еще минуту назад он казался нам раем.. Мы же уже метров пятьсот , как не у себя дома!       Терять было больше нечего. Мы открыли две банки пива , демонстративно чокнувшись выпили их залпом и выкинули перед самым финским носом в их дистиллированное море. Финн взревел от негодования , заглушая два своих пятисот сильных подвесных мотора и рванул с места в сторону своего острова волоча нас следом на привязи. Никогда наша яхта, ни до , ни после не развивала такой скорости.     Заложив лихой вираж у своей пристани , финский катер плавно притормозил и умело избежав торпедирования сзади подвел нас к месту стоянки. Через пару минут на пристань прибыло еще два таможенника. Гневно зыркая на нас они принялись что-то обсуждать , после чего объявили о начале обыска, достали какие-то щупы и прочие садистские приспособы, и залезли в нашу яхту. Третий сел напротив нас и насупившись, как голодный сыч, не мигая пристально уставился на наши лица, сверля нас взглядом и делая вид, что читает наши мысли...

      Мы были морально готовы к досмотру ( в начале девяностых чего только и куда только не перевозили ) , ни один мускул нас не выдал, но сердце ушло в пятки. Этот досмотр был не рядовым , а самым что ни на есть вражеским, преследующим вполне очевидную цель – найти подходящую причину для нашего ареста. Видно этим парням, чтобы объяснить налогоплательщикам зачем они содержат столько дармоедов, прохлаждающихся круглый год в этом райском уголке , надо было наконец-то кого-то поймать ... И, желательно, очень надолго. Наши сигареты ( а впихнуть в тюнингованный микрик удалось без малого шестьсот блоков ) невинной шалостью казались только нам , а для этих финнов могли стать индульгенцией от увольнения до самой пенсии.

      Уже через пять минут из трюма раздался торжествующий рев и не успели мы упасть в обморок, как из люка показался довольный финн , держащий в руках десятилитровую флягу со спиртом. От смеха мы удержаться не смогли , чем еще раз вызвали яростное негодование таможенника. Он понюхал горлышко пластиковой фляги и сморщившись констатировал :

- Это спирт! Контрабанда ( гад, откуда он знает русский?)
Его не удивил даже ядовито синий цвет жидкости. Мы специально налили чернила в технический спирт ( предназначенный для спиртовки , на которой мы готовим).
- Если это спирт-выпей !
     Финн засомневался , но отступать не хотел. Он налил спирт в стаканчик и протянул коллеге , типа, давай, ты.
Тот еще раз понюхал и скорчившись, словно у него язва , передал его арестовавшему нас толстяку. Тот с сомнением оценил цвет напитка и пить не рискнул, сказав нам, что заберет его в лабораторию. Потерпев первое фиаско , финны еще на три часа пропали в чреве судна.

      По окончании досмотра , захватив с собой флягу, лоции и вскрытый блок сигарет, который Серый взял для личного употребления , таможенники препроводили нас в их центр управления миром. Иного названия для зала с несколькими десятками мониторов и огромным пультом управления видеокамерами и не подобрать. На каждом мониторе были картинки с разных уголков приграничной территории. Мне показалось, что тут были и экраны с подводных камер ( возможно , расположенных в фарватере для больших судов.

      Потом нас посадили в микроавтобус и вместе с шестью финнами из этой смены и отвезли в какой-то городок, где отняли личные вещи, вплоть до шнурков из кроссовок и развели по разным одиночным камерам , где и оставили в покое на несколько часов.
Камеры были идеально белыми и чистыми. Это было приятно. Душу грела мысль, что наши труды с маскировкой не пропали даром. Но тревога не покидала. Каких еще подстав можно от них ждать?

      Через какое-то время меня вызвали на допрос. Вероятно, я был на очереди вторым. В комнате , куда меня привели , было еще несколько человек. Со временем я определил их для себя так:
Дознаватель ( задавал вопросы и оказывал психологическое давление)
Директор этой тюрьмы или местной полиции ( сидел тихо, в допросах не участвовал, временами отлучался и отдавал приказания своим подчиненным)
Переводчик с русского ( говоривший плохо, а понимающий еще хуже),
Переводчик с английского
Стенографистка (протоколировала все разговоры)
Кто-то вроде нашего особиста ( именно его приезда из Хельсинки они и ждали, управлял всем процессом дознания) ,
Помощник «особиста» ( все время подавал начальнику какие-то документы и поддакивал)
     Но может я с кем –то и ошибся. Они не представлялись, но времени познакомиться с ними мне предоставили предостаточно.
В соседней комнате находились все шесть финнов с таможни, включая толстяка. Их вызывали давать показания поочередно.        На столе между мной и дознавателем стояла яркая лампа, которую он после первых же стандартных вопросов про нэйм и фэмили , направил мне в глаза . Остальные присутствующие с очень сосредоточенными рожами, внимали каждому его и моему слову . Казалось , что их пресная манная жизнь начала наполняться смыслом и они были этим страшно горды. Это сборище смахивало на фарс и мне хотелось иногда рассмеяться , глядя как потеют от напряжения и усердия их лица.

-Где вы живете в России?
- В Ленинграде.
-Чем занимаетесь?
-Работаю
-Где работаете?
...и далее про мою личную жизнь. Потом перешли к цели визита :
- Цель вашего визита?
-Отдых.
-Что вы хотели тут делать?
- Плавать и загорать.
- Почему именно тут?
....
Так прошло час или полтора и меня отправили назад в камеру, а вместо меня опять привели Сергея .

      На третьем моем допросе помощник «особиста» передал ему лоции с нашей яхты . На лоциях путь пройденный нами я помечал ручкой и последние десять километров пути яхта двигалась прямо. Однако, взглянув на карту, я обнаружил после своей последней отметки , резкий поворот почти под прямым углом и искренне этому возмутился.
Мои претензии никто не запротоколировал. Начали вызывать по одному всех таможенников . И все они , как один , подтверждали, что мы двигались в сторону от их пункта , пытаясь прикрываться островами!

- В чем вы нас обвиняете? – Не выдержал я .
- В шпионаже!- ответил за дознавателя «особист».
И все присутствующие важно закивали головами.....

- Я – шпион?! Это бред!Какие секреты можно найти на ваших островах? ...
От ощущения полной абсурдности происходящего я даже не смог логично и внятно доказать им , что их версия совершенно фантастична и просто не укладывается в голове.

- Это мы и хотим у вас узнать. Зачем вы решили подойти к островам?
- Да, мы и не собирались к ним приближаться. Мы даже не поворачивали в их сторону .
Ваши люди с поста врут! Но , даже если бы мы это сделали, это запрещено?

Не обращая внимания на мой встречный вопрос, дознаватель достал из ящика стола связку моих ключей, отнятых при посадке в камеру , сунул мне их прямо в нос , не забыв направить в глаза свою ослепительную лампу и заорал :
- Что этто ттакоее?! Праввду говвори , ссволочь , праввду ! ! К моему удивлению , эту фразу он сказал на русском языке , со с детства знакомым мне прибалтийским акцентом . Я сразу вспомнил кадры фильмов про сталинские застенки . Видно он тоже их насмотрелся или такой способ дознания является интернациональным.
- Это ключи, – ответил я кратко.      Связка ключей была очень большой , около тридцати ( дом , гараж, сарай, машина, квартиры, яхта,почтовые ящики и много других). Я имел плохую привычку везде забывать ключи и поэтому специально привязывал их все вместе, чтобы не потерять. И каждый из этих ключей по очереди оказался перед моим носом с одним и тем же вопросом . Мои глаза слезились от яркого света все два часа моих объяснений, какой ключ от чего. Больше всего их заинтересовал ключ от мультилока ( были такие замки на рычаг переключения передач в машинах) . Ни по- русски , ни на английском они не хотели понимать для чего же он нужен. Мне разрешили встать и нарисовать на доске мелом схему его применения . Не помогло. Пришлось начинать с азов- я нарисовал машину, а рядом человека со злой ухмылкой . С комментарием «ба-бах» я махнул кулаком в сторону нарисованной машины и изобразил на ее стекле дырку. Я не художник , но мои каракули были тут же скопированы стенографисткой в общую папку с нашим делом.
      Присев обратно на стул я покрутил воображаемый руль, сказал «би-би» и махнул рукой куда-то вдаль . Похоже, они окончательно убедились, что я шпион , но перестали доставать меня , по крайней мере, с этим ключом.
Как потом выяснилось , Сергею досталось за мои ключи еще больше, так как он не знал для чего нужны некоторые из них.

     Допрос продолжался в течении всего дня и всю ночь . Каждого из нас вызывали по шесть раз. К утру перед дознавателем на столе лежала толстая ( около 10 см) папка с нашим делом. К этому времени таможенники с поста уже уехали, но все остальные по прежнему были тут. Вложив последнюю страницу, дознаватель удовлетворенно хмыкнул и удалился вместе с папкой в сопровождении особиста, его помощника и одного из переводчиков.
      Меня отвели в камеру , оставалось только ждать. Ни каких комментариев я не получил и мог лишь догадываться о нашей судьбе , меряя шагами маленькую камеру вдоль и поперек. Чего-чего , а такой подставы в демократическом обществе я не ожидал . . Дома я бы не удивился ( было и не такое) , но от финнов совсем не ожидал . Кроме этого очень хотелось есть , я не ел уже сутки и пил только из под крана в камере. Факт такого пренебрежения к моим потребностям мне тоже очень не понравился. И еще я , конечно, волновался, не вернулись ли они на яхту ,как бы не распилили ли ее на части в поисках шпионской техники и не наткнулись бы на сигареты...      Вечером , в сумерках «белой ночи» нас с Сергеем вывели из камер, посадили в машину и без объяснений повезли. Скоро мы прибыли на место , это был тот же пост с таможенниками. Здоровый финн всучил мне два паспорта и мешок с нашими личными вещами . Фляга технического спирта и блок сигарет остались у них , как вещдоки)). Первым делом мы заглянули в паспорта . Виза Сергея была аннулирована, а моя нет!!! ?
Таможенник указал нам на яхту и прогавкал :

- Вам идти домой. Быстро!

    Наши просьбы не высылать нас до утра ( все таки мы не спали сутки , хотим поесть, начинается ночь и море подозрительно неспокойно) во внимание приняты не были . И как только мы перепрыгнули на яхту он отвязал концы и кинул их в воду ....
     А над морем начинался не хилый шторм . Ветер гнал черные облака и с каждой минутой его порывы становились все сильнее , а волны все выше.....

      Хоть мы и избежали больших неприятностей , настроение было отвратительным. Облом был окончательный и обсуждению не подлежал . Если визу через год-два Сергею и восстановили бы , то черная метка на нашей яхте могла остаться в компьютере на всех финских переходах вместе с фотографией в стиле «их разыскивает милиция» . Рисковать проверяя так это или нет желания не было ( все таки дойти по воде до границы – не авто
прогулять ) . А значит, плакали все наши труды , не видать нам дальних морских походов. Чтобы отвлечься, мы решили выйти подальше от берега и разогнать яхту на встречу волнам в самом жестком бойдевинде , ночью, цепляя бортом воду, назло всем!

     Когда мы достаточно удалились от берега , шторм уже был совсем не шуточный , волны достигали двух метров и яхта скакала по ним то задирая нос к небу, то ныряя в волну , которая перекативаясь по палубе и наглухо задраенным люкам , разлеталась на тысячи холодных брызг. Вместо того, чтобы убрать рифы с грота или даже оставить один приспущенный фок-парус ( на носу лодки) , мы встали на курс и закрепив румпель пошли с полным гротом и фоком под свист ветра в натянутых , как струна от напряжения, вантах. Яхта понеслась по гребням волн почти горизонтально . Это было великолепно, круто, обалденно , восхитительно , ….. но не долго. Минут через тридцать-сорок раздался оглушительный треск и наша мачта сначала свернулась в бараний рог и тут же подломившись у крепления в основании рухнула верхней частью за борт , повиснув на переплетенных вантах. Яхта остановилась , как вкопанная, накренилась и стала принимать в борт волну за волной. При остановке мы слетели с борта, на котором стояли откренивая яхту , но благодаря страховке не далеко . Это был уже не облом, а настоящий крах. С огромным трудом мы втащили на борт гнутую мачту вместе с парусами и вантами и привязали ее к леерам. Теперь нашей единственной надеждой стал наш маленький подвесной моторчик.

      Мы развернулись почти на 180 градусов , в сторону берега и подруливая моторчиком, чтобы ветер и волны подгоняли нас в бакштаг ( под углом сзади) направились в сторону Высоцка . Волны еще больше усилились и теперь, когда первая треть яхты скрывалась под волной внизу , а середина лежала на гребне, вся задняя треть повисала над водой и винт мотора строчил в воздухе, как пулемет. Только в темноте показался берег и спасительный залив, мотор неожиданно замер. Разбираться в причинах было некогда , лодку стремительно понесло в сторону каменистого берега и нам пришлось выкинуть с носа в воду оба якоря ( конечно, привязанных к яхте, а не как Сергей в первый раз) . Не сразу, но они зацепились за грунт и яхта резко развернувшись кормой к берегу прекратила дрейфовать на камни, болтаясь на привязи и ныряя носом под волны , как поплавок при сильной поклевке . Мотор починить не удалось и заперевшись в тесной каюте мы перекатывались по трюму , как внутри погремушки, всю ночь непрерывно молясь, чтобы не перетерлись якорные концы. И так до тех пор, пока ветер к утру не утих.

      К полудню , немного вздремнув, усталые и грустные , зажевав сухой Доширак , мы взяли в руки короткие весла от надувного тузика и усевшись на обоих бортах несколько часов гребли в сторону Высоцка , подгоняемые еле заметным потоком ветра в оставшуюся целой на корме бизань.
     Причалив к берегу недалеко от Высоцка мы осмотрели мачту . Причиной аварии была всего одна наша маленькая ошибка . Мачта состояла из алюминиевого профиля ( в разрезе в виде восьмерки) , которому с помощью пенополистирола на заводе придали форму овала . Когда мы пристреливали дюбелями краспицы ( поперечены в верхней части мачты , к которым крепились ванты, удерживающие мачту вертикально) , кто-то из нас промахнулся и пристрелил дюбель в пенополистироловое заполнение. Именно этот дюбель первым и вырвало ....

     Буквально за день , благодаря способностям Сереги, мы починили мотор, нашли в Питере аналогичную мачту и вернулись к яхте в Высоцк. Возвращаться в яхт –клуб было стыдно и мы без остановки проследовали по Неве в Орешек, а оттуда в Ладогу , где попали в еще более сильный шторм , который так основательно помял нашу яхту, что в схроны с сигаретами ( которые по глупости мы так и не вынули) просочилась вода и превратила их в курево для бомжей, коим мы их в итоге и отдали. То-то они порадовались...

     Первый блин оказался косячным. После этого яхты были больше , походы дальше, но первые впечатления от яхтинга были самыми сильными и остались с нами на всю жизнь .

 

 

 

 

Facebook Google Bookmarks Twitter LinkedIn ВКонтакте LiveJournal Мой мир Я.ру Одноклассники Liveinternet

Дорогой читатель! Будем рады твоей помощи для развития проекта и поддержания авторских штанов.