NB! В текстах данного ресурса местами может встречаться русский язык +21.5
Legal Alien
Литературный проект
+21.5NB В текстах данного ресурса местами
может встречаться русский язык!

 На старажытнай крывіцкай зямлі
Сярод лясоў і балот
Жахлівыя злосныя тролі жылі
І жэрлі мясцовы народ.
Людзі баяліся, дома хаваліся
Ў той час, калі месяц на небе з'яўляўся.
І падарожнік, які заблукаў уначы,
Дахаты ужо не вяртаўся.
Litvintroll «Песня пра троляў»

 

На древней кривицкой земле
Среди лесов и болот
Ужасные злые тролли жили
И жрали местный народ.
Люди боялись, дома прятались
В то время, когда луна на небе появлялась.
И путник, который заблудился ночью,
Домой уже не возвращался.

Litvintroll «Песня про троллей»

 

Если дела пошли на лад, что-нибудь непременно пойдет вкривь и вкось.

Законы Мерфи. Первый закон Чисхолма

 

Она была прекрасна! Ее изгибы просили прикоснуться к ним, провести рукой, дотронуться в самых потаенных местах. Она была обильно увлажнена от моих прикосновений. Я ласкал ее руками, потом вошел в нее, сначала осторожно, потом все энергичнее, глубже, глубже… Я закончил!

Я вытащил шомпол из ствола SAKO TRG-42, выбросил кусочек ветоши с ерша, насухо протер ее компоненты, собрал и уложил винтовку в чехол. Винтовку я особенно люблю чистить и всегда оставляю ее напоследок. Еще раз пересчитал патроны, которых осталось всего пятьдесят два. Грустно вздохнул. Немного. С точки зрения пулеметчика на одно хорошее нажатие на спусковой крючок для длинной очереди, но ведь это снайперка. Если всегда стрелять так же, как сегодня утром – один выстрел, одно попадание, то пятьдесят два патрона – это не так уж мало. Конечно, стопроцентно точно никто не стреляет, например, для немецких снайперов Второй мировой войны нормой было 1,3 патрона на одну цель. Жаль, что триста тридцать восьмой такой редкий калибр на пространстве нашей страны, но даже когда патроны кончатся, винтовку не брошу, буду таскать до последней возможности, уж очень ее люблю.

Уже завечерело. Сабина сказала, что через полчасика позовет ужинать, Женя возился под капотом «Урала», Дима колол дрова, Стас из двух неработающих «Викингов» собирал один, а Катя с биноклем и пулеметом расположилась на месте дозорного на крыше двухэтажного особнячка, раньше принадлежавшему хозяину охотбазы.

Сама охотбаза, к слову, располагалась в живописнейшем месте в сотне километров от ближайшего областного города на лужайке возле небольшой речки под названием Красная. Кроме кирпичного хозяйского особняка на базе был добротный бревенчатый дом лесника, да еще два утепленных для зимнего применения охотничьих домика, баня и целый ряд небольших сарайчиков, в одном из которых располагался генератор. Удобное место – вода есть в речке, да еще в колодце. Кроме воды в речке имеется рыба, по крайней мере к ужину запахло ухой из наловленных Женей подлещиков. До ближайшей асфальтированной дороги местного значения через густой смешанный лес ведет извилистая грунтовка, съезд на которую не обозначен никакими указателями, да еще замаскирован буреломом. Ехать по грунтовке километров пять, причем о появлении незваных гостей хозяева охотбазы будут проинформированы видеокамерами, замаскированными в кустах и на деревьях. Все подходы к базе через лес были заблокированы буреломом, речка с овражистыми берегами была естественной преградой, для зомби просто непреодолимой. Регулярно кто-нибудь из поселенцев обходил периметр, вооружившись автоматом с ПБС. Чувствуется, что люди уже привыкли жить в ожидании опасности, никто ни на минуту не расставался с пистолетом, а основное оружие, начищенное и заряженное, находилось в прихожей особняка.

Дима, превративший несколько пеньков в аккуратные дрова, подошел ко мне.

  • - Серьезно ты вооружен, - сказал он, подсаживаясь рядом со мной за стол на крытой веранде. Кроме TRG в чехле тут был разложен весь мой арсенал, добытый всеми правдами и неправдами в долгом и полном опасностей странствии. Здесь был «Вал», АК-74М с «Обувкой» (обескураживало только наличие всего одной гранаты), «cтечкин», видавший виды ПМ с почти стершимся воронением (он у меня за оружие скрытого ношения и последнего шанса) и самый первый ствол, положивший начало коллекции, – короткий «Вепрь 12 Молот». Ревизия показала наличие еще двух Ф-1 (кроме «аварийной» в разгрузке) и одной РГД-5. Из холодного оружия наибольшую пользу представляли томагавк Battle Hawk и «сопатка лаперная». Ну и еще необычайно агрессивного вида самодельный нож, который мне сделали под заказ. Он представлял собой копию Eye of the Storm TRG – боевого ножа новозеландского спецназа. Этот нож имеет «пистолетную» форму с хищным клинком с острием типа ножей «Bowie» и изгибом основного лезвия на манер кукри. Эстетически радовал глаз и собственно кукри с наборной кожаной рукоятью. Говорят, что кукри придумал гуркх, увидевший в небе сокола с крыльями необычной формы. Эта форма стала образцом для национального боевого ножа маленького горного народа. А еще говорят, что умелый гуркх ударом кукри может разрубить голову человеку до плеч. Ценное умение в наше сложное время. Гуркхи еще и очень смелые и преданные воины. Когда во время Второй мировой англичане стали формировать из гуркхов парашютные части и сообщили тем, что придется прыгать с самолетов, горцы попросили, чтобы самолеты летали пониже. Англичане удивились: «Зачем? Парашюты не успеют раскрыться». «А, так парашюты дадут», - заулыбались гуркхи.
  • - Слушай, Дим, - один вопрос мне не давал покоя. – Как так вы Катю делите? Без эксцессов?
  • - Вот поэтому без эксцессов, потому что делим по расписанию, - засмеялся Дима. – А иначе давно бы про зомби забыли и перестреляли друг друга в погоне за сексуальными удовольствиями в условиях скученного проживания.
  • - Ну, в это, допустим, я поверю. Но как получилось, что эта блондинка вами командует?
  • - Что, эго самца не дает покоя? – Усмехнулся Дима. – Вышло так, потому что эта отмороженная девчонка в заварушке, когда все началось, умудрилась первой вооружиться, всех нас собрать, а некоторых очень даже выручить. Она и в стрелковом клубе всегда была заводилой всяких общественных мероприятий. А что касается военного руководства в плане тактики и стрелковой подготовки, то этим у нас Стас занимается. Типа начальник штаба. Он и в клубе инструктором был.
  • - А ты чем занимался, если не секрет? – Во время конца света не всегда вежливо задавать вопросы на тему прошлого выжившего во время хаоса человека, ибо ему приходилось пройти порой через такие испытания, вспоминать которые тяжело. – До этого всего.
  • - В областном правительстве при губернаторе работал.
  • - В охране? – Габариты Димы намекали, казалось, на принадлежность к силовым структурам.
  • - Ну вот опять! Почему если большой, то сразу – в охране! В одном из отделов специалистом был. – Похоже, хотя Дима и возмутился, но возмущение было скорее показное. Он покопался в кармане и извлек маленький российский флажок. – Вот у меня еще и значок остался.
  • - Зомби прервали путь в большую политику?
  • - Не поверишь, но я один из немногих, кто выиграл от этой ситуации. Слышал же, пока еще хоть какие-то радиостанции и интернет действовали, что зомбовирус уничтожает всех конкурентов в организме, и человек больше ничем не болеет? Так вот мне незадолго до хаоса поставили диагноз ВИЧ, а теперь получается я здоров.
  • - Халатность врачей? На наркомана ты не похож…
  • - Да не… Навертел в процессе общения с женщиной не очень тяжелого поведения. Подвело резинотехническое изделие и количество принятого для разогрева алкоголя. Особо смерти я и тогда не боялся. «Рабов у смерти нет, смерть даст покой и вечный свет», - процитировал он «Арию». - Но болеть не хотелось. Для меня весь этот конец света начался на очередном приеме в кожвендиспансере, из окна которого без штанов пришлось спускаться по водосточной трубе. А вот венерологу не повезло, как раз на него кинулась медсестра, ворвавшаяся в кабинет. Жаль, Геннадий Степаныч хороший был врач, да и мужик веселый, вечно шутками пациентов успокаивал.

Такова вот природа коварного зомбовируса. Все мы здоровы, но и все мы – носители этого вируса. И стоит умереть, как восстанешь, и будешь бродить в поисках жертвы, пока не успокоят тебя выстрелом в голову какие-нибудь добрые люди.

  • - Так без штанов и бежал по городу? – Удивился я.
  • - Не-е! – Усмехнулся здоровяк. – Только слез со стены, на меня мертвец кидается, лапы свои тянет. Ну я ему сверху через руку в челюсть жахнул, он упал назад, да так удачно, что башкой о бордюр. Не знаю, хватило ли этого первого удара, но я придавил его коленями к земле и еще десяток ударов нанес обеими руками, как мельницей. После чего раздел и разул труп, забрал ключи от машины. Вот так!

 

Катя была великолепна. Пухлые губы, упругая грудь, крепкая попка. Я был с ней сверху, забросив ее ноги себе на плечи и давая сосать свои пальцы. Я был с ней сзади, схватив одной рукой ее за попу, а на кулак второй намотав ее длинные светлые волосы. Потом она была сверху, ее грудь качалась в такт ее движениям, а ногти оставляли следы на моей груди. А потом я был у нее во рту. Потом еще… Давно уже не было так хорошо. Шикарная страстная девушка в безопасном доме вместо беспокойных ночевок в машине в обнимку с автоматом.

Проснулся я от ласковых прикосновений явно губами к моему самому сокровенному оружию. Ненасытная девчонка, подумалось, но рука с боку от меня нашла Катю. Кто здесь? Убираю темные волосы Сабины с ее лица, придерживаю их. Катя просыпается, мы целуемся. Необычное ощущение – кругом губы. Кончаю от такого сочетания. Сабина, присев на кровать, ехидно говорит:

  • - Твоя вахта. Проснулся, милый? – И вытолкав меня с постели, начинает страстно целоваться с Катей, лаская ее пальцами. Теперь-то я точно не засну на посту от одних только воспоминаний.

 

  • - Вадим, есть мысль поэксплуатировать тебя и твой транспорт на предмет разведки. «Урал» гонять ради такого смысла нет, а вот проверить несколько деревень и заправок на внутриобластных дорогах на предмет наличия там полезного необходимо. – Стас на столе на веранде разложил топокарты области. – Да и вообще полезно узнать, что вокруг нас творится, какое население где осталось и не представляет ли оно опасности.
  • - Без проблем. Каким составом поедем?
  • - Ты, Катя, а Женя – за рулем.

Мы составили маршрут, дозаправили «Дифендер» из канистры. Проверили оружие. Я в дополнение к АК-74М захватил «Вал» на случай, если возникнет необходимость пострелять, не выдавая себя. Если женин АКМС ни коим образом меня не впечатлял, то снова рассмотрев катин АК-103 в обвесе, я не выдержал:

  • - Откуда дровишки?
  • - Жених подарил. – Съехидничала Катя. – В самом начале приставал один тип. Пришлось обмануть его ожидания и ткнуть в горло вот этим.

Катя извлекла из-под плитника керамбит Bear Claw. Действительно медвежий коготь с серейторной заточкой.

  • - Судя по автомату тебе удалось одним ножом завалить спецназовца.
  • - Нет, это был точно не спецназовец. Скорее обдолбанный бандюган. А вот откуда у него крутой автомат, понятия не имею. Или с трупа снял или купил. Сам знаешь, что творилось.
  • - У тебя ЛЦУ инфракрасный есть. – Я ткнул пальцем в зенитовский «Перст». – а ПНВ имеется?
  • - Нет.
  • - А у меня есть! Давай меняться автоматами. – Уж очень меня АК-103 катин манил. Почти как сама Катя. Даже не знаю, что больше мне нравится: женщины или оружие. – Я тебе свой «семьдесят четвертый» отдам. У него отдача слабая. А уж подствольник смотри какой… толстый!

Перед моим носом образовалась фига, сконструированная из прелестных катиных пальчиков. Катиному приобретению автомата я нисколько не удивлялся, чего только не творилось во время первородного хаоса. Мои TRG, АК-74М и «Вал», например, - результат наивыгоднейшей коммерческой сделки, по крайней мере по мнению лейтенанта внутренних войск, который продал мне оружие за все мои накопления в баксах и евро эквивалентные стоимости небольшого паркетника. А за остатки уже российских банкнот он мне ПМ и гранаты подогнал. Но я не переживал за деньги, и правота моя подтвердилась буквально через несколько дней, когда рулон туалетной бумаги стал более ценным, чем пачка баксов. Жестковаты они слишком, а жесткая бумага, как гласит народная мудрость, - к травматизму путь. А вот имея оружие всегда можно и пропитание добыть и машину заправить, достаточно вежливо попросить. Ибо еще Аль Капоне говорил, что вежливая просьба с пистолетом всегда исполняется охотнее, чем просто вежливая просьба.

  • - Ну а керамбит у тебя откуда? – Не унимался я.
  • - Кера… Что? – Переспросила Катя. Мне все стало ясно о глубине ее познаний в холодном оружии.
  • - Вот это например. - Я обеими руками выхватил размещенные на РПС между подсумками керамбиты, зацепив указательными пальцами за кольца на основании рукояток и держа ножи обратным хватом.
  • - Хватит опасными предметами размахивать, - прервал мою демонстрацию и расспросы Женя. – По коням.

 

 

  • - Сейчас мы еще одну деревню посетим, - сказал Женя, всматриваясь в дорогу. Мы уже почти четыре часа колесили по округе, наполнили две канистры дизелем с брошенного грузовика, забрали с него инструменты, трос и домкрат. Но это была наша единственная добыча, две посещенные деревни оказались брошенными, причем одна из них почти все выгорела. – У меня там старый товарищ живет… Жил, по крайней мере.

Кроме героического ограбления грузовика огромное эстетическое наслаждение нам доставило любование агитационной росписью на стене здания поселкового совета посещенной деревни. Нечто в духе прогрессивного соцреализма в видении деревенского художника. Я предположил, что это единственный сохранившийся образец картины Остапа Бендера «Сеятель, разбрасывающий облигации государственного займа». Женя высказал мысль, что автор художественными средствами изобразил героиновый приход.

 

Пока мы искали нужный поворот к деревне старого товарища, Женя поведал о своем товарище, который еще до восстания зомби вел практически натуральное хозяйство в своей деревне – разводил кроликов, ловил рыбу, огородничал, изредка охотничал незаконно и перебивался шабашками вроде мелкого ремонта. В общем практически первобытный человек - охотник, рыболов и собиратель.

  • - Уверен, что если он жив, то в его жизни ничего не поменялось, кроме отсутствия телевидения, - подытожил Женя свой рассказ. – Мир просто совершил еще один виток вокруг Коляна.

Мы свернули на грунтовку без указателя и через полчаса езды по полю, а потом через лесок, оказались почти на околице небольшой деревни у реки. Указатель гласил, что деревня называлась Глинновка. Пока Катя прикрывала наш тыл, мы с Женей в бинокли разглядывали деревню на предмет выявления потенциальных опасностей. Женя оторвал меня от наблюдения довольным возгласом:

  • - Колян! Живой, мать его!

Я перевел взгляд туда, куда смотрел Женя и увидел странную процессию. Возглавляла ее дородная тетка кажется с АК, замыкал мужик с помповиком, а вот посередине тележку с дровами тянул запряженный в нее… зомби!

Мы въехали на главную улицу деревни навстречу процессии. Тетка и мужик хотели было убежать, но Женя притормозил, и, высунувшись из машины, окликнул Коляна. Я тем временем рассмотрел странную повозку. Коренным в ней был зомби когда-то мужского пола в рваной рубахе и трико с отрубленными по локти руками и с разбитой челюстью. Зомби тянул тележку, пытаясь догнать тетку. Увидев нас, он, явно вялый и плохо питавшийся, подался было вперед, но Колян накинул ему на голову мешок, и мертвец замер.

  • - Женек!
  • - Колян!

Начались объятия и представления, в ходе которых мы оказались в хозяйском доме за столом.

Жена Коляна – Ленка выставила на стол самогон, домашний квас, хлеб, зелень и сказала, что скоро будет горячее. От плиты и правда пахло мясом и картошкой. А Колян поведал свою историю выживания и покорения зомби.

  • - У нас в деревне больше половины дворов городскими куплена, постоянно мало кто живет. А поначалу и наши кто куда подался, остались считай я, сосед Митяй, да олигарх наш – мент на пенсии Михалыч. Его особняк через дорогу от меня. К Михалычу вскоре дочь с зятем с раненым приехала. Вот зять их и покусал, беспорядок в доме начался, женщины заорали, Михалыч стреляет, Митяй у них тогда был – он вроде садовника у Михалыча. Короче, в живых один Михалыч у них в результате остался. Его мне пришлось застрелить, прыткий он стал, рожа клыкастая такая. А потом к забору моему Митяй подошел. Лапы свои тянет сквозь забор, скалится. Вот я ему руки поотрубал топором и по морде съездил, да не разбил череп, только челюсть своротил. – Колян так спокойно повествовал о расправе над Митяем, что я вспомнил женин рассказ, как Колян раздавал своим кроликам клички в соответствии с их высоким предназначением: «Колбаса», «Жаркое», «Шапка», а потом лишал их жизни ударом полена по голове. Настоящий ариец, характер нордический, беспощаден с врагами рейха, пардон, с кролями и зомби.
  • - Присмотрелся я к Митяю, как он за мной с Ленкой вдоль забора шастает, да и приспособил его к хозяйству со временем. – Продолжил Колян.
  • - А чего в дом к Михалычу не перебрался? - Спросил Женя. – Там-то покомфортнее, чем у тебя.
  • - Михалыч с родней там так все кровищей разукрасили, зайти страшно, не то что жить. Да и к лучшему это оказалось. Недели две назад влетает в нашу деревню «Нива» с двумя военными. Так они сразу к самому богатому дому мародерить, а потом к нам хотели, да положил я их из михалычева помповика, - он указал на стоящий при входе Mossberg-500.
  • - Может хорошие люди, а ты их положил, – Не унимался Женя.
  • - Хорошие люди при встрече здороваются, а не по окнам стреляют. «Ниву» я их в лесок отогнал и припрятал в овражке на всякий случай, оружие собрал, а указатель на дороге своротил, чтоб всякие не лезли. Я в михалычевом доме и у залетных кой-чего прихватил. Может вам сгодится, мне надобности нет.

Колян из комнаты притащил сверток и большую спортивную сумку. В свертке оказался ни много ни мало «Remington-700» триста восьмого калибра с охотничьей оптикой Leupold. Поросячий восторг вызвал тепловизионный охотничий прицел с регулируемым увеличением до восьми крат. Михалыч денег на хобби не жалел, такой прицел как иномарка стоит.

  • - А сам что не оставишь его? - Спросил я. – Хороший ствол. Патронов нет?
  • - Я с такими прицелами и не знаю, что делать. Да и медленно он стреляет. У нас теперь автоматы есть, «макаровы», помпа, да мой Иж-27. Куда еще то? А патронов коробочка к винтовке есть, принесу сейчас.

Я приуныл. Радости от винтовки натовского калибра с десятком патронов никакой. Но Колян выставил на стол картонную коробку из-под ботинок, в которой оказалось больше двадцати пачек с патронами с разными пулями: обычными и экспансивными. Уже дело! Будет дополнять мою TRG-42 на небольших дистанциях. Воодушевленный полез в сумку и с восхищением вытащил тубус одноразового РПГ-26 «Аглень». Теперь мы и для бронированного противника угрозу представляем.

Дальше – больше.

Подсумок с десятью ВОГами. Я снова могу пользоваться «Обувкой». Против зомби ВОГи практически бесполезны, но для людей весьма опасны. Дезертиры были вооружены обычными «веслами» АК-74, а ВОГи, видимо, копили на будущее.

Четыре противопехотные мины МОН-50 в сумках по две с комплектом струбцин и взрывателей натяжного действия МУВ-2. Катушки с проволокой прилагаются.

Пять ручных дымовых гранат РДГ-2, две осветительные ракеты РОП.

Большие ножницы для резки колючей проволоки. Пусть будут, мало ли… У них рукоятки деревянные, можно резать провода под напряжением до полутора тысяч вольт.

Под впечатлением от такого подарка я вышел к своей машине, извлек из сумки бутылку вискаря, которая проехала со мной больше тысячи километров, и вручил ее Коляну.

  • - А вот и горячее, - произнесла Ленка, водружая на стол кастрюлю с картофельным пюре и сковороду с гуляшем.
  • - Все накинулись на пищу.
  • - Колян, кроля забил? – Уточнил Женя.
  • - Нет, собачка забрела. Ходють тут всякие, сруть. Ладненькая такая была, упитанная.
  • - Как – собака?! – Катя замерла с вилкой у рта.
  • - Да обычная, на четырех лапах. Тут ведь главное, как приготовить. Обязательно перед забоем рисом отварным ее накормить, чтоб из нее горечь вышла…
  • - А потом – поленом по башке, - закончил за него привычный Женя.

Катя сменила цвет лица на синевато-зеленоватый, выронила вилку и, прикрывая рот руками, выскочила во двор. Тем временем на освободившуюся катину табуретку запрыгнул серый дымчатый кот, которого Колян охарактеризовал как нового жителя в их хозяйстве, прибился, мол, недавно. Кот, деловито выставив усы, обнюхал край стола, оперся о него передними лапами, потянулся мордой к бесхозной тарелке. У Коляна от возмущения такой наглостью животного глаза полезли на лоб. Он тщательно облизал языком свою ложку и звонко треснул ей кота по лбу. Дальнейшее мне напомнило телепорт из игры Quake – кот практически испарился с табуретки и материализовался сразу на крыльце.

Я решил пройти проведать Катю, и заодно поинтересовался у Коляна, где у них находится место для размышлений о смысле жизни, бренности бытия и бесконечности Вселенной.

  • - Сортир за домом налево сразу за яблоней. – Пояснили мне. – Газету вон возьми. Почитать и на потом…
  • - Не читай в сортире. – Оторвался от еды Женя. – Минздрав России предупреждает, что привычка читать во время сранья может привести к привычке срать во время чтения.

 

Катя великолепно освобождала желудок от собачатины и без моей помощи, я расслышал только что-то вроде «изверги» и «дураки», поэтому спокойно направился к заветному сарайчику. Вытащил из проушин здоровый шкворень, потянул дверь на себя и едва немедленно на месте не завершил цикл пищеварения. На меня из темноты шагнул зомби в камуфляже, протягивая руки и разевая пасть. Первое, что нашарила правая рука – рукоятка ножа TRG. Выхватил нож и со всей силой, до боли в ладони, загнал острие клинка в глазницу зомби. Хрустнуло дно глазницы, клинок вошел в мозг, разлетелось брызгами глазное яблоко. Я резко вырвал нож из раны и отскочил, матерясь. Зомби упал на колени, потом завалился на спину, так как оказался пристегнут за шею цепью. Такие детали я не разглядел сразу-то.

Подбежал Колян с помповиком, Женя с автоматом, и даже Катя собралась с силами после борьбы с пищеварительной системой и была уже тут со своим «глоком».

  • - Бля! Колян, зомбовладелец херов! Предупреждать надо! Сколько их еще у тебя по сараям стоит? – Я был вне себя.
  • - Я одного из тех дезертиров припрятал про запас для хозяйства, - смутился Колян, но быстро отошел да еще и наехал на меня, - а чего ты в сарай поперся? Я ж сказал, за яблоней сортир.
  • - А это что? – Указал я на дерево.
  • - Это ж груша, городской!
  • - Я срать шел, а не гербарий собирать, - уже начал успокаиваться я.

Отобедав, мы стали собираться на базу. Колян предложил оставаться, соблазнял баней.

  • - Колян, в следующий раз, а то нас потеряют товарищи, связи на таком расстоянии у нас нет, - отговорился Женя.

 

Едва мы выбрались на трассу, как заметили, что со стороны областного центра из-за поворота к нам направляется колонна разношерстной техники, среди которой выделялся БТР. До колонны было метров шестьсот, мы посчитали, что выяснять, кто это, не нужно и собрались было потихоньку сдать назад и скрыться за посадкой, но от колонны отделились два квадроцикла и понеслись к нам, а с БТР дали очередь из КПВТ, благо весьма неприцельно. Тащить за собой такой хвост в деревню Коляна было нечестно, и мы выскочили на трассу, удирая от колонны. Женя высказал идею поплутать по знакомым ему проселкам, оторваться, а затем уйти на базу.

План был неплох, если б не КПВТ. Стоило нам свернуть на грунтовку, как пуля пробила заднее колесо, пулеметчик БТРа все-таки пристрелялся. От дальнейших попаданий нас спас только лес, в который вела грунтовка. А квадры нас уже нагоняют.

Наш «Дифендер», ковыляя подранком, проехал полосу леса. Дальше грунтовка шла его краем, справа был широкий луг, по другую его сторону – частые рощи – колки, слева лес покрывал холм. Я сказал Жене, чтоб он загнал джип в густой кустарник у склона холма. Далеко мы в таком виде все равно не уйдем. Устроим засаду на обратном склоне холма, чтобы с него под прикрытием деревьев можно было вести огонь сверху и сзади по противнику. Нагрузили Катю сумками с оружием и отправили ее на холм, а мы с Женей побежали к дороге, чтоб подготовить сюрприз для квадров. Натянули поперек дороги проволоку между деревьями примерно на уровне груди квадроциклиста и стали ждать, вслушиваясь в треск моторов. Скоро квадры показались из-за поворота. Парни явно спешили нас догнать, ехали быстро. Передовой проволоку не заметил, она хлестнула его по плечам, скользнула под шлем, и преследователь, взмахнув руками, полетел назад, почти под колеса следующего квадра. Смешалось все как в «Бородино» - люди, кони, то есть квадры. Несколько коротких очередей, контроль в голову, забираем две «ксюхи», магазины, гранаты. Других моторов еще не слышно, квадры сильно оторвались от колонны, да и по извилистой грунтовке среди деревьев БТРу с его габаритами будет пробираться труднее, чем нам. У нас есть немного времени, чтобы подготовиться.

На склоне холма устанавливаю две МОНки, нацеливая их так, чтобы перекрыть значительную часть дороги, вворачиваю взрыватели с привязанной проволокой. Почетная честь дернуть за ее концы с безопасного расстояния предоставляется Жене и Кате. Сам занимаю позицию так, чтобы стрелять из «Аглени» сверху сзади по БТРу. Готовим гранаты, я заряжаю «Обувку».

Слышим рокот дизеля, наблюдаем, как «восьмидесятка», а это она, выворачивает из-за поворота и замирает около сваленных квадров. Преследователи спешиваются с БТРа, растаскивают квадры. Их прикрывает БТР своей смертоносной спаркой. Стрелять сейчас для нас – самоубийство. Я сильно переживаю за свое мастерство владения гранатометом, а в нашем случае за ошибку придется платить обстрелом из самого мощного на планете пулемета. Лучше мы сзади бахнем по БТРу.

Преследователи так спешат нас догнать, что снова залезают в БТР вместо того, чтобы организовать пехотную разведку и прикрытие. БТР трогается, выплюнув облако выхлопа. Вот он проезжает под холмом, за ним едет милицейский УАЗ, затем «Урал» с открытым кузовом, дальше видна «буханка».

БТР проехал выезд из леса, от меня до него метров пятьдесят. Подарок судьбы – БТР остановился, преследователи явно нас потеряли, мне же он виден с левого борта и кормы и сверху. Я стреляю из «Аглени», моля всех богов, чтоб не промахнуться. Дымный след гранаты воткнулся в крышу моторного отделения. Взрыв! Граната, рассчитанная на пробивание больше четырех сотен миллиметров танковой брони, не просто прожигает, а проламывает тонкую крышу МТО. БТР замер, зачадил, появились языки пламени. Тут же рвутся две МОНки, осыпая противников роем смертоносных роликов. Теперь я уже молюсь, чтобы стрелок БТРа был мертв или очень хотел его покинуть. Пока башня не двигается, зато откидывается левая аппарель, которая мне хорошо видна. А получите ВОГ! Граната взорвалась почти под ногами у вылезшего из БТРа человека, свалившегося от такого сюрприза, я же выстреливаю пяток коротких очередей в раскрытую аппарель. Пусть внутри бронекорпуса рикошеты полетают. Из люка механика-водителя показалась голова,.. ага, и плечи. Две короткие очереди, и механик безжизненно застрял в проеме люка. Меняю магазин. Сзади от меня грохочут взрывы гранат, трещат очереди, слышны крики раненых. Женя и Катя гранат не жалеют. У нас в этом плане преимущество – до нас на холмике гранату докинуть сложнее, деревья же и кусты дают нам еще и защиту от ВОГов. Пара гранат уже сработала от ударов о ветки, не долетев до цели. Кстати, о ВОГах. Заряжаю «Обувку». А кто это там такой смелый из-за кормы БТРа стреляет? А получите ВОГ и несколько очередей под корму БТРа. Новый магазин. Меняю позицию поближе к дороге. Отсюда мне виден пулеметчик с ПКМ за УАЗом, прижимающий огнем Катю и Женю. Аккуратно, у нас нет права на ошибку. Переводчик на одиночный. Выстрел! Точно в голову! Двое противников, которых прикрывал пулеметчик, смогли подобраться в мертвую зону под холмом, где Женя и Катя не могли их достать. Гады готовят гранаты. Заряжаю ВОГ. Выстрел! Серия коротких очередей. Еще минус два у врага. Вижу нескольких автоматчиков, которые удирают от «буханки» в сторону трассы. Делаю им вслед пару одиночных, но безрезультатно.

Становится как-то тихо. В смысле не совсем, но выстрелов нет, взрывов нет. Есть стоны нескольких раненых. Окликаю своих. Женя и Катя отзываются, сообщают, что потерь нет. У Жени чуть оцарапано плечо, и сосновая щепка, вырванная пулей, воткнулась в щеку. Осторожно, прикрывая друг друга, выходим на дорогу. Контроль мертвых и раненых в голову. Подкрадываюсь к чадящему БТРу. Слышу чавканье. Значит кто-то уже восстал и жрет боевых товарищей, выглядываю и вижу как милицейский старлей кушает кишки сержанта-«вована». Выстрел в зомби, выстрел в «вована». Покойтесь с миром. Осторожно заглядываю в десантный отсек через раскрытую правую аппарель. Кумулятивная струя прошла наискосок сверху через МТО и разворотила грудную клетку рядовому «вовану». Контроль. Дальше интереснее – еще один живой во всех смыслах солдат прибился к стене БТРа, а к нему тянет руки застрявший в подбашенном пространстве зомби. Контроль. Вытаскиваю за шиворот «вована», забрызганного кровищей, укладываю мордой в землю, воспользовавшись наручниками старлея (зачем они ему после «отставки» из милиции? Извращенец что ли?), сковываю руки парню за спиной. Обхожу БТР, контролирую все трупы. Женя и Катя тоже завершили эту неприятную, но необходимую работу воинов постапокалиптических сражений.

Отправляю Катю прикрывать нас со стороны трассы, вручив ей один из наших трофеев – РПК-74. Женя забирается в кабину «Урала», который спустя мгновенье врзыкивает дизелем. Пули и ролики МОНок пощадили двигатель, хотя кабина пробита в нескольких местах. Мы быстро собираем все оружие, выдергиваем магазины, гранаты и рации из разгрузок, пистолеты из кобур, складывая все в кузов «Урала». Перетаскиваем из БТР боекомплект к ПКТ туда же, заодно поместив на дно кузова связанного пленного. Я вытряхиваю из бронежилета пулеметчика моей комплекции. Женя объезжает на «Урале» «восьмидесятку», а я поддомкрачиваю свой «Дифендер» и меняю пробитое колесо. Можно трогаться в путь, но хозяйственная жилка не позволяет мне бросить квадроцикл, к которым у меня всегда была слабость. Тем более, что один из них оказывается полноприводным Yamaha Grizzly 700 с лебедкой да еще в камуфляжной раскраске. После триумфа мародерства наша колонна, возглавляемая «Уралом» с Женей за рулем, Катей на джипе и мной на квадре в арьергарде, выдвигается проселками на базу.

 

Радости ждущих нас на базе товарищей не было предела. Еще бы, приехали мы уже затемно за час до полуночи, и нас уже практически похоронили или зачислили в сонм зомби. Каково же было удивление Стаса, Димы и Сабины, когда мы явились сразу на трех транспортных средствах, с пленным, да еще и с целым арсеналом. Разгребая добро в кузове «Урала» при свете переносных прожекторов и передавая оружие Диме и Сабине, Стас оглашал:

  • - По одному ПКМ, РПК-74 и раритетному РПД-44. Один АК-74 с «Костром». Три весла АК-74, да еще три «ксюхи». Три ПМ, один «Стечкин» и два ИЖ-71. «Ижи»-то зачем брали? – Поворчал Стас.
  • - Нам сортировать некогда было, - отмахнулся Женя. – Чем они тебя не устраивают?
  • - Так это ж служебные ЧОПовские пистолеты. Они под короткий патрон 9х17.
  • - Сабине дадим, она ж у нас мелкая, - съязвил Дима, а Сабина показала ему язык.
  • - Один АКМ, три СКС, причем два из них с хранения, со штыками, а один – охотничий. – Продолжал Стас. – «Сайга» двенадцатого калибра. А это что такое?

Стас достал винтовку с оптикой.

  • - Так это ж «светка», - сказал я. – СВТ-40, адаптированная под требования к охотничьему оружию. Экспонат хотя и музейный, но оружие само по себе неплохое. Бельгийцы свою FN FAL с нее сдирали. С учетом моей TRG, подаренного Коляном «Ремингтона-700» и «светки» у нас теперь может быть два снайпера и марксман. Лишь бы стрелять умели.
  • - Что за марксман? – Спросил Дима, пришедший от дома за очередной партией груза.
  • - Марксманами в американской армии являются стрелки, занимающие промежуточное положение между обычными стрелками и снайперами. Марксманы вооружены самозарядными или автоматическими винтовками обычных калибров, но повышенной точности и предназначены для поддержки своего отделения или взвода прицельной стрельбой. По большому счету наша СВД – марксманская винтовка, не дотягивает она по точностным параметрам до полноценных магазинных снайперок. Да и наши снайперы взводного звена – скорее типичные марксманы.

Мою лекцию прервал удивленный возглас Стаса, ворошившего баулы в «Урале».

  • - Ничего себе, трофеи! – Стас продемонстрировал нам РПГ-7 и тубус одноразового РПГ. – Тут к РПГ-7 пяток кумулятивных гранат и еще четыре «мухи». А в ящиках –мины МОН разные.

После разбора трофеев усталые, но довольные разведчики отправились ужинать и спать. А Стас под влиянием стресса от долгого ожидания разведчиков взял плоскогубцы и противогаз и отправился в сарай допрашивать пленного.

Дорогой читатель! Будем рады твоей помощи для развития проекта и поддержания авторских штанов.
© 2019 Legal Alien All Rights Reserved
Design by Socio Path Division