NB! В текстах данного ресурса местами может встречаться русский язык +21.5
Legal Alien
Литературный проект
+21.5NB В текстах данного ресурса местами
может встречаться русский язык!

 Сегодня на последней паре нам объявили места прохождения преддипломной практики. И вновь моей везучей подруге Ольге повезло. Вообще повезло всем, кроме меня! Никто не хотел проходить практику в школе №3, и я тоже не хотела. Но перст судьбы указал на меня. Я просто уже проходила в той школе практику на втором курсе. Нас тогда 6 человек попало по распределению в эту школу. Да и с их социальным педагогом Ириной Ивановной я хорошо знакома. Но обо всем нужно по порядку.

    Нашу группу социальных педагогов распределяли на практику по разным школам, лицеям и гимназия нашего небольшого городка. Уже после распределения в школе закрепляли за классами, где мы осуществляли контроль и патронаж некоторых семей. Занятие не самое приятное. Раз в месяц вместе с участковым нужно ходить по квартирам подопечных. На втором курсе мы ходили с действующим школьным социальным педагогом, а на пятом нам было дозволено ходить только в компании полицейского. На своем первом посещении я и прошла боевое крещение.

    Я стала замечать, что в закреплённом за мной 6 «В» классе у Вити С. стали появляться синяки. Вначале они были только на руках, а в один из дней я заметила лиловые отметины на шее и за ухом. В этот же день я сообщила об этом классному руководителю.

- Смеешься? Это же дети. Задирался твой Витька, вот и получил сдачи. Я их не первый год знаю.

    Ответ классного руководителя меня не очень успокоил. Непохож был Витя на задиру! Тихий мальчишка, учился неплохо, сверстники с ним общались охотно.

    На большой перемене мои одногруппницы отправились в буфет чай пить, а я решила пообщаться с ребятами. Беседа со старостой класса, типичной всезнайкой, окончательно меня убедила в том, что синяки на руках Вити нуждаются во внимании взрослого.

- А вы, Полин Александровна, не заметили, что для декабря месяца у Вити ботинки слишком тонкие и пальто на два размера меньше, – деловито сказала девочка.

- Нет.

- Их в семье пятеро, и отец Витькин запойный.

- А ты откуда знаешь?

- А мы с ним в одном подъезде живем. Им что люди отдают, то он и носит. Видно давно никто вещей его размера не приносил, вот он и ходит в маленьком пальто. Все мои вещи его младшим сестрам отдают, а братьев у меня нет, – последнюю фразу Катя сказала, как будто оправдываясь.

- Батя Витькин зарплату всю пропивает, а пособия не хватает на одежду. Батя бьет Витьку, я вам точно говорю, - очень уверенно закончила повествование девочка.

    Я не ощущала себя от злости. Я заскочила в учительскую и громко хлопнула дверь. Вообще это вышло случайно, форточка в комнате была приоткрыта, дверь и хлопнула. Но это только придало эффект моему появлению. В учительской в это время вели светскую беседу за чашечкой чая социальный педагог Ирина Ивановна и классный руководитель 6 «В» класса Светлана Викторовна.

- Нужно срочно идти с участковым домой к Вите!!!

- Конечно, мы сейчас чай допьем и пойдем, – ответила Ирина Ивановна.

- Я за пальто только сбегаю и копию акта возьму, – радостно сообщила я.

    Ирина Ивановна и Светлана Викторовна переглянулись и дружно рассмеялись. Они надо мной издеваются. Меня это жутко разозлило. когда они перестали смеяться, Ирина Ивановна сказала очень добродушно. Она меня с момента первого знакомства выделила среди других практиканток и относилась ко мне очень хорошо. 

- Успокойся, Поля…

- Полина Александровна! – строго ответила я.

     В этот момент наша дружба и закончилась. Ирина Ивановна отставила кружку с недопитым чаем и пригласила меня за стол переговоров. Такой поворот меня устраивал: не хотелось о серьезных вещах говорить в непринужденной обстановке. Я спокойно рассказала о своих наблюдениях и о том, что мне удалось узнать из разговоров с одноклассниками. Ирина Ивановна несколько секунд рассматривала меня, как будто видела впервые, а потом дежурным тоном начала.

- В нашей школе 600 учащихся, половина из них не из самых примерных семей, - Ирина Ивановна сделала короткую паузу. - И я, по-твоему, из-за каждого синяка буду с участковым бегать по квартирам? И к тому же 30 % из этих квартир притоны.

- А ботинки?

В носу очень сильно зудило, приходилось часто моргать, чтобы не расплакаться. В этом поединке слезы означали поражение.

- Что ботинки?!

- Я про Витины ботинки. Они же осенние, да и пальто давно маленьким стало. Вы медицинскую карту его видели? Он в прошлую зиму каждые две недели с температурой дома лежал.

- Да прогуливал он! – Светлана Викторовна, вмешалась в разговор. – А справки - предлог. После уроков снега наедятся, а температура им только за радость.

    Этот разговор меня начинал выводить из себя. Но аргументов у меня было предостаточно, чтобы выдержать этот бой.

- Да неужели вам его не жаль? Он ведь со школы домой идет один. А знаете почему? Потому что он ждет, чтобы вначале его сверстники ушли из школы, а он последним незаметно в своем коротком пальто дворами уходит домой.

Я не могла больше сдерживать слез. Я громко заревела. Меня из себя выводило человеческое равнодушие. Как можно быть такими черствыми?!

- Да как можно быть такими равнодушными?! – я говорила это, громко всхлипывая.

«Педагогам» нравилось смотреть на плачущую практикантку. Сменив гнев на милость Ирина Викторовна решила меня немного утешить.

- Я тоже раньше была как ты…

- А сейчас что с вами случилось?! – глядя в глаза спросила я у женщины.

Я явно вывела из эмоционального равновесия глыбу отечественной педагогики. Потому что от злости Ирина Ивановна начала шипеть.

- Да что ты от меня хочешь?

    1:1. Я сравняла счет, и у меня были все шансы одержать победу в этой схватке. Сейчас необходимо было выдержать паузу. Я спокойно поднялась с места, подошла к зеркалу и начала приводить свое заплаканное лицо в порядок, так как с собой у меня был только один носовой платок. Получилось не очень хорошо, но достаточно эффектно. Пока я совершала у зеркала простые манипуляции, Ирина Ивановна молча наблюдала за каждым моим движением. Как только мой образ перестал напоминать Джокера, вернулась к столу.

- Решите проблему с маленькой одеждой, - я не просила, я ставила условие.

- Да, как я тебе ее решу? За свой счет куплю?

- Спонсоров найдите?

Женщины переглянулись и начали громко смеяться.

- Вот ты молодая, красивая этим вопросом и займись, – сквозь смех сказала Ирина Ивановна.

Я поняла, что разговаривать с ними бесполезно. Уже у двери я остановилась и спокойно сказала.

- Как только появится еще один синяк, я сразу пойду в полицию. И когда они начнут разбираться, кто бьет мальчика, я им поведаю о нашем с вами разговоре. И о том, насколько вы чуткие и знающие свое дело педагоги.

    В учительской повисла тишина, и я с выражением победителя на лице вышла в коридор. Хотя победителям меня было назвать сложно. Я ничего так и не решила.

    Впереди еще было 4 мучительных часа практики. Голова жутко болела. Я попросила свою одногруппницу Ольгу прикрыть меня, а сама в это время быстро съездила в дом к маминой родной сестре. Тетя Аля приглядывала за мной, пока я училась вдали от дома. У своих двоюродных братьев я насобирала два огромных пакета практически новых, но уже ставших маленькими вещей.

    Осталось придумать, как передать вещи. Отдавать лично в руки ребенку не хотелось, потому что наверняка Витьке будет неудобно. И поговорить с родителями было просто необходимо. Я решила  пока Витя в школе, а буйный отец на работе сходить к матери многодетного семейства "С".

- Ты дура совсем?! – спросила у меня Ольга.

- Почему дура? – возмутилась я.

- Это же дикий народ. Там без участкового нельзя.

Ольга сделала паузу, явно ожидая, что я откажусь от идеи идти в "логово".

- Короче! Делай, что хочешь! Только потом не говори, что я тебя не предупреждала.

    Лифт в подъезде семейства "С" не работал, поэтому на 6 этаж пришлось подниматься пешком. Дверьоткрыла довольно милая женщина. На вид ей было около 50 лет. На руках она держала годовалую девочку. Из квартиры доносились другие детские голоса.

- Чего вам? – неприветливо ответила Витькина мать.

- Я из школы в которой учится Витя.

- Чего он натворил?

- Ничего. Я вот одежду ему принесла. Она практически новая. Вы не отказывайтесь.

    Женщина спокойно приняла дары, совсем не смущаясь.  Видно было, что для нее это было привычным делом. В дом она меня явно приглашать не собиралась. 

- Что-то еще?

Я поражалась ее поведению.

- Да! У Вити синяки, – я блефовала, говоря следующую фразу, но, судя по лицу мамаши, попала в точку. – Это отец его бьет, я знаю. Поговорите с ним, если он не прекратит, я обращусь в полицию.

    Женщина все время, пока я говорила, напуганными глазами смотрела поверх моей головы.

    Как только я договорила последнее предложение, чья-то огромная ручища сильно сжала мое плечо, и резко меня бросило в сторону, я не удержалась на ногах и с силой ударилась головой о перила. Перед глазами все поплыло. Огромный мужчина замер в паре сантиметрах от моего лица. От него жутко пахло перегаром.

- Вали отсюда. Еще раз придешь... – мужчина на секунду задумался, а потом продолжил. – Убью!

    Почему-то я ему поверила. Он еще раз замахнулся, но в этот момент маленькая девочка, сидящая на руках у женщины, начала плакать, это и спасло меня от очередного удара.

- Вот видишь, до слез ребенка довела, училка.

    Вот семейка! Они спокойно зашли в дом. Я не помню, как я добежала до школы. На крыльце меня ждала Ольга. Ее лицо побледнело, когда она меня увидела. Сквозь шапку виднелось темное пятно, руки тоже были в крови, я их испачкала, пока поправляла шапку.

    В больнице мы пробыли практически до самого вечера. Ольга бесконечно твердила, что нужно идти в полицию. Мне не хотелось об этом думать сегодня, тем более, что врачу я сказала, что сама упала. А Ольгу я убедила, что завтра обязательно обращусь в полицию.

    У общежития нас караулило беспокойное семейство «С». Только главы не хватало. Наверно, отец праздновал победу над практиканткой.

    Разговор получился неприятным. Женщина меня умоляла не подавать заявление, и что она с мужем обязательно поговорит, и что побоев у Витьки больше не будет, и чтобы я пожалела ее и детей. Я взяла слово с женщины, что я буду периодически приходить в школу и наблюдать за Витей. И если она не сдержит свое слово, то я обращусь в полицию.

    Я так устала бороться за правду сегодня. Всему миру наплевать!!! Что же я могу сделать, когда кругом всем безразлична судьба детей.

   Наблюдая за тем, как семейка быстро удаляется, я радовалась, что Витька на человека стал похож. Одежда вся пришлась в пору.

- Оль, ты видела, как одежда хорошо подошла?

- Ты, Поля, знаешь кто? – Оля смотрела на меня с возмущением.

- Кто?

- Терпила!!! И они терпилы!!! Всю жизнь терпите. Вас бьют, а вы терпите. Что за мир?!

- Оля, хороший мир! Нормальный такой. И мы его обязательно исправим. Вот только диплом получим, раны залечим. И обязательно исправим!

Дорогой читатель! Будем рады твоей помощи для развития проекта и поддержания авторских штанов.
© 2019 Legal Alien All Rights Reserved
Design by Socio Path Division