(гнусавым голосом) Давдым-давдо в дадёкой дадёкой гадактике….

Ой, что это я. «В каком году - рассчитывай, в какой земле - угадывай …» нет, тоже не так. А вот еще, начало неплохое: «в одном очень тридесятом царстве, тридевятом государстве…» Тьфу, что ж так неуклюже-то выходит?

Был, в-общем, в нашей стране в советское время один очень космический НИИ. Или НПО. А стал ООО. Или ФГУП, неважно. Короче, выживать ему пришлось, как ни попадя. В процессе выживания внутри конторы сформировалась ЧЧВшная система (ЧЧВ – «человек человеку волк»… люпус, значицца, эт-та… хомини эст, да еще как ест. «Товарищ вольк знает, кого кущять»). Как побочный продукт этой ЧЧВшной системы отпочковался внутри конторы сильно коммерческий отдел, который сам ничего не знал и не умел, но пытался вековые наработки других подразделений в хвост и гриву использовать и продавать справа налево… нет, не так… направо и налево. Другие подразделения, тоже озабоченные проблемой хорошо и сытно жить, этот хитрожёлтый отдел сильно недолюбливали. Отчего свои разработки зажимали так же сильно, как пах зажимают, когда писать уже невмоготу, а до туалета еще метров 200 и еще 3 этажа вверх по лестнице. И бегали по стране десятки представителей этого НИИКУДА (по аналогии с НИИЧАВО), пихая во все щели свои разработки и отталкивая других представителей НИИКУДА острыми, исхудавшими от недофинансирования локотками.

Но наш коммерческий отдел был парень не промах и решил он свой продукт из воздуха сделать. Это называется «системный интегратор». Загадочно, тианственно и красиво («тианственно» на «таинственно», чур, не исправлять). А ссуть… эт-та… суть была проста – возьмем в одном месте гору железа, в другом месте закажем программу для управления этим железом, зарегистрируем на совокупность вышеизложенного торговую марку, скажем э-э-э-э… «Чудо-страж» и будем толкать по городам и весям, подпихивая хиленькими остатками админресурса. Жить-то надо…

Железо нашли в глухом Черноземье у небольшой, но сильно умной фирмы. Правда без админресурса и громкой вывески, почему она и была рада, как слон, что ей такой заказчик на голову свалился. От радости и размера опта цену назначили раза в 2 меньше, чем в розницу. «А-х-ха…», - сказали ушлые московские мужики из НИИКУДА, - «вот уже и нехилый навар наклевывается». Программу заказали у приятелей из соседнего тоже очень оборонного когда-то, а теперь голодного и шустрого НИИ. Пусть будет НИИХРЕНА. Похоже очень. А эти приятели сами чем-то подобным занимались (только на другом «железе») и поэтому программу обещали дешево, быстро и качественно. Не упомянули, только, что из трех свойств надо было два любые выбрать. А чтобы почти идентичные продукты не сталкивать лбами, поделили страну примерно так, как штаты в Штатах (сорри за тавтологию) и Австралии нарезают. Прямыми линиями. Все, что левее – наше, все, что правее – ваше. Дети лейтенанта Шмидта, блин.

Присмотрели себе НИИКУДАвцы для начала регион к Москве поближе и ну там протыриваться и ввинчиваться. А тут как раз в столице региона «день города» подкатил. Пьянки, гулянки, презентации. Решил коммерческий НИИКУДАвский отдел: «Будем брать». Во-о-о-от… Это была присказка, а сказка впереди.

Два слова о «Чудо-страже». На автомобиль ставится черненькая (серенькая, беленькая) коробочка, к которой подключены две антенны: сотовая и спутниковая. А внутри коробочки два разных блока заняты: один по данным спутников непрерывно свое место определяет (а также скорость, курс, высоту и температуру подкапотного воздуха), второй это место через сотовую сеть периодически в указанное место шлет (модемничает, сиречь). А третий блок их действия координирует и сигналы с внешних устройств отслеживает. Типа, контроллер. И можно эту коробочку к автосигнализации подключать, датчики внешние навешивать. Открытие дверей, например. Или количества топлива. Или плотности ветрового потока на стекле. Любой каприз. А в том месте, куда данные стекаются, стоит компьютер с программой (НИИХРЕНовой, как помним) и на карте региона перемещения коробочки с прикрепленной к ней автомобилем отображает. В виде точечки. Или кружочка. Или «мафынки». Любой каприз. Ибо система гибкая, аж пальто заворачивается. И если комп помощнее поставить, то можно этих тараканчиков на карту аж тыщщу штук запустить. Или больше. Если сотовая сеть от них не поляжет. Потому, как есть риал-тайм режим. Когда модем в коробочке постоянно на связи «с Юстасом» и непрерывно сыплет Юстасу – серверу данные о своем месте. А если всю тысячу коробочек (планы-то громадные) в центр города запустить, да в риал-тайме – тут сотовые операторы и взвоют дурными голосами. Поэтому есть другие режимы: «отзваниваться» Юстасу по времени или по пройденному расстоянию (каждые 5 минут, например, или каждый километр). Ибо система гибкая – на зависть прогнившему Западу. Космические технологии на службе народа. Ёптыть.

Презентацию решили организовать на центральной площади. От ближайшего столба кинули электропроводку, поставили компьютер, который через GPRS-модем был связан с сервером. Свежевымытая подопытная машинка стояла неподалеку, сверкая боками и ослепляя разноцветными наклейками, самой большой из которых была «Чудо-Страж». Вокруг стояли ларьки и пивные палатки, вокруг которых роились шоу-приглашенные среднего калибра местные шишки и две группы с телекамерами от конкурирующих местных каналов. Одна группа телевизионщиков выглядела более гордо и неприступно, чем другая. Ибо она зарезервировала себе место в подопытной машине с прямыми включениями по ходу показательной поездки. За спинами у оператора и телевизионщиков стояла самая большая, какую смогли найти, плазменная панель, на которую должна были выводиться картинка с монитора. С ползущей по карте точкой. В риал-тайм режиме, ессно. В среде непосредственных исполнителей презентации от НИИКУДА царило нервное оживление. И было отчего. Накануне, при генеральном прогоне будущего проезда программная поделка НИИХРЕНА не хотела работать. Именно так: НИИХРЕНА не хотела. До сервера данные доходили и отображались на нем направо налево, поперек и наискосок. А дальше – нихрена. Или НИИХРЕНА. НИИКУДА обвиняла НИИХРЕНА. НИИХРЕНА обвиняла местных сотовых операторов. Местные сотовые операторы, смеясь, посылали обоих в пешее эротическое путешествие и поигрывали поднаетыми административными мускулами, советуя поставить в систему драйвер прямых рук. Основные исполнители программы затаились в Москве и сначала отнекивались занятостью по самые гланды, а потом и вовсе перестали брать трубку. Ближе к ночи был созван большой курултай из руководства хитрожелтого коммерческого отдела, местных исполнителей презентации и единственного представителя НИИХРЕНА, со скошенными к носу от умственного перенапряжения глазами. Коллеги его бросили на растерзание, и он был уже на все согласен, лишь бы отстали.

Ну, люди все же в этой пестрой команде были интеллигентные и Райкина смотрели. И даже запомнили кое-что из запавшего в душу. «Запустим дурочку». Дурочку, так дурочку, кивнули местные. Они пока еще забавлялись, глядя шоу со стороны. Программист от соседского НИИ благоразумно молчал. На сервер установили программу для записи происходящего на экране в видеофайл, машину выгнали «на линию» и та нарезала по ночному городу несколько треков, которые программист сохранил в отдельные файлы. Попутно с заездом пассажир на правом сиденье тщательно писал хронометраж. «Правый, 90 градусов. Прямая 300 метров. Левый 60 градусов. Прямая 220 метров. Трамплин…» Шутю, шутю. Но где-то так. До утра все готовились к пердстоящему (хотел набрать «предстоящему», но не буду исправлять) грандиозному трюку. Программист переносил треки на выносной компьютер, заучивал управление плеером с клавиатуры при окне видео «во весь экран». А то неловко будет на глазах у сотен людей курсором в кнопку «PLAY» видеоплеера тыкать. Даже тупые местные шишки среднего калибра и те все поймут. А еще ему надо было имитировать движения мышью, стараясь попасть в такт происходящему на экране. А там карта укрупнялась, умельчалась, открывались всякие окошки состояния и т.п. Местный водитель подопытной машинки в укромных местах на торпеде писал хронометраж разных треков-маршрутов. В машине-то телеоператор будет, он ничего не должен заподозрить. Оставшиеся местные разрабатывали сценарий отвлечения зрителей в ключевых точках презентации на себя, чтобы действия программиста по запуску и остановке видео прошли незаметно. Руководство делегации крепко спало.

Настал день и час «Ч». Порывавшегося убежать программиста усадили на стул, операторы вздыбили камеры на штативы, началась съемка. Трансляция происходящего в городе торжества велась тут же на большом рекламном телевизоре. Ключевым моментом этой трансляции должна была стать презентация системы «Чудо-страж» со вставленными в отдельную рамочку в уголке экрана прямыми включениями из машины, чтобы зрители могли визуально сопоставить пейзаж вокруг с местом точки на карте. Чтоб, значицца, все без обмана. Ага.

«Это было весной, в зеленеющем мае… когда тундра проснула-а-а-ась…», - напевал водитель показушной машины Сеня, выруливая под аплодисменты зрителей с центральной площади на центральный проспект родного города. Программист, потея и пукая, незаметно пустил видео и переключил изображение на плазменную панель. В видеотрансляции с видом кормы отъезжающей «Нивы» включилось окошко с камеры автомобильного телеоператора, который крупным планом снимал счастливые лица зрителей. «Мы бежали с тобо-о-о-ою… замочив вертуха-а-ая…», - мурлыкал Сеня, сверяясь с хронометражем и поглядывая на закрепленные на торпеде электронные часы с крупным циферблатом. А за окнами и правда зеленел май, и жители на личных авто в выходной день рассекали туда-сюда по городу. Кто за мяском-шашлычком в знакомый супермаркет, кто на лечебный шоппинг в магазины на проспекте, кто на халявный концерт у здания Администрации. «Мы бежали из зоны-ы-ы-ы… покати нас шаром», - Сеня притормозил на первом светофоре. Дальше по плану был еще один светофор, поворот в улочки и переулочки, вьющиеся вокруг главной магистрали города, проезд на задах здания областного УВД, выезд на другую оживленную магистраль, еще один светофор – и снова знакомая площадь. Делов-то минут на 7. Точнее на 7 мин. 23 сек. Ночью. Внимательные люди к этому моменту рассказа уже должны понять, где все пойдет не так. Остальным поясню, что областные центры ночью и днем в плане интенсивности дорожного движения несколько э-э-э-э… разнятся. А уж разница между ночью и «днем города» в полдень просто угнетает.

На втором светофоре «под стрелку» скопилась изрядная очередь. И Сеня свернуть не успел. Хронометраж полетел к черту, презентация неуклонно катилась к грандиозному скандалу с публичным выпиныванием из города и региона околокосмического «жулья». Но об этом никто, кроме Сени еще не знал, потому что предыдущее прямое включение из машины с показом в уголке телеэкрана состоялось как раз на втором светофоре. Сеня страдал с каменным лицом, а на людной площади на экране за спиной программиста по карте неумолимо ползла красная точка. Загорелась зеленая стрелка и Сеня с визгом шин сорвал «Ниву» в поворот. Оператор уронил камеру на колени, спасая от ударов о детали внутрикабинного убранства, и та заплясала, прыгая вместе с содержимым машины на ухабах и колдобинах старого асфальта. Радио очень к месту затянуло песенку «… мы вели машины, объезжая мины…», соперничая с прокуренным басом Сени: «Па-а-а тундре… Па-а-а-а железной дороге…» Сеня прижал туПлёй 45-го размера педаль газа к полу и, сгорбившись за рулем и растопырив локти, сосредоточенно рулил, пытаясь обойти наиболее крупные выбоины. Встречные машины испуганно таращили фары и прижимались к обочине, иногда вылезая на тротуар. Впереди замаячила серая громада здания областного УВД, называемая в народе незатейливо «Серым домом». На перекрестке возле него обычно дежурил наряд ППС. Вот и сейчас две еще далекие фигуры в зеленых жилетках заинтересованно отделились от патрульной машины навстречу ревущей «Ниве». Сеня выругался. «Эх, путь дорожка фронтовая…», - надрывалось радио.

Всего этого не знали и не видели на площади остальные участники эксперимента, в нетерпении грызя ногти. Если бы они хоть чуть-чуть были бы в курсе Сениных проблем, то обгрызли бы их как Венера Милосская, по плечи. Тут сработало прямое включение из машины, показавшее в покосившемся кадре часть торпеды, хлопающий на ухабах бардачок и Сенины нижние лапы в сандалЯх 45-го размера. «Извините, маленькие технические неисправности», - засмущался в микрофон ведущий телерепортажа. Коллеги из менее везучей телекомпании удовлетворенно захихикали.

Сеня тем временем неуклонно приближался к проблемам длительностью минимум в полчаса, что было фатально для судеб космических технологий в данном российском регионе. И он принял героическое решение. За 150 метров до облизывающихся в предвкушении ППСников он бросил машину в правый поворот, на совсем узенькую, заставленную машинами УВДшников, улочку. Тем самым он сократил маршрут метров на 300, ибо по хронометражу должен был объехать Серый дом вокруг. Поворот получился с управляемым заносом и совпал по времени с рефреном «… а помирать нам рановато…» и ударом оператора головой о стойку кузова «Нивы». Плотно покушавший до этого на площади оператор, уже слегка измотанный гонкой по ухабам, лихорадочно закрутил ручку опускания стекла и, зажав камеру между колен вверх объективом, стал звать в окно «борю». Ну, вы понимаете… «Где мчи-и-и-ится скорый «Воркута – Ленинград…», - орал Сеня, «… а помирать нам рановато…», - повторно блажило радио, машина подпрыгивала и дребезжала чем-то в багажнике, оператор блевал в окно на проносящиеся мимо УВДшные «тачки». Полет, блин, валькирии.

В это время подошло очередное время прямого включения… К счастью, режиссер трансляции прежде чем давать окошечко в эфир, глянул, что там. К несчастью, режиссеру кроме изображения был доступен и звук. И вид снизу зеленого телеоператора, заклинающего в окно ихтиандра, в эфир не пошел. Тем временем Сеня подъехал к крайнему повороту и обнаружил, что гонка по ухабам и срезание маршрута вывели его на передовые позиции. Настолько передовые, что он опережал хронометраж секунд на 30. Сеня притормозил и, не торопясь, свернул на финишную прямую. Оператор отвернулся от окна, утерся и взгромоздил камеру на плечо. На Сеню, ползущего в крайнем правом ряду за троллейбусом со скоростью похоронной процессии, он старался не смотреть, ибо считал его явно неадекватным.

Тем временем, на площади программист вошел в раж, лихо возя мышкой синхронно с происходящими за его спиной на экране событиями, НИИКУДАсовцы напряженно вглядывались в даль, но пронзить взглядом троллейбус у них не получалось, режиссер трансляции, осторожно заглянув в экран с камерой в машине, с удивлением обнаружил, что все нормально, и дал картинку в эфир. На площади одобрительно зашумели: «Смотри-ка почти совпадает, не врут эти, … «космические», не то что телевизионщики, сапожники, репортажа нормального снять не могут». Корреспондент телекомпании, чья камера была в машине, стыдливо потупился, а глава делегации НИИКУДА стал красиво и многословно объяснять, что в условиях городской застройки на движущемся объекте точность навигации может составлять 10-15 метров, отчего и кажется, что точка на экране слегка опережает машину.

Троллейбус отвалил в сторону и под аплодисменты зрителей на площадь величаво вырулил Сеня, совместившись, наконец, с точкой на экране. «Вот видите, на площади условия приема лучше, - вещал глава НИИКУДАшников, - и мы наблюдаем полное совмещение объекта и его отображения на карте…» «А теперь поприветствуем нашу оперативную группу», - весьма своевременно отвлек внимание зрителей на машину ведущий трансляцию корреспондент. Программист, прощально вспотев, быстренько остановил «мультик», отключил плазму и стал ожесточенно выдергивать соединительные провода. Сеня окольными путями, стараясь не показывать областным полубоссам запачканный правый борт, пробирался на стоянку, совершенно уже не совпадая с точкой, давно стоящей на месте. Но видел это только программист и кое-кто из делегации НИИКУДА. То тут то там в толпе раздавались вздохи облегчения, совпадавшие с местонахождением членов «демонстрационной» делегации. На автооператора тихо и зло шипел режиссер трансляции. Еще зеленоватый телеоператор жалко оправдывался. Запасливый Сеня откопал в багажнике канистру воды и поливал благоухающую машину. Чины из обладминистрации цвели, чувствуя свою причастность к высоким спутниково-космическим технологиям.

Контракт был вскоре успешно заключен, а через пару недель программисты нашли баг в программах, мешавший сервер-клиентской связке слиться в экстазе, и все заработало. Правда, в программах осталось много-много других багов, да и «железо» оказалось очень хрупким, но это уже совсем-совсем другая история.

Facebook Google Bookmarks Twitter LinkedIn ВКонтакте LiveJournal Мой мир Я.ру Одноклассники Liveinternet

Дорогой читатель! Будем рады твоей помощи для развития проекта и поддержания авторских штанов.