Через месяц, с приходом холодов, жить становилось всё скушнее.

В тот год в Читинской области было объявлено чрезвычайное положение от РАО ЕЭС, или как их там о ту пору обзывали? Веерные отключения свету были фееричны. Час свет есть, час нету, час есть, час нема, и так сутками.

С учётом того, что отопление практически отсутствовало, то спасу не было никакого, опять же покушать приготовить стало такой проблемой, что в пору было ставить буржуйки, что большинство народу и сделали в конце концов. Проходя по городку можно было наблюдать, как почти в каждой квартире, из окна торчала труба печки-буржуйки. У нас, её не было, я в принципе даже не знаю, где их народ брал.

Конечно наши полезные «припасы», сделанные ещё в Москве нам дюже помогли, ибо как сделать уроки без керосиновой лампы? И как приготовить ужин, без керосиновой печки? На тот час, что давали свет, надо было успеть согреть воды на помывку, постирку, так и чаю испить. Для этого были кипятильники и электросамовар, плиту использовала для выпечки хлеба и приготовления чё нить горяченького типа борща или супчика детям, остальное мясное на керосинке. На дворе стоял не 1917 год, а практически заканчивался 1997 год. Россия. Окраина её.

Друзья наши, имеющие такое же количество мальчишек и кучку полков за спиной, были такие же оптимисты и мы часто собирались семьями по поводу: дней рождений, праздников и от 7 ноября до 1 мая как раз охватили все жизненно-важные празднования! Одна моя подруга Ирина или как мы иногда её называли Ирина Петровна, ибо в штабе её так величали, мать такого же семейства, служила начальником секретки и была старшим прапорщиком. Разговаривала Ирина Петровна на двух языках: русском и матом. Была добрейшим человеком, отличной хозяйкой и настоящей спутницей жизни нашему другу. Мы дружим и сейчас, видимся периодически, хотя и живём в разных городах. А тогда…тогда мы вместе выскакивали в дублёнках, накинутых поверх ночных рубашек, с воплями вода!!!, в тот момент когда машина с водой, как правило в 5 утра, приезжала в городок, и надо было успеть набрать питьевой воды, ибо в кранах её не было уже дня 3. Не было воды и не было мужчин, которые «махнув крылом» улетели на полёты в соседний полк, а стало быть, на неделю мы без пап. Вместе ездили с детьми на рынок в г. Борзя, и никакие музякитаенада нам были не страшны. Полная засада была с медициной… Её просто не было. Совсем.

Однажды у младшего сыночки случился флюс.

На дворе стоял февраль, за окном начинался ураган и было -36, снега не было совсем, только красная пыль иголками била в лицо. Я чёт как-то распереживалась, вроде и зуб молочный, и целый, и не шатается совсем, а флюс вылез! Время было два часа по-полудню, старший сына был в школе во вторую смену и я решила бегом с младшим смотаться в город в платную стоматологию.

В три часа мы уже были в кабинете у врача, через полчаса вышли из поликлиники потеряв один молочный зуб и приобретя один постоянный, который уже сидел в лунке десны и пытался пробиться сквозь тот самый молочный. Сыночка в свои шесть лет чувствовал себя героем, потому как даже глазом не моргнул, когда ему пыточными, страшными щипцами выдрали зуб, я была довольна, что мы быстро управились и направляемся на стоянку такси. На стоянке такси нас ждало разочарование, машин не было ни одной.

Меня потихоньку начала охватывать паника. Сотовых в то время не было, не позвонишь, не предупредишь в городке подружку, где ты находишься. Бегом бежим к автобусной остановке, прохожая бурятка объяснила мне, что сейчас на Чиндант пойдёт последний автобус. А вот и он! Уффф.

Автобус проехал несколько остановок, остановился, и водитель образца «скока я зарезал, скока перерезал» объявил:

- Вылазь! Дальше не поеду! В парк я! Пуржит эвон как!

- Как не поедете? Нам в городок надо!

- От пешком и дойдёте! Чо тут идти? 10 килОметров всего то! Я тя вона поближе подвёз!

Оглоушенная перспективой идти с ребёнком 10 км, в бурю, в -36, когда уже темнеет, а дома сейчас придёт старший и будет стоять под дверью на площадке, где кроме нас живут ещё 2 семьи местных алкашей, я начала истерить:

- Ты что офонарел? Ты не видишь какой ветер? Как я с ребёнком дойду? Где городок то?

Ответ был по-сибирски сурово прост:

- Чо разоралась? Барыня да? Вы, жёнки офицерския, совсем масть потеряли! Вози их тута! У меня баба дома ждёт, а я тут с тобой лясы точу, кукла крашена! Вона там, вишь огни? От туда иди! Это и есть городок ваш!

И, пукнув на прощание соляркой, автобус умчался к бабе, которая ждала этого давеча откинувшегося шОфера. Стараясь не испужать ребятёнка, вставшими дыбом волосами, от перспективы идти пешком 10 км со шквальным ветром в обнимку по морозу, улыбаюсь сыночке:

- Автобус сломался, дядя поехал его чинить, пойдём домой сами!

Дитёныш сурьёзно отвечает:

- Нет мам, у него просто дома злая баба живёт, он к ней поехал, я слышал.

Идти было невозможно, песок мгновенно засыпал глаза ребятёнку, не спасал шарф, который я натянула ему на лицо, закрыв рот и нос. В этот момент я поняла, почему у азиатов такой своеобразный разрез глаз. Пришлось взять его на руки. Шестилетний, мальчик мой был крупненький и в шубе.

100 метров пройду ставлю на землю передых минуту, ещё 100 метров пройду ставлю на землю передых минуту, так и шли. Огни городка становились всё ближе и ближе, вот уже и сопка Буха справа от нас, я этой сопке как родной обрадовалась, значит живы и дойдём. На полпути у меня мелькнула мысль, вот если есть действительно «край земли», то он здесь! Где вы живёт? На краю земли! И это правда. Вот здесь её край. Дальше Китай и это не наша земля.

В городок, мы вошли как раз в школе звенел звонок, дети выбегали по домам. В подъезд входили уже втроём. Дома я ушла в ванну и размазывала сопли там цельный час, ну вот так жалела себя сирую.

А ночью прилетела вертушка и привезла нашего папу, который, выслушав от младшего о нашем геройском походе, сидел и смотрел на детей, на меня, печальными глазами собаки бассет и повторял: «Бедные вы мои, бедные!»

Утром папа нам объявил, что приказ о расформировании полка уже подписан, до июня полк будет расформирован.

- Куда мы поедем?

- Пока не знаю. Скорее всего в Джиду.

- Это где? Тоже под Китаем?

- Нет, это под Монголией. Там лучше бытовые условия, а вообщем-то такая же глушь.

- Мне всё равно куда, я знаю точно, что хуже чем здесь, не будет!

В тот момент я ещё не знала, как будет происходит расформирование, и какие ужасы и страсти нам с детьми ещё предстоит пережить, пока мы наконец-то покинем этот «край земли».

Facebook Google Bookmarks Twitter LinkedIn ВКонтакте LiveJournal Мой мир Я.ру Одноклассники Liveinternet

Дорогой читатель! Будем рады твоей помощи для развития проекта и поддержания авторских штанов.