Уж не знаю, как так случилось, но после нашего «ламбадного» новоселья через время, от восьми до десяти месяцев спустя, у всех наших друзей народилось по второму мальчику, а одному штурману даже удалось стать счастливым обладателем дочи. Мы не стали исключением, и к нашему мальчику прибавился ещё один мальчик. Видимо, Польша, ламбада и наше новоселье спровоцировали демографический подъем в отдельно взятой в/ч.

    Хочу отметить, что в гарнизонах завсегда было много детишек. Военных никогда не пугали ни условия быта, ни мировые кризисы, ни прочая ерунда в виде тягот и лишений. Детей мы рожали без всяких декретных, ибо, как правило, были безработными по причине отсутствия этой самой работы в гарнизонах. Вот помню, что за первого детку страна выплачивала счастливой декретной мамке 50 целковых, за второго 100, но в армии эта бухгалтерия для бездекретных мамок была упрощена. Да. Папке за первенца в финчасти выплачивали 30 рублей и снисходительно сообщали, что отныне он освобождается от налога за бездетность. За рождение второго дитёнка выдавали 70 целковых.

    Но вернёмся к нашему очередному, третьему, в отдельно взятом гарнизоне, новоселью.
    Спустя 3 месяца после рождения младшего, Родина осчастливила нас собственной двухкомнатной квартирой отличной планировки с большой лоджией, расположенной на «еврейском» втором этаже новоотстроенной пятиэтажки.
    И снова новоселье. Мебель перевезена, частично обновлена, пельменей несколько сотен вылеплено, и нет ни малейшего повода откладывать праздник.
    Отец семейства нашего протрубил общий сбор на ближайшие выходные, служивые довольно щёлкнули каблуками и объявили жёнам готовность № 1.

    Народ прибыл без опозданий на одну треть пополненным составом. Пополнение, в основном, посапывало в ползунках и пелёнках, периодически призывая мамок к кормёжке.
    Мужская половина стола с довольным ржанием: «Девки у нас, нынче, не пьющие, поэтому минералку можно убрать, будем водку шампанским запивать!» набросились на закуски и как-то в темпе престо стали жонглировать тостами. Эта ловкость рук не прошла незамеченной для нас, девочек. На кухне мгновенно собрался женсовет, на котором было постановлено, что:

1. Мы, женщины, тоже люди, а кто не верит, может обратиться за справкой к Кларе с Розой, да и Володя Ульянов нам даровал равные права.
2. Имеем право на отдых, ибо смотри п. 1.
3. Они, мужчины, обязаны нам этот отдых на сегодня обеспечить, а кто не верит, читает п. 1.
4. С этой минуты все отпрыски:  и те что играются, и те что пока мирно посапывают пустышками, -  поступают под контроль пап.
5. Мамок беспокоить только на случай покормить тех, что пока мирно посапывают.
6. Тех что играют, тоже пока мирно, кормят папы.
7. Спать укладывают играющих и посапывающих папки.

    Торжественно зачитав постановление женсовета, ехидно поглядывая в разочарованно оторопевшие лица своих половин, женская половина праздника тут же начала приводить приговор в исполнение.
    Каждому папке был передан мирно посапывающий плод любви, а счастливые молодые мамки, размахивая освободившимися руками, попрыгали на танцпол, который располагался в холле и коридоре квартиры.

    Неожиданно оказалось, что руки для рюмки свободны только у отца семейства нашего, ибо его плод любви мирно посапывал в своей кроватке.
    Мужская взаимовыручка - великая вещь, и через минуту мы наблюдали исход мужской половины праздника от праздничного стола в нашу детскую, а ещё через минуту процессия прошествовала обратно, но уже наполовину облегченной.
    Заглянув в детскую, мы сумели оценить военную смекалку.
    Как вы думаете, сколько детишек одновременно можно уложить в одну детскую кроватку? Докладываю, шесть! Седьмой, наш, посапывал в коляске.
    Детишек уложили рядком, поперёк кроватки. Как в роддомных боксах.

    С самыми умиротворёнными выражениями военных лиц наши половинки, махнув по рюмашке, присоединились к нам на танцпол. Ламбады не было. Но что-то всё равно было. Искрящее. Кажется, макарена.
    Семь пар взрослых плясали так, что дом шатался. Периодически и старшие детворята пытались исполнить свой, неведомый нам танец с какими-то умопомрачительными па и вращением вокруг оси, видимо, Вселенной.
    В самый разгар этой новосельнической камарильи в дверь постучали. Сапогом.

    На пороге стоял смущённый боец с повязкой дежурного и самым серьёзным образом отрапортовал мне:
- Здравия желаю!
- И тебе не хворать дорогой!
- А, ну да! Скажите, а капитан Кузин случайно не у вас?
- Случайно у нас, а зачем он тебе?
- Да вот, к нему мать приехала, я её с КПП принял и проводил, а там дома никого, а соседи сказали, у вас искать, ну и вот…

    На авансцену лестничной площадки выплыла дородная дама, окинула меня надменным взором и молча отвернулась к подъездному окну.
    Видя, что со мной разговаривать не желают, да и впечатление на даму я произвела не больше, чем морковка на тигра, всё же решилась предложить:
- Проходите, пожалуйста! Они у нас!
    Поступью Командора, храня презренное молчание, дама прошествовала за мной в квартиру, но дальше порога не двинулась.
Мухой метнувшись в комнату, а вся честная компания как раз решила в очередной раз выпить-закусить, я излишне, наверное, эмоциональным шёпотом прошипела «Кузя, к тебе мама приехала!!!»

    За столом началась движуха, со всех сторон слышалось разное:
- О! Кузина мать приехала!
- Так зови её к нам! Чего человека в дверях держишь?
- Блин. Ну всё девочки, сегодня мне будут трепанацию проводить. Без наркоза!
- А что случилось-то?
- К кому-то батя приехал?
- Да лучше бы батя! Мой!
- Кто-нибудь выключит музыку, а?

    Под эту какофонию капитан Кузин с выражением лица приговорённого к высшей мере выбирался из-за стола на встречу с родительницей.
    То, что эта встреча не сулит ничего хорошего Светке, жене Кузи, было понятно даже самому отпетому оптимисту.
    Светка между тем тоже пробиралась к выходу, пытаясь надеть на покосившееся от горя лицо самую благожелательную улыбку.
- Эмилия Борисовна, что же вы не предупредили о приезде? Мы бы встретили вас!
В ответ, не поворачивая головы в сторону невестки, прозвучало грозное:
- Я приехала к сыну! И внукам! А ты, Светлана, можешь продолжать гулять по шалманам!

    Во мне мгновенно проснулась Горгона. Взбрыкнув подбородок вверх, я звонко сообщила Кузиной матери, что я более не задерживаю её в нашем шалмане, ибо у нас ещё большая культурная программа. До утра. Да, да! Шалманы работают круглосутошно!
    Моя восторженная речь произвела на Эмилию Борисовну впечатление не большее, чем писк комара в душной комнате. Бросив мне: «Цекааавая!», командорша скомандовала сыну: «Где Эдик? Забирай отсюда ребёнка, немедленно!»

    Кузя выволок упирающегося сына из комнаты, наспех одел, и кинув Светке: «Младший с тобой! Я позже зайду. Может быть!», рванул догонять матерь свою. Эмилия Борисовна о младшем внуке не вспомнила.

    В процессе успокаивания рыдающей Светки мы поняли, что Кузя женился против воли матери. Потом против её воли родил при помощи ненавистной невестки одного сына, а потом уже, вконец оборзев и нагло поправ заветы и наказы матери родной, опять же при помощи ненавистной Светки родил ещё и второго сына. Да, да, девочки, так бывает! Вы знаете, из какого она города? Из города Львов! Такая тигра в городе Львов! Представьте себе!
    Мы, каждая, слегка ошалев от этого винегрета свекровиненавистничества, с новоприобретённым обожание подумали о своих свекровях, ибо всё, как известно, познаётся в сравнении.

    Так как в программе нашего новоселья произошёл незапланированный сбой, продолжение праздника исполнялось вполсилы. Без куражу.
    Музыка стала потише, танцы пореже, к детишкам заглядывали почаще и т.д.
    Через час вернулся Кузя. Радостный.
- Свет, ты сиди, я на минутку, за младшим! Мать сказала, ей младшего принести, она с ними посидит, понянчит, а мы тут с тобой побудем. До полуночи!
    Кузя не стал разуваться, стоял у порога, только попросил отца семейства нашего выдать ему сына. На вопрос: «А какой из них твой-то?», ответил просто: «Да второй слева! Конверт голубой, в кубиках, там один такой. Тащи!»

    Минут через 15 Кузя вернулся. Встречали его практически как героя, вернувшегося с колчаковских фронтов. Шумно и весело.
И наше новоселье стало набирать утраченные было обороты.
    Музыка громче, танцы на весь околоток.
    Но через час, в дверь опять постучали. Сапогом.
    Компания зашлась истеричным смехом на предмет, к кому ещё матерь приехала?

    На пороге стоял тот же боец. С чемоданом. В глазах уже не было смущения, там плясали черти.
- Здравия желаю! Тут это… Позовите капитана Кузина. У него мать уезжает, проводить надо бы.

    Акт второй, на сцене те же.

    В холл квартиры тяжёлой поступью вошла Эмилия Борисовна. В руках у неё свёрток с младшим внуком. Из глаз летят искры. Кузя в недоумении, за спиной у него прячется Светка.
- Мам, что случилось?
- Что ты дурак, я всегда знала! Но что мой сын ещё и рогоносцем станет, не могла предположить!
- Ма, может хватит тут светопреставления устраивать? – леденеет голосом Кузя.
- Хорошо, что отец не дожил до такого позора! Светлана! Заберите своего голубоглазого блондинчика! А ты, сын, посмотри внимательно на своих сослуживцев, вероятно кто-то из них и будет отцом этому мальчику! А моей ноги в доме, где живёт эта простигосподи, не будет!

    На этой аккордной ноте в гробовом молчании Эмилия Борисовна сунула конверт с ребёнком в руки практически неживой от ужаса Светке, забрала чемодан у бойца, бабахнула в него последним «За мной!» и  удалилась в темноту подъезда.
    Кузя со Светкой бухнулись на диван. Чо это было, а? Ребята?
Светка прохрипела:
- Кузя, ещё раз твоя мамаша приедет к нам, и ты холостяк. Понял?
- Понял. Меня больше всего сейчас интересует, о каком блондинчике из моих сослуживцев она говорила?
- Она о ребёнке говорила! У твоей мамаши полная и окончательная маниакальная шизофрения! Она цвета перестала различать.

    Меня начинают терзать сомнения….
    Подхожу к Светке, открываю уголок - так и есть! В конверте вместо Эдьки Кузина посапывает Димка Гаврилов. Сгоняла в детскую, притащила Эдика. Ну, брюнетик же!
    Минут 15 все истерично ржали, выясняли, кто крайний перед приходом Эмили Борисовны менял пелёнки детям и перетасовал их местами.

    Ближе к полуночи, проводив гостей, муж мой сказал:
- Ты знаешь, когда выяснили, что это был «блондинчик» Гавриловых, я всё думал, что Кузя рванёт догонять мать, объяснять ей ситуёвину.
Я только плечами пожала:
- Он что, зря на полном антиподе своей родительницы женился?
- Марусь, а новоселье у нас какое-то вышло, такое… Такое… Детосуматошное какое-то!

Facebook Google Bookmarks Twitter LinkedIn ВКонтакте LiveJournal Мой мир Я.ру Одноклассники Liveinternet

Дорогой читатель! Будем рады твоей помощи для развития проекта и поддержания авторских штанов.