NB! В текстах данного ресурса местами может встречаться русский язык +21.5
Legal Alien
Литературный проект
+21.5NB В текстах данного ресурса местами
может встречаться русский язык!

В этот день, с утра пораньше ничего не подозревающий о грядущих событиях начальник войскового стрельбища Помсен рутинно получал конкретных пиздюлей от своего командира полка. Сегодня паузы в работе мишенного поля постоянно сбивали и так неудачную стрельбу мотострелков. И чтобы прапорщику не было скучно и мучительно больно за бесцельно прожитую жизнь,  командир полка давал разгон Кантемирову вместе с командиром 9МСР, старшим лейтенантом Чубаревым. Получать пиздюлей от командира полка, а потом быстро переносить все тяготы и лишения воинской службы всегда было легче коллективно. Быстро – потому что, иначе было нельзя. КП своих приказов в гневе дважды не повторял.

Подполковник Григорьев хотя и был жёстким командиром, но считал себя вполне воспитанным и интеллигентным человеком. Поэтому он деликатно удалил старшего оператора с Центральной вышки, сам уселся во  вращающееся  кресло за главным пультом полигона и строго взглянул на своих понурых подчинённых.  Подполковник, строго следуя субординации, начал с командира роты:

– Михаил Юрьевич, Вы разучились командовать? Вы сегодня мне с этим студентом показали не стрельбу, а извиняюсь за выражение – какую то хуйню!

Командир мотострелковой роты тяжело вздохнул и с тоской вспомнил своих дембелей. Начиная с этого периода службы, гвардейский 67МСП попал под новые модные армейские течения в духе гласности, перестройки и борьбы с дедовщиной – службы солдат в ротах только одного периода. Деды 9МСР, составляющие костяк роты успешно дембельнулись, опытных Черпаков, последние полгода зарабатывающие авторитет и уважение среди солдат, раскидали по другим ротам. Натасканные спецы роты тоже были отданы в другие подразделения. В роте осталась пехота полугодичной службы из различных окраин нашей необъятной Родины и только что прибывшие из учебок Чебаркуля и Елани командиры отделений, операторы-наводчики и механики-водители.  Все второго периода службы в Советской Армии.

Отслужившие полгода стрелки АК, РПК и РПГ, в основном родом из Средней Азии и Кавказа, без контроля старослужащих почувствовали себя крутыми бойцами и неприветливо встретили новых военспецов, но получающих марки больше местных в два раза. В мотострелковой роте возник конфликт интересов, и сейчас офицеры и прапорщики, вместо того чтобы нормально проводить учебный процесс, словом и делом восстанавливали прежний порядок в подразделении. Пока получалось не всегда, экипажи не были натасканы, пехота неохотно подчинялась младшим сержантам своего периода службы, и гвардейская 9МСР из лучшей в части быстро скатилась вниз по всем показателям.

И сегодня, как назло всю ночь шел саксонский дождь, который прекратился только к утру. Накрытое мишенное поле вымокло, и если практически во всех направлениях стрельб оборудование и кабели были новыми, то на пятом и шестых направлениях, где стреляли из автоматов и пулемётов, в земле лежал старый кабель, который от сырости начал коротить. Мишени могли подняться и опуститься самопроизвольно вне заданной программы. Все эти погрешности дневной стрельбы вкупе и вызвали праведный гнев командира полка. Внимание подполковника быстро переключилось на прапорщика:

 – Студент, поднял голову и посмотрел честно в глаза своему командиру. Что ты мне за танцы сегодня устроил? У тебя мишени сами пляшут, заметь – без твоей команды! А у нас в дивизии через неделю московская проверка. Что будем делать?

Начальник войскового стрельбища Помсен, техник-электрик четвёртого разряда, честно глядя в глаза, попытался объяснить своему командиру  теорию электромагнитных волн в сырой германской земле полигона, но был неинтеллигентно послан:

– Прапорщик, пошёл на хуй со своими волнами! Я Вам обоим, служивые, задаю конкретный вопрос – что будем делать?

– Менять кабель, товарищ полковник! Примерно метров шестьсот, – перешёл на конкретику начальник полигона.

– Где взять этот кабель?

– Товарищ полковник, ко мне тут на днях подходил новый командир полка связи с предложением  успешной сдачи у нас итоговой проверки москвичам. Просил «химию» подключить.

– Так. А ты чего?

– К Вам послал.

– Это правильно. Думаю, с кабелем решим вопрос. Марку и длину мне напиши, студент. Что ещё нужно?

– Человек десять рабочей команды с лопатами дня на два, лучше в выходные. До понедельника спокойно сделаем.

– Прапорщик, не надо спокойно. Надо срочно!

– Сделаем срочно, товарищ полковник.

Удовлетворённый командир полка  успокоился и крутнул кресло в сторону командира роты:

– Чубарев, давай дрочи своих спецов как хочешь, но чтобы к проверке экипажи были готовы.

– Есть подготовить экипажи!

– Вот так, Миша, не подведи. И приготовь человек десять из пехоты со старшим для Кантемирова. Справитесь вдвоём с задачей? Вы же друзья, ядрён – батон.

Друзья не успели ответить своему командиру полка, в дверь постучал наблюдатель, зашёл и доложил, что к вышке подъезжают два УАЗа. Подполковник Григорьев поднялся с кресла:

– Кого ещё чёрт принёс?

В этот раз армейский чёрт занёс на Центральную вышку войскового стрельбища Помсен начальника штаба мотострелкового полка, начальника особого отдела полка, коменданта гарнизона и директора Дома советско-германской дружбы. В этом порядке все и поднялись на крутую металлическую лестницу вышки. Глядя на эту вереницу незваных гостей, входящих в зал вышки, подполковник Григорьев понял, что сегодняшние неприятности только начинаются. Начальник войскового стрельбища Помсен тоже догадался, по какой причине и по чью душу прибыл весь этот сплоченный коллектив с человеком в штатском, но постарался сохранить спокойствие. Командир 9МСР ничего не понимал, но обрадовался, что грозовая туча командира полка только коснулась его краем и прошла мимо…

       Командир мотострелкового полка внимательно посмотрел на вошедших, особенно на сотрудника в штатском. Директор  предъявил подполковнику своё удостоверение. Григорьев, протягивая ладонь, спросил:

– Так всё серьёзно?

– Серьёзней некуда, товарищ полковник, – спокойно ответил капитан КГБ, пожимая руку командира полка. Все старшие офицеры и один прапорщик, стоящие в зале Центральной вышке полигона тут же поняли, кто здесь главный. Самый главный перевёл взгляд на Кантемирова:

– А вот и виновник нашего торжества здесь стоит. Товарищ полковник, предлагаю отпустить старшего лейтенанта. Думаю, у него и без нас задач по службе хватает, зачем отвлекать офицера?

Командир полка только кивнул ротному, как Чубарев в два длинных шага преодолел  расстояние до двери, и все услышали стук быстрых шагов по металлической лестнице. Как Тимуру хотелось сейчас также сбежать быстро вниз и скрыться где-нибудь в закоулках стрельбища. Прапорщик незаметно вздохнул. Основной вопрос –  «Взяли Толика или нет?» – был ещё не раскрыт, и Тимур пока не знал, какую выбрать позицию.  Начальник штаба полка в двух словах доложил командиру возникшую ситуёвину с заменщиком, прапорщиком Тоцким. Подполковник Григорьев уселся в кресло и посмотрел на начальника стрельбища:

– Что скажешь, Кантемиров?

– Товарищ полковник, да мы с друзьями отвальную Тоцкого здесь на Помсене отмечали. Всё было нормально.

В голове начальника особого отдела мелькнула непроверенная информация о недавней поездке двух голых прапорщиков на немецком мопеде «Симсон» по советскому полигону. Майор Яшкин сам не верил в эту историю, слишком походила на очередную прапорщицкую байку. Однако, особист быстро спросил:

– Это когда вы тут голыми на немецком мопеде развлекались?

– Откуда Вы знаете, товарищ майор? – от неожиданности вопроса опешил Тимур.

– Кантемиров, служба у меня такая! – особист полка победно взглянул на своего конкурента в штатском. Капитан КГБ кивком подтвердил мнение коллеги.

– Так, Кантемиров, – подполковник Григорьев подошёл вплотную к прапорщику. – Понимаешь, в чём дело? Я, командир полка, уже боюсь тебе, начальнику стрельбища,  вопросы задавать. С каждым твоим ответом я начинаю узнавать такое, что мне и в страшном сне не привидится. Голые прапорщики на немецком мопеде! Выкладывай всё по порядку!

– Товарищ полковник, да не было ничего плохого! На мопеде приехали прапорщики с ОТБ. «Симсон» не угнанный, а купленный у немцев в магазине, с документами. Двое из наших решили просвежиться после бани, обмотались простынями и поехали в сторону батальона. Когда проезжали мимо Центральной вышки, дали газу, простыни и слетели в грязь. Прапорщики вернулись без простыней и в одних кроссовках. Всё!

Все офицеры посмотрели в огромные окна Центральной вышки и представили двух пьяных и голых прапорщиков, проезжающих мимо на немецком мопеде. Первым начал ржать командир полка, за ним все остальные. Вот так и рождались легенды ГСВГ…

А начальнику стрельбища было совсем не смешно. Тимур стоял и всё пытался понять – взяли Толяна или пока ещё нет? И что уже известно этим преследователям? Майор Яшкин отсмеялся, посмотрел на прапорщика, покачал головой и задал конкретный вопрос:

– А теперь, Кантемиров, также честно расскажи нам, где ты Тоцкого прячешь?

– Почему я его должен прятать? Он же в Союзе. Да я его сам лично проводил на вокзал и на поезд посадил.

– Проводил, а потом встретил, –  произнёс Директор и задумчиво добавил: – Или в Гере, или в Лейпциге…

Этими словами «или в Гере, или в Лейпциге…» капитан КГБ непроизвольно дал подсказку прапорщику. Во-первых, Толяна ещё не взяли. Во-вторых, у офицеров нет полной информации о нелегале. А в третьих, на этот момент Тимур и сам не знал, где прячется Тоцкий. Подполковник Григорьев посмотрел на прапорщика:

– Где Тоцкий?

– Не могу знать, товарищ полковник!

Комендант гарнизона вплотную подошёл к начальнику стрельбища:

– Кантемиров, а если мы сейчас у тебя поищем и чего – нибудь такого, криминального  найдём?

В голове Тимура сразу возникла цинковая коробка, набитая деньгами и валютой, спрятанная под силовым кабелем полигона с табличкой: «Не влезай – убъёт!». Прапорщик  вежливо улыбнулся подполковнику:

– Товарищ полковник, а у Вас ордер на обыск имеется?

С другой стороны тут же приблизился особист полка:

– Кантемиров, ты ещё у нас адвоката потребуй!

– И потребую! А потом жалобу Генеральному прокурору отправлю. Через немецкую почту заказным письмом. Обязательно дойдёт.

Старшие офицеры переглянулись и все разом посмотрели на капитана КГБ. У всех на памяти ещё сохранился невероятный случай в соседнем гарнизоне города Гера. А дело было так. Старший сержант сверхсрочной службы из полковой канцелярии, и по совместительству – переводчик штаба, познакомился с немкой, и возникла у них большая и чистая любовь. И хорошо зная, что за связи с немками офицеров гарнизона отправляли служить в Союз, а прапорщиков и сверчков иногда даже увольняли из армии, интеллигентный молодой человек, не долго думая, взял и написал письмо самому Генеральному секретарю КПСС товарищу Горбачёву М.С. Написал подробно про свою любовь и сколько офицеров и прапорщиков пострадали в последнее время из-за своих нежных чувств. В письме были подробно указаны должности, звания и фамилии офицеров и прапорщиков, пострадавших от произвола командования. Штабной переводчик добавил, что решил твёрдо жениться на своей возлюбленной и, более того, они ждут ребёнка. Заказное письмо было отправлено через немецкий почтамт.   И что интересно – это письмо дошло до адресата! Михаил Сергеевич лично наложил резолюцию: «Браку не препятствовать» и отправил письмо назад в штаб ГСВГ.

Не менее трёх автомобилей «Волга» выехали из Вьюнсдорфа в штаб армии, где к ним присоединились ещё пару «Волги» и несколько УАЗов. Около штаба  полка всем места не хватило, автомобили заняли часть плаца.  Старший сержант сверхсрочной службы очень удивился такому неожиданному вниманию со стороны больших отцов – командиров. Генералы, называя сверчка поочередно или «сынком», или «долбоёбом» начали вправлять мозги непутёвому подчинённому. В итоге жениться разрешили, но из Советской Армии уволили.

           Что можно было ждать от прапорщика, студента  юрфака ЛГУ, сейчас никто из присутствующих не знал. Ещё год назад с этим бурым прапором даже говорить бы не стали. На третий год перестройки служить становилось сложней...

Подполковник Григорьев тяжело вздохнул:

– Кантемиров, ты знаешь сколько мне до замены осталось?

– Два месяца, товарищ полковник.

– Это хорошо, что ты следишь за сроком службы своего командира. А вот скажи мне – сколько прапорщиков служит в нашем полку?

Тимур задумался:

– Не могу знать. Много!

– Так вот, прапорщик, ты можешь, ядрён- батон, прослужить эти два месяца нормально? Как все прапорщики нашего полка?

– Буду стараться, товарищ полковник!

Подполковник Григорьев встал посреди вышки:

– А скажи - ка мне вот что, любезный – твои бойцы смогут без тебя кабель заменить на пятом и шестом направлении?

– Смогут, товарищ полковник. Ничего сложно, старший оператор сам всё разрулит. Главное, чтобы кабель был.

– А вот теперь, прапорщик, слушай меня внимательно. Я объявляю тебе трое суток ареста!

– За что, товарищ полковник?

– Прапорщик, ты как стоишь перед командиром полка? Застегнись! Смирно! За нарушение формы одежды. Иди и готовь своих бойцов для смены кабеля.

– Есть трое суток ареста, – Тимур печально махнул ладонью к фуражке.

       Тут в воспитательную беседу командира мотострелкового полка со своим  подчинённым вмешался комендант гарнизона:

– Владимир Викторович, надеюсь, Вы не будете возражать, если я от своего имени этому прапорщику ещё пару суток добавлю?

– Да с Вами, Петр Константинович, я только буду солидарен.

       Подполковник Кузнецов ласково посмотрел на начальника стрельбища:

– Всё понял, прапорщик?

– От Вас то за что?

– За неуставную причёску. Кантемиров, тебя хоть раз в жизни целый подполковник постригал?

– Никак нет.

– Именно сегодня тебе будет оказана такая честь. Вот теперь иди и готовься к новой модельной стрижке.

          Начальник стрельбища вздохнул и обратился к командиру полка:

– Товарищ полковник, разрешите собрать личный состав по громкоговорителю вышки?

– Валяй!

         Тимур подошёл к пульту, включил громкую связь и через микрофон дал команду:

– Полигонная команда, срочно собраться всем у казармы, – повернулся к командиру полка. – Разрешите идти?

- Прапорщик, ты сейчас в ФРГ не сбежишь?

- Товарищ полковник, я Родину люблю.

– Тогда жди нас около своего домика.

Офицеры взглядом проводили прапорщика…    (продолжение следует)

Дорогой читатель! Будем рады твоей помощи для развития проекта и поддержания авторских штанов.
Комментарии для сайта Cackle
© 2019 Legal Alien All Rights Reserved
Design by Socio Path Division