NB! В текстах данного ресурса местами может встречаться русский язык +21.5
Legal Alien
Литературный проект
+21.5NB В текстах данного ресурса местами
может встречаться русский язык!

…Дома, в столовой за столом сидели генерал с генеральшей и терпеливо ждали своих гостей. Суп варился, стол был накрыт на шесть персон, две из которых были заняты делом на втором этаже, оставшиеся две персоны целовались на площадке между небом и землёй. Хозяева ждали… Сверху раздался звук работающей дрели, из прихожей появились улыбающиеся Тимур с Дарьей. Парень нёс спортивную сумку и держал руку девушки. Рената Рашидовна тайно выдохнула: «Помирились детки…» Михаил Петрович сурово взглянул на дочь в шортах и футболке:

- Мадам всё ещё не изволит переодеться? Между прочим, в доме солдаты работают.

– Товарищ генерал, вот как-раз твоим солдатам с твоим прапорщиком всё очень даже понравилось, – усмехнулась непокорная Дарья и с улыбкой посмотрела на мать. – Мама, смотри – какие красивые боксёрки мне Тимур подарил. Это такая специальная обувь для бокса. Ещё бинты и перчатки мне принёс.

 Тимур протянул хозяйке дома пару яркой спортивной обуви, хозяину достались боксёрские перчатки. «Какие симпатичные!» – воскликнула мама. «Новенькие»  – оценил папа и взглянул на дарителя.

– Тимур, в самом деле, немцы за стрельбу подогнали? Они ещё пахнут, как только что из магазина?

– Михаил Петрович, немцы только вчера привезли. Сказали, всё из склада. И всё – как я заказал.  Им главное, чтобы командир полка стрельбу разрешил на нашем стрельбище. Немецкому батальону далеко ехать на свой полигон. А у нас они бензин и время сэкономят. Вот и подогнали всё новенькое.

– Ой, папа, какая разница! – воскликнула Даша, забрала у мамы боксёрки, у папы перчатки, прижала подарки к великолепной груди и повернулась к Тимуру. – Прапорщик, пойдём обувь мерить и бинты мотать. Сейчас мы им покажем настоящего боксёра. Сидят тут, вопросы задают…

Папа с мамой переглянулись, улыбнулись и покачали головой. Что не сделаешь ради единственной дочери? Потапов про себя отметил, что в понедельник надо будет обязательно позвонить подполковнику Григорьеву с необычной просьбой  – разрешить стрелять немецкому батальону на нашем полигоне. А для офицеров мотострелкового полка в благодарность от немцев устроить небольшой праздник в духе: «Дружба – Фройндшафт», где сам командарм готов принять личное участие и посидеть за одним столом с командиром русской воинской части и с немецким комбатом. И вряд ли подполковник откажет генералу в такой деликатной просьбе. Вот так простой советский прапорщик, начальник войскового стрельбища Помсен, принял активное участие в укреплении советско-немецкой дружбы. А дружить русским и немцам оставалось всё меньше и меньше…

В большом зале дома, на диване девушка первым делом протянула голубые бинты:

– Тимур, вначале научи мотать.

– Дарья Михайловна, как личный тренер, объясняю специально для Вас: руки – это самое главное оружие боксера. И ручки Ваши состоят из множества маленьких костей и сухожилий, которые легко повредить. Поэтому, девушка, обмотать ручку боксёрскими бинтами – это Вам не пряжу в клубок смотать. Только боксерские бинты собирают и удерживают вместе ваше запястье, пальцы, костяшки в одно целое, в один кулак. И тут очень важны: сноровка, тренировка и мастерство.

– Слышишь, мастер-мотальщик, сейчас надену перчатку и без всяких бинтов  дам тебе в морду.

– Фу, как грубо, Дарья Михайловна! Вы где воспитание получали? Вроде, классный руководитель и целый преподаватель немецкого языка? И чему Вы детей можете научить?

Даша рассмеялась, схватила перчатку и ударила личного тренера по лбу. Как же они соскучились друг по другу… И после всех прошедших событий с незаконным приездом и отъездом прапорщика Тоцкого у Тимура в этой стране не было более близкого человека чем Дарья Потапова. И даже ей, любимой женщине, советский военнослужащий не мог рассказать о всех своих действиях и поступках за последние несколько дней, которые и привели его в этот гостеприимный дом. И чтобы не случилось за это время, прапорщик Кантемиров сам смог защитить генеральскую дочь. А сейчас молодому человеку было просто очень хорошо вот так сидеть на диване в гостях у командующего гвардейской 1 Танковой Армии и получать по лбу открытой боксёрской перчаткой от любимого человека. Вот оно – счастье молодецкое!

Боксёр взял бинты и начал медленно и тщательно бинтовать пальцы и кисти рук девушки. Каждое прикосновение к этим музыкальным пальчикам доставляли Тимуру волнительную нежность и восхищение. Даша внимательно следила зелёнными глазищами за каждым оборотом спортивных бинтов вокруг своей руки и непроизвольно под лёгкими прикосновениями мужских пальцев поддавалась настроению своего парня. И если бы не папа с мамой в соседней столовой, и два бойца на втором этаже этот боксёрский метод обмотки рук превратился бы совсем в другое, более приятное, нужное и естественное занятие между мужчиной и женщиной.

Когда они всё же украдкой поцеловались, Тимур встрепенулся, взглянул на вход в столовую и посоветовал Даше сжать и разжать кулаки. Проверил натяжение эластичных бинтов при сжатии ладони в кулак. Всё в порядке. Девушка протянула боксёрки.

– Обувай, мой верный тренер!

– Мадам, я у Ваших ног, – Тимур соскочил с дивана, присел на колено у ног подруги и начал расшнуровывать кроссовки «Адидас» (подаренные папой на день рождения). Молодой человек вдруг вспомнил одну народную мудрость и вполголоса (чтобы не слышали папа с мамой) продекламировал: «Если носишь Адидас – тебе любая девка даст…» и поднял улыбающиеся глаза на свою девушку. Дарья звонко рассмеялась и от души стукнула сверху сжатым кулачком в боксёрских бинтах по голове парня. Удар получился как маленьким молоточком по кумполу, или как фофан сержанта в учебке.

– Даша, больно же! – непроизвольно воскликнул Тимур. Из глубины столовой раздался голос чуткой мамы:

– Дарья, что там у вас происходит?

– Мама мы сейчас придём, – девушка поднесла боксёрский кулачок к носу личного тренера. – Это тебе за то, что так долго не приходил ко мне.

 Железная женская логика… Сама отфутболила, и сама же лупит за расставание...

Тимур улыбнулся, потёр ушибленное место, надел боксёрки на стопы девушки и после того, как зашнуровал и зафиксировал нижнюю часть икр, быстро провёл ладонью вверх по всей длине стройной ножки и скороговоркой произнёс: «А если носишь два Адидаса – тебе все будут быстро отдаваса!» Даша вновь рассмеялась и замахнулась, Тимур легко ушёл от удара. Боксёр мог также легко уйти и от первого удара. Вот только – зачем? А так, доставил радость любимому человеку. Девушка подняла руку ещё раз, парень вскочил и быстро направился из комнаты. Дарья ринулась в погоню, размахиваю кулачками в боксёрских бинтах. Так и забежали оба в столовую: начальник войскового стрельбища в форме, но без кителя и галстука; и генеральская дочь в спортивных шортах и голубых боксёрках. При отце генеральская дочь не решилась бить  прапорщика, а просто устроила небольшое дефиле для обалдевших родителей.  Крутнувшись несколько раз перед мамой, дочь продемонстрировала «бой с тенью» для папы.  В этот момент появились Басалаев и Драугялис, которые тоже с удивлением и восхищением уставились на неожиданное представление. Хозяин дома заметил солдат, посмотрел на дочь и всё же решил проявить свой отцовский гнев:

– Дарья, бегом наверх переодеваться.

– Есть, товарищ генерал-лейтенант! – звонко воскликнула дочь и, положив левую ладонь на свою голову, правую вытянутую руку резко поднесла к виску. Затем повернулась к Тимуру. – Вначале проверим грушу. Прапорщик за мной!

Девушка со смехом выполнила команду «Кругом» и побежала в прихожую. Тимур только успел развести руками и рванул следом. Солдатам полигонной команды очень понравилось, как быстро выполняет команды генеральской дочери их боевой начальник стрельбища. Виталий с Ромасом переглянулись и заулыбались. Сегодня после отбоя будет, что рассказать товарищам по службе. Генерал суровым взглядом проводил дочь и повернулся к бойцам:

– Выполнили работу?

– Так точно, товарищ генерал-лейтенант, – спокойно доложил сержант.

– Тогда садимся перекусить,  –  предложил хозяин дома.

– Товарищ генерал-лейтенант, мы обедали и вполне успеваем на ужин, – солидно возразил старший полигонной команды войскового стрельбища Помсен и с вожделением оглядел накрытый стол. Из кухни вышла хозяйка дома с суповником в руках.

– Так, ребята, быстро моем руки и за стол. Вашего прапорщика никто здесь ждать не будет.

Генерал весело посмотрел на солдат и махнул рукой в сторону ванной. Ничего не поделаешь… Сказали за стол – значит за стол... Солдатская смекалка подсказала бойцам, что в этом доме генеральша намного главней генерала. Да и когда ещё поешь в генеральском доме? Просто надо было выдержать паузу и показать хозяевам дома авторитет старослужащих Советской Армии.

Наверху в комнате Тимур первым делом проверил  точными ударами натяжение ремней подвешенной груши. Всё в порядке, груша подвешена правильно и жёстко. Дарья крутилась вокруг спортивного инвентаря, ей всё не терпелось повторить удары своего парня. Тренер с улыбкой посмотрел на своего ученика и предложил:

– Так, Даша, давай отработай по груше двоечку – прямой левой, а затем быстро прямой правой. Встань правильно.

Вначале девушка вытянутой рукой отмерила расстояние удара и встала в боксёрскую стойку. Левая рука впереди, правая у подбородка, голова наклонена вперёд. Сконцентрировалась и, резко ударив прямой левой, сделала шаг вперёд для следующего удара. Расчёт Тимура оказался верен – груша откинулась назад и упруго заехала Даше прямо в лоб. Генеральская дочь от неожиданного удара чуть не села на попу, смогла сохранить равновесие, сделала шаг назад и взглянула на своего личного тренера, который с хохотом упал на кровать.

– Ты всё знал! – догадалась дочь генерала.

– Даша, надо сначала научиться бить по груше одиночными ударами, а уже потом пробовать серию, – довольный тренер начал привставать с кровати.

– Ты знал, что груша заедет мне по лбу? – девушка потерла ушибленное место и сделала шаг навстречу парню.

– Дарья, вот так иногда в боксе и бывает, что не только ты бьёшь, но и тебя бьют, – тренер смотрел ученику прямо в глаза и улыбался своей самой милой улыбкой, предназначенной для слабого полка.

Боксёр улыбнулась в ответ, сделала ещё один шаг и, как совсем недавно её учили, нанесла удар правой снизу в печень. Зелёные глазища завладели полностью вниманием расслабленного молодого человека, смягчающих боксёрских перчаток на руках девушки не было, и удар прошёл хорошо. Тимур ещё продолжал любоваться улыбкой и глазами любимого человека, но уже не мог ни вдохнуть, ни выдохнуть. Правая рука боксёра вернулась на место, левый кулачок, мастерски стянутый эластичными бинтами, опустился вниз для следующего удара (как научили совсем недавно). Спортивная смекалка подсказала тренеру, что он через долю секунды пропустит следующий удар в печень. Рефлекс сработал, и Тимур успел отпустить правый локоть и защитить живот. Кулачок Дарьи остановился о кость локтя спарринг-партнёра. Девушка охнула и замахала ручкой. Парень отошёл от первого удара и попытался выскочить с «линии огня» в центр комнаты. Попытка удалась, но по пути Тимур зацепил ногой стул, который с грохотом упал на пол.

Комната Даши располагалась прямо над столовой и кухней. Хозяева и гости мирно обедали и обсуждали дальнейшую жизнь на гражданке потенциальных дембелей Советской Армии. Рядовой Драугялис с лёгким прибалтийским акцентом рассказывал генералу и генеральше о столярной мастерской своего отца. Сержант Басалаев молча и ответственно приступил ко второй тарелке супа. Грохот на потолке отвлёк всех обедающих.

– Что они там делают? – столовая ложка Михаила Петровича повисла в воздухе.

– А ты себя вспомни в эти годы, – усмехнулась и посмотрела наверх Рината Рашидовна.

– Что? Прямо сейчас? В моём доме? – в генеральской голове вдруг возникли яркие картины своей курсантской молодости.

В этот момент дочь генерала заняла важную стратегическую позицию на выходе из комнаты и твёрдо решила постоять за свою боксёрскую честь и довести начатое дело до конца. И с возгласом: «Ты всё знал!» ринулась в атаку. Кандидата в мастер спорта спасли опыт и сноровка. Тимур нырком ушёл от бокового удара, юркнул между стеной и девушкой и, зацепив ещё один стул, вырвался на свободу.

И в тот самый момент, когда хозяин решил навести порядок в своём доме и начал привставать, прямо над его головой раздался второй удар падающего стула. Хозяйка услышала быстрые шаги по лестнице и обратилась к мужу:

– Да сиди ты на месте. Сами бегут.

Этот день родители запомнили надолго. В центр комнаты, прямо перед аркой ведущей в столовую, вбежал и остановился их гость, начальник войскового стрельбища Помсен. Форменная рубашка вылезла из брюк, парень тяжело дышал. Прапорщика догнала их любимая дочь, преподаватель старших классов, и с криком: «Ты знал!» начала наносить удары гостю по спине и плечам.

Эту картину бойцы стрельбища запомнят на всю жизнь. Разгорячённая, раскрасневшаяся и растрёпанная дочь генерала в коротких шортах, футболке и боксёрках  пыталась нанести удары их командиру своими кулачками в боксёрских бинтах. Каждая мышца тренированного девичьего тела устремилась к одной цели – победе над противником. Более опытный оппонент легко уходил от ударов, прикрываясь локтями и ладонями. Генерал-лейтенант решил поставить точку в этом неравной битве:

– Дарья, перестань избивать прапорщика на глазах подчинённых. Отгони его в угол, там и добей чем-нибудь тяжёлым.

– Миша, что ты говоришь, – с укором взглянула на своего мужа Рената Рашидовна и прикрикнула на дочь:

– Даша, перестань! Приводите себя в порядок и марш к столу. Разыгрались, как дети малые…

Дарья  хорошо знала, что если с папой ещё можно было о чём-то поспорить, то маме в таких случаях лучше не перечить. Девушка со словами: «Мама, мы не играем» нанесла напоследок удар ножкой в боксёрке по заду своего любимого и отправилась в свою комнату. Папа с мамой с улыбкой проводили взглядом свою единственную дочь. Гости переглянулись и тоже заулыбались. Сегодня точно будет, что рассказать своим коллегам по службе. Их командир быстро помыл руки, присоединился к столу и получил свою тарелку супа. Хозяин дома уже пил компот, внимательно посмотрел на оголодавшего гостя и сказал:

– Тимур, я же тебе говорил: «Бьёт – значит – любит», а ты мне не верил.

– Рената Рашидовна, Вы тоже очень любите своего мужа? – с улыбкой оторвался от тарелки прапорщик и посмотрел на генеральшу.

– Обязательно, Тимур, – любящая жена подошла к мужу и погладила его по плечу, – но, я его не бью. Меня мой Миша хорошо стрелять научил.

Генерал чуть не поперхнулся компотом и нежно посмотрел на свою любимую женщину. В столовую спокойно и с неприкаянным видом зашла Дарья в строгом летнем платье. Волосы были собраны в узел, глаза чуть подведены тушью. Преподаватель старших классов, да и только! Хозяева и гости с удивлением смотрели на преобразившуюся девушку. Даша деловито придвинула тарелку, пожелала всем приятного аппетита и принялась за обед. Молодой организм требовал своё. После столь энергичных и ярких  боксёрских упражнений со своим парнем Дарье Михайловне было необходимо  восстановить свои силы совсем для других упражнений. Ещё не вечер… И по украдким взглядам девушки Тимур понял, что сегодня они так просто не расстанутся…

Командующий гвардейской 1 Танковой Армии дождался, пока начальник стрельбища отобедает в генеральском доме, и сделал прапорщику предложение, от которого ни один гость в этом доме не смог отказаться:

– Выйдем, Кантемиров, поговорим.

Сержант и рядовой с тревогой посмотрели на генерала и перевели взгляд на своего командира. Дарья удивилась тону отца и обращению к её парню по фамилии, испуганно посмотрела на маму и сказала:

– Папа, мама, мы же просто пошутили.

– Не бойся, дочь, – ответил, выходя из-за стола, папа-генерал и добавил: – Сегодня твоего прапорщика больше никто бить не будет. Просто поговорим. А ты пока  бойцов чаем угости за свою грушу.

Генерал-лейтенант с прапорщиком вышли через кухню в сад. Саксонская весна полностью завладела германской землёй, многие растения распустились, и их волшебный запах пропитал всё пространство вокруг временного дома русского генерала. Хотя климат в Саксонии был мягким и тёплым, из-за низкой влажности воздуха весна на юге-востоке Германии приходила немного позже. Кантемиров с удовольствием вздохнул  густой аромат проснувшейся природы, повернулся к Потапову и сказал:

– Хорошо у вас в саду, Михаил Петрович.

– Согласен. Да вот всё руки не доходят самому этот огород привести в порядок. Некогда. И жена уже всю плешь проела с этими грядками, – вздохнул хозяин дивного сада.

– Могу после проверки подъехать в выходные с Басалаевым. Устроим субботник.

– Не откажусь. А теперь, товарищ прапорщик, давай ближе к делу – к проверке всё готово? Кабель заменили?

– Так точно. Завтра подключим и всё проверим. Командир полка обещал лично прибыть в понедельник утром. Контрольный запуск подъёмников.

– Смотри, прапорщик, вся московская проверка пройдёт на твоём стрельбище. В этот раз никаких учений, кроме РТУ. Только стрельбы подразделений. И все будут стрелять у тебя. Не подведи.

– Не в первой, товарищ генерал-лейтенант. Не подведём, – начальник стрельбища посмотрел в лицо командующего армией и добавил:  – За технику на полигоне я спокоен, и мои солдаты отработают, как надо. Всё будет в штатном режиме.

 – Дай бог, – вдруг с улыбкой произнёс советский генерал и повернулся к прапорщику. – А теперь, Тимур, о нештатном режиме – с твоим дружком Тоцким всё нормально обошлось? Или этот прапорщик тебе уже не друг?

– Почему не друг? – с удивлением спросил Кантемиров.

– Мне докладывали, что ты сам привёл Тоцкого к особистам.

– Поговорил с ним нормально, а потом вместе пришли к комитетчикам. Толик вместе с особистом полка сегодня утром сели в поезд. Сам наблюдал. Всё нормально, Михаил Петрович.

– Тимур, и ещё была непроверенная информация, что ты своего товарища у себя на полигоне прятал. Это правда?  – командарм спокойно смотрел в глаза начальника стрельбища.

– Товарищ генерал, разрешите не отвечать на этот вопрос.

– Проехали. Спрошу по-другому – кто-нибудь ещё знает, что Тоцкий у тебя прятался.

– Нет.

– И последний вопрос – Даша знала о ваших делах?

– Нет. Только была знакома с Симоной, из-за которой Толик вернулся в Германию. Всё! Больше ничего не знала.

– Ладно, Тимур, пошли в дом. Сделаю вид, что поверил. А друзей надо беречь. И подруг  своих надо защищать. Ты всё сделал правильно. О нашем разговоре никому ни слова.

– Понял.

Прапорщик Кантемиров и сам постоянно задумывался над вопросом – всё ли он смог сделать правильно для своего друга, прапорщика Тоцкого? Может быть, у них был шанс всё продумать и  сделать по-другому? И опять же – как двум простым прапорщикам переиграть двух офицеров спецслужб? Тимур вспомнил крайние разговоры с майором Яшкиным и капитаном Путиловым и тяжело вздохнул. Кишка тонка! Контрразведчики сделали его на раз. Захотели бы привлечь обоих к уголовной ответственности, парились бы уже оба, такие шустрые, на нарах в Потсдамской губе. А оттуда один путь – через военный трибунал и в Нижний Тагил. Благо родной Челябинск рядом, а Толику пришлось бы ждать передачки с Украины намного дольше. Молодой человек печально улыбнулся своим мыслям скорбным: «От тюрьмы, и от сумы…», вздохнул, выдохнул и зашёл в генеральский дом. Все остались на свободе, и это гут! 

Дарья вызвалась проводить гостей и сообщила родителям, что после автовокзала они будут гулять с Тимуром по городу и придут поздно. Папа предложил дочери больше не бить прапорщика, так как этот товарищ ещё может пригодиться для нужд Советской Армии. Послушная дочь обещала подумать. Тимур с Дашей и с бойцами зашли по дороге на железнодорожный вокзал, забрали пакет с камеры хранения. До автобуса в сторону Помсена оставалось ещё десять минут, и осмелевшая в отсутствии папы дочь генерала мило улыбнулась сержанту с рядовым и ткнула в бок их командиру:

– Мальчики, если этот прапорщик вздумает вас обижать, сразу скажите мне. Я здесь недалеко работаю – в советской школе.

Басалаев и Драугялис дружно заулыбались в ответ, а старший полигонной команды тут же доложил учительнице, показывая на пакет:

– Дарья Михайловна, этот самый прапорщик нам наши подарки не отдаёт. Сам подарил сегодня и не отдаёт.

– Товарищ прапорщик, прекратите жадничать и верните подарки солдатам, – Дарья ещё раз ткнула кулачком в бок Тимуру.

Начальник стрельбища рассмеялся, протянул пакет своему заместителю и сказал шутливо, но – строго:

– Если узнаю, что вы сегодня добежали до гаштета, после московской проверки будете каждое утро бегать со мной и Абреком до самого дембеля. Договорились?

– Так точно, товарищ прапорщик! – радостно воскликнул русский сержант, а немногословный литовский рядовой кивком  подтвердил доклад своего друга.

В автобусе начальник стрельбища поздоровался с пассажирами, сам оплатил проезд своих солдат и попросил водителя напомнить двум русским об остановке в деревне Помсен. На всякий случай. Преподаватель немецкого языка заранее поблагодарила пожилого водителя и на прощание помахала ручкой землякам. Все пассажиры автобуса, удивившись прекрасному знанию этой советской пары немецкого языка, замахали в ответ. Тимур с Дарьей остались на автостанции в центре города. Девушка прильнула к парню и многозначительно спросила:

– И где мы сегодня продолжим тренировку?

– Мне Толик ключи Симоны оставил от тётиного дома. Сходим в общагу, я быстро переоденусь, а ты меня подождёшь у нашего дежурного магазина. Возьми деньги, купи вина и чего нибудь пожрать на вечер.

– Тимур, там же соседка из окон напротив всё фиксирует?

– Пока переоденусь, пока дойдём, уже стемнеет. Симона говорила, что старуха рано спать ложится. Свет включать не будем. Попробуем потренироваться в темноте.

– Прапорщик, и ты ещё здесь? Бегом переодеваться, – Даша схватила парня за руку и потащила в сторону Курт-Фишер-Аллее, где и располагалось семейное общежитие офицеров и прапорщиков. Всё хорошо, что хорошо заканчивается… Ende gut - alles gut…

В окончательном итоге эта история закончилась хорошо. И этот день все запомнили надолго. Генерал-лейтенант вместе с женой сидели на том самом диване у телевизора и обсуждали поступившее предложение командарму о повышении по службе. Потапов уже знал, что именно по итогам внезапной московской проверки будет решаться вопрос о его переводе в штаб группы войск, в Вьюнсдорф.

В это время Даша с Тимуром в темноте исторического саксонского дома провели первый раунд  вечной битвы между мужчиной и женщиной и после: «Сплетенье рук, сплетенье ног, Судьбы сплетенье…» с тихим конспиративным смехом выяснили, что пока счёт равный – боевая ничья. Молодые люди пили вино, восстанавливали силы и вспоминали добрыми словами Симону с Толиком.

Пассажиры немецкого автобуса Басалаев и  Драугялис быстро доехали до деревеньки Помсен и с удовольствием прогулялись пару километров до стрельбища, размахивая пакетом с новыми спортивными костюмами для всех старослужащих полигонной команды войскового стрельбища с одноимённым названием – Помсен.  В каптёрке раздали подарки от своего командира, переоделись в новьё и со смехом начали вспоминать и делиться с друзьями необычными нюансами боксёрского поединка дочери генерала с начальником стрельбища.

И пока ни прапорщик Кантемиров, ни сержант Басалаев с рядовым Драугялисом даже не могли представить или увидеть в кошмарном солдатском сне в какой армейской жопе они втроём окажутся буквально через неделю. И некстати возникшие сегодня, в такой прекрасный день, в голове прапорщика офицеры спецслужб – капитан Путилов с майром Яшкиным – вновь появятся в реальной жизни молодого человека. И возникнут наши контрразведчики на служебном пути начальника стрельбища совсем с недобрыми помыслами и намерениями. Мало того, пока ничего не подозревающий прапорщик Кантемиров окажется в самой гуще соперничества между двумя спецслужбами и будет с тоской вспоминать историю с прапорщиком Тоцким, как забавное приключение…             (продолжение следует)

Дорогой читатель! Будем рады твоей помощи для развития проекта и поддержания авторских штанов.
© 2019 Legal Alien All Rights Reserved
Design by Socio Path Division