NB! В текстах данного ресурса местами может встречаться русский язык +21.5
Legal Alien
Литературный проект
+21.5NB В текстах данного ресурса местами
может встречаться русский язык!

В это воскресенье древнегерманский бог Донар, повелевавший дождями и облаками, решил взять отгул и, как нельзя, кстати, уступил место своему родственнику и коллеге, древнегерманскому богу Фро – богу солнца, любви, мира и плодородия. Над Саксонией появилось яркое весеннее солнце, земля парила и готовилась к новому урожаю.

В десять утра трое бойцов во главе с прапорщиком полигонной команды войскового стрельбища Помсен стояли у ворот ограды дома командующего гвардейской 1 Танковой Армии. Сержант и двое рядовых в парадках, и у каждого за спиной висел солдатский мешок. Плечо прапорщика оттягивала спортивная сумка. По дороге от автовокзала зашли в дежурный магазин гарнизона и закупились пивом, «Вита-Колой», фруктами и овощами. Для своих солдат начальник стрельбища купил пачку цивильных сигарет «Кабинет». Для Дарьи с мамой – бутылку болгарского красного вина (к мясу). Гулять, так гулять! Копать, так копать! Сегодня полигонная команда угощает генерала с семьёй…

Сам генерал-лейтенант с утра копошился в саду в синем  спортивном костюме с крупной надписью «ЦСКА» на спине. Дарьи с мамой не наблюдалось. Первым заметил Потапова сержант и на правах земляка радостно прокричал в глубь сада:

– Здравия желаем, товарищ генерал-лейтенант!

Михаил Петрович поднял голову, взял лопату в руки и пошёл встречать гостей. Хозяин дома с улыбкой протянул руку добровольным помощникам:

– Подкрепление прибыло! А я тут с утра пораньше всё один воюю, – генерал-лейтенант махнул лопатой и посмотрел на прапорщика. – Сейчас мои девчата подтянутся.

На звук голосов из дома вышли Даша с мамой. Обе в одинаковых стильных красных спортивных костюмах и белых футболках. На фоне начинающего зеленеть сада женщины, больше похожие на сестёр, создали яркий контраст со старым серым немецким домом, и непроизвольно притягивали взгляды мужчин. И если жена генерала улыбалась своей ослепительной восточной улыбкой, то дочь генерала спустилась со скамеек дома не очень то и весело. Печально и неупруго. «Ну, что опять случилось?» –  мелькнула мысль под прапорщицкой фуражкой. Вторая логическая мысль догнала первую: «С отцом поссорилась?» Прапорщик решил поддержать подружку:

– Дарья, привет!

Девушка вскинула свои зелённые глазища на отряд добровольцев, вдруг резко, в три шага подошла к их командиру и с ходу залепила поцелуй парню в губы. Тимур опешил, как и все свидетели этого неожиданного проявления избытка чувств. Или семейного демарша? Что, блин, происходит в этом доме? Генерал и генеральшей переглянулись, а солдаты приготовились к дальнейшим захватывающим действиям со стороны генеральской дочери. Ещё раз поцелует или побьёт, как в прошлый раз? Пончику с Расимом очень хотелось воочию наблюдать картину избиения прапорщика своей подругой, красочно рассказанную в прошлый раз Ромасом с Виталием. Дарья вернулась к маме и спокойно произнесла:

– Здравствуйте, мальчики.

«Мальчики» заулыбались в ответ, а  юноша решил разрядить обстановку:

– Рената Рашидовна, доброе утро. А мы сегодня к вам со своим самоваром, – начальник стрельбища с улыбкой махнул рукой на солдатские мешки, скинутые с плеч и выстроенные на газоне в ряд по уровню спортивной сумки Тимура. Генеральская семья уставилась на военно-спортивный скарб. В глазах мамы и дочери мелькнул неподдельный женский интерес. Мама взяла инициативу в свои руки:

– Тимур, чем сегодня решили нас порадовать. Груша уже висит, и дочь её колотит, – жена генерала подошла ближе к гостям. – С Виталием мы уже знакомы, у него хороший аппетит. А где Ромас?

 – Ромас приболел немного и решил отлежаться в казарме, – доложил прапорщик и указал на рядовых. – Знакомьтесь – Володя Вовченко. Мы все его зовём Пончик. Он не обижается, и у него тоже прекрасный аппетит. А вот наш повар Расим. Рената Рашидовна, наш повар до армии окончил Бакинский кулинарный техникум и успел поработать в ресторане. И сегодня Расим для нас всех приготовил мясо для шашлыков по особому грузинскому рецепту.

– Да что ты говоришь, Тимур! – воскликнула удивлённая до глубины загадочной женской души генеральша и подошла к солдатам. – Здравствуйте, Володя. Расим, я очень рада нашему знакомству. Ну, показывайте, что там у Вас?

– Мясо молодого кабана в маринаде. Только вчера разведка подстрелила. Примерно двенадцать порций, – профессионально доложил военный повар, открыл крышку большой кастрюли, выглядывающей из мешка, и продемонстрировал приготовленное сочное мясо.

– Браконьерничаешь, прапорщик? – для порядка нахмурил брови командарм в спортивном костюме.

– Никак нет, товарищ генерал-лейтенант, – начал объяснять начальник стрельбища. – Кабанчик был молодой, неопытный и вылез на линию огня под запрещающие сигналы Центральной вышки. А тут как раз разведрота проверку сдавала. Ну, Вы же сами знаете – наши разведчики не мажут. Не пропадать же добру? – прапорщик завершил логическую цепь не совсем законной добычи мяса.

В разговор генерала с подчинённым вмешалась жена:

– Да ладно тебе, Миша! Говорят же – случайно подстрелили. Бывает, – Рената Рашидовна с Дарьей склонились над кастрюлей. – Ой, а запах то какой…

Жена генерала поднялась и посмотрела на мужа строго:

– Так, Михаил Петрович, назначаю Вас ответственным за мангал. Бегом за дровами и брикетом.

– Есть! – довольно воскликнул генерал-лейтенант и воткнул свою лопату перед прапорщиком. – Копайте огород без меня. Я сегодня ближе к кухне и к девушкам.

Потапов повернулся и, не спеша, пошёл в сторону небольшой пристройки в глубине сада. Дарья Потапова хмуро посмотрела на папу и совсем по-девчачьи показала вслед  язычок. Мама вздохнула и погрозила дочери пальчиком. «Что могло случиться за эту неделю?» – Тимур перевёл взгляд с одной женщины на другую, пожал плечами, рывком вытащил лопату с земли и спросил:

– Рената Рашидовна, где нам переодеться?

– Заходите в дом, в прихожей и переодевайтесь. Мы с Дашей пока мясом займёмся.

– В моей сумке ещё овощи и фрукты. И всё остальное.

– Хорошо, Тимур. Спасибо. Разберёмся.

Солдаты с сержантом переоделись в ХБ, начальник стрельбища скинул китель, снял галстук и закатал рукава рубашки. Вперёд, на генеральский огород! Повар полигонной команды остался рулить генералом и «девушками». Счастливчик… Примерно через час активного перекапывания грядок к работникам подошёл пропахший дымом хозяин дома:

– Всё, братцы! Перекур. Прапорщик отойдём на пару слов.

Басалаев с Вовченко тут же уселись на скамейку у дома и закурили, довольно разглядывая результат своей работы – каждый успел вскопать по грядке. Кантемиров немного отстал от своих бойцов. Положено по сроку службы и званию…

Потапов посмотрел на парня свой дочери:

– Даша ещё ничего не говорила?

– О чём? Только и успели поздороваться.

– Тимур, на следующей неделе я лечу в Москву за приказом о моём переводе в штаб группы войск, как сам знаешь – в Вьюнсдорф.

– Поздравляю, – опешил прапорщик. Вот так новость!

– И как ты сам понимаешь – дочь переезжает вместе с отцом на новое место службы. Здесь – без разговоров! – сдвинул брови генерал. Уже без шуток.

– Да как тут не понять,  – вздохнул молодой человек, только что узнавший о скором расставании с любимой девушкой, и спросил: – Когда переезд?

– Примерно через месяц. Пока приказ получу, пока дела сдам, – командарм задумчиво разглядывал перекопанные грядки. – Вот и сад приведём в порядок с твоей помощью для следующего командующего. А с поваром и мясом ты хорошо придумал. Сейчас для девчат пикник устроим. Развеемся немного. У меня водка есть – «Пшеничная». Не откажешься, прапорщик, выпить с генералом пару рюмок?

– Никак нет!

– И это правильный ответ. А пока, Тимур, слушай внимательно – я сам не хочу, чтобы вы расстались с Дарьей. Напомни, на каком курсе университета учишься?

– В июне сессия, закончу второй курс, – удивился вопросу прапорщик.

– Значит, два года юридического факультета и техникум за плечами, – начал размышлять вслух генерал, немного подумал и добавил: – Тимур, я уже наводи кое-какие мосты – есть шанс  перевести тебя в военную прокуратуру в Потсдаме, всяк будешь ближе к Даше. Затем получишь  младшего лейтенанта и  будешь служить по юридическому образованию. Как думаешь?

Прапорщик Кантемиров задумался над вопросом. Он не был готов ни к расставанию с дочерью генерала, и, тем более, к переводу на другую должность. Хотя и с повышением в звании. Впереди замаячила офицерская карьера... Юридическая карьера…

Тимур остался на сверхсрочную службу только благодаря войсковому стрельбищу Помсен. И как бы не было служить в удовольствие начальником полигона, у молодого человека напрочь отсутствовало желание связывать свою судьбу с армией. Тимур, даже об этом не думал и ничего не планировал.

– Надо подумать, – глядя в глаза генералу, ответил прапорщик.

– Думай, Тимур, до следующих выходных. А в понедельник поговорим.

Ни командующий гвардейской 1 Танковой Армии, ни начальник войскового стрельбища Помсен даже не могли представить  – какой разговор у них состоится через неделю в кабинете коменданта гарнизона…                                   

Пикник в саду генеральского дома прошёл на «Ура». Повар войскового стрельбища Помсен, рядовой Алиев полностью завладел вниманием генеральской семьи, особенно её женской частью. Расим своё дело знал, шашлык по грузинскому рецепту из мяса подстрелянного кабанчика получился сочным и вкусным. Сели под яблоней на раскладных стульях в импровизированный кружок вокруг старого немецкого круглого стола, вытащенного вместе со стульями из беседки. На свежем саксонском воздухе, недалеко от реки Эльбы, все участники этого субботника и последующего застолья отличились прекрасным аппетитом. Девушки пили вино, генерал-лейтенант с прапорщиком маханул по две стопки водки, бойцам досталась «Вита-Кола» вперемешку с сигаретами «Кабинет». Пиво так и осталось в спортивной сумке.

Рината Рашидовна добросовестно записала в свой блокнот рецепт приготовленного мяса и все эти полдня не отпускала от себя Расима, ведя с профессионалом  интеллигентную беседу на кулинарные темы. Михаил Петрович деликатно и по-военному хитро вывел операторов полигона на диалог об успехах различных частей пока ещё его гвардейской 1 Танковой Армии на войсковом стрельбище Помсен. Только Тимур и Даша сидели рядом, не знали о чём говорить и каждый думал о своём. Девушка продумывала все доводы, которые она скажет сегодня вечером своему другу о переводе его вслед за ней в город Потсдам.

 Вчера за ужином был серьёзный разговор с отцом, где она поняла, что родители ни в какую не оставят её в Дрездене. Даже, если Тимур будет рядом. Девушка поревела в подушку, успокоилась, выспалась и начала с воскресного утра продумывать ход дальнейших действий. Прапорщик оказался сегодня в такой прострации, что пока даже не хотел размышлять о своей дальнейшей судьбе. И после шашлыка с водкой молодого человека по-настоящему волновал только один вопрос – куда он поведёт свою подружку сегодня?

Дарья привычно вызвалась проводить добровольцев до автовокзала и предупредила маму, что в эту прекрасную погоду будет долго гулять с Тимуром в центре города и вернётся поздно. Мама усмехнулась и шутливо погрозила пальчиком молодым людям. Папу потянуло в сон. Не каждый день с утра копаешь огород, а потом тебя ещё назначают в наряд по кухне…   

Солдат посадили в автобус, прапорщик оплатил проезд и попросил водителя напомнить русским о выходе на станции деревни Помсен. Дарья помахала ручкой автобусу, а затем весело помахала связкой ключей перед носом Тимура.

– Это Вы на что намекаете, гражданка Потапова? – сразу заулыбался сексуального оголодавший молодой человек.

– Тимур, у меня подруга, учитель младших классов, срочно уехала с мужем в отпуск. У них занятия практически уже закончились. Вот ключи оставила – кота кормить. Знаешь, дом недалеко от ГДО, где половина наша, в другой половине немцы живут?

– Дарья Михайловна, Вам поручили важное дело! А кот с утра голодный сидит. И у нас ещё пива осталось. Кот пиво пьёт?

– Не могу знать, товарищ прапорщик! Хотя, кот немецкий. Может и пьёт. Я для кота пару кусков мяса выпросила у твоего Расима.

– Тогда ускоряем шаг, товарищ советский преподаватель! – прапорщик перекинул сумку на другое плечо и потянул смеющуюся подружку за руку вперёд, к любовным приключениям. И в этот вечер оба практически молчали, пили пиво и каждый добросовестно и жадно выполнял свою часть вечных действий, назначенных высшим творцом нашего мироздания. Дарья решила поговорить с Тимуром в другой, более  подходящей для беседы обстановке. Молодые люди вернулись к отчему дому гораздо позднее, чем обычно. Почти под утро…

По понедельникам в обязанности  начальника войскового стрельбища Помсен входили получение продуктов и смена белья на вещевом складе. С утра к прапорщику подошёл рядовой Драугялис и протянул:

– Товарищ прапорщик, разрешите мне тоже в полк съездить. Мне надо срочно поговорить с земляками в госпитале.

– Хорошо, Ромас. Одень парадку. У тебя всё в порядке?

– Не волнуйтесь, товарищ прапорщик, – с лёгким акцентом ответил прибалт. – У меня всё хорошо.

Сегодня пилорамщик выглядел гораздо лучше, чем за прошедшую неделю. Уважим просьбу нормального старослужащего. Не залётчика. Хотя на стрельбище по-крупному залетали только один раз. Первый залёт по крупняку – и вот ты уже таскаешь РПГ или РПК (у каждого человека должен быть выбор) за одиннадцать километров в гости к своим бывшим коллегам по полигонной команде. Одиннадцать километров весело туда, и одиннадцать – печально обратно со штатным оружием. Железный довод лишний раз подумать на тему: «Что такое хорошо в Советской Армии, и что такое – плохо!»

Продукты получили быстро, со сменой белья немного подзатянули, но к двенадцати часам дня справились. За это время прапорщик Кантемиров с рядовым  Драугялисом успели дойти до госпиталя, и пока литовец общался с земляками, начальник стрельбища успел забежать в школу и на переменке договорился с преподавателем немецкого языка о сегодняшней встрече в уже знакомой квартире. Чтобы время не терять! Да и кота надо кормить, и за молоком успеть забежать. Немецкий кот категорически отказался от немецкого пива. Может, попробовать предложить русской водки?

Довольный Тимур встретил у ворот госпиталя хмурого Ромаса. Было видно, что прибалт недоволен разговором с земляками. Что происходит? Прапорщик вновь решил не лезть в душу старослужащего солдата. Сам разберётся. А если есть проблема – пусть сам и обращается. Поможем, чем сможем.

В данный момент времени молодому человеку сам бы не отказался в помощи по решению вечного вопроса: «Что делать?» Перевод генерал-лейтенанта Потапова в штаб группы войск и скорый отъезд Даши в Вьюнсдорф серьёзно подкосили душевное равновесие начальника войскового стрельбища Помсен. Как всё было хорошо! И в семье генеральской приняли, не оттолкнули от своей дочери простого прапорщика, сына шахтёра. И всё шло просто замечательно. И Тимур честно искал ответа на вопрос – любит ли он так дочь генерала, что готов ради неё оставить сейчас свой полигон, своих солдат и забить на свои планы о дальнейшей гражданской жизни? Готов ли он ради Даши отложить все свои не совсем законные дела и переложить свою судьбу на честные армейские рельсы? Да и папа-генерал вроде готов помочь в военно-юридической карьере? Не было однозначного ответа у молодого человека. Прапорщик Кантемиров не понимал – любит ли он на самом деле Дарью, и не хотел обманывать сам себя…

У штаба полка прапорщик столкнулся со своим приятелем, командиром 9МСР, капитаном Чубаревым, вечно спешившим по своим неотложным ротным делам. Миша на бегу успел сообщить Тимуру новость дня родной воинской части. В мотострелковый  полк по замене прибыл новый командир – подполковник Болдырев, который недавно вместе с подполковником Григорьевым вышли из штаба и  находятся где-то на территории.

Армейская смекалка подсказала прапорщику, что надо быстрей съ…бывать на полигон и готовиться к встрече гостей. Наверняка, Григорьев повезёт своего заменщика  показывать стрельбище. Логично решив, что меньше всего шансов столкнуться с отцами-командирами, нынешним и будущим, в парке боевых машин, начальник стрельбища предупредил своих бойцов ждать его у продсклада, а сам пошёл искать техника автороты с просьбой предоставить ему любой автомобиль для скорой поездки до Помсена.

В этот момент армейская Фортуна отвернулась от прапорщика и вывела его прямо на двух подполковников выходящих через КТП. Делать умный вид и сворачивать, куда то в сторону – было уже поздно. Справа – пожарный водоём, слева – бетонный забор парка боевых машин. Кантемиров даже не стал пытаться, только сделал шаг назад, пропуская вперёд высокое начальство. Нынешний командир полка посмотрел на вежливого подчинённого и сказал весело:

– Стоять, прапорщик! Ни шагу назад. Долго будешь жить, Кантемиров. Только собрались на стрельбище и про тебя вспомнили. А ты вот он – сам прибежал. И что делаем в части, товарищ прапорщик?

Тимур перевёл взгляд с одного подполковника на другого. Оба были одного роста, на голову выше прапорщика. Оба стройные, широкоплечие. Григорьев – блондин, новый командир полка – брюнет. Вот и всё различие. Кроме того, что если нынешний командир полка всегда выглядел на отлично и полностью соответствовал своей должности, то его заменщик был просто воплощением Устава Строевой службы. Строго сшитая и подогнанная по спортивному телу форма без единой морщинки, сшитые, глаженные сапоги и фуражка с высокой тульей, из-под которой внимательно наблюдали за прапорщиком холодные серые глаза. Под прапорщицкой фуражкой мелькнула дельная мысль: «Как удачно я постригся перед московской проверкой…»  После второй быстрой мысли: «Надо будет обязательно прогладить китель и галифе» Кантемиров доложил:

– Товарищ полковник,  получаем продукты и меняем бельё. Всё выполнили. Ищу попутную машину на Помсен.

– Знакомьтесь, товарищ полковник, – Григорьев повернулся в сторону коллеги. –Представляю прапорщика Кантемирова, нашего начальника стрельбища. Прапорщик неплохой, службу знает. Вот только у него есть одна удивительная способность – постоянно находить приключения на свою прапорщицкую жопу.

– Любитель закладывать за воротник? – серые глаза уставились на потенциального подчинённого.

– Нет. Даже наоборот – спортсмен, боксёр.

– И что же тогда? – удивился новичок воинской части.

– Ну, например, наш прапорщик награждён медалью ГДР за охрану общественного порядка и ещё, скажу по секрету – Кантемиров очень тепло «дружит» с дочкой командующего нашей армией, – выдал гарнизонную тайну Григорьев.

– Иди ты! – серые глаза с интересом стали разглядывать худосочного прапорщика.

– Наш пострел – везде поспел!  – с гордостью за свой личный состав ответил с улыбкой командир полка и добавил: – Кантемиров учится заочно в Ленинграде на юридическом факультете университета.

– Интересный прапорщик получился. Пора ехать, посмотрим хозяйство этого отличника боевой и политической подготовки, – предложил будущий командир полка.

– Так, Кантемиров, бегом к комбату второго батальона, пусть твоих бойцов вместе с продуктами и бельём захватит на Помсен. А сам давай к штабу. С нами поедешь.

– Есть! – прапорщик развернулся и рванул к казарме 2МСБ.

Осмотр и знакомство с полигоном решили начать с самой дальнего участка – танковой директрисы. Танкисты не спали, косили траву, которая при смене дождливой погоды к жарким дням резко пошла в рост. Механик-водитель танка Т-64А, узбек по национальности, быстро откинул косу в сторону, натянул на майку летний танковый комбез, подбежал и довольно сносно смог доложить о своей должности и занятости на момент прибытия отцов-командиров совместно с начальником стрельбища. Дальше прошли по всем участкам. Шустрый танкист успел предупредить всех по селектору вышки о неожиданном появлении высокого начальства. Обоих подполковников уже ждали на всех направлениях стрельб, а дежурный по полигонной команде выскочил навстречу и продемонстрировал строевой шаг и чёткий доклад. Для солдат полигонной команды это был высший пилотаж. Почти, как в армии…

Начальник стрельбища видел, что новый командир полка владеет обстановкой на полигонах, хорошо знает рубежи, задаёт дельные вопросы и требует ответа от солдат, а не от прапорщика. Похоже, ответы бойцов полигонной команды войскового стрельбища полка в основном попадали в цель. Во всяком случае, подполковник Болдырев ничего не стал переспрашивать у начальника стрельбища. Подполковник Григорьев решил оставить знакомство с местной офицерской баней напоследок. Вишенка к торту, так сказать…

В домике начальника стрельбища новый старший офицер потянулся к книгам на огромной, во всю стену, книжной полке; но, его коллега-старожил попросил отойти немного в сторону и лично выдвинул  часть полки, за которой скрывалась секретная дверь в баню. Подполковника Григорьева и прапорщика Кантемирова порадовали удивление и восторг подполковника Болдырева. А когда старший офицер заглянул в парную и задал конкретный вопрос: «Кантемиров, у тебя веники есть?» – прапорщик солидно ответил:

– Имеем личный запас, товарищ полковник: и берёзовые, и дубовые.

– Поделишься?

– Так точно! – по военному чётко и с улыбкой  ответил начальник войскового стрельбища Помсен и подумал, что его родному гвардейскому 67 Мотострелковому полку вновь повезло с командиром.

Следующая встреча подполковника с прапорщиком состоится ровно через неделю в исторических стенах гарнизонной гаупвахты и пройдёт в менее дружественной обстановке…                  (продолжение следует)

Дорогой читатель! Будем рады твоей помощи для развития проекта и поддержания авторских штанов.
© 2019 Legal Alien All Rights Reserved
Design by Socio Path Division