Погода на 8 марта выдалась такой, что казалось – природа решила удовлетворить все пожелания. Ночью был морозец, подсушивший лужи, покрывшиеся хрустким ледком, но когда взошло солнце – на небе не оказалось ни облачка. Весеннее солнце припекало так сильно, что в местах, защищенных от ветра, стало откровенно жарко. Но и ветер не подкачал – на открытых пространствах он задорно и мощно задувал с юго-запада, так что неукротимая тяга ценителей ветровых видов спорта к движению с использованием силы ветра могла быть удовлетворена в полной мере.

    Но о новейшем снаряде под названием «кайт» в описываемое время в России еще никто не слышал. Катальщики (или, если называть их на современный манер, «райдеры») использовали самодельные устройства, представляющие собой площадки из фанеры, установленные при помощи вертикальных кронштейнов на одиночные лыжи для катания с гор или для прыжков с трамплина. На боковые грани такой лыжи прикручивались вертикальные ножи-коньки, которые выступали за скользящую поверхность и позволяли цепко держать снаряд на курсе и избегать бокового соскальзывания при движении по гладкому льду. Ноги вставлялись в специальные петли, а парус использовался от обычных парусных досок. Получался демократичный современный снаряд, в своем управлении подобный доскам для виндсерфинга, а значит прекрасно знакомый всем летним райдерам.

    В компании присутствовали девушки (ради них, собственно, и собрались), но никто из них не умел управляться с парусной лыжей - они просто выбрались на природу со своими парнями в этот прекрасный праздничный день. Были и тусовщицы – одиночки, бодрые веселые девицы, просто любившие хорошую компанию и еще не отдавшие предпочтения кому-либо из мужчин.

    Одной из таких была Ленка – молодая курносая улыбчивая девчонка спортивного телосложения, много шутившая и не лезшая за словом в карман. Появилась она в компании относительно недавно, и в ее глазах горел какой-то особенный огонек, который заставлял Андрея дышать чаще.  Он был в компании свободным человеком, и, что греха таить – последние дни подыскивал случай невзначай сблизиться с ней и завести отношения посерьезнее, чем просто дружеские.

    Незадолго до этого он, забрав парусную лыжу из гаража своего друга Дмитрия, находившегося совсем недалеко, эффектно и лихо прибыл на ней к месту сбора по льду Теплого озера. Это был большой водоем с изрезанной заливами береговой линией, на южном берегу которого выделялся мыс, заросший сосновым бором. Деревья подступали к самой воде и создавали прекрасный оазис спокойного воздуха с подветренной стороны. Но, выйдя на несколько шагов из-за линии деревьев, можно было ощутить мощный ветровой поток, более чем пригодный для катания. Это место друзья и выбрали для тусовки. Летом оно было труднодоступно из-за наличия протоки, отделяющей его от городской стороны, но зимой и весной, по замерзшему льду до него было очень легко дойти пешком.

    Поздоровавшись и сопровождая поздравления в адрес присутствующих девушек раздачей дежурных шоколадок, он с улыбкой обратился к Лене:

    - Замечательный ветер сегодня, сударыня, и солнышко греет (начать с погоды – святое дело!) – самое оно покататься. Лен, не хочешь составить мне компанию? Адреналина получишь по полной программе, обещаю!

    - Может быть. Но как ты себе это представляешь? Стоим оба, держась за эту палку (гик называется?) ладно, держась за гик. Я ближе к парусу, а ты сзади ко мне прижимаешься, расставив руки более широким хватом? И ноги тоже? Не слишком ли много интима? – хитро улыбаясь, ответила Елена.

    - Интима действительно хоть отбавляй, но откажемся мы от такой позиции по другим причинам – так совершенно невозможно держать равновесие и верно откренивать парус. Мы с Германом уже так пробовали – ерунда получается.

    После последней фразы послышались смешки – все представили тесно прижавшихся друг к другу Германа и Андрея, и прозвучали ехидные вопросы типа «Кто из вас находился сзади?»

    - Неважно, кто сзади – истинному исследователю-натуралисту такие пошлые намеки не помеха. Начнем по-другому.  Я встану на платформу, как обычно. А ты сядешь на ее заднюю оконечность, и держаться придется за одну из моих ног, вставленную в заднюю петлю, и не только руками, а еще и обхватив ногами, чтобы с платформы ничего не свисало и не мешало управлению. Как тебе уровень интима в такой позиции? – в свою очередь, с хитрой улыбкой спросил Андрей.

    - Да без проблем! – бойко ответила Лена. – Но есть опасения: если упадем, ты своими ножищами хрупкие косточки на моих ножках не переломаешь?

    - Я буду постоянно об этом помнить, и если уж не избежим мы жесткой «уборки»* - обещаю при падении сгруппироваться так, чтобы никто не пострадал!

    - Я согласна! – ответила Лена. – Командуйте, капитан!

    Они вышли на ветер из-за линии деревьев. Андрей вел за собой снаряд по шуршащему насту, держа парус за гик около мачты так, что он свободно располагался по ветру без тяги. Стартовать предстояло правым галсом. Под действием ветра лавсан паруса заполоскал, показывая свою готовность к мощной тяге. Убедившись, что ветер ровный, Андрей остановился и вставил левую ногу в заднюю петлю. Слева от нее оставалось еще немного места – как раз, чтобы разместиться пассажиру.

    - Лена, садись сюда! – скомандовал Андрей. Лена подошла, без стеснения села на платформу, обхватила ногу Андрея руками, а ноги, скрестив, так же обвела вокруг его ноги, разместив пятки в пространстве между петлями.

    - Так? – спросила она.

    - Именно! – ответил Андрей. – На ходу, если почувствуешь, что съезжаешь с платформы – прижимайся крепче! Ну что, стартую.

    Присутствующие с интересом смотрели за происходящим. Андрей, оценив силу ветра, плавно вынес мачтовую* руку вправо на ветер, одновременно выбрав на себя шкотовую* руку и откинулся назад всем телом. В то же время правую ногу он вставил в переднюю петлю. Наполнившийся парус достаточно резко дернул снаряд, но открененное тело райдера компенсировало своим весом боковую составляющую этой силы, оставив только продольное усилие, и под его действием лыжа, быстро набирая скорость, с шуршанием унеслась на ледяные просторы озера.

    - Йихоооуу! – с восторгом закричала Ленка, крепче прижимаясь к ноге Андрея.  Сидя на платформе, она находилась совсем близко к поверхности льда, и скорость в ее положении ощущалась особенно сильно. Вибрации и удары от движения по неровностям льда, передающиеся ее телу через платформу, вначале доставляли неудобство, но потом она приноровилась, держа тело более расслабленно. И все окупало непередаваемое ощущение экстаза от стремительной гонки по ледяным просторам.

    - Держись крепче! Сейчас придет усиление ветра! – кричал ей Андрей, ощущая на руках возросшее ветровое усилие, при этом он еще больше откренивал корпус, и снаряд все более стремительно несся к противоположному берегу озера.

    - Давай не будем останавливаться! Озеро кончится – поедем по берегу, там плавный подъем, силы ветра хватит! – обращался он к Ленке.

    - Давай! Вперед! Не останавливайся! Круто! – кричала она в ответ.

    Стена леса быстро выросла перед путешественниками.  На парусном снаряде невозможно было произвести разворот без остановки, поэтому он отдал от себя шкотовую руку, тяга плавно уменьшилась. Андрей перестал откренивать парус, лыжа постепенно остановилась, его руки после нагрузки слегка подрагивали.

    - Ну что, как тебе? – спросил он сияющую Ленку. Но по ее глазам и без слов можно было понять, что она в неописуемом восторге и с благодарностью смотрит на своего партнера. Под действием внезапного порыва Андрей прижал Ленку к себе и поцеловал в губы, а она не отстранилась, поцелуй перешел в долгий и чувственный.

    Когда они прервались и вгляделись друг в друга сияющими глазами – зажглась внутренним всепоглощающим огнем магия страсти и любви. В глазах партнера каждый видел обещание будущего блаженства и райских кущ, и каждый понимал, что оба они готовы и пойдут этой дорогой до конца. Но сейчас солнце и ветер звали получать удовольствие от скорости и возможности покорения пространства.

- Ленка, а давай совершим супер-путешествие! Пройдем озеро вдоль! Тебе нормально сидеть?

    - Да, я приноровилась, давай катнемся как следует! Но там же железнодорожный мост, как мы под ним пройдем? Парус не помешает?

    - Нет, я делал уже так – там в момент прохода между опорами парус нужно повернуть по ветру, и, поставив гик вертикально, мачту расположить вдоль лыжи, в таком положении по инерции проскочим.

    - Ну тогда понеслись! Мне очень нравится кататься, никогда таких ощущений не испытывала!

    - Погоди, я тебя потом научу самостоятельно гонять!

    - Нет, мне с тобой нравится! Потом может научишь, а сейчас вези меня вдоль озера, и мы сольемся в экстазе этой ледяной гонки!

    На этот раз они начали движение левым галсом, разогнались, но курс был выбран более полный, поэтому линия движения прошла поодаль от мыса, где собралась компания. Видно было, что над ним уже вьется дымок -  друзья разожгли костер. Некоторые из членов компании проводили ездоков взмахами и выкриками, Ленка тоже покричала им в ответ.

    Снаряд направлялся к мосту, являющемуся продолжением железнодорожной насыпи, под пролетом которого можно было проникнуть в восточную, более обширную часть озера. Постепенно место пикника скрылось за лесистым мысом. Андрея тревожила одна мысль. Дело было в том, что под мостом лед не был таким прочным, как на открытом водоеме, потому что, во-первых, существовало некоторое течение в этом узком месте, которое размывало лед, и во вторых, опоры моста нагревались на весеннем солнце, и около них лед подтаивал, образуя кольцевые лунки. В общем, проезд по такому льду не казался ему полностью безопасным. Но желание насладиться свободой перемещения и удивить партнершу преобладало над всем, и Андрей решил рискнуть.

    Он, слегка переместив парус в переднюю часть снаряда, добился плавного «уваливания» - доска шла все более полным курсом, и его пологая дуга выводила путешественников точно в створ пролета моста, под которым им предстояло проскочить. По мере приближения становилось видно, что опасения о прочности льда не беспочвенны – там и тут около опор на льду проступали влажные пятна, а около одной виднелась небольшая полынья.
Но Андрей упрямо вел снаряд в этот проход, стараясь разогнаться посильнее, потому что прохождение узкого места предполагалось только по инерции. Приблизившись, он совершил филигранный маневр – отпустил мачтовую руку, и парус под воздействием ветра провернуло по ходу движения, при этом мачта начала падать вперед, а шкотовый угол подниматься вверх. Андрей плавно приостановил это падение, сместив тело вперед и двумя руками удержав парус за вставший в вертикальное положение гик. Упор на ветер исчез, и равновесие поддерживалось только балансировкой тела.

    - Держись, Ленка, не шевелись, мне трудно держать равновесие! – одновременно с этим возгласом они влетели под мост, и казалось бы, уже проскочили опасное место, но…

    Уже на выезде из-под моста пришлось преодолеть влажный участок льда, и он предательски треснул. Возможно, причиной тому была двойная нагрузка на лыжу, но задняя часть ее, где сидела Ленка, провалилась в образовавшийся пролом, доска резко встала на дыбы и остановилась, как вкопанная. Законы физики никто не отменял, поэтому тело Андрея проследовало дальше прямолинейно и равномерно, ступни выдернулись из петель, и он вылетел на лед перед снарядом, упав ничком. Ленка же, которой внезапно стало не за что держаться, с жалобным криком повалилась спиной в ледяную воду, окунувшись до подбородка.  Холод обжег ее тело, но она сразу же схватилась за лыжу, которая застряла, наполовину погруженная под воду. Парус упал вперед и не дал лыже полностью уйти под лед.

    - Ленка, держись за лыжу! Подтягивайся, но плавно! Я подам тебе руку! – крикнул Андрей. Сам он, распластавшись, подполз к парусу и стал его удерживать.

    - Мля, как холодно! – в голос материлась Ленка, но она не потеряла здравость рассудка и четко выполнила указания, подтянув себя к краю полыньи.

    - Теперь аккуратно забрасывай ногу на лыжу, а руку дай мне, я тебя вытащу! Главное, чтобы край льда не начал обламываться…

    Постепенно общими усилиями они осуществили задуманное – Ленка оказалась втянутой на лед и плашмя лежащей на его кромке. Они отползли подальше от полыньи на прочный лед, Ленку начинала бить крупная дрожь.

    - Андрей, я сейчас задубею, нужно что-то делать, очень холодно! Адреналина было действительно выше крыши, но он уже не помогает! – пыталась шутить она.

    - Сейчас, я доску вытащу из воды, и у меня есть план. Продержись немного, я знаю, как тебя согреть, – с этими словами Андрей сумел аккуратно вытащить за мачту лыжу, болтающуюся на шарнире, из воды.

    - Нужно доехать до гаража моего дяди, он тут на берегу этой части озера. Я знаю тайник, где он хранит ключи.

    Ленка, стуча зубами, снова села на платформу, с ее одежды ручьями стекала вода. Сильнее всего у нее мерзли руки, Она обхватила ногу Андрея в кольцо, засунув кисти в мокрые рукава, чтобы укрыть их от ветра. Андрей стартовал, и они понеслись в нужном направлении.

    Массив гаражей находился на самом берегу, гараж дяди был почти с самого края. Бросив доску на кромке льда, они поспешили к гаражу. Из специальной лунки в земле, прикрытой камнем, Андрей извлек связку ключей и отпер гараж.

    Дальнюю часть помещения занимала обтянутая целлофаном сколоченная из досок конструкция – это была сушильная камера, которую умелец-дядя недавно построил для сушки самостоятельно окрашенного старого горбатого запорожца. Сейчас она пустовала – запорожец стоял в стороне, и к ней был подсоединен тканевым рукавом здоровенный технический фен, который Андрей немедленно включил на полную мощность. Покраска состоялась еще летом, но мудрый дядя не разбирал сушилку, а использовал ее как теплую зимнюю комнату, он даже затащил в нее старый диван.

    - Ленка, забирайся туда, раздевайся, сейчас там будет жарко! - крикнул Андрей. – Я займусь остальным.

    Он вернулся к берегу, разобрал парусную лыжу и притащил ее в гараж.

    - Сейчас буду тебя растирать, чтобы ты воспаление легких не подхватила! – объявил Андрей, поискал в стоящем у стены шкафчике и извлек оттуда плоскую металлическую фляжку и стаканчики.

    - На, выпей. Небольшая доза пойдет на пользу, - он прикрыл за собой дверцу и протянул Ленке наполненный из флажки стаканчик. Она успела снять верхнюю мокрую одежду, как могла развесила ее и осталась в прилипшей к телу футболке и колготках. В целлофановой загородке становилось все теплее, но ее по-прежнему била дрожь.

    - Что это?

    - Дядин самогон 60 градусов, настоянный на березовых почках. Сейчас им же и будем тебя растирать, - ответил Андрей.  – Снимай футболку - обработаем грудную клетку.

    Лена не заставила себя упрашивать и молча, одним глотком опустошила стаканчик, почти не поморщившись – по всему выходило, что она умела управляться с подобными напитками.

     – Крепкий, зараза! – шумно втянув ноздрями воздух, дала она оценку напитку. - Ты что, под этим предлогом раздеть меня вздумал? – шутливо хмурясь, но при этом без стеснения стягивая футболку, спросила Ленка. – Лифчик не сниму, растирай так!

    - Да пожалуйста, я в лечебных целях, и ничего такого не имел в виду, - сдерживая улыбку, с напускной серьезностью ответил Андрей. – Только он холодить будет. Ложись на диван на спину!

    Ленка повиновалась, а Андрей, наклонившись над ней, налил в горсть жидкости из фляжки, отставил ее в сторону, смочил обе ладони и по серьезному начал тереть грудную клетку Лены мощными круговыми движениями.

    - Ну как? – спросил, не прерывая своих действий Андрей.

    - Горячо внутри и так хорошо! Мне уже не холодно! – воскликнула Ленка.

    Их сияющие глаза встретились. Огонек влечения, зародившийся при их первом поцелуе, вспыхнул с новой силой.

    - Подожди! – Ленка потянулась к себе за спину, щелкнула застежкой и быстрым движением избавилась от холодного бюстгальтера. – Продолжай так!

    Под целлофановым покровом закрутилось старое, как мир и прекрасное действо, о котором много сказано и написано, и которое все же невозможно передать в его истинной глубине и значимости для всего рода человеческого. День склонился к вечеру, потом к ночи, но молодые люди оставались в этом необычном алькове, воссоединяясь вновь и вновь, и, казалось, что их души и тела неподвластны усталости.

    Конечно же, они не вернулись к друзьям, а мобильных телефоны в те времена еще не были доступны, так что сообщить о случившимся тоже не получилось. Но самые прозорливые члены компании успели понять, что между Андреем и Леной уже тогда протянулась некая ниточка, и не удивились тому, что они исчезли.

    Молодые люди провели вместе немало счастливых лет, наполненных приключениями, порой не менее опасными, чем описанные в этом рассказе, но воспоминания о ледяном купании и резком переходе к огню страстных и прекрасных отношений сопровождают их всю жизнь.

 

________________________________________________________________________________________________________________

    •    «Убраться» – на жаргоне спортсменов-экстремалов – неудачно упасть, возможно, с травмами, «уборка» - неудачное падение.
    •    Мачтовая рука - рука спортсмена-виндсерфера, расположенная на гике ближе к мачте; используется в большей степени для изменения положения мачты, ее наклонов в корму или в нос;
    •    Шкотовая рука - рука спортсмена-виндсерфера, расположенная на гике дальше от мачты и ближе к шкотовому углу паруса, выполняющая роль шкота; преимущественно используется для изменения силы тяги паруса путем изменения его угла атаки по отношению к направлению ветра.

Facebook Google Bookmarks Twitter LinkedIn ВКонтакте LiveJournal Мой мир Я.ру Одноклассники Liveinternet

Дорогой читатель! Будем рады твоей помощи для развития проекта и поддержания авторских штанов.