Самые страшные особи в живой природе росомахи и женщины. Первые жестоко нападают на жидких и немощных, вторые, с аппетитом, на сильных или умных. И делают с ними, что захотят. Мы же в защиту себя придумали любовь, это когда умирать не страшно, но страшно не хочется. Это когда распускаешь руки навстречу распущенным ногам. Когда всё время не хватает одного и того же с одной и той же. В отместку, время от времени, они оставляют нас наедине со стиральной машиной пониженной сексуальности, фригидной микроволновкой и мультиваркой, вся интимность которой прячется в китайской инструкции.

Пока моя драгоценная половина жмурится на черноморскую волну, стряхивая бережно с груди веснушки и лаская большими пальцами ног яшмовые голыши, у меня поселилась муха.

Comments

В 1986 году всё моё богатство составляли лохматая собачья шапка, зелёный вязаный шарф, обмотанный по той моде трижды и всё одно свисающий до колен и красный рюкзак из какого-то дерьмантинового шёлка с брезентовыми лямками. Это было наследством из прошлой жизни, откуда меня снаряжали в горно-нефтяной техникум набираться хорошего разума посредством плохого опыта. На тот момент меня совершенно невозможно было отличить от гасконца. По крайней мере, внутренне я гарцевал. Рюкзак немного портил картину своей беспородностью и сельским фасоном. Особенностью данного изделия было такое свойство, что как его не пакуй, он всё одно выглядел скособоченным. К тому времени рюкзак прошёл со мной пару сезонов стройотрядовского движения безвозмездного коммунистического труда и участвовал в невинном грабеже деревенского магазина. Кроме дурацкого цвета он был противным и наощупь. Бесил, короче, как мог, особенно тем, что другого не было. Зато в него влезал ящик дефицитного пива. Тогда любое пиво было дефицитным. Но не про то история.

Comments

В тот год зима в Республике Коми была не то чтобы лютая, просто злая. Как будто чувствовала, что напьёмся. Началось все, вроде, как обычно, с рыбалки. Отдыхали у друзей в прекрасной деревушке, на высоком берегу Вычегды. У Вычегды много высоких берегов, но этот отличается особенной красотой, курить с него наиболее аппетитно. Отрыбачили, вызвав удивление у нескольких ершей, и давай встречать Новый Год.

Семья там большая, шумная, кругом дети под ногами требуют внимания, столы ломятся от закуски, требующей не меньшего внимания. Шаньги с ягодами, рыбники с грибами, чудодейственная самогонка, в рецепте которой наверняка пару раз встречается слово «навоз». Да все это после баньки, превращающей тебя из амёбы обратно в инфузорию. И такое правильное пьянство, не торопливое, без стыда, потому что вокруг так много не занимающих у тебя друзей и занятных женщин, потому что Новый Год и, вдруг, что-нибудь, действительно случится. Например, богатство. Или талант.

Comments

Мир очень справедливо устроен для хлебозаводчиков. Чтобы хоть как-то ходить, людям время от времени надо ходить в булошную. Некоторые ловчилы из клана торгашей на подходах к хлебобулочным притонам открывают магазин «Спецодежда». Уж, не ведаю, как они договорились с природой, но я мало знаю самцов, которые могут спокойно пройти мимо этих сезамов. Свернул, конечно, сам не заметив как.

В некоторых магазинах можно встретить продавщиц, которые по своей энергетике, динамике и жизненной активности идут сразу за манекенами. Я знаю, о чем говорю, я общался с манекенами, вполне отзывчивая нация. Но здесь меня подкараулил совсем другой случай. Прямо напротив входа, как на страже, сидела гусыня с лицом среднерусской лягушки, которая стрелу от царевича поймать-то поймала, но инстинктивно съела. При виде меня она отложила в сторону картонную упаковку с жирной надписью «Ряженка», облизнулась и плотоядно встала. Если бы не стройбатовская закалка, я бы сразу использовал излюбленный прием французов образца декабря 1812 года - «наутёк». Не люблю, когда меня едят без водки, и, собрав все мужество, я спрятался за стойку с тельняшками. Тремя движениями из какой-то кавалеристской польки она отрезала мне путь к отступлению. Вторая напарница, помоложе, сочувственно вздохнула и как-то странно посмотрела на зарешетчатое окно. Я понял, что флажки на человека здесь расставлены давно и затравленно улыбнулся равнодушным болотным сапогам. Лягушка, пренебрегая ритуальным ударением об пол, обернулась волчицей и достала огнемёт метафор:

Comments

    У всех есть кулинарная страничка, один я, как Фрейд со своими анализами.

    А между тем, я в совершенстве владею искусством приготовления пяти блюд: раскосая глазунья на сковородке, картошка, жаренная с солью, пельмени, варённые в бульоне из под сосисок, трёхэтажный чай. И, естественно, уха, идеальный рецепт которой и раскрою.

    Значится, так.

    Берёте хорошо выдержанную в мартини жену и уже в начале декабря отвлекаете её на пирсинг, пилинг и дубовые бочки с водорослями. В это время незаметно покупаете лодку из ПВХ(3,6-3,9 м с плотностью борта 1100г\м2). После чего можно садиться и ждать открытия сезона до дрожи в поджилках. Сбивать дрожь допускается покупкой блёсен, воблеров, катушек, шнуров, поводков, вертлюжков и т.д. Особенно хорошо успокаивают пластмассовые коробочки, а качественно одарённые гурманы покупают перед восьмым мартом четырёхместную палатку. Но все эти меры кратковременны.

Comments

Вы думаете, геройство это, провалившись в зубастую полынью в начале рыбалки, продолжать ловить и в конце обловить всех? Вы думаете, геройство это в 25 градусов мороза пройти на бетонных лыжах без камуса по тайге шесть километров, которые похожи на восемь? Или быть может, вы думаете, что герои это те, кто может уснуть под вселенский храп рыбацкой когорты, среди чумных чуней и вяленых валенок?
Ошибайтесь, если вам это отрадно, но я расскажу, кто настоящий герой.

Comments

Меня до сих пор удивляет, что некоторые минуты моей жизни даже не знакомы между собой. Я уже не говорю про часы. Вот только что примерный семьянин, а через полчаса раздаю самогонку на перекрёстке. С утра в филармонии хлопаю фольклору, вечером за двести верст в бане с пятью женщинами и четырьмя полотенцами.
Недавно позвали строить детскую горку и я, вздрогнув, вспомнил, как катался на лыжах. Всю жизнь на севере, а счастлив был лишь, когда без них.
Но у моих друзей не задницы, а экспериментальные полигоны для шилопроизводящего завода. Если мы не на рыбалке, то пьём тихо, поскрипывая сосисками. Самое экстремальное, что может с тобой случится в сауне, проигрыш шести мормышек посредством нард. Пивом залить трусы, серьёзное испытание.

Comments

В школу я ходил два раза и то по принуждению. Первый раз уговорила женщина, которой я отдал худшие годы своей жизни, мол, важное собрание, а у меня доклад в «Клубе счастливых жён» на тему «Как заставить мужа ходить на собрания в школу». И вообще – сын общий. Сходил, чего уж, пожалел потом, что спиннинг не взял, надо было бы отхлестать там всех за бестолковость и мелкие страстишки, но я только милостиво прочитал им лекцию о вреде воспитания.
Второй раз лично позвонила классная руководительница и, сбиваясь с дыхания, пролепетала, вы только не волнуйтесь, мы тут никто не волнуемся, и вы не волнуйтесь, но вас, как отца, вызывает наш преподаватель по алгебре. Отлично, говорю, линейной или элементарной? Это было всё, что я знал из алгебры. Я же просила вас не волноваться, чуть не заплакала классная. Ладно, говорю, схожу, посмотрю, так ли страшен Лобачевский, как его парабола.
Перед уходом заглянул в комнату отпрыска, Артём демонстративно читал «Детство Тёмы». Лучше Тараса Бульбу почитай, советую угрюмо, и поведай, пока ещё можешь, как зовут вашу служительницу графических функций? Биссектриса Векторовна, лыбиться. А ты не догадываешься, спрашиваю, что ума должно хватать ещё и на то, чтобы не умничать? Рано глумишься, в миру-то как её величают? Аглаида Вильгемовна, это он демонстрировал, что я не зря тратился на логопеда. Ладно, вздыхаю, пусть будет Биссектриса, но ты, не смотря на то, что мама уже полезла на антресоли за лаптями и котомкой, пока не уходи никуда. Подыши.

Comments

В моём мире мужчины изведутся, но одарят любимых, невзирая и не щадя.
Давно, когда деньги ещё не хотели со мной дружить, в качестве подарков я практиковал страстные взгляды, слова со смыслом и полуночные вскарабкивания на балкон.
А когда романтика канула в постель, я прошел все стадии приборно-прикладных подарков. Среди продуктов китайского народного творчества особо оригинально звучали эстетичная механическая хлеборезка и высокотехнологичная яйцеварка. Жена стойко переносила все эти восхитительные непотребности. Зато однажды я торжественно вручил ремонт. Шли годы, не обращая на меня никакого внимания. Мелькали цепочки, браслеты, подвески, кулоны и напольные весы.
На этот раз решил, что искусство пылесосить и давнее «да» в ЗАГСе это мало для подтверждения моей лояльности к институту семейной жизни, надо бы это дело и подкрепить. Говорят, женщинам необходимо ежедневное подтверждение или хотя бы ежегодное.
Чтобы подарок вышел душевным надо много денег. Или много думать. Наудачу вспомнил, что забыл, когда дарил жене парфюмерию. Преждевременно вздохнул с облегчением и отправился в самый большой банк запахов.
Там на меня набросились трое: плакучая ива, мясистый тростник и роза в ромашку. Они хотели знать, что я желаю. Я тоже хотел.

Comments