В одной большой саксонской деревне Оттервишь жила – была простая немецкая девушка по имени Франка. Она не была красавицей писанной, но и уродкой её сложно было назвать. Ещё подростком за одно прекрасное лето Франка резко выделилась среди всех сверстниц благодаря резкому росту своей девичьей груди. В немецких школах, также как и в советских, занятия начинались в сентябре. И первого сентября все одноклассники Франки вмиг осознали, что у этой конопатой и рыжей девчонки есть за что схватиться на переменке. А юная леди особо и не сопротивлялась. До этой осени деревенские парни на Франку вообще не обращали внимания. А тут такой неожиданный успех!

         Деревня Оттервишь в самом деле была большим сельским поселением с железнодорожной станцией на пути из Дрездена в Лейпциг, с небольшим кинотеатром и с двумя гаштетами, один из которых даже был оборудован большой танцевальной площадкой. И ещё достопримечательностями этой саксонской деревни были советский отдельный танковый батальон и стоящий за ним полигон (шиссенплац) Помсен. Поэтому русские периодически навещали местные гаштеты. Особенно в деревенские праздники с дискотеками. Вернёмся к нашей Франке. Девушка училась, скажем честно, очень плохо. И в основном получала тройки и четвёрки, но часто были и пятёрки – самые плохие отметки в немецких школах. Франка уже научилась курить, ей больше нравилось общение со старшими подругами, а ещё больше тянуло к мальчикам. Может быть, потому что она росла одна с мамой? Её папа однажды уехал в Дрезден на заработки, нашёл там городскую и пропал. Обычная деревенская история.

        В свои пятнадцать лет Франка выглядела гораздо старше своих одноклассниц и твёрдо решила в ближайшее время лишиться своей девственности. Девушка зашла в гости к своей подруге Симоне и поделилась своей скромной девичьей целью. Симона жила в соседнем доме, была на два года старше, более опытной в любовных делах и сразу огорошила ответом свою младшую подружку:

          – Надо идти к русским!

       Франка до этого момента видела советских военнослужащих только в деревенском магазине и проезжающими на своих огромных машинах по тесным улочкам Оттервиша. И как все деревенские детишки всегда приветливо махала ручкой русским солдатам. Как учили в школе. Девушка удивилась:

        – Симона, при чём здесь русские? У нас, что – в Оттервише все парни стали голубыми?

       Старшая подруга загадочно посмотрела на Франку, затем задумалась о чём то своём, глубоко интимном. Глаза Симоны подёрнулись лёгкой поволокой, а Франка, как все дисциплинированные немецкие девушки, ждала конкретного ответа. При чём здесь русские? Подруга встрепенулась, отогнала от себя нахлынувшее волнение, вздохнула полной грудью и стала учить жизни младшую подружку:

       – Франка, вот отдашься ты сегодня первому парню на деревне за два бокала пива в гаштете. И что в итоге? В следующий раз ты также отдашься и ещё сама заплатишь за пиво. И так будет каждый раз! Вот скажи мне, Франка, какой толк от наших деревенских жеребцов? Они тебя ещё по очереди поимеют, и ты им будешь за это пиво покупать.

       – Симона, а как по - другому? В гаштете всегда надо платить вместе.

       – С русскими платить не надо! Они сами за всё платят и тебя ещё подарками завалят. Тебе остаётся только ножки раздвигать и всё. Вот, смотри!

Подруга открыла сервант и с гордостью вытащила матрёшку:

        – Вот! Мне мой Володья подарил. И сказал, что ещё привезёт.

         Франке тоже захотелось иметь матрёшку в серванте, и она попросила рассказать о загадочных и нежадных русских. Симона вытащила из холодильника две бутылки пива, пригласила подругу на диван и раскрыла соседке этот таинственный мир советских военнослужащих:

       – Франка, рядом с нами живут русские. Их здесь немного. Иногда молодые офицеры появляются у нас в гаштете. Солдаты часто бывают в деревне по ночам, ищут водку. Но, с ними лучше не связываться, потом будут проблемы с полицией. Нам нужны только молодые офицеры! У меня уже есть друг Володья, он меня любит и всегда угощает водкой. Володья на дискотеке из-за меня подрался с другим русским. Вот такая у них любовь!

        Симона глотнула пива из горлышка (русские научили) и её глаза вновь слегка затуманились. Девушка даже непроизвольно повела бёдрами. Франка внимательно слушала. Из-за неё пока ещё никто не дрался и не угощал водкой. Да и на дискотеках девушка пока не танцевала. Старшая подруга продолжила:

       – Слушай, в эту субботу у нас будет дискотека. Русские получают деньги в начале месяца, и Володья обязательно придёт с друзьями. Я тебя познакомлю с его компанией. Франка, только обязательно скажи, что тебе уже исполнилось восемнадцать лет. Хотя русские очень темпераментный народ, они всё же боятся связываться с малолетками.

         Младшая подруга слушала внимательно и кивала головой. Вот только как поверят ей эти русские про её совершеннолетие? Опытная подруга успокоила:

         – Русские начнут пить ещё до дискотеки. Надень обтягивающую блузку и узкие джинсы. Фигура у тебя как у взрослой, и всё будет гут!

        Затем Симона научила Франку основным русским фразам: «Я хочу вотку», «Я тебья лублу» и «Пошли баться». Последняя фраза у русских может ещё звучать так: «Фиг, фиг махен!» Эти две основные фразы и означают, что русский очень тебя любит, жить без тебя не может и очень хочет с тобой переспать. Вот такая вот романтика жизни! Ещё подруга посоветовала сходить Франке на вокзал и купить там из автомата побольше презервативов про запас. Всегда пригодятся!

       Прапорщик Кантемиров служил уже три месяца начальником войскового стрельбища Помсен. Хотя Тимур прослужил солдатом всего год, эти первые три месяца сверхсрочной службы были самыми трудными в карьере молодого прапорщика. Кантемиров сравнивал это время с первыми тремя месяцами в учебке Елань. Также было сложно вновь ломать себя и втягиваться в другую армейскую жизнь. Ко всему прочему прибавилось ещё ответственность за дисциплину, быт и здоровье своих солдат. Начальник войскового стрельбища в первый же месяц прапорщиком лично отвечал перед командованием полка за успешную сдачу весенней итоговой проверки на своём полигоне. Тимур вместе со своими бойцами выдержали этот армейский экзамен. Начальник стрельбища уже несколько раз получал свою зарплату в четыреста пятьдесять марок ГДР и успел прикупить себе гражданку. Первой одеждой у Тимура были джинсы и джинсовая куртка местной фирмы «Боксер». Ещё молодой человек купил себе белые кроссовки уже западной фирмы «Адидас», чем был страшно горд. Как говорила в те былинные времена народная мудрость: «Если носишь «Адидас» - тебе любая девка даст!» Поэтому, настала пора выхода в свет...

      Отдельный танковый батальон (ОТБ) вместе с войсковым стрельбищем Помсен примыкали друг к другу и располагались аккурат посреди дороги между немецкими деревнями Помсен и Оттервишь. Стрельбище было ближе к Помсен, батальон - к Оттервишь. Отдельная воинская часть состояла из трёх одноэтажных кирпичных казарм барачного типа, штаба части и клуба в одном здании, холостяцкого общежития и медчасти в другом здании. Отдельно стояли магазин и кочегарка с баней. Посредине плац, и сбоку парк боевой техники. Вокруг бетонный забор с вышками часовых. Семейные жили в трёх небольших двухэтажных домах, которые стояли как «три тополя на Плющихе» впритык к забору части. Старшие офицеры жили в отдельных квартирах, младшие офицеры и прапорщики ютились в коммунальных комнатах с подселением. Вокруг поля, лес полигона и деревня Оттервишь. Детей каждый день возили в школу на специальном автобусе. Жили дружно, не тужили и стойко переносили все тяготы и лишения воинской службы в Группе Советских войск в Германии. Из ОТБ к прапорщику Кантемирову, вернее к его пилораме, периодически обращались за помощью офицеры и прапорщики. То доски с фанерой распилить, то рейки обрезать. Так и познакомился Тимур с холостяками соседней воинской части. И в один прекрасный день, после недавней получки новые друзья пригласили молодого прапорщика с собой за компанию к немцам на дискотеку в Оттервишь.

      Что интересно, этот крупный гаштет под названием « У Генри» с танцевальным залом был известен на всю округу. Особенно этот гаштет пользовался успехом у советских военнослужащих всех близлежащих гарнизонов, так как многие нехорошие немочки, постоянно ошивающиеся в ГДО, были родом именно с двух близлежащих крупных деревень - Оттервишь и Наанхоф. Видимо страсть к нашему брату передавалась среди местных женщин от поколения к поколению. В общем, доступных молодых и не очень женщин хватало на всех. И опять же, можно было неплохо оттянуться вдали от родной комендатуры.

      Хотя, эта явка уже была известна новому коменданту гарнизона, майору Кузнецову, который периодически объезжал все злачные места подведомственной ему территории. И в эти тревожные моменты русским посетителям приходилось спасаться бегством по немецкому полю в лес полигона. С местными парнями был налажен неплохой контакт благодаря постоянным официальным играм в футбол и неофициальным совместным возлияниям. Поэтому немцы и немочки всегда стремились предупредить «своих русских» о прибытии комендантского УАЗика. Спасались через чёрный ход, который вёл прямо в пшеничное поле. А там попробуй, поймай ночью нашего брата.

      Остановимся немного на неправильных немецких девушек из Оттервиша и Наанхофа. Это были не совсем красивые, но очень доступные девчата, и в основном из сельских мест. Они с удовольствием ходили на танцы в ГДО, флиртовали со всеми русскими и всегда готовы были отдаться любому холостяку гарнизона за кров, еду и водку. Все мы знаем, что страшных женщин не бывает, а только бывает мало водки. Поэтому и эти боевые подруги пользовались у нашего брата вполне определённым успехом. Некоторые из них были со стройными фигурами и периодически жили в холостяцских общагах по несколько дней и ночей, переходя из комнаты в комнату. Любви и ласки хватало на всех страждущих, иногда даже перепадало солдатом срочной службы в кочегарках, на свинарниках, танкодромах и стрельбищах. Иногда немочки беременели и рожали. Полиция со слов молодой мамы и с помощью комендатуры быстро находили молодого папу и отправляли его в двадцать четыре часа в Союз дослуживать на благо родному Отечеству в самых отдалённых гарнизонах нашей необъятной страны. Мама с ребёнком оставались на своей исторической Родине. Периодически наши холостяки подхватывали от своих временных подруг различные венерические заболевания и тайно лечились в медсанбате и госпитале.

        Весной 1985 года в СССР в период Перестройки и Гласности началась Антиалкогольная кампания, которая просто не могла пройти мимо нашей армии. Появился приказ за номером 0150, который назывался: «О борьбе с пьянством и алкоголизмом в ВС СССР». В войсках появились различные приказы по поводу проведения антиалкогольных мероприятий, которые доносились до широких масс нашими замполитами. Внешне в наших частях с этим делом стали закручивать гайки, наказания за употребление алкоголя стали строже. А все пили по-прежнему, если не больше. В магазинах, кафе и буфетах группы войск перестали продавать водку и пиво. А в торговых точках любой немецкой деревушки ГДР появились вдруг ранее невиданные бутылки: «Русская», «Столичная» и даже «Посольская», которые у немцев стоили очень дорого, от восемнадцати марок за 0,5 литра, что считалось небывалым расточительством, когда можно было спокойно купить 0,7 литра «Лунникофф» за тринадцать марок. Появляться русским в немецких гаштетах стало совсем неспокойно и опасно вдвойне. Комендант дрезденского гарнизона, был нормальным мужиком и всегда был сам не прочь махануть стопарь – другой водочки, но со старшего офицера требовали отчётности и результатов работы по приказу номер 0150. Поэтому майор Кузнецов прямо с начала месяца, после первых дней зарплаты вышел на охоту. Служба у коменданта была поставлена, и в этот же прекрасный день ему доложили о планируемом совместном празднике холостяков мотострелкового полка и помсенского ОТБ на дискотеке в гаштете «У Генри». А попросту говоря – стуканули! Кто именно стуканул, история умалчивает. Да и какая разница? В советской армейской системе стукачей всегда хватало…

         А ничего не подозревающие простая немецкая девушка Франка вместе с подругами и юный советский прапорщик Кантемиров с танкистами ОТБ встретились недалеко от саксонской реки Эльба на деревенском празднике благодарения в гаштете «У Генри», где намечалась грандиозная дискотека с концертом местной рок – группы. Тимуру уже приходилось бывать в гаштетах, но в этом питейном заведении, больше похожем на здоровый каменный ангар, он был впервые. В глубине тёмного зала виднелась барная стойка, по бокам и у входа стояли в ряд большие столы с длинными скамейками. В центре возвышалась небольшая круглая сцена с установленной музыкальной аппаратурой. Немецкая молодёжь в ожидании своих кумиров разогревалась пивом и ждала начало концерта и танцев.

         В этом зале русским были рады всегда. Хозяин гаштета по имени Генрих точно знал дни зарплат в советской части и понимал, что только сегодняшняя выручка от этих гостей покроет все его расходы. Исторически у холостяков ОТБ и местной молодёжи во главе с Генрихом сложились нормальные отношения: русские сильно не буянят во хмелю, а местные не нарываются и не сдают наших в полицию и комендатуру. Если случались нарушения конвенции, то с каждым нарушителем разбирались в индивидуальном порядке. А попросту говоря - били морду. Поэтому танкисты держались молодцом, следили за порядком и всегда предупреждали о конвенции своих коллег из других частей. В этот раз на клич танкистов подтянулись парни с холостяцкого общежития дрезденского гарнизона с гордым названием «Ледокол». Были и связисты, была и пехота. Всего с танкистами набралось человек двадцать. Отличная компания! Приятные молодые, воспитанные и интеллигентные люди. Многие уже успели пострелять на Помсене, и были знакомы с новым начальником стрельбища. Тимур в этой компании был самым молодым.

        А в другой компании самой молодой была девушка Франка, которая пока издали с восторгом и трепетом наблюдала за этими загадочными русскими…

 

(продолжение следует)

Facebook Google Bookmarks Twitter LinkedIn ВКонтакте LiveJournal Мой мир Я.ру Одноклассники Liveinternet

Дорогой читатель! Будем рады твоей помощи для развития проекта и поддержания авторских штанов.