Франка к своей дефлорации подошла со всей немецкой серьёзностью момента. Во-первых она запаслась презервативами, во-вторых в этот праздник её мама решила отдохнуть в гостях у своего нового друга и поручила надзор за своей непутёвой дочерью соседке Симоне. Всё складывалось как нельзя лучше. Вообще, немки были более раскрепощены, чем русские девушки. В ГДР свободно проводились эротические выставки и показывали эротические фильмы. На местных озёрах свободно располагались нудисткие пляжи, а на простых пляжах спокойно загорали без верха. Как мы все знали, в СССР пока секса не было. Для немцев секс, даже самый экзотический и извращённый – абсолютное благо, дело открытое, несентиментальное и даже рутинное. Советские военнослужащие, воспитанные партией и ВЛКСМ, были этим просто ошарашены. В ГДР свободно продавался пикантный иллюстрированный журнал Хильды Айслер "Das Magazin", по субботам отдельные деды и дембеля смотрели «Эротика на ночь» (Erotische zur Nacht). Каждый Новый год из телевизора длинноногие знойные немки ревю-балета Фридрихштатпалас (Friedrichstadtpalast), покачивая бедрами и цветными перьями, лучезарно улыбаясь, медленно спускались из телевизоров по сверкающей лестнице в Ленинские комнаты советских воинских частей.

         Симона дождалась своего Володью и с подругами потащила Франку знакомиться с русскими. Как мы уже сказали, новенькая в этой компании была не очень красива, но имела такую великолепную девичью грудь под тонкой блузкой и совсем без защиты бюстгальтера, что интеллигентные, но немного поддатые молодые люди вначале тонули взглядом в груди немочки, а затем протягивали ей руку. Все со всеми перезнакомились. Тимур и Франка впервые оказались в этом зале и в такой компании, были самыми молодыми и интуитивно потянулись друг к другу. Прапорщик немного пододвинулся на скамейке и жестом пригласил новенькую. Франка с готовностью присела и вполне сносно на русском сообщила своему кавалеру, что она хочет водки.

         С первых дней в ГСВГ ещё рядовой Кантемиров неоднократно слышал легенду, что у девок немецких самое интересное место застраховано. Что они сами на нас, руссишь зольдатен, прыгают только с единственной целью - заполучить страховку после полового акта. А потом русских солдат за изнасилование будут судить немецким судом. Во как! А ещё среди старослужащих полигонной команды такая байка ходила, что при рукопожатии с немкой, надо средним пальцем руки её ладонь слегка поцарапать. Это как знак: "Давай, мол, поеб…ся хорошенько?" И отказа точно не будет! А знаменитый "День любви" в ГДР, когда ни одна немка не могла отказать любому попросившему? Тем более, как можно было отказать советскому солдату? Все, кто служили в ГСВГ, обязательно слышали про этот пресловутый «День Любви». Это когда свободный секс в Германии всех и со всеми. Прапорщик Кантемиров весной, как только получил высокое звание прапорщика ГСВГ, тут же принял волевое решение прогуляться в этот знаменательный день по ближайшей деревеньке Помсен. «День Любви» же, как ни крути, ядрён - батон! И если любая немка не может отказать советскому солдату, то ему, советскому прапорщику, вот точно – чего нибудь сегодня, да перепойдёт! Может быть, кто-то из страждущих немецких женщин, выглядывая в окно своего дома, возьмёт и пригласит этого скромного молодого человека на рюмку кофе, а там глядишь - и накормят, и напоят. А потом и произойдёт это великое таинство соития полов в «День Любви». Гулял прапорщик, гулял по саксонской деревеньке, да так ничего и не нагулял. Обычный саксонский день! И никаких воинских усилений в этот день не было, так же как и не наблюдали советские военнослужащие никакого разгула любовных вакханалий. Просто они все были молоды, гормоны так и кипели, и им всем очень хотелось верить в эти прекрасные легенды Группы Советских Войск в Германии.

            Франка с Тимуром подошли к бару и маханули по дюпельку (сорок грамм водки). Дама решила повторить, кавалер не смог отказать. Маханули ещё по одному. Организм молодого прапорщика пока ещё не был приучен к спиртому, и в голове Тимура приятно зашумело. А в зале грянул хеви – металл. В голове зашумело ещё больше. Франка уверенно потащила своего кавалера танцевать. Немецкая молодёжь веселится шумно и активно, и тем более под такой рок. И ещё надо сказать, что у немцев никто не становится в коллективный кружочек, чтобы под музыку синхронно подрыгать руками и ногами. Даже деревенские жители все танцуют парами и строго по три танца. После первого пары не расходятся, стоят на месте и аплодируют оркестру, в данном случае – рок группе. После второго также остаются на месте, а уже после третьего танца провожают даму до места. Саксонская девушка Франка была чётко проинструктирована опытными Симоной с подружками о тактике и стратегии охмурения этих наивных русских. В отличии от простых немецких парней у русских всё сложно! Чтобы затащить русского в постель или на сеновал, надо вначале с ним выпить водки, затем потанцевать несколько танцев. И только потом, после долгих, жарких объятий и поцелуев, надо обязательно признаться ему в любви: "Я тебья лублу" и быстро, пока русский не успел опомниться, тащить его на место соития. И даже в ходе секса, в перерывах надо обязательно поговорить со своим кавалером о жизни. Даже, если ты и он не понимаете друг – друга, поговорить надо обязательно. Ты только слушай и кивай головой, говорить будет русский.

           Франка, конечно, была удивлена такой сложной процедурой любви с этими загадочными русскими. С немецкими парнями было бы всё намного проще. Но, саксоночка уже твёрдо решила потерять свою девственность именно с русским и уже выбрала для себя в этой компании самого молодого паренька по имени Тимур. И потом, Франке очень хотелось матрёшку. Первая часть программы охмурения Тимура была выполнена. Франка занималась в школе спортивными танцами и немного измотала своего кавалера. Молодые люди уселись за стол и утолили жажду пивом. Немочка приступила ко второй части своего балета, пододвинулась к русскому вплотную, хозяйственно положила его ладонь на свою незащищённую грудь и впилась в губы русского долгим поцелуем. Советский прапорщик уже догадался, что он впервые в своей жизни снял немку. Но, Тимур не знал, что делать дальше и куда её вести. Не на полигон же, в свой прапорщицкий домик? Или в солдатскую баню? Франка оторвалась от Тимура, заботливо пододвинула ему бокал пива, сама сделала приличный глоток и снова потянулась к русскому. Ей же сказали, что объятия и поцелуи у русских должны быть долгими и жаркими. Не как у немцев! Вот тут все мысли советского молодого человека разом скакнули куда - то вниз, он обхватил обеими руками упругое девичье тело и плотно прижал к себе.

          Поэтому ни Франка, ни Тимур из-за своей юношеской страсти и из-за гремящего на весь зал хеви – металла не услышали тревожных криков вначале на немецком и потом на русском: «Komendatur!» и «Комендатура!». Что, впрочем, означало одно и тоже – «Атас!» Прапорщик был так увлечён своей немецкой подружкой, что даже не почувствовал пару резких хлопков по спине от вскочивших со стола товарищей. Тащить с собой эту сладкую парочку товарищам было уже некогда. На входе в зал собственной персоной появился комендант дрезденского гарнизона, майор Кузнецов. Стол русских стоял стратегически правильно – у запасного выхода в поле. При первых же сигналах от немецкой молодёжи о прибытии УАЗа коменданта бармен Генрих быстро своим ключом распахнул спасительную дверь. Холостяки гарнизона все как один, кроме прапорщика Кантемирова, ломанулись на свежий воздух, в чистое вспаханное поле. Опыт не пропьёшь! Урожай уже был собран, пашни вспаханы и сегодня в этом зале отмечался праздник благодарения. Больше повезло тем, кто был обут в кроссовки. В туфлях бегать по пашне было не совсем привычно в отличии от сапог.

          Когда прапорщик Кантемиров наконец то оторвался от Франки, перед ним уже стоял майор Кузнецов. Комендант служил в Германии первые три месяца и пока ещё не мог с первого взгляда отличить русского от немца. Майора смутила причёска прапорщика. Кантемиров просто не успел постричься перед дискотекой. А так как прапорщика постоянно постригал механической машинкой его же солдат полигонной команды, то сегодня голова Тимура мало, чем отличалась от причёсок деревенских парней. И опять же, своего русского парня спасла немецкая девушка. Франка поняла, что этот нехороший комендант может прямо сейчас легко отнять у неё Тимура, и не видать ей сегодняшней дефлорации и, тем более, матрёшки. А она так старалась! Немка с возмущением взглянула на советского майора и задала конкретный вопрос:

           - Was ist hier los? (Что здесь происходит?)

          Конечно, прапорщик Кантемиров моментально протрезвел, был напуган до смерти и только смог покачать головой, мол: «Ну, что за нах такой здесь происходит?» Майор ещё раз быстро окинул взглядом прапорщика – куртка «Боксёр», простая рубашка. Джинсов и самое главное - белых кроссовок «Адидас» не было видно из-за стола. Только русский мог догадаться прийти на деревенскую дискотеку в белых кроссовках. Но, ни прапорщик, ни майор ещё не были обучены таким тонкостям саксонской моды. Комендант махнул рукой на эту странную пару и выбежал в открытую дверь. Прапорщик выдохнул, посмотрел на Франку, заметил на столе дупелёк водки, опрокинул и затем вдогонку осушил бокал пива своей подружки. Молодые люди переглянулись. Франка собралась было уже тащить Тимура к себе домой, но советский прапорщик не мог вот так просто оставить своих боевых друзей в беде и повёл свою подружку к запасному выходу гаштета…

           Майор Кузнецов был решительным и волевым офицером, прыгнул в свой УАЗ и приказал водителю гнать за убегающими по пашне. Благо стояла полная луна, и хорошо были видны тени беглецов. Особенно выделялся последний любитель гаштетов в белой обуви. Это был вожак холостяков - танкистов, старший лейтенант, комсорг батальона Аникин Владимир. И этому молодому политработнику тоже не были чужды простые холостяцкие радости. И в этот раз старлей оказался в новых белых туфлях, которые обул с единственной целью – ещё больше произвести впечатления на свою подружку Симону. Только русский мог догадаться прийти на деревенскую дискотеку в белых туфлях. Свою промашку Володя понял при первых же прыжках по свежей пашне и тут же отстал от своих.

           Автомобиль комендатуры, прыгая по пересечённой местности немецкого поля, уверенно приближался к комсоргу батальона. Затем вдруг громко буксанул. УАЗ повело в сторону. А водитель решил на газах выскочить из ямы и вывернул руль. Советский вездеход затянуло ещё больше в пашню, и машина заглохла. Далеко по полю стали слышны попытки завести мотор автомобиля советского автопрома. Тщетно! Старший лейтенант Аникин тоже остановился, осмотрелся вокруг, скинул грязь со своих белых туфель и стал с интересом наблюдать за дальнейшими действиями коменданта дрезденского гарнизона. Водитель и майор вышли из машины. Теперь по немецкому полю широко разнеслись громкие высказывания Кузнецова по поводу водительского мастерства своего подчинённого и надёжности его техники. А при чём здесь водитель? Просто комендант в охотничьем угаре забыл простую армейскую мудрость: «Чем круче твой УАЗ, тем дальше тебе идти за танком»

           В этот момент и вышли Тимур с Франкой из гаштета. Уже протрезвевший прапорщик Кантемиров быстро оценил ситуёвину, попросил Франку никуда не уходить и обязательно его дождаться. Затем, не жалея своих белых кроссовок, быстро зашагал напрямик к виднеющемуся вдали УАЗу. Мы же своих не бросаем. А сейчас застрявший на немецкой пашне советский офицер был, как никогда свой. Даже комендант гарнизона! С противоположной стороны к майору уверенно зашагал старший лейтенант Аникин. Белые кроссовки и белые туфли почти одновременно приближались в темноте к офицерским сапогам. Володя подошёл первым и протянул ладонь. Кузнецов твёрдо пожал руку коллеге офицеру. Комсорг ОТБ с ходу предложил пригнать танк и попробовать вытащить УАЗ. Комендант резонно заметил, что танк можно пригнать только лесом, а до кромки поля будет далеко. Танк здесь всё так распашет, что потом немцы предъявят счёт больше чем стоимость нашего автомобиля. Офицеры с водителем задумались. К компании подошёл улыбающийся прапорщик Кантемиров и с лёгким акцентом спросил:

         – Вас ист лос? – и добавил на прекрасном русском, - Товарищ майор!

         – Ты кто? – Кузнецов уставился на вроде бы немца.

         Конечно, учитывая сложившуюся обстановку на этом немецком поле, Тимур вполне мог ответить грубо: «Конь в пальто!» Но, молодой прапорщик только встал на этот нелёгкий путь сверхсрочной службы и ещё не научился дерзить старшим по званию. Ответ был строго по уставу:

         – Начальник войскового стрельбища Помсен прапорщик Кантемиров.

        Майор только набрал воздуха в лёгкие, чтобы теперь громко выразить своё мнение по поводу всех прапорщиков Советской Армии и, в частности, прапорщика Кантемирова. Но, прапорщик, нарушая субординацию, всё же перебил старшего по званию:

       – Товарищ майор, у меня на полигоне сейчас стоит разведрота на БРДМе. Разрешите сбегать?

            Комендант выдохнул и даже улыбнулся:

         – Прапорщик, ты ещё здесь? Бегом марш за БРДМом!

          Тимур молча развернулся и побежал. Подумаешь, два километра до казармы стрельбища. Да ещё, в кроссовках «Адидас»!

           В этот прекрасный вечер в ленинской комнате казармы войскового стрельбища Помсен старослужащие полигонной команды совместно с командиром взвода разведроты и старослужащими разведки смотрели немецкий фильм запрещённого западного канала АРД. Хитрая антенна от специальной приставки телевизора была спрятана в кроне самой высокой берёзы у казармы. Солдаты владели немецким на уровне школьной программы, которая была уже давно подзабыта. Лейтенант Тимербулатов в школе и в военном училище изучал английский. Поэтому перевод, интригу и линию фильма дополняли коллективным разумом. В этот момент и прибежал начальник стрельбища с новостью, которая быстро внесла в размеренную жизнь полигона новый сюжет. Комендант застрял! Вообще, к комендантам гарнизонов советские военнослужащие относились с предубеждением и ничего хорошего от комендатуры не ждали. Но, взводный разведроты лейтенант Валерий Тимербулатов состоял в знамённой группе полка и на День Победы при совместном с немцами возложением венков на могилы солдат, павших в Великой Отечественной войне, обратил внимание на нового коменданта гарнизона в парадной форме с рядом медалей и орденом Красного Знамени на груди. В гарнизоне никто не знал, откуда по замене прибыл майор Кузнецов. А тут такая возможность лично познакомиться с этим офицером и наверняка набрать на будущее очки перед комендатурой. Мало ли! В жизни разведчика всякое бывает. В БРДМе не оказалось троса, быстро сняли с БМП, стоящей на качалке директрисы, и рванули по асфальту в Оттервиш.

           Прапорщик с офицером сели на броню боевой машины. Тимур посоветовал водителю въехать в проулок за гаштетом задом, так будет потом удобней выезжать с прицепленным УАЗом. Около гаштета Валера спрыгнул и стал помогать водителю ориентироваться в узком и извилистом проулке саксонской деревни. Кантемиров остался фиксировать движение сверху на броне и приветливо помахал Франке у входа в заведение. По такому случаю на дискотеке объявили перерыв, немцы высыпались на улицу и с удивлением наблюдали за манёврами семитонной машины. Тимур верхом на башне оказался в центре всеобщего внимания А Франка ещё раз убедилась в правильности своего выбора и ответила на приветствие ручкой. Вот он, её принц почти на белом коне! БРДМ вырвался на оперативный простор в поле и след в след задом доехал до УАЗа. А дальше всё было делом техники и мастерства обоих водителей. УАЗ вытащили на асфальт, водители поколдовали под открытым капотом, и двигатель завёлся. Майор Кузнецов пожал руки офицерам и посмотрел на прапорщика:

             – А тебя, Кантемиров, я хорошо запомнил. Смотри, больше не попадайся!

             Тимур тоже взглянул на коменданта, тяжело вздохнул и искренне ответил:

            – Товарищ майор, Вы меня так напугали сегодня, что мне тоже будет сложно Вас забыть.

           Все офицеры рассмеялись, майор пожал руку прапорщику, сел в автомобиль и продолжил свою охоту. Но, уже в другом месте. И таких охотничьих мест у коменданта вполне хватало. Особенно после дней зарплаты в вверенном ему гарнизоне. По договорённости местом сбора после таких облав коменданта или командования части на местные гаштеты была Центральная вышка полигона. Тимур представил обоих офицеров друг – другу. Володя Аникин закончил Новосибирское высшее военно-политическое общевойсковое училище, уверенно шёл на должность замполита ОТБ, имел разряд по офицерскому военному многоборью и был нормальным парнем. Комсомолец батальона попросил разведку подкинуть его к вышке, забрать народ и привести обратно. Разведка в составе взводного, водителя БРДМ и самой боевой машины была в полной боевой готовности для спасения беглецов. Володя сообщил Валере, что именно сегодня с него причитается. Разведчик из-за полевого выхода ещё не успел получить зарплату и не смог отказаться от такого джентльменского предложения. Водитель и БРДМ были полностью солидарны со своим командиром. Вечер обещал быть плотным и весёлым…

          А Франка так заждалась своего героя, что не вытерпела разлуки, маханула без спроса один дупель с «русского стола», благо после стремительного побега весь стол был заставлен полными дупельками и бокалами с пивом, и отправилась на поиски Тимура. Нашла на улице, когда уже он сам, можно сказать, летел к ней на крыльях любви. Франка с Тимуром присели за свой стол, и Тимур пригласил её подруг. До этого дисциплинированные немки и немцы даже не подходили к столу русских. И опять же за ситуацией наблюдал сам бармен. Репутация превыше всего, и Генрих не хотел иметь никаких проблем с русскими. Конвенция соблюдалась свято!

         Франка терпеливо дождалась, пока её друг маханёт свой дупель и закусит. После пробежки и спасения коменданта у прапорщика появился зверский аппетит и он заказал картошку с мясом. Немка своим бабским чутьём хорошо понимала, что сегодня русскому ещё понадобится много сил. Когда молодой человек всё доел и запил пивом, девушка медленно и серьёзно заявила:

        – Тимур, пошли батся.

        Прапорщик вначале не догнал, что в этой русской фразе, в основном слове не хватает первой буквы «е» и мягкого знака. Тимур переспросил на немецком:

       – Wohin Sie gingen? (куда пошли?)

      Немка выдвинула другую версию событий на ближайшее время:

     – Фиг, фиг махен!

        Что такое «фиг, фиг махен» военнослужащий ГСВГ уже знал и был очень даже не против. Только удивила скорость развития отношений между парнем и девушкой – в первый же вечер «махен фиг, фиг» У Тимура до призыва в армию был опыт интимных отношений с противоположным полом. Но, этот опыт был единственным и произошёл он на спортивной базе «Юность» с одной биатлонисткой, старше Тимура года на три. Так молодой боксёр весь сезон ухаживал за спортсменкой, пока она не отдалась. А тут раз, и в дамки! Вернее, в немку. Вот только куда идти? Вот в чём вопрос! А Франка уже хозяйственно тащила Тимура к себе домой. Подружки проводили пару завистливым взглядом и остались дожидаться русских ухажёров. Да и Тимур успел сообщить немкам, чтобы не расходились и ждали своих друзей.

        Франка по дороге, хорошо помня, что с русскими надо постоянно целоваться, периодически прижималась к Тимуру и давала себя обследовать. Молодой человек заводился всё больше и больше. Дома Франка успела сообщить, что мамы не будет до утра, и затащила парня в свою комнату. Ну а дальше произошло то, что должно было произойти между двумя здоровыми молодыми людьми разного пола. Ещё днём более опытные подружки чётко проинструктировали Франку, как наиболее безболезненно лишиться девственности. Вначале немка уложила русского на спину, сама уселась сверху и с первой же попытки глубоко наделась на мужской организм. А дальше было по - разному хорошо обоим до самого утра. Единственное, что удивило молодую немку, что русскому было не до разговоров. Тимур быстро восстанавливался и вновь требовал «фиг, фиг махен»…

 

 

 

Facebook Google Bookmarks Twitter LinkedIn ВКонтакте LiveJournal Мой мир Я.ру Одноклассники Liveinternet

Дорогой читатель! Будем рады твоей помощи для развития проекта и поддержания авторских штанов.