Охотник завалил песца

За шкурку, не ради мясца.

Мораль сей басни такова:

Кому песец, кому пиз…ц.

И.А. Крылов. Наверное. Или нет.

 

    Многие наивно полагают, что если ты служишь во всяких интересных подразделениях, то наверняка умеешь очень красиво махать ногами и ломать руками стройматериалы. Распространено, знаете ли, мнение, что «там же только этому и учат». Так вот не верьте. Реальный рукопашный бой протекает за секунды и выглядит отнюдь не эффектно. На войне самое главное – это мозги, надо «передумать противника». Также очень важны выносливость и навыки на уровне рефлексов. Всё. Поэтому реальные бойцы никогда не выглядят как озверевшие качки. Также они не занимаются «красивыми боевыми искусствами как в кино».

    И тому есть несколько причин. По первому пункту понятно – если сильно раскачаться, то этакую гору мяса будет очень тяжело таскать. Да и прокормить её весьма непросто. Нет, конечно есть должности, для которых нужна мощь с большой буквы «М», но это или радист, или пулемётчик. Вот им реально приходится переть на себе на десять-пятнадцать килограммов больше чем другим, как ты носимый боекомплект, оборудование, ВВ и СВ не распределяй среди группы.

  По второму же пункту всё тоже просто. Представьте себе ситуацию: боец отмахал по горам «десяточку», за спиной у него РД весом под тридцатник. И вот на узкой тропе он нос к носу сталкивается с парным патрулём противника. Усложним задачу ещё чуть-чуть: стрелять нельзя. Предположим, оружие у него не бесшумное, это бывает. И мало того, нужно не дать успеть выстрелить противнику, наш боец находится во вражеском тылу. То есть ему надо за секунду-две их завалить. Внимание, вопрос. Какие, нахер, «вертушки»?

    Так что повторюсь: реальный ножевой бой, да и любой другой без применения огнестрела, выглядит совсем неэффектно. А для непосвященного это действо будет выглядеть даже непонятно: «А что это он вообще делает-то?»

    Но у глубоко гражданских людей складывается ошибочное мнение, что если боец «в чепчике» (ВДВ, МП, СПнВВ), то значит обязательно Ван Дамм ну или Чак Норрис какой-нибудь. Естественно, такое мнение складывается отчасти оттого, что люди насмотрелись всяких «показательных выступлений», где стеклотару об голову утилизируют и с дикими криками скачут. Я и сам в своё время «пыль в глаза пускал» на подобных мероприятиях.

    На самом деле если у тебя грамотный инструктор, то тебя будут учить максимум двум десяткам эффективных ударов и приёмов, но так, чтобы ты мог их провести практически в любой ситуации. На большее просто нет времени, график боевой подготовки очень жёсткий. Но тут тоже есть определённый минус: на гражданке с этим навыком жить не очень удобно – менты не ценят такие способности абсолютно. Упор при подобном обучении делается не на то, чтобы «красиво набить морду», а на то, чтобы быстро убить. Ну или наглухо вырубить.

    Первый раз в жизни я «влип в историю» с реальным рукопашным боем в конце января 95-го, в Грозном. Отправил нас комбат «чисто понюхать в округе», ну вы помните, да: «Разведка должна вестись непрерывно...», – и далее по тексту. Ну мы и прогулялись, что надо посмотрели, сектора обстрелов у духов прикинули, нормально, в общем, возвращаемся.

    И тут артиллерия группировки по соседнему кварталу беглым хреначить начала. САУшки, 152 мм, целым дивизионом. Выглядит жутко, вот только мы так и не поняли – зачем. В этом квартале никого не было. Ни духов, ни уж, тем более, наших.

   Вот давно уже жду, что кто-нибудь наконец напишет монографию «Влияние сивушных масел содержащихся в алкоголе на ведение огня артиллерией группировки в период первой Чеченской войны». Но как-то до сих пор найти не могу, хотя тема очень интересная. Если кто в сети такое вдруг видел – киньте ссылочку, пожалуйста.

    Ну так вот. Ломанулись мы в ближайший подъезд – от осколков укрыться. Разрывы рядом совсем – метров двести, но «сталинский» дом такой калибр не развалит. А подъезд-то оказался проходной. И с другой стороны такая же толпа духов прибежала, по ходу тоже разведчики. В подъезде аж тесно стало, как в автобусе в час пик. Стрелять нельзя. Сами понимаете, если сразу своего не завалишь, то по любому рикошетом кого-нибудь достанет. И началось...

    Вы когда-нибудь банальный мордобой видели — стенка на стенку? Вот здесь, примерно то же самое получилось. Короче, все с перепугу забыли всё, чему учили, и тупо начали бить морды. Победили мы их в тот раз, в общем. Вышибли из этого подъезда, кто-то свалить успел, а остальных просто забили. Двоих скрутили, комбату потом отдали. Ну, чисто за жизнь перетереть.

    А что с ними дальше было? Не знаю. Ну, комбат их наверное поругал и отпустил. Может быть ещё попросил больше с русскими не воевать, а то, мол, накажу.

    Долго я потом этот случай вспоминал, особенно перед каким-нибудь «показательным балетом». Ну а что вы хотели – первая война в жизни, ещё только три недели отвоевали.

    Потом-то, конечно, уже освоились. В таких делах главное всё делать без нервов, как машина. Как будто со стороны на себя смотришь. И главное когда уже пошла движуха – не думать, не тратить время, не давать противнику паузу. Тело само всё сделает.

    Но отлично помню, как я один раз всё-таки нарвался «по полной». Все расселись? Попкорном запаслись? Ну, значит, дело было так...

 

Город Грозный. Февраль 1995. Богом проклятый «частный сектор»

    Повадились духи позиции роты из миномёта обстреливать. И что самое интересное, грамотно у них кто-то всё придумал, миномёт в кузове машины пристроили по ходу. Уж больно шустро позиции меняли, артиллеристы не успевали среагировать. То есть надо пешком идти, вычислять этих «кулибиных» и наказывать.

    Ну, ясно кто пойдёт. А вот оно мне надо? Это же не какую-нибудь мелкую пакость учинить, типа дежурного наблюдателя грохнуть, а вычислить и уничтожить, причём «вручную». Да ещё чёрт-те где. Если неграмотно всё спланируешь, то к своим обратно с боем прорываться будешь. А здесь частный сектор, хороших позиций для обороны не так много. Прижмут по любому. А если перевес в плотности огня у противника, то всё – «привет семье», подойдут на бросок гранаты и там уже без вариантов.

    Короче, долго сидели над картой с ротным, думали, благо я местный. То, что они не рядом «паркуются», это точно. Риск слишком большой. Да и стреляют грамотно. Да ещё и арткорректировщик у них есть, к маме не ходи. Сразу видно – не дилетанты. Прикинули примерно по какой они дороге приезжают. Подумали, что людей у них – штук пять, больше смысла нет. Наверняка расчёт миномёта, водитель и командир. Охранение им, в принципе, не нужно, из своих тылов стреляют. Удаление – с километр, это уже артиллеристы вычислили. Я тогда ещё такие задачки решать был не обучен. В общем, ткнули в карту – «где-то здесь».

    Всей группой идти смысла нет, тут надо просто засаду организовать на транспортное средство, мгновенный огневой налёт, ну и миномёт этот покорёжить. Всё. А, чуть не забыл – потом ещё очень быстро до своих добежать. То есть снайпер, пулемётчик, да и гранатомётчик не нужны, дистанция минимальная будет. Там «мух» за глаза хватит. Да и чем больше народу, тем больше шансов спалиться. Где один пройдёт без проблем, там для десяти уже возникнут сложности. И ещё, только не смейтесь, с бесшумным оружием проблемы. Да, именно так, привет «армии девяностых».

    Сейчас, конечно, это дико звучит — на всю группу один АКМС с ПББС, честно. Да ещё он и по наследству от псковских ВДВшников остался, с патронами УС сложности, про обтюраторы я вообще молчу, а их после каждых двухсот выстрелов менять надо. Одним словом, решили идти вшестером. Это минимальное количество для такой задачи. Да и если ранят кого, вытянуть ещё можно. Меньше уже нельзя. Вернее можно, но только в кино или на «Art of War».

    Дошли до места, «сели». Нормально, быстро отстреляемся. Ждали чуть ли не сутки. Страху натерпелись – мама не горюй. Духи раз пять мимо толпами проходили. Если честно, то уже мысль была: «Ну его нафиг». Это же уже получается что-то из разряда «любой ценой». Но я как-то не готов собой жертвовать по любому поводу. Почему-то я всегда полагал, что мне будет очень без себя одиноко.

    Расчёт был, собственно, один – на наглость. Ну и, как говорится, «дуракам везёт». На второй день эта машина, ЗиЛ 131 с миномётом («Поднос», 82 мм) в кузове, чуть ли не рядом с нашим домом запарковалась. Мы на чердаке сидели. Спустились вниз аккуратно, через два дома дворами прошли. Хором над забором высунулись и по магазину отстреляли, потом туда же по две «эфки» закинули. Картинка — песня, хоть в учебник . Я ещё в кузов запрыгнул, на «контроль», прицел с миномёта снял и в ствол РГДшку засунул. Ствол у миномёта тогда «надувается» – это меня артиллеристы научили.

    Всё, мчимся домой огородами. Но, блядь, это же частный сектор! Ты же не видишь перед собой нихрена, кроме ближайшего забора.

    Короче, обложили нас. Найти ещё не нашли, но два и два сложить – много ума не надо, понятно, что «русаки» где-то здесь. Да и обиделись духи на нас очень. Может миномёт только один у них был, или просто этот был любимый – точно не знаю. В общем, играем в прятки. Только чувствую, что, по ходу всё – «Game Over». Вдруг смотрю, воронка рядом большая, точно от авиабомбы, причём одна, рядом с «забором», на улице. Видать «бомберы» потеряли просто. А в воронке труба проломленная здоровенная. Коллектор по ходу, метра полтора в диаметре. Запашок из трубы ещё тот. Но коллектор сухой, просто стенки в дерьме, водопровод в городе не работает. Делать нечего – залезли. Метров тридцать по какому-то дерьму прошлёпали, до первого ответвления, свернули туда и там часов шесть просидели, до ночи. Впечатления — о-о-очень необычные. Блевали каждые полчаса, уже неизвестно чем. Вылезли из этого дерьмопровода, огляделись – никого. Ну и двинули домой. Там два квартала всего оставалось. Нормально, вернулись без проблем, только в дерьме все не просто по уши, а «по уши толстым слоем». И запасного камуфляжа нет ни у кого, естественно.

    Приходим на позицию, а там, как говорится, «все на нервах».

- Вы чё на связь не выходили?!

- Да заняты были очень.

    Тоже придумали. Как бы я там, у духов под носом, в рацию «Ромашка! Ромашка !» орал?

- Ротный уже на рации всю батарею посадил! Вас хочет. Говорит, передайте им, что как вернутся, чтоб бегом к нему с докладом. Громко вы там гуляли. И ещё сказал, если грохнут – пусть лучше не возвращаются. А кстати, чё так от вас пахнет странно? Неужели так страшно было, что вы настолько перепугались?

- Вы мне поумничайте ещё, не чувствуете что ли по запаху, что я в стрессе? И чего это от вас самих так сильно шахматами пахнет?! А если бы меня надо было идти спасать?

- Ну так, переживали за командора и своих боевых товарищей! А спасение утопающих – дело рук самих долбоёбов, которые туда полезли! Тока вы это, вопрос с ротным решите, по «комкам». Подумать страшно, что их стирать придётся. Тут только выкидывать.

    Пришли на КНП роты. А там ещё и комбат. С какими-то мужиками, все за тридцатник. Мало того, что экипировка как в «звёздных войнах», так ещё на одном такая «лапочка» – РГ-6, что я прямо ножками засучил и слюной истёк. Обалденная вундервафля. Ну, представьте себе сами револьвер калибром 40 мм. Короче, угадайте, кто это был? Ну конечно угадали – «стройбат». Я напрягся. Где такие парни ошиваются, там обычно не всё так просто...

    Доложился по всей форме, прицел от миномёта на стол выложил. Комбат сморщился.

- Ой, бля. Ну и вонища. Пойдём-ка на улицу. Что, правда так сложно было? Или это вы меня так испугались?

    Ну ты подумай, сплошные юмористы в этой морской пехоте служат...

    Рассказал присутствующим все подробности. Все поржали. Комбат вынес вердикт:

- Новиков! Я горжусь, что в моём батальоне такие дебилы служат! Это же надо было додуматься? В дерьмо – рыбкой!

- Служу отечеству, товарищ гвардии майор!

- Кстати о службе отечеству. Вот, людей проводить надо по-тихому.

    Комбат кивнул на спецназёров.

- Только не просто по-тихому, а чтоб вообще никто и ничего. Зачем – не спрашивай.

- Есть! Понял. Только не сегодня. Мы там всех обидели. Да и по обмундированию бы надо вопрос решить. Героя России мне не нужно, а вот обувь новую – неплохо бы.

    На Первой Чеченской со снабжением были не трудности, была катастрофа.

- Может всё-таки «героя» возьмёшь?

- Не, лучше комок и берцы всем.

    На следующий день пришли гости. Те же самые «спецназёры». Как я из их задачи понял, шли они «адресно», и самое что интересное – спокойно об этом рассуждали, это для меня вообще была дикость. Поскольку для меня это был бы «билет в один конец». Задачу я бы, пожалуй, ещё смог выполнить, а вот выжить при этом – это уже было под серьёзным вопросом. А они ничего, спокойно так планируют.

    Меня они в подробности, естественно, не посвящали – рылом не вышел. Да хотя там и дурак догадался бы.

    Задача у меня была помочь им с «окном». Ну и дождаться, когда они возвращаться будут. Если возвращаться будут «громко», то там уже рота подключится, смотря где выходить будут.

    Договорились, что выходим в ночь. Начали готовиться. Получили у ротного новые «комки» и берцы. Где достали – неизвестно, да ещё и на всю группу, пятнадцать комплектов, и даже по размеру. Такое только комбат провернуть мог. Начал я проверять всё и всех. Тут же понимать надо, что любая ерунда у кого угодно, от сбитых ног до кашля (я уже не говорю про оружие или связь) может выйти боком. И вы запросто поедете домой «кататься под Шопена в деревянной коробке». Это все прекрасно уже понимали. Если вы на самом деле воюете, то должны осознавать, что за грязный автомат ваши товарищи могут просто набить вам морду, и это если вам очень повезёт. А если не повезёт – то вы сдохнете. Потом, вытаскивая вашу тушку, вполне возможно погибнут и другие.

    Когда проверял оружие, то заметил, что «глухого» АКМС нет.

- Смол! Чё за херня? Где глухой?

- Так это, его в третий взвод отдавали. Они на курей охотились. Ты ж сам разрешил. Так что, патроны к нему есть, а вот обтюраторы менять надо. У тебя же, вроде, ещё остались?

- Я? У меня?! Ну всё, это писец!

- Ну так когда вы все спать завалились, я тебя будил и спрашивал.

- Понятно.

    Тут в чём дело было? Когда из этого «частного сектора» гражданские уходили, они кур из курятников выпустили, что бы те от голода не передохли. Ну и вся рота начала на них охотиться. На всех войнах жаренная на вертеле курица – главное лакомство мародёра. Ротного эта пальба очень быстро достала. Тоже понять можно, как тут расслабишься, когда у тебя в тылу постоянно стреляют? Тем более, что ведь уже до чего додумались? Если сначала валили курей из автомата одиночными, то потом стали стрелять из подствольников. Пуля тушку очень сильно рвёт, а у ВОГов осколки мелкие, в самый раз на курицу ходить. Правда, стрелять надо с дистанции от 20 метров (боевой взвод гранаты), но и завалить проще из-за разлёта осколков. Целишься рядом, а если попадаешь прямо в неё — очень красиво получается, только пёрышки в воздухе кружатся. Ну ротный и психанул, отдав стандартный приказ «Чтоб больше ни одна блядь!»

    Вот так. Смешно, вроде, конечно. Но на самом деле не очень. Почти все потери из-за таких вещей происходят. Можно, конечно всё разрулить, но времени уже нет — спецназ ждёт. Они очень жёстко по времени к нам привязались. А срок выхода я определял. Короче, идём так как есть.

    По улице, которую мы переходили, я бы уже мог с закрытыми глазами пройти. Дежурный наблюдатель сидел у духов на третьем этаже недостроенного дома. Сидел себе нормально и думал, что мы его не видим. Но так как у этого дебила наглазник на ночнике был не боевой, то когда он лицо от включенного прицела отодвигал на морде у него появлялось заметное светлое пятно (зеленоватый отсвет окуляра ночника).

Мы его специально не трогали. Пусть лучше думает, что он самый умный. Да и позиция у него очень хорошая. Но пройти мимо всё равно можно... Было! А вот теперь нет. В том месте, где вчера ходили, стоял уже парный пост. Слышно голоса на чеченском. Короче, читайте «Устав Гарнизонной и Караульной службы», там всё написано. Они только ещё не пели, а так всё сделали, что часовому запрещено.

    Но суть была в том, что теперь «окна» в этом месте не было, а новое так сразу не найдёшь — время нужно, а времени как раз и нет. Можно было бы пройти, но с «глухим». Завалить наблюдателя – и «вуаля». Пока чухнутся, с час пройдёт, как раз нам хватило бы.

    Но «глухого» нет, значит придётся всё делать ручками. У меня в группе два бойца были – фанаты рукопашки. В ППД в спортзале всё свободное время проводили. Это была как раз для них задача. Но я на себя очень злой был, это же надо было так лопухнуться с «глухим».

    Решил, что пойдём втроём. Типа, у меня «сольный концерт», а эти два на подстраховке. Заходим аккуратно. На втором этаже этого недостроя оборудовано место отдыха и там два сменщика у этого наблюдателя спят. Вариант один – сапёрной лопатой по шее , наотмашь, с «геройским» замахом. Некрасиво, но эффективно. Нормально, идём дальше.

    Поднимаемся на третий. Опа – запах характерный, «трава». Ну это просто праздник какой-то!

    Жестами показываю: «Я сам, ножом, вы смотрите».

    Те головами мотают, мол: «Куда лезешь, придурок? Мы сами».

    Но я всё-таки настоял на своём.

    Отхожу на три шага от дверного проёма, типа разбег для прыжка взять. Разгоняюсь и прыгаю. Лечу как супермен с ножом в вытянутой руке, довольный такой. Дух ко мне спиной, у окна сидит на корточках, косяк в кулаке держит.

    Уже в заключительной стадии своего полёта я зацепился носками ботинок за какой-то ящик и рухнул с диким грохотом не долетев до цели с полметра. Этот дух встаёт и с явным раздражением оборачивается, типа «не дают службу нести, отвлекают». Оказался он, мягко говоря, очень немаленьким, а я на него ещё и снизу смотрел. Дальше мне прилетело два удара ногами – в грудь и в живот, сапогами пятьдесят последнего размера. У меня промелькнула мысль: «Хочу домой, к маме!»

    Короче, отобрали у меня нож. Дух с диким замахом ударил меня ножом в живот. Я только успел подтянуть колени к груди. Нож скользнул по кости голени и чуть ли не на всю длину лезвия вошёл в ногу. И тут мне в лицо как из ведра горячим плеснуло. Когда я проморгался, то увидел, что у духа из ШПСки (шапка-пидорка спецназовская) лопатка торчит, а череп, по ходу, только из -за шапки и не разваливается.

    Почему-то первым делом подумалось: «Эх, хороший у меня камуфляж был, новый».

    Я это просто рассказываю долго, а на самом деле всё и пяти секунд не заняло.

    Два моих «ассистента» стоят рядом по стойке смирно. И громким шёпотом спрашивают:

- Товарищ гвардии сержант, разрешите выстрелить противнику в голову?

- Не разрешаю.

    «В жизни всегда есть место дебильной шутке». (Не моё).

    Снял штаны. Видно плохо – темно. Но и от того, что видно, жутковато.

    Жгут. Пакет. Промедол колоть не стал, от него дуреешь. Вышли на связь, дождались спецназёров. Как они ушли, заняли оборону в этом доме. Хорошая позиция, можно было бы и не уходить, но тогда всю роту двигать вперёд придётся. А это уже комбат решает.

    Пока спецы работали, я ходил по дому. Если раненую конечность оставить в покое, потом ею уже не пошевелишь, надо постоянно её двигать. Да и на рану я крепкий, решил потерпеть.

    Всё. Группа вернулась, уходим. Пришли на КНП роты, я доложился. Про рану ни слова. Если ротный узнает, как всё было и почему, я тогда точно домой поеду, но не трёхсотым, а двухсотым, железно. Но фельдшера нет, на выезде. Ладно, решил, что что-нибудь придумаем.

    Когда вернулись в расположение группы, я скомандовал:

- Кто хочет ссать?! Ко мне!

    Снял штаны. Уселся в кресло. Вытянул ногу на табуретку. Размотал бинт. Подошли четыре человека.

- В одну шеренгу становись! Члены к смотру! Целься в рану! С права! По одному! Сцы!

    В четыре струи промыли рану. Наложил новый бинт, нормально вроде. А с утра уже отправил бойца к фельдшеру роты за перекисью и фурацилином. Попросил ещё что-нибудь с антибиотиками намудрить.

    Через час приехал БТР. Из десанта вылез наш прапорщик – медик. Прикид у него был как из анекдота: каска, кожаный плащ (ему бойцы из роты нашли) и медицинский саквояж. Ну и АКС, естественно.

- Где больной? Кого продырявили? Что, опять комбата ссыте?

- Кого? Где? Когда?

- Сержант, не делай из меня идиота! Твой боец сегодня в мед пункт приходил и орал, что всем санинструкторам сейчас морды набьёт! И списочек у него о-о-очень интересный был.

- Ладно. Я это. Пошли, посмотришь.

    Боже! Как он орал...

    Не хочу, говорит, вылететь из армии. Я, говорит, клятву давал, этого, как его, гиппопотама.

    Вот же бля. Какие все правильные. С гиппопотамами... Ну, делать нечего. Сунули ему «подарок от благодарного пациента». Ну сами знаете, нормальные медики, а тем более военные, «цветы и конфеты не пьют». Ну ещё и «мечту бандита» добавили – пистолет ТТ с запасной обоймой. Договорились, в общем. Но в журнал боевых потерь он меня потом всё равно внёс.

    И вы знаете, я еще так почти месяц отвоевал. И все нормально, затянулось, а вот, как в ППД вернулись – опять хромать стал. Шрам, правда, жуткий остался. Все врачи теперь постоянно при осмотре спрашивают, где это я так неаккуратненько.

    Но вот пара плюсов в этой истории всё равно была.

    Во-первых, с тех пор я стал фанатом ножевого боя. А во-вторых, к живым духам подходил только с огнестрельным оружием в руках.

 

 

Facebook Google Bookmarks Twitter LinkedIn ВКонтакте LiveJournal Мой мир Я.ру Одноклассники Liveinternet

Дорогой читатель! Будем рады твоей помощи для развития проекта и поддержания авторских штанов.