Вместо эпиграфа: 

Не копипастить, блять, пожалуйста!
Автор

    Пленные - это вообще очень сложный вопрос. Я вот, к примеру, ни одного приказа на эту тему в глаза не видел. И когда этот вопрос первый раз в жизни командирам задал, у них на лицах отразилась «напряжённейшая работа мысли». А действительно, что с ними делать, и зачем они вообще нужны? Да и как их брать?

    Вот сами подумайте. Ну получилось так, что он ранен к примеру, или боеприпасы у него кончились, под разрыв гранаты он попал — контузило. И вот вы стоите и смотрите на него, а он ведь только что стрелять по вам пытался. Очень сильно хотел, чтобы вас домой двухсотым отправили — маме вашей привет передать, ну, чисто от «гордого народа из маленькой горной республики».

   Да и что с ним делать в течении боя? Бойцов назначать для «охраны и обороны» - не смешите мои тапочки. Что получается? Правильно! «Нет человека — нет проблемы». Да и командиры тебе в голову давно вбили: «Контроль!» Т.е. к живым «духам» спиной не поворачиваемся. А плохой он или хороший, сам — не сам, обманули, заставили — не тебе решать. Пусть аллах сам там разбирается. Занят ты сейчас — работаешь.

   Да даже если он и нужен, для командования — за жизнь перетереть. Далеко не каждый из них может, что-то интересное промычать. Да и по оружию и экипировке видно «ху из ху»,

тем более у чеченов, там в натуре - «понты дороже денег». Вот и получается, как говорил комбат: «Не надо в расположение тащить всякую гадость! Пусть там лежит. Где нашёл».

   Помню на первой войне случай был.

 

    Воевали мы за один подъезд. А он крайний был — с духовских позиций все подходы к нему простреливаются. Ну и половина одной группы смогла «на рывок» в него забежать. Другую отсекли и огнём прижали. То есть — первый этаж наш. Остальные четыре — духи. Они всё неправильно сделали. Мы в таких случаях всю мебель из квартир на лестничный пролёт выкидывали, завал получается — хрен пролезешь. Остальные четыре подъезда наши. Мы на пятом этаже стену в соседний подъезд подорвали. От духов «наследство» осталось — ящик двухсотграмовых тротиловых шашек (они их к выстрелам РПГ приматывали, обалденная вундервафля получается, правда точность выстрела — ниочём). Получилось. Ломанулись на этот пятый этаж, «почистили» всё. И сложилась патовая ситуация. Первый и пятый этаж наш, остальные — духи, «слоёный пирог», при бое в городе это запросто.

    А дальше как? Не шелохнёшся. Чуть, что или граната сверху, или очередь снизу. И ведь ни артиллерию, ни прикрытие не запросишь - «дружественный огонь». Ну куда? Вот они - «клиенты» твои, за стеночкой. Наморщил мозг. Обрываем во всех наших квартирах струны для занавесок, связываем. И на каждую по «Эфке». И в окна (без колец, ессно). Длину прикинули, что бы все гранаты на уровне окон оказались. По возможности на всех этажах. Сделали всё почти одновременно. Ну и про пролёты на лестничной клетки не забыли. Если бы духи первые до этого додумались — всё «привет нижней группе».

   Сработало. Залетели, начали «чистить». И тут Гамми, из под одного шкафа, целого вытягивает, Контузило его, но осколками не посекло. Ну и куда его? Потом-то да, шкура уже на душе отросла, как у носорога, так да. А так? Это же не в бою грохнуть. А вот он, стоит перед тобой. Без оружия и глаза в кучу, за стенку, чтобы не упасть держится. Ладно думаю. В штаб. Они там умные, «командиры и начальники», вот и пусть этот вопрос сами решают.

    Приводим с Гамми этого «члена НВФ» на пинках в штаб. И нос к носу с НШ сталкиваемся. Для тех, кто не в курсе, НШ — это, как старпом на корабле «собака злобная» отвечает за всё, то есть, ему до всего есть дело и «жизнь тебе портить» - прямая обязанность.

–             Стой! Куда?!

–             К вам, тащ, гвардии капитан!

–             Зачем! Отставить! Веди обратно!

–             ???????

–             Сержант! Ты тупой?! Чо тут ему делать?! К халве и бабам!

–             Есть! Понял.

Отводим его в сторонку. НШ стоит курит — контролирует, привычка.

–             Бляааа! Дебилы!!! Кто потом за вами убирать здесь будет?! Дальше!!!

Пока духа вели он нам ещё в спину орал.

–             Новиков!!! Чтоб больше без вызова здесь не шлялись! У связистов твои уроды вчера батареи для «Арбалета» спиздили!

–             Никак нет, тащ гвардии капитан, приносили на замену!

НШ нагнулся за кирпичом.

Отпрыгнули втроём за угол. Тут Гамми увидел, что из БТР ящики гранатные выгружают.

–             Командор! Пока мы здесь пешими экскурсиями занимаемся, без нас щас все гранаты разберут! Давай урвём пару ящиков. Тебе же комбат по рации обещал, типа поощрения. Да и извели их сегодня все, по твоей идее.

–             Да тебе-то они нафига? Весь город — кирпич битый. Бери и пользуйся.

 Гамми обиделся и надулся. Я «отыграл назад».

–             Ладно, уломал, чёрт красноречивый. Кстати пусть этот джигит их и отнесёт.

Приходим на новую позицию. Разгрузили «лошадку».

–             Смол! Проводи джигита.

–             Куда?

–             НШ приказал к халве и бабам. Сам не могу. Мы с ним практически уже родственники.  Нас за него уже НШ выдрал. Много мы с ним вместе пережили. Да ещё гранат на толпу урвали.

Всё! С тех пор больше пленных НИКОГДА без приказа в штаб не отводил. А что с ними делал? Да ничего! Не было больше у моей группы пленных.

 Потом уже, в училище, на лекции по тактике опять этот вопрос поднял. Полкан-препод устало вздохнул.

–             Ладно, начнём сначала. Встречный вопрос. Именно вы, сержант, после выпуска, в ДШБ попадёте, ну, уверен я, почему-то. Предположим: вы участвуете в высадке десанта первого эшелона. Не воздушный тактический, не ДКВП. Классика - БТР плав. Когда вы планируете погибнуть?

–             В шестьдесят пять, в постели, в позиции «женщина сверху».

–             Ну, что — похвально! Но я про бой за высадку.

–             Во второй линии окопов противника. Ну, если противник по организации и тактике действий «армия синих», тащ полковник.

–             Ну да. Примерно так. При хорошей подготовке вашего личного состава. Вы поймите все. Вы даже не ВДВ. У них в тактике после того, как их непосредственно на объект десантировали и они там всё разнесли и на всех заборах слова нехорошие написали, они в «леса» уходят — дальше воевать. А у вас, что? Впереди море огня, позади море воды. Тут уж вам только вперёд. Нет у вас никакой возможности манёвра. Тупо — только вперёд на пулемёты. И хочешь  не хочешь, а противодесантную оборону взломать вам надо. Ну и где и как вы будете с пленными возиться? У вас даже со своими раненными проблемы будут огромные. Их не то что эвакуировать некуда — полевые госпиталя ещё не развёрнуты. У вас для них просто времени нет. Так, что нет у вас пленных. Не получается. Это уже потом может быть, когда второй эшелон десанта с тяжёлой техникой и тылами дальнейшее наступление с захваченного вами плацдарма развивать будет, тогда да. Можно об этом подумать в принципе. А так - однозначно нет.

–             Так ведь, если они сдаются, тогда как?

–             Да никак! Всё. Ответ на вопрос вы получили. Переходим к следующему...

    Вот так. И где он неправ был? Понятия не имею. Всё логично. Так что плохо это или хорошо, но не учат в морской пехоте по-другому.

    Но бывают, конечно, моменты, когда пленный тебе очень нужен. Особенно в разведке. Про организацию обороны рассказать. Численность примерную. Да разные вопросы у тебя возникнуть могут. А времени у тебя не то что мало, нет его совсем, что бы «логические ловушки» для него строить. Он должен у тебя говорить быстро, внятно, много и информативно, чётко отвечая на поставленные вопросы. А он хочет? Да нет, конечно. Но должен. И что делать будем? Да ничего. Разговаривать.

    Спецназёры говорят так. «Мучить человека — очень плохо. Но сломать ему волю и сделать так, что бы он был готов на всё, «только уберите его от меня» - нужно». И как это делается?Да, именно, делается, делалось и будет делаться. Жестко!

    К примеру. Простой вопрос. Как вы думаете, сколько пленных было у партизан во время ВОВ? Много. И где они все? Нет их, как и не было. Как их допрашивали? Быстро!

    То есть На практике это выглядит примерно так:

    Связали. Положили. Сняли и выкинули обувь. Стянули штаны вместе с трусами. Плотно заткнули рот. Задали один вопрос: "Говорить будем?" Предположим, на вас смотрят очень дерзко. Ну, дальше уже насколько у вас фантазии хватит. Причём, вопросы задаёт не тот, кто делает больно. Ему вообще на вопросы по барабану. Вопросы потом другой задавать будет. Пленный должен быть убеждён, что этому «зверю» удовольствие доставляет сам процесс — живое тело на тонкие ломтики пластать.

    Если пленных несколько, то самый упорный из них должен умереть, причём умереть страшно. Чтобы товарищи его всё это видели. И не затягивайте весь этот «процесс». Там в десять минут уложиться можно запросто. Только не стреляйте, пожалуйста. Смерть от пули — это очень легко и не страшно.

    И вот потом, только, потом, можно уже и поговорить «за жизнь». Поверьте, говорят все.

    Медицинские подробности приводить не буду. Жутковато. Да и не каждый потом с тобой «за руку здороваться» будет. У спецов (офицерские группы) эта технология отработана. Причём «по уму». Всё с медицинской точки зрения обосновано. Отточено, так сказать. Правда, когда тебя, за стаканом, в такие подробности посвещают, с непривычки трезвеешь.

    Есть ещё один момент - «отпустили пастушка». Были в истории всех войн такие дебилы. Сколько у них проблем из-за этого было? Так, что не надо слёзы лить. У вас в подчинении личный состав, их мамы дома ждут. И если вы потом выживете, то вы этим мамам домой гробы с сыновьями повезёте. И попробуйте им потом рассказать про «маленького пастушка» или «беременную бабушку».

    Чётко осознавать надо. На первом месте — выполнение боевой задачи, на втором — ваши бойцы, а вот на самом последнем - «пастушки». И понимать, это должны все. Убедите свой головной дозор - «Если, что — «проблемы» решать сами будете». Так, что «Выше зоркость — чище нож!».

    И ещё. Как умирали наши пленные в Чечне — это отдельная история. Причём их не допрашивали, их просто казнили самыми жуткими методами. Делать так может только моральный урод. Никто не говорит, что их отпускать надо было. Но, казнить подобным образом — так делают уже не люди, звери. Я никогда не слышал, чтобы у нас в батальоне головы отрезали, потрошили или кожу снимали на живую. А у духов это — запросто. Менталитет. Так что будьте вы людьми на войне. Раненого врага — добей. Пленного не мучай, просто пристрели.

 

Facebook Google Bookmarks Twitter LinkedIn ВКонтакте LiveJournal Мой мир Я.ру Одноклассники Liveinternet

Дорогой читатель! Будем рады твоей помощи для развития проекта и поддержания авторских штанов.