NB! В текстах данного ресурса местами может встречаться русский язык +21.5
Legal Alien
Литературный проект
+21.5NB В текстах данного ресурса местами
может встречаться русский язык!

Её стройный силуэт на горизонте первым заметил механик. И не поверил своим глазам. Через секунду все вглядывались в подёрнутую дымкой даль куда указывал его палец. Остроносый белоснежный лайнер быстро догонял нас на параллельном курсе, и вот уже ясно различались красные кресты на его борту. Особо зоркие хвастались тем, что видят лица женщин, прогуливающихся по палубе, а штурман даже забил себе парочку самых симпатичных для предстоящего романа на берегу.

Да, это была не галлюцинация, а действительно она, прославленная «Обь» – плавучий госпиталь с полностью укомплектованным штатом медперсонала в основном женского пола, преимущественно незамужнего. По этой причине или по какой иной, но на флоте приклеилось к судну менее звучное, даже скажем, не совсем благозвучное название «Ёбь».

– Это ж по какому такому блату туда на службу берут? А? Я б даже за без зарплаты туда на годик-второй пошёл… поморячил… тяжести и лишения там… всё такое… – мечтательно проговорил штурман, плотоядно облизываясь.

– Это ж какой гарем завести можно… – продолжил он рассуждения, не отрывая масленого взгляда от проходящего мимо судна. – Их там не меньше двух сотен! Я знаю. И все молодые, голодные… У меня товарищ на гражданке на рыбзаводе ходил. За девять месяцев только главбухшу и докторшу не трахнул, – старые, говорит, были, лет тридцати. А остальных всех как есть… пять с лишним сотен! Партбилетом клянётся…

Эх! Живут же люди! На износ прямо работают. А мы тут… – Борисыч окинул жалостливым взглядом собравшихся на мостике офицеров, во все глаза таращившихся на «Обь» и с нетерпением рвущих друг у друга бинокль. Затем в сердцах стукнул кулаком о поручень и решительно проговорил:

– Всё! Иду завтра на Ёбь. Знакомиться... Кто со мной?

Идея была встречена одобрительным гулом, только вечный наш скептик доктор Ломов усомнился:

– Ага, Борисыч, там только тебя и ждут. Там что, своих мужиков нет?

– Да ну! Откуда? Да там сплошь одни женщины! Я тебе говорю! Моряков от силы человек двадцать будет. Всё! Больше мужикам и взяться-то неоткуда. Разве что больные какие, убогие… Так вот… Берём завтра всё необходимое: себе – шило, бабам – вина, фруктов и шоколадок. Идём и перее@ём всё стадо! Гарантирую! Схожу сегодня же, заранее договорюсь. Тебе, мех, какие нравятся? Блондинки или умные? Потолще или совсем дохленькие? Принимаю заявки, становимся в очередь… Ломов, изделие номер два есть? Запасся? Молодец! Мне пять дашь, нет, десять...

– Штурман, да куда тебе столько? Смотрите, ё@арь-террорист выискался! У меня их всего-то штук двадцать и будет. Остальным же тоже надо... Парочку дам – и иди, е@и своё стадо…

– Сёма! Если хотя бы пять штук не дашь – никуда не пойду! Сами идите, договаривайтесь. Только ничего у вас не получится. А у меня там знакомые. Всё в лучшем виде устрою. Гарантирую!

– Сёма, да дай ты ему сколько просит, всё равно не понадобятся, назад все принесёт, – вступил в разговор, нехорошо посмеиваясь, старпом.

– Это почему назад?! А? Да я… Да вот увидите! – захлебнулся от негодования штурман и метнул в Горыныча испепеляющий взгляд.

– Да ладно, Борисыч. Я что, против? Иди, конечно, покажи им всем класс, – согласился старпом примирительно. – Только спирта много не бери, а то мало ли что… Катю помнишь? Вот я и говорю… Рождённый пить еб…, извиняюсь, летать не может! – и, отвернувшись, замурлыкал под нос припев полюбившейся ему в последнее время известной песенки, в которой говорилось о том, что каким-то там пилотам первым делом нужны самолёты. Ну а девушки? А девушки – потом!

Пока происходил этот содержательный диалог, плавучий госпиталь, двигаясь своим курсом, обогнал нас, оставил за кормой и скрылся в тумане. Направлялся он явно туда же, куда и мы – в Камрань.
Обеспокоившись, как бы не опоздать и чтобы девушек без нас не разобрали береговые лодыри, механик с разрешения командира прибавил обороты, но догнать «Обь» мы так и не смогли, из-за чего штурман очень расстроился.

– Придём к шапочному разбору, одни крокодилы останутся… – разочарованно констатировал он.

По приходу в базу мне повезло – не загремел на вахту и после швартовки и выполнения положенных мероприятий по приготовлению корабля к стоянке вместе со всем экипажем отбыл в казарму. По пути я с интересом поглядывал по сторонам, стараясь определить, что же изменилось за время нашего отсутствия. Всё вроде оставалось по-прежнему, но, как обычно после возвращения домой, не проходило ощущение, что вокруг что-то не так.

Путь до казармы неспешным шагом – минут десять. В предвкушении того, что вот-вот тебе вновь станут доступны все блага цивилизации: широкая, в полный рост кровать, белое постельное бельё, душ, из которого течёт горячая и холодная вода, к тому же пресная; отдельная комната с кондиционером, – в предвкушении всего этого жизнь казалась необычайно хороша, и будущее вселяло надежды.

Из произошедших на базе изменений главным, конечно же, была она – стоящая у пирса белоснежная «Обь». Проходя строем мимо её ослепительного борта с нанесёнными по всей длине огромными красными крестами, под ноги особо никто не смотрел. Все головы были задраны вверх, жадные взгляды обшаривали надстройки и палубы в поисках очаровательных существ женского пола. Хоть я и был примерным семьянином, молодым отцом и ни в коем случае не разделял взгляды штурмана и прочих пошляков, но видеть прогуливающихся под открытым небом симпатичных молодых девушек в коротких платьицах и белых халатиках было очень приятно. Однако нельзя женатому человеку безнаказанно предаваться даже таким невинным удовольствиям. Заглядевшись, я споткнулся и упал под ноги напирающей сзади толпы. Когда по мне прошлась сотня ног, я с трудом встал, отряхнулся, прихрамывая, догнал экипаж и занял своё место в строю. Больше по сторонам и на молодых девушек мне смотреть не хотелось.

Воскресное утро началось с самых нешуточных приготовлений. Желающие посетить с дружественным визитом «Обь» в течение всего дня занимались неотложными делами: помывкой, побривкой, стиркой, глажкой и т. п. За день все успели помыться по несколько раз и, тем не менее, постоянно принюхивались: въедливый запах солярки преследовал подводников повсюду. Напоследок для исключения возможных эксцессов решено было поотмокать в ванне, щедро сдобренной одеколоном. Помогло всем, кроме механика.

Штурман, как и обещал, успел сбегать на госпитальное судно и действительно нашёл там знакомых. Если верить Борисычу, то его коллега, штурман с «Оби», пообещал всё организовать в лучшем виде. Для начала решено было посидеть с офицерами в кают-компании, познакомиться, выпить и закусить. Затем коллега грозился пригласить самых лучших девочек из числа медперсонала и организовать грандиозную дискотеку. Услышав это, Ломов с механиком тут же уединились в Ленинскую комнату, врубили на полную громкость музыку и принялись осваивать фривольные телодвижения модной тогда ламбады. Успех у женского пола плавучего госпиталя им уже был обеспечен. Затем Ломов достал все имеющиеся у него в запасе презервативы и, раскладывая по кучкам, принялся по справедливости их распределять. Механик же отправился к командиру и выпросил причитающийся ему на предстоящие два месяца спирт. Помощник вызвал снабженца и с длинным списком, что принести, отправил в провизионку. К вечеру для культпохода всё было готово.

Женатых и молодых штурман с собой не взял. Так как мы с Васей были и тем и другим, понятное дело, остались за бортом.

На пятерых спирта взяли немного – всего канистру, зато остального было явно в избытке. Серебристые по краям плитки шоколада, сверкая на солнце, торчали изо всех карманов и полностью расплавились ещё до вступления делегации на территорию принимающей стороны. Один из двух ящиков вина по дороге обо что-то долбанули, отчего из его картонного нутра тут же потекла тонкая струйка ароматной тёмно-красной жидкости. Чтобы не смущать случайных пешеходов видом растекшейся по асфальту крови, Борисыч поднял ящик на уровень рта и, недолго думая, принялся эту проблему решать. Из девяти находящихся в ящике бутылок целыми оказались всего шесть, но то, что осталось от остальных, в течение буквально нескольких минут удалось полностью утилизировать, передавая ящик по кругу. Добро, таким образом, не пропало зря, а члены делегации заметно повеселели и приобрели ещё больше решимости.

Также в двух объемистых сумках находился обычный походный рацион идущих на поиск приключений подводников: банки тушёнки, языков, севрюги, «братской могилы» и молдавского персикового компота. Кроме того, штурман всё же сумел убедить доктора выделить ему не два, а целых пять презервативов. Грядущий вечер обещал быть весьма содержательным и запоминающимся.

Дорогой читатель! Будем рады твоей помощи для развития проекта и поддержания авторских штанов.
Комментарии для сайта Cackle
© 2022 Legal Alien All Rights Reserved
Design by Idol Cat