NB! В текстах данного ресурса местами может встречаться русский язык +21.5
Legal Alien
Литературный проект
+21.5NB В текстах данного ресурса местами
может встречаться русский язык!

    Подполковником Юрий Привалов, стал в далеком 1996 году, как раз перед скандалом с коробкой из- под ксерокса. Тогда он считался офицером Федеральной службы безопасности, откомандированным в Службу безопасности президента, для каких-то неведомых, даже ему целей. Точнее, зачем его туда отправили, он просто не успел понять. Грянул скандал, увольнение Коржакова, очередная срочная реорганизация служб, после которых, Привалов для себя решил, что власть в стране уже поменялась радикально и навсегда, и его навыки, приобретенные за годы службы, пора применять вне государственной службы.  

    Служил он достойно, всегда был на хорошем счету и звания получал всегда вовремя, а капитана получил вообще досрочно за командировку в одну из арабских стран. После чего, из Первого главного управления он неожиданно был переведен в «девятку», охранял нескольких членов правительства, потом перетек на бумажную работу в том же управлении, где и пребывал до последнего времени, не смотря на частую смену вывесок. Уволился Привалов легко. В то время, спецслужбы реформировались часто, бестолково и бессмысленно. В кадрах лишь укоризненно покачали головами и дали бумагам ход. В итоге, через пару месяцев, Привалов стал офицером ФСБ в резерве и затаился. Он не стал сразу искать работу, потому- что, был уверен, что работа сама найдет его в самое ближайшее время. Через пару месяцев, его практически одновременно пригласили в структуры Березовского и Гусинского. Но, подполковник был умен и в нуворишей, вылезших из институтских лабораторий не верил. Больно нахраписто они действовали, а Привалов был уверен в том, что пытаться подмять власть под себя, при помощи денег в России никогда не получится. Вот власть, подмять под себя денежные мешки сможет. Наоборот-никогда. Эти предложения, Привалов вежливо отклонил, как отклонил и приглашение поработать в группе «Менатеп», само существование которой, казалось ему казусом времен огульной приватизации. Все это время, Привалов мирно жил в своей квартире в Новогиреево, по знакомым не бегал, и не спеша занимался ремонтом квартиры. А еще через несколько месяцев, ему сделали предложение, примерно такое, какое он ждал. Позвонил его старый сослуживец, уволившийся еще года три назад и предложил встретиться. На встречу вместе с ним, пришел еще один человек, с исключительно невыразительной внешностью, но очень информированный и грамотный. В итоге, через несколько часов, Привалов вернулся домой в ранге сотрудника частного охранного предприятия, которое, занималось безопасностью разных структур. Как государственных, так и частных. Самого его, назначили, «охранять и оборонять» Институт экономических проблем переходного периода и его бессменного руководителя Егора Тимуровича Гайдара. Его охраняли и государственные структуры, а Привалов, создавал как-бы самый близкий круг охраны, с чем, судя по результатам, справился на отлично. Их ЧОП, сам по себе был очень странной структурой. Директором числился какой-то столетний дедушка из Тулы, а офис располагался на Кутузовском проспекте, во дворах, недалеко от театра Куклачева, и занимал два этажа в новом жилом доме с дорогущими квартирами на верхних этажах. Настоящим директором, начальником и шефом, которому все беспрекословно подчинялись, был импозантный и вальяжный господин, в начале 90-х годов, мелькавший на задних планах первого российского правительства. За глаза его все называли «Пэром», прилюдно Виктором Валентиновичем, и именно он, ставил задачи перед сотрудниками и очень жестко спрашивал за их выполнение. На кого замыкался он сам, никто не знал. Но финансировалась все эти годы их лавка исправно и щедро, с законом старалась не пересекаться, так что этот вопрос мало кого интересовал. Генералов-запасников в штате ЧОПа не было. Они все оседали в банковских и коммерческих структурах, где надо было «решать» проблемы. Их организация была укомплектована офицерами среднего звена, со свежим опытом и не потерянными навыками. У них, даже присутствовала группа силового прикрытия, на взгляд Привалова, ничем не уступавшая «Вымпелу» и «Альфе», и сплошь состоявшая из ее бывших сотрудников. Платили за этот «ратный» труд очень хорошо. Через пару лет, Привалов приобрел сначала новую квартиру на Таганке, а потом и небольшой, но уютный коттеджик на Можайке. К этому времени, его уже выделили из общей массы сотрудников и начали подпускать ближе к тем настоящим задачам, которые решал их ЧОП. По сути, они были общим проектом, группы либеральных младореформаторов, как раз тех, кто не нагибали государство, а врастали в него, преследуя те же цели. Деньги и власть. А они были их спецслужбой. Небольшой и незаметной. Оснащенной по последнему слову техники и прикрываемой на таком уровне, который и не снился так называемым олигархам, типа Березовского.
    С весны 2011 года, Привалов был уже в числе руководителей этой структуры, за последние годы неоднократно менявшей название, но не месторасположение. Сейчас его отдел работал на помощника президента Арсения Конторовича и даже вполне официально были наняты им, для обеспечения безопасности его семьи. Несколько ушедшие в тень, после ухода Ельцина, младореформаторы воспряли духом с появлением в Кремле Медведева, и развили бешенную деятельность по вербовке сторонников, всеми доступными методами. Привалов, за эти годы, отточивший политическое чутье, был уверен, что у этой гвардии ничего не получится, и Владимир Владимирович вожжи никому не передаст, но работодатели оставались работодателями, и работа оставалась работой. Ему даже пришлось официально уволиться из своей организации, чтобы уйти работать в администрацию президента, чего он совсем не хотел, но был вынужден подчиниться. Последнее время, он стал частенько задумываться над тем, как бы аккуратно уйти на покой, и решил после ожидаемого фиаско Медведева на предстоящих выборах, совершить этот кульбит и отойти от дел. Благо заработал за эти годы он немало и мог себе позволить вполне комфортное безделье в недавно купленном небольшом, но уютном таунхаусе в Испании.
    Непонятный случай со звонком в администрации президента, Привалову сразу не понравился. Они к этому не имели никакого отношения, но разбирательства по факту происшествия, затронули все, кремлевские службы и подполковник вполне обоснованно опасался, что случайно они могут затронуть и ту работу, которую проводил лично он. Да и Конторович, проявил неуемный энтузиазм и придал слишком уж повышенное значение этому случаю, высосав из пальца невесть какие перспективы на будущие выборы. Но приказ, есть приказ. Привалов съездил в штаб-квартиру на Кутузовский и поручил группе электронной разведки, запустить постоянный поиск в сети по кодовым словам. Указание приняли. Поиск запустили. И все.
    С тех пор прошло уже без малого два года. Медведев ожидаемо не стал баллотироваться, ввергнув своих сторонников в тоску и печаль. Конторович из кресла помощника президента плавно переместился в кресло зампреда правительства, снова примостившись за спиной Медведева и продолжая интриговать уже по инерции. Привалов, уволился из администрации президента и вернулся в свой кабинет на Кутузовском. Он начал аккуратно присматривать себе новое место, будучи уверенным, что преград ему чинить не будут и даже помогут устроиться в какую-нибудь нефтегазовую структуру на теплое место.
    В то утро, все шло как обычно. Привалов выехал из дома и с аппетитом завтракал в «Кофемании» недалеко от офиса, когда ему позвонили.
    - Юрий Алексеевич! Это Дорошин из отдела электронной информации. Помните мы, года полтора назад, запустили поиск по «Объекту дача номер 18»?
    Привалов поморщился. Конечно, он помнил, и очень надеялся, что больше об этом никогда не услышит.
    - Да. Помню. И что?
    - Есть контакт. Поиск по всем заданным словам и фразам. С одного IP-адреса.
    - Место определили?
    - Пока нет. Но минут через пятнадцать будем знать.
    Привалов посмотрел на стол. К кофе, он еще и не прикасался. Десерт стоял нетронутым.
    - Буду через полчаса. Ничего не предпринимайте.
    Когда он появился в своем кабинете, у двери его уже ждал Дорошин.
    - Место определили, Юрий Алексеевич. Совсем рядом. Бывший Бадаевский пивзавод. Там сейчас офисный центр большой. Компания…
    Привалов раздраженно перебил подчиненного.
    - Ошибки быть не может?
    - Исключено.
    Привалов опустился в кресло. Взял в руку протянутые бумаги. Просмотрел.
    - Ладно. Иди. Продолжайте наблюдение. Я с этим разберусь.
    Подполковник задумался. Конторович в последнее время чудил сильно и главное непредсказуемо. Привалов не мог понять, чего тому не хватало. Ну, не получилось оставить на троне либерала Диму, который, кстати, либералом совсем и не был. Ну, перешел в правительство и крутит там какие-то мутные дела с братьями Магомедовыми, деньги зарабатывает. Чего человеку не хватает? Но не сообщить тому, что нашлись концы той прошлогодней истории, он не мог, хотя сейчас и работал с другим человеком из правительства. Привалов достал телефон. Подержал в руке. Вздохнул и набрал личный номер вице-премьера. Потом он долго проклинал себя, за этот звонок, который испортил жизнь, не только ему, а еще большому количеству людей, работавших с ним. Конторович, на удивление отреагировал спокойно, даже как-то отстраненно, видимого интереса не проявил, и выслушав подполковника, согласился на то, что стоило бы отследить контакт, выявить его связи, а потом уже и продумать дальнейшие действия. Привалов выдохнул и немного расслабился.
    Его отдел давно открепили от Конторовича, сразу после выборов, и его звонок ему, был простой вежливой формальностью. Но, что-то все равно продолжало нервировать подполковника. И не зря. Через час в его кабинет ввалился сам «Пэр» с исключительно озабоченным выражением на холеном лице.
    - Юра! Куда это Конторович затребовал силовую группу?
    Внутри у Привалова, что-то глухо екнуло. Юрой, шеф за все эти годы называл его всего пару раз, и как правило, только в очень серьезных ситуациях.
    - Виктор Валентинович… зачем силовую группу? Вы дали разрешение?!
    «Пэр», нервно прошелся вдоль стола.
    - Дал. Он через мою голову обратился к… неважно. Там перестрелка. Есть раненые. Один погибший. Что за хрень, ты ему сообщил!!!
    Когда Привалов закончил короткий пересказ всей истории, «Пэр» устало плюхнулся в кресло.
    - Они схлестнулись с фсошниками… крепко. Идиоты… боже, какие идиоты…
    Потом резко встал и шагнул к двери.
    - Юра, я немедленно запускаю «Слив». Начинайте форматировать жесткие диски…
    Через пять минут по всему офису зашумели шредеры, уничтожая бумаги, а по кабинетам, метались очумевшие айтишники, выдергивая жесткие диски из неработающих компьютеров. Но времени на все не хватило. Оперативная группа ФСБ, под руководством Селиванова прибыла минут через двадцать…

**** **** **** **** **** ****

    Через неделю, после событий в Бадаевском офисном центре, Селиванов позвонил генералу Гудкову вечером и предупредил, что завтра после обеда, их вызывает президент. В этот раз не было никаких вертолетов и задраенных иллюминаторов. В Ново-Огарево они приехали на служебной машине и после всех принятых процедур, предстали перед главой государства в саду, где под деревом стоял стол с несколькими стульями. Гудков, никогда до этого здесь не бывавший, отметил про себя, что это не то место, где он встречался с президентом в прошлый раз.
    - Здравствуйте! Садитесь. Давайте без церемоний. Олег Сергеевич, курите… Дмитрий, докладывай.
    Селиванов встал.
    - 6 июня в 08.40, наша служба, которая еще в прошлом году начала поиск в сети запросов по кодовым фразам: объект дача, объект дача восемнадцать, объект дача номер восемнадцать, объект дача номер, доложила, что найден запрос полностью соответствующий заданному «объект дача номер восемнадцать». За прошедшее время, было найдено несколько совпадений, все проверены, и все на 100% к нашему случаю отношения не имели. Был определен IP-адрес, с которого, был сделан запрос. Компания, работающая на рынке маркетинговых услуг. По данному адресу, сразу были направлены капитан Емельянов и старший лейтенант Бычин, для проведения оперативных следственных мероприятий. По прибытию на место, на территорию бывшего пивзавода «Бадаевский», Емельяновым была замечена группа из шести человек, под руководством бывшего сотрудника ФСБ майора Дуброва. Он с ним когда-то служил, и его сразу опознал. Сами они замечены не были. Они прибыли раньше наших людей, по этому же адресу, и как оказалось позже за нашим фигурантом. Ребята запросили поддержку, и стали свидетелем того, как группа Дуброва, упустив фигуранта бросилась за ним в погоню. Емельянов на машине последовал за ними, а Бычин остался для выяснения личности фигуранта. Им оказалась Гусева Полина Сергеевна, 1984 года рождения, исполнительный директор компании. Не замужем. Последние одиннадцать лет жила у своего деда Костина Ивана Максимовича, военного пенсионера, полковника в отставке. 19… года рождения. Группа Дуброва в офисе компании предъявила документы полицейских, ведущих следствие по розыску распространителей порнографических контентов. Гусеву они упустили, она буквально за пять минут до их приезда покинула офис, и видимо почуяв опасность, уехала со стоянки у них на виду. Группу поддержки переориентировали на адрес Костина, и они убыли туда, где были встречены Емельяновым. Дубров с людьми в этот момент уже пытались проникнуть в квартиру Костина. На появление нашей группы отреагировали неадекватно, несмотря на то, что были несколько раз предупреждены, что работает ФСБ. Первыми вступили в огневой контакт, после чего был ранен наш сотрудник лейтенант Павлов, и нашим сотрудникам пришлось применить оружие. В итоге вся группа Дуброва была задержана. Двое из группы получили ранения и сейчас находятся в тюремном мед.блоке, остальные в следственном изоляторе. Для их личностей установлен режим антитеррористический секретности, они в одноместных камерах, допуск к ним разрешен только сотрудникам нашей группы. Как мы и предполагали, все они были сотрудниками, небезызвестного охранного агентства «Арес». Туда была отправлена усиленная оперативная группа, которую я возглавил лично. В «Аресе» были…
    Президент махнул рукой.
    - О «Аресе» после. Продолжайте, по существу.
    - Квартиру Костина пришлось вскрывать. В большой комнате, было обнаружено тело Костина в полной парадной форме генерал-майора МГБ, с большим количеством государственных наград. Гусевой в квартире не было. Она либо успела уйти, либо тут не появлялась, что маловероятно. Так же при Костине были обнаружены два пистолета ТТ, пистолет-пулемет Судаева и две противотанковых гранаты. Все оружие в исправном состоянии, с большим количеством боезапаса и готовое к применению. Примерно через полчаса, пришла информация, что на соседней улице есть квартира дочери Костина. Туда немедленно отправилась группа, и уже там обнаружились следы Гусевой. Точнее следы поспешного покидания квартиры. Никаких документов и фотографий Гусевой обнаружить не удалось. В квартире Костина, кроме его паспорта и других личных документов, ничего найдено не было. После экспертизы, было установлено, что Костин умер от обширного инфаркта, и ко всему прочему у него был диагностирован рак поджелудочной железы в последней стадии.
    Президент хмыкнул.
    - И что теперь?
    - А вот тут начинается самое интересное.
    - По личности Костина. Полковник Костин И.М. служил в инженерных войсках, в запас ушел очень давно, в 1954 году. Воевал. Имеет государственные награды. Мундир полковника с этими наградами был обнаружен при обыске квартиры. Костин, очень увлекался фотоделом, и больше тридцати лет, после увольнения в запас, работал в фотоателье на улице Первомайской. Бывшие коллеги отзываются о нем, как о фотографе самого высшего класса. В этой квартире жил с момента постройки дома. Квартира трехкомнатная, но есть и так называемая «темная комната», без окон, кладовка одним словом, где-то 6-8 квадратных метров. Так вот в ней была найдена великолепная фотолаборатория, несколько профессиональных сканеров, принтеров и очень мощный компьютер, собранный под заказ. Наши эксперты, откровенно говоря, обзавидовались его аппаратуре. Но, увы. Все жесткие диски компьютера, съемные диски, карты памяти, память принтеров и сканеров были непосредственно перед нашим приходом залиты кислотой, и восстановлению не подлежат. В ванной обнаружено также большое количество остатков бумаг, которые тоже восстановлению не подлежат. На мундире генерал-майора, наград было значительно больше. Два ордена Ленина. С них и начали. Проверили по номерам. Оба ордена принадлежат генерал-майору МГБ Качалину Илье Мироновичу. Оба ордена в закрытом указе о награждении. Проверили ордена Боевого Красного Знамени и Красной Звезды. То же числятся за ним. Только вот сам генерал, находясь в командировке в Северной Корее, погиб летом 1953 году во время одной из последних американских бомбардировок. Останки его и еще нескольких наших военных советников похоронены недалеко от Ичхона. Как Качалин превратился в Костина, не представляется возможным проверить. Личное дело Костина сохранилось. Там его фотография, и все данные по прохождению службы. Личное дело Качалина в архивах не обнаружено. Но, то, что он реальная фигура - бесспорно.
    - Не в тех архивах искали… Ладно. Понятно. Костин И.М. и Качалин И.М. КИМ и КИМ. Думаю, что это один человек. Игорь, вы все же поищите. Я знаю, куда и к кому обратится. Девушку… Гусеву нашли?
    Селиванов опустил глаза.
    - Никак нет. Пропала. Нашли квартиру дочери Костина. Рядом, на Сиреневом бульваре. Там Гусева жила последние годы. Пусто. Конечно отпечатки пальцев, есть, волосы для образцов ДНК тоже. Но, она не проходит ни по одной базе. Нашли ее автомобиль у Павелецкого вокзала. В социальных сетях не присутствует. Найдено несколько фотографий на работе. Но девушка, явно, не любила фотографироваться. Есть фото с паспорта. На работе характеризуют положительно. Работает в фирме с первого дня ее основания. Почти 12 лет.
    Президент, помолчал. Жестом показал Селиванову, чтобы тот садился.
    - Олег Сергеевич, теперь рассказывайте вы. Сидите-сидите… Я читал вашу докладную, но к сожалению поверхностно, государственные дела, они такие… Не было времени. Простите. Я вас внимательно слушаю.
    Генерал кинул взгляд на Селиванова. Президент качнул головой.
    - Говорите, Олег Сергеевич. Говорите. Подполковник допуск имеет.
    Никаких бумаг Гудков с собой не брал. Все что он узнал, было аккуратно разложено у него в голове и шпаргалки не требовало.
    - В 1930 году, руководством страны, точнее ЦК, было принято решение о подготовке плана «Омут», предусматривающего создание засекреченных объектов, для работы партии в условиях оккупации территории страны иностранными интервентами. До войны было построено шестьдесят объектов. Та часть, которая оказалась на территории захваченной немцами, частично была разрушена, частично использовалась подпольщиками, а некоторые все войну простояли нетронутыми. После войны, «Омут» был закрыт. Убежища с баланса списали, частично передали в разные ведомства, но двадцать объектов пропали. В самом буквальном смысле. От них ничего не осталось, кроме устных упоминаний. Следы сорока мне найти удалось. Это оказалось не так трудно. Остальных нет. Я нашел одного человека. Бывшего сотрудника центрального аппарата ЦК КПСС. Оказалось, мы с ним пересекались еще в сороковые годы, в Иране. К сожалению, несколько месяцев назад, его не стало. Так вот с его слов, еще в конце тридцатых годов, кем-то, а скорее всего Сталиным, внутри страны, была создана отдельная, неподконтрольная никому сеть- «Дачники». Сеть не активного, а скорее всего пассивного сбора информации. Именно сбора информации. Какой- это еще вопрос. Эти двадцать утерянных объектов и стали номерными «дачами». Каждая «дача» - отдельное звено, или подразделение, никаким образом не пересекающееся с другим. Старший в звене- «Дачник». На каждое звено работало несколько агентов. «Пасечники», «Садоводы», «Грибники», как мне кажется, эти названия зависят от места работы этих людей. Их количество тоже неизвестно. В каждом звене были «Портные», отвечавшие за подготовку документов прикрытия, «Дантисты» - боевое прикрытие и «Сапожники» - эвакуаторы. Существовали еще «Артельщики» - лично знавшие нескольких «Дачников» и отвечавшие за несколько звеньев и «Старьевщики» - занимавшиеся сбором информации от автономных «Пасечников» и «Грибников». Со слов человека, рассказавшего мне это, на кого замыкались «Артельщики», ему неизвестно, но над ними, кто-то стоял. Причем, сеть работала вплоть до развала Советского Союза. На настоящий момент, мы знаем месторасположение только одной «дачи». Та, что была в высотке на Котельнической набережной, и судя по этой квартире, «дачи» строили на века, с большим запасом прочности и долговечности. С очень большой долей уверенности, можно сказать, что МГБ и КГБ к этому никакого отношения не имели. Скорее всего, они имели отношение к Министерству Государственного контроля, и отчасти к Войскам гражданской обороны. И как я предполагаю, все эти люди, трудились в самых разных государственных организациях и службах, на самых разных постах и должностях. Если коротко и в самых общих, чертах- то это все.
    На какое-то время, за столом царило молчание. Президент поигрывал желваками. Генерал, неспешно набивал трубку. А Селиванов, положив руки на лежавшую на столе папку, словно превратился в статую.
    - Олег Сергеевич, и что нам с этим всем делать, как вы думаете?
    Генерал, успевший раскурить трубку, опустил ее в пепельницу.
    - В краткосрочной перспективе- ничего срочного. Старую телефонную линию заблокировали. Новая, под полным контролем. Если отталкиваться от даты развала СССР, то средний возраст членов сети «дачников», как минимум за шестьдесят. А если учесть, что на настоящий момент нам известно лишь о трех членах организации, то двое были в генеральских чинах и оба уже в мире ином, так называемая «вдова» генерала в начале девяностых тоже была уже далеко в пенсионном возрасте и думаю, что и неизвестные нам люди, тоже немолоды и никакой активной деятельностью не занимаются. А девушка… Мне кажется, что дед ее «играл» в «темную», и ее пропажа, просто вполне объяснимый испуг. Ей, когда страна развалилась, было 7 лет. Не верится мне в то, что она причастна к «дачникам». Тут, что-то другое… В долгосрочной перспективе, искать следы этих «дачников» надо. Никаких сокровищ тамплиеров, мы конечно не найдем, а вот оставлять за спиной неразрешенную и вполне возможно, опасную неизвестность, нельзя. И смею предположить, что можем найти много интересного и актуального даже по нынешним временам.
    Гарант постучал пальцами по столу. Посмотрел на Селиванова.
    - Дмитрий, а что думаешь ты? Сиди, сиди…
    Селиванов, попытавшийся было встать, на миг завис над стулом, потом опустился и осознав, что доклада от него не ждут, заговорил спокойно и вдумчиво.
    - В общих положениях, я согласен с товарищем генерал-лейтенантом. Мне кажется, что круг «дачников» очень узок, если они вообще еще остались. Как я понял, после смерти Сталина, они ушли в настоящее подполье и лишились какой-либо поддержки со стороны. Вопрос еще со стороны каких ведомств их курировали? А раз они оказались в подполье в собственной стране, то и с кадрами у них, судя по всему стало напряженно. Звонок в администрацию, как мне кажется- простое стечение обстоятельств. Кто-то случайно наткнулся где-то на телефон и позвонил. А потом испугался. И судя по рассказу, товарища генерала, телефон на Котельнической был снабжен табличкой с названием и номером «дачи». Вот абонент, прочитав такое-же название на своем телефоне и ответил им же. Но искать их надо. С точки зрения безопасности, мы совсем не знаем, какие у них были задачи, кроме сбора информации. Да и какую информацию они собирали, тоже по большому счету непонятно. Тогда времена суровые были. А вдруг у них есть планы минирования объектов в столице? Помните, когда Лужков ломал гостиницу «Москва», сколько там нашли взрывчатки? Слава богу, смогли от прессы скрыть, а то бы паники не избежать. А все были уверены, что после войны все объекты в столице разминировали. Надо их искать. Безусловно. Я так считаю.
    За столом снова воцарилось молчание. Но, долго оно не затянулось. Видимо, решение президента принял в самом начале разговора, и сейчас просто четко и окончательно определился с его формулировкой.
    - Так, товарищи офицеры. Решение будет такое. Олег Сергеевич, вы сможете продолжить работу с архивами? Здоровье позволяет?
    Генерал кивнул.
    - Продолжайте в том же режиме. Юра, на тебе полное обеспечение работы Олега Сергеевича. Самое полное. И по необходимости оперативное прикрытие. А то, они там… старики-разбойники, какие-то… Автоматы, гранаты… Девушку специально не искать. Ее по большому счету не за что задерживать. Скорее всего, она просто испугалась и уехала. Задача не стоит ресурсов, которые придется на нее затратить. Ищите людей и эти… «дачи». Это важнее. Олег Сергеевич, к вам у меня вопросов больше нет, а ты Юрий, останься…
    Когда генерал ушел, президент пододвинул стул ближе к столу.
    - А теперь, докладывай по «Аресу» ….

* * * * * * *

    Плановое заседание правительства, проходило в «Белом доме», как всегда с утра четверга в зале заседаний Президиума Правительства. Заседание в этот день было закрытым, брифингов с прессой не намечалось и толпы аккредитованных журналистов не осаждали подступы к залу. Министры и вице-премьеры степенно рассаживались по давно определенным местам, шуршали бумагами и негромко переговаривались в ожидании премьер-министра. Тот не заставил себя ждать, и появился минута в минуту и после короткого приветствия без всяких прелюдий и традиционных вступительных слов начал заседание. К всеобщему молчаливому удивлению, премьер был немногословен и чем-то раздосадован, что правда не помешало ему закончить совещание на удивление быстро и без лишних прений. И когда все закончилось, премьер неожиданно подозвал к себе Конторовича.
    - Арсений Викторович, останьтесь пожалуйста.
    Конторович не удивился. Такое бывало частенько и он, или другие вице-премьеры, оставались после общих заседаний проговорить какие-нибудь нюансы особо важных дел. Но в этот раз, все пошло не по плану. Когда все покинули зал, премьер коротко бросил ему фразу, которая Арсению не понравилась сразу.
    - Следуйте за мной.
    Они вышел вслед за премьером в ту дверь, откуда он сам появлялся на заседании. Прошли дальше и Конторович понял, что они идут наверх, по направлению к вертолетной площадке на крыше. Дмитрий Анатольевич, довольно часто пользовался вертолетом, и в этот раз тоже прибыл в здание по воздуху.
    - Садитесь. И не спрашивайте ни о чем. Все после.
    Полет продолжался минут пятнадцать, и когда Конторович, молча косившийся в окно, понял, что они подлетают к Ново-Огареву, у него появились какие-то нехорошие предчувствия. Внизу их уже ждали. Премьер с Конторовичем уселись в белоснежный электрокар, который повез их не к зданию, а куда-то в парк. И когда на горизонте нарисовалась фигура гаранта конституции, сидевшего за столом, стоящим под деревом и перелистывающего какие-то бумаги, Конторовичу стало слегка не по себе. С президентом, за все время работы в правительстве, он разговаривал всего пару раз, и этот их визит, сильно выбивался из принятой практики общения Владимира Владимировича с членами правительства.
    - Добрый день! Садитесь товарищи…
    Президент был вежлив и корректен. Он отложил бумаги в сторону и жестом пригласил гостей сесть. Премьер, сел на стул стоящий рядом с президентским, а Конторовичу, волей- неволей, пришлось опуститься на стул стоящий как раз напротив их обоих.
    - Гм… Арсений Викторович… у меня к вам такой вопрос… Вам нравится государственная служба? Работа в самом верхнем эшелоне управления государства в ранге вице-премьера?
    Арсений Викторович, как и все молодые либеральные выдвиженцы, в душе считал себя личностью неординарной и очень недооцененной. И после такого вопроса, как-то сразу успокоился, и даже грешным делом подумал, а может «Дима устал», и ему сейчас предложат пост премьера, которому, по его личному разумению, он соответствовал гораздо больше, чем многие другие.
    - Владимир Владимирович, я готов работать на благо Российской Федерации, на любом посту. И, как мне кажется, моя работа за последние годы, это подтверждает. Я…
    Но выслушивать верноподданнические речи Конторовича гарант не собирался. Он посмотрел на него таким взглядом, что рот у того, захлопнулся автоматически.
    - Тогда расскажите мне пожалуйста, что за стрельбу, устроили ВАШИ люди недавно в Измайлово?
    Конторович окаменел. По большому счету, его мало интересовало, какими методами работали люди Привалова из агентства. Для него они были лишь инструментом, который ему предоставили. Про проблемы в агентстве он слышал, но зная правила, был уверен, что его фамилия не прозвучит никогда и нигде.
    - Владимир Владимирович… вы ошибаетесь… я не при чем… вас ввели в заблуждение…
    Президент смотрел на Конторовича так, как смотрят на пустое место, словно его и не было тут, за этим столом.
    - Арсений Викторович, значит это не вы полтора года назад, силами агентства «Арес», устроили наблюдение за моей резиденцией? Неужели вы думаете, что мне это не стало известно на следующий день? Или это не вы лично, отправили людей из агентства в Измайлово, после чего умер один заслуженный человек, и оперативники ФСБ получили ранения? Вы стали считать себя всемогущим? Вы, это не только про Вас лично, а про всю вашу компанию. Смею уверить ВАС, что Вы ошибаетесь. Вашему Привалову, хватило ума, понять, что вы заигрались с законом, и он не уничтожил, а передал нам все записи ваших, да и не только ваших разговоров с ним… да, да… именно так. Записи. Да и без этого, там нашли очень много интересного. Показаний масса. Да и Жеглов, Дмитрий Александрович оказался умнее, чем вы предполагали. Он сразу после инцидента с телефонным звонком, вышел на Федеральную службу безопасности и проинформировал о всех ваших действиях, вне рамок закона и служебной деятельности. Что вы на это скажете?
    Конторович был раздавлен. Смят, сломан и расплющен буднично произнесенными словами президента. Последний раз, его посещал такой всеобъемлющий страх, еще в студенческие годы, когда он случайно сбил на машине пожилую женщину, но тогда дело очень быстро замяли и сделали так, чтобы о нем никто и никогда не вспоминал. А сейчас он сидел перед главой государства, выше которого в этой стране никого не было, а значит он был в полной заднице, что еще мягко сказано.
    - Молчите, Арсений Викторович? Если говорить языком Уголовного кодекса, то Вас сейчас стоит арестовать в связи с заговором против главы государства в целях свержения законной власти. Государственная измена. А если добавить к ней, Ваши финансовые аферы с разными нечистоплотными личностями, то на свободу, Вы выйдете очень нескоро. Вам такая перспектива интересна?
    Арсений Конторович молчал. Он просто не знал, что говорить. Первоначальный ужас, от осознания того, что сейчас его просто арестуют и отвезут на Лубянку, после последних слов отступил и даже появилась призрачная надежда, на более мягкое завершение этой процедуры.
    - Я Вас слушаю…- президент в который раз, напомнил вице-премьеру, что тот пока еще живой и он умеет разговаривать.
    - Я… ошибался… заигрался… - больше всего, Конторович боялся ляпнуть «я больше не буду», что по совести говоря, так и просилось на язык.
    - Хватит. Мне ваше блеянье неинтересно. Все, что Вы можете сказать, я и так знаю. У Вас господин Конторович, всего два варианта дальнейшего существования. Или вы идете и работаете, так, чтобы Вас можно было ставить в пример, любому члену правительства, и естественно навсегда забываете о Ваших опасных заблуждениях. И второй: все остается как есть, и через лет пять, от вас останутся только упоминания в исторических хрониках правительства Российской Федерации. Выбор за Вами.
    Вице-премьер, внутренне выдохнул. Президент тихо сползал к мягкому варианту. Надо соглашаться, а там мы еще посмотрим…
    - Работать…
    - Хорошо. Вы свободны, господин Конторович. Идите, работайте, а мы за вами понаблюдаем.
    Когда Конторович, картинно опустив голову, скрылся в том направлении, куда ему указала охрана, президент повернулся к сохранявшему, все это время молчание, премьер-министру.
    - Ну, и что ты скажешь, Дмитрий Анатольевич?
    Премьер, поморщился, как от зубной боли.
    - Что тут скажешь? Идиот… самовлюбленный и самоуверенный идиот… Откуда у них такая вседозволенность?
    - Из девяностых, Дмитрий Анатольевич… именно оттуда. Мы еще долго будем этим поносом страдать…
    - И что мне с этим гражданином делать, Владимир Владимирович?
    Президент встал, поднял папку со стола и протянул премьеру.
    - Как что? Использовать. Причем на самых трудных направлениях. Года два, этот фрукт, на испуге отработает как стахановец. А потом, если не проникнется, а начнет снова играть в политику, то засунем его куда-нибудь… председателем федерации бобслея или шахматистами командовать… там посмотрим. Увы, других пока нет, будем работать с тем, что есть. А вот материалы почитай. Еще много про своих протеже узнаешь интересного… Глаза на лоб полезут. Гарантирую. А, теперь, предлагаю пойти и спокойно перекусить и попить чай. Я, после обеда улетаю в Минск. «Батька», конечно мужчина хлебосольный, но сначала обязательно постарается аппетит испортить…
    Оба засмеялись и медленно пошли в направлении главного корпуса резиденции…

* * * * * *

    А в это время подполковник Селиванов, со своей группой, в последнее время значительно выросшей количественно, обживал новое помещение на Кутузовском проспекте. После всех мероприятий, проведенных в бывшем офисе «Ареса», неожиданно оказалось, что собственника помещений, попросту не существует. Помещение есть, но оно никому не принадлежит. Даже владельцу здания, который открещивался от этих двух этажей, как мог и при этом в подтверждение, предоставлял документы это официально подтверждающие. Впрочем, Селиванову и его людям было все равно, национализировали это помещение, или его отдали их службе в качестве откупного, замазанные в этой истории истинные хозяева. Они были рады новым, просторным и оборудованным по последнему слову техники, помещениям и с неподдельным энтузиазмом обживались на новом месте. Кабинет генералу-лейтенанту Гудкову, Селиванов выбрал лично, справедливо полагая, что у этой истории конец еще далек, а ему есть чему поучиться у ветерана службы. И он, все-таки, не смотря на указание президента, более глубоко проверил данные Полины Гусевой. Не у Костина, не у Качалина дочки не было. А значит, и внучки быть не могло. Но меры по ее розыску принимать не стал. Реальных оснований не было, да и президент свое мнение высказал вполне понятно… И ко всему прочему, на горизонте у группы Селиванова появились новые и очень большие задачи. Службе дали команду акцентировать все силы на украинском направлении, и более всего на Крыме.
.

Дорогой читатель! Будем рады твоей помощи для развития проекта и поддержания авторских штанов.
Комментарии для сайта Cackle
© 2021 Legal Alien All Rights Reserved
Design by Idol Cat