NB! В текстах данного ресурса местами может встречаться русский язык +21.5
Legal Alien
Литературный проект
+21.5NB В текстах данного ресурса местами
может встречаться русский язык!

"Товарищи ученые! Не сумневайтесь, милые:
Коль что у вас не ладится - ну, там, не тот aффект, -
Мы мигом к вам заявимся с лопатами и с вилами,
Денечек покумекаем - и выправим дефект."

© Владимир Семёнович Высоцкий.

Своё крайнее воинское звание "капитан третьего ранга" я получил на "лодочном" штате, командиром электротехнической группы пла Б-467. Дело было перед получкой. Деньги, естественно, почти на нуле. Мне срочно нужен был номер и дата приказа командующего флотом, для подачи в финчасть, но абсолютно незнакомый мне капдва из отдела кадров КолФлРС сказал: -"Такой информации мы по телефону не даём!".

-"Хуй с вами, господа вымогатели!" – подумал я, и "зажав в руке последний рубль" (© группа "Пикник"), направился в кадры флотилии лично. Через магазин. Выслушав традиционно-стандартное: -"В рабочее время мы не пьём"; и подумав -"А с вами, гандонами, никто пить и не собирался!", я получил моментально оформленную выписку из приказа на руки. Минут через 15, злой как чёрт, я отпраздновал долгожданное событие на лестничной площадке своего подъезда бутылкой пива "Кольское", и закусил сигареткой. Немного успокоился, зашёл домой и сказал супруге: -"Таня, поздравляю, ты теперь жена старшего офицера!". Она обрадовалась. Сын Саша был ещё совсем маленький. Но тоже обрадовался - за компанию с родителями. Я же взялся за погоны-нитки-иголки-звёздочки и начал активно приводить форму одежды в соответствие. Хотя бы один комплект.

Моим последним "лодочным" командиром был капитан 1 ранга Желнов Владимир Владимирович, настоящий офицер и просто Мужик. Поэтому к нему я и обратился на следующий день с просьбой спонсировать мою скромную проставу перед сослуживцами - флагманами. Владимирыч молча выдал стандартную фляжку из нержавейки, уточнив только, хватит ли этого. Закуску нашли быстро. Шило развели ещё быстрее. Выслушав пожелания расти до адмирала Флота, я встретился глазами с дивизионным минёром Сашей Столяровым. Мы понимающе улыбнулись друг другу и Анатолич сказал: -"Женя, с последним, наверное, званием? Поздравляю от души - долго ты к нему шёл!" -"Спасибо, Саша, хоть кто-то меня тут понимает!" - весело ответил я. Анатолич был постарше меня, а остальных присутствующих - и подавно, был нештатным кадровиком дивизиона и моим уже хорошим товарищем. Поэтому знал, что говорил.

Всё вроде встало на свои места. Я получил погоны с двумя просветами, плотно и основательно освоился на новой должности. Дослужился до отдельного кабинетика. Точнее, каютки на ПКЗ. Оставаясь в очередной раз за секретчика соединения (химикам на флоте, как известно, делать - то особо вроде по специальности нечего;), выписал себе личную печать в/ч 09602 №4. Дождался вопроса "зачем" и ответил на него: -"Да потому что меня ебать на дивизионе и в каюту войти без стука могут только три человека: комдив, начштаба и замполит." Эта шутка комдиву Соколову, кстати, очень понравилась. Короче. Сиди себе, служи потихонечку до пенсии и жизни радуйся! Но жизнь и судьба думали иначе.

Всегда найдутся желающие на чужом хую… нет, не в рай въехать. А тупенько сохранить, за чей-то счёт, давно уже не соответствующий действительности ранг и штат своего соединения. Тарифные разряды и прочие прелести военной службы. Поэтому в том же 1999 году была предпринята первая попытка наш дивизион расформировать. Горячо поддержанная и вообще-то инициированная (уверен, проверял) "конкурирующим предприятием" из г. Полярный (46 обрремпл). Но в полном соответствии с флотской мудростью "инициатива ебёт инициатора", и народной поговоркой "Бог шельму метит" в 2000 году полярнинская бригада лодок ремонта, была понижена в ранге до дивизиона, и стала 86 однремпл. Наш же дивизион ничего не потерял, мало того, он получил серьёзный козырь, грамотно разыгранный нами впоследствии:

Эта карточка - прямой путь к получению сертификата. И в 2000 году его можно было легко обналичить, купив квартиру. К примеру, старший мичман Толя Зыбряков, мой хороший товарищ, учивший меня впоследствии основам секретного делопроизводства на уровне соединения; уволился и купил себе "трёшку" в родном Ульяновске. Да, во вторичном фонде. Но "сталинку". И в центре города. Причём, по его словам, и на замену дверей, шпингалетов, розеток и прочих пиздюлинок и хуёвинок, крайне необходимых в быту, денег хватило. Потом цены на квадратный метр жилья значительно выросли, и сертификаты стали обесцениваться. Но, как говориться, "кто успел, тот и съел". Для оставшихся же служить было крайне важно, что в очереди на получение жилья (сертификатов) мы уже стоим.

Это сейчас я рассказываю обо всём этом достаточно спокойно. А ситуация поначалу, в 1999 году, была весьма напряжённой. И, ознакомившись как-то на вечернем докладе с военным аналогом hh.ru, проще говоря, со свободными вакансиями офицерских должностей за пределами Кольского полуострова (на Большой земле) я увидел, что на должность заместителя начальника отдела Гатчинской центральной лаборатории РХБЗ ВМФ требуется офицер. Зацепило. Посоветовался с семьёй. Запросил добро у своих шефов по специальности. Посетил отдел кадров. Обратился с рапортом к комдиву. Тот был не против: -"Евгений, судьба дивизиона неизвестна!". Кадры оформили представление и переслали моё личное дело в Гатчину. Куда я собственно говоря и направился, убыв в отпуск, знакомиться и лично решать вопрос о переводе. Всё было продумано заранее. И тщательно спланировано. У КПП меня встретил вызванный ВОХР*ой дежурный по части, ещё раз проверил документы и направил к заместителю командира по научной работе. Поскольку капитан 1 ранга В. Хозов, командир части, был в отпуске. Капитан 2 ранга Аратюнян принял меня весьма приветливо и спросил: -"Сколько Вы нас искали? ".

Войсковую часть 15087, сильно загрифованную, я нашёл за 25 минут, предварительно посетив военный госпиталь. А где он расположен, мне подсказала пожилая супружеская пара прямо на перроне электрички станции Гатчина-Пассажирская-Балтийская.

-"Неплохо! Я в своё время полтора часа искал." - сказал замкомандира. И спросил:

-"А какова тема Вашего дипломного проекта, его оценка? И вообще, как Вы в училище учились?"

Так у меня второй раз за службу поинтересовались моими курсантскими "изысканиями". Хотя меня ещё в СВВМИУ убеждали, причём сами преподаватели, что это будет никому не интересно.

"Исследование сорбции вредных примесей на ионообменных материалах и проект фильтра очистки воздуха для пл проекта... Отлично. А по оценкам точно не скажу. Первые два года было тяжело." - ответил я.

-"На первом и втором курсах в училище всем было тяжело, и я же не спрашиваю, как Вы сдали научный коммунизм?"

-"А вот по научному коммунизму у меня, кстати, была пятёрка!"

-"У меня, представьте, тоже!!"

Мы посмотрели друг на друга и неожиданно одновременно весело рассмеялись. Тут и моё личное дело принесли. Аратюнян бегло просмотрел моё приложение к диплому, и сказал:

-"А что Вы скромничаете? На выпускных курсах у Вас одни четвёрки - пятёрки. Госэкзамены по специальности вообще сданы на отлично. Хммм, так Вы надводник (береговик) по образованию, а служили с лейтенантов на лодках?! Оооочень хорошо!!! Вы поймите меня правильно, тут же научная организация, а не простая войсковая часть." И весьма довольный капитан 2 ранга отправил меня в рубку дежурного: -"Там Вам Саша всё подробно расскажет!"

Дежурный по части, равный мне в звании общительный офицер быстро ввёл меня в курс дела, попутно угостив кофе. Моментально выяснилось, что он тоже начинал служить на КСФ:

-"Ты сколько на Северах сейчас получаешь? И есть ли желание подзаработать во внеслужебное время? "

-"Это смотря что делать, если мешки таскать - у меня спина сорвана. А так деньги конечно же не будут лишним!" - ответил я.

-"Какие нахрен мешки, Женя! Будешь заниматься научной работой, но несколько с другим уклоном. Компьютер дома у тебя есть, кстати?.. Отлично! Будешь две получки получать. На первое время, полагаю, в сумме столько же, как на Севере получаешь сейчас!"

-"Далее! Обедать будешь здесь, из Питера же мотаться будешь? Напишешь рапорт, будешь убывать ежедневно в 16.30. У нас пятидневка. Прибытие в пятницу строго к 09.00. А лучше к 08.45. Остальные дни к 10.00. Летом правда, отпуска и нарядов семь-восемь где-то по части в месяц получается."

-"Пиииздец!!! Нифига себе условия!" - подумал я, задумчиво разглядывая окружающий меня интерьер - "Женя, судьба даёт тебе шанс, не упусти его!". В рубке дежурного находились - шикарная видеодвойка, кожаный диван. И так, по мелочи, микроволновка-чайник-кофеварка. Но всё почти новое и отличного качества. Оружейная комната и стандартная железная армейская кровать меня абсолютно не заинтересовали. А вот на средствах связи мой взгляд задержался.

-"Чего смотришь? Сегодня ночью корешу во Владик звонил, объясню потом!" - весело сказал Саша - "Запиши, наш позывной… цепочка… звони с Севера, кстати, если что. Да переводись скорей, тут интересно и весело!". Позывной и "цепочку" я помню до сих пор, но как дисциплинированный военнослужащий, пусть и на пенсии, озвучивать не буду.

Написал я рапорт об отсутствии претензий на улучшение жилищных условий. Анастасия Герасимовна, бабушка моей жены, святой человек, согласилась меня к себе прописать. Потребовались ещё документы и время на различные согласования. Не исключаю, что и проверки моей подноготной. Сотрудниками волшебной организации на три весёлых буквы, скажем так. В результате финальная, решающая беседа с вышедшим из отпуска командиром части состоялась на шестой где - то мой заезд в Гатчину. Меня уже все знали в лицо - и ВОХР*а на КПП, и сотрудники в самой лаборатории. Я выбрал правильную линию поведения - достаточно скромную, но явно дающую понять, что я очень хочу перевестись и готов въёбывать на новом месте в качестве благодарности. В результате получилось, что через полчаса беседы заместитель доказывал командиру, что я войсковой части нужен.

Имеется ли у меня склонность к научной работе? Этот вопрос был задан начальником центральной лаборатории всех военно - морских химиков России, в последнюю очередь. Капитан 1 ранга Хозов:

-"… или Вы только инструкции за предшественниками перепечатывали?".

Я помню, промычал, не отводя впрочем глаз:

-"Нууууу, есть некоторые наблюдееения…".

На что получил ехидный ответ:

-"Какие нахер наблюдения, за полётом бакланов, когда охуевший вылез из прочного корпуса подводной лодки, что ли? Не врёт - берём!".

Я до сих пор помню взгляд этого человека. Меня буквально просверлили насквозь. Тяжёлый и всепроникающий, финально-изучающе-властный взгляд. Стремящийся познать за минуту всего лишь всю историю твоей жизни. Я выдержал его спокойно и достойно. И тихо, но твёрдо сказал: -"Я правда очень хочу перевестись. И если получится, служить буду как положено. Обещаю!"

-"Попробовал бы ты у меня служить хуёво, с такой-то характеристикой (см. приложение №1)"! Которая, кстати, соответствует действительности (!!!) - ответил довольный Хазов - "А вот насчёт перевода, это верно, надо подсуетиться! Не скрою, твоя кандидатура меня устраивает. Покажешь себя, через два - три года сделаю начальником отдела, а там увидим!"

Через 20 минут командир части выдал мне на руки этот документ:

А это уже извините, не что иное, как персональный вызов.

Прибыл из отпуска я на Север окрылённый. И раньше положенного. Стоит ли Вам объяснять разницу между городами Санкт-Петербург и Полярный? И службой, да и просто жизнью в них?! Бытовыми условиями для семьи, наконец?!! Нет, думаю. Первым делом посетив уже известного Вам кадровика Сергея Борисовича Голубева, я попросил его совета. Напомню, что в Гатчину требовался офицер, имеющий жилплощадь в Питере, либо области. А метраж на человека рассматривался двояко. МО РФ и органами местного самоуправления, по - разному.

-"Персональный вызов, Женя, это хорошо! Вижу, недаром я тебе учил. А вот эти документы надо подправить! Есть кто-нибудь с компьютером на примете?" - прямо сказал он, внимательно просмотрев формы семь и девять родственников моей жены. Компьютеры, сканеры, принтеры тогда только робко входили в нашу повседневную северную жизнь. Хакера у меня знакомого не было. Да и вообще…

-"Не пойду я на это, Сергей Борисович!" - прямо ответил я.

- "Ну и мудак!" - ещё прямее ответил он.

Я два раза в жизни не послушал советов этого человека. И оба раза очень пожалел впоследствии.

В результате на севера из Москвы быстренько прилетела отписка, в которой к тому же содержалась откровенная ложь - должность в Гатчине якобы сокращалась. Что это неправда, я выяснил за пару дней, воспользовавшись "цепочкой". На будущий же год в отпуске я не поленился съездить в "Хозяйство Хозова"и финально разобраться в ситуации. Оказывается, мне не хватило пары форматных листов А4 потребной жилой площади… страхуясь, кадры РХБЗ ВМФ рассчитывали не по нормам Министерства обороны… а скорее всего, тупо воткнули вместо меня блатного с волосатой лапой. Вот такая вот блядь, фигня.

Удар был страшный. В ближайшие выходные, благо стояла отличная погода, я побродил по сопкам. Грибочки пособирал. И вроде успокоился. Но беда не приходит одна. На моё место в дивизионе комдив нашёл мне замену. И в первый же день после получения официального отказа из Москвы на мой перевод спросил меня: -"А ты знаешь, что тебе на смену уже назначен капитан 3 ранга Б.? И что ты будешь делать?"

-"В суд подам!" - коротко ответил я. Комдива буквально дёрнуло в сторону. После этого мы ещё долго, якобы не замечая друг друга, проходили мимо. Демонстративно отворачиваясь. И даже по служебным вопросам старались не общаться.

Переживал я страшно. Поскольку свой перевод считал вопросом решённым. Да и очевидный разрыв почти приятельских отношений с комдивом воспринял крайне болезненно. И как-то я решил обсудить всю эту хрень с капитаном 1 ранга Гореловым. Олег Владимирович был в ту пору для меня идеалом офицера и командира и командовал одной из пригнанных на разборку ОФИ*шных видяевских подлодок. Выслушав внимательно и не перебивая мой местами крайне непечатный и излишне эмоциональный монолог, он только улыбнулся и сказал:

-"Женя, успокойся! Никакой истерики в твоих словах я не вижу, а вижу план продуманных действий, вот смотри: …"

Я и сейчас благодарен этому человеку. Всё действительно обошлось и вышло так, как он говорил. Должность свою на дивизионе я отстоял. И смирился с тем, что учёного из меня не вышло. По плану поздней осенью была очередная Инспекция УГН ЯРБ МО РФ.

Я до сих пор считаю, что ДГШ ВМФ № 730/2/1886 от 14.09.1995 года, сократившая офицерские должности начхимов на пла ОФИ является глупейшим и вреднейшим решением высшего руководства ВМФ России той поры. За радиационную безопасность экипажа, служащего на пла с невыгруженными ядерными реакторами стал отвечать мичман с шестым тарифным разрядом (у всех остальных – девятый) и без классности. Да поначалу, пока многочисленные права и возможности у командиров пла не отобрали, на моих глазах туда (на должность НХС) в ссылку отправляли, на квартал. За пъянку, например. Чтобы по карману ударить. И в тоже время в экипаже был оставлен "почётный караул" из двух мичманов и трёх контрактников дивизиона движения, чтобы мёртвые турбины охранять. Которые уже никогда не запустятся. С места не сдвинуться и закисли все нахрен. Зачем – абсолютно непонятно!

В результате вся основная работа начхимов свалилась на головы флагманских специалистов и специалистов служб радиационной безопасности. Подгоняемых и понукаемых инспекторами государственного надзора за ядерной и радиационной безопасностью.

Очень важно первое впечатление. А под проверку Инспекцией УГН ЯРБ МО РФ первой попала не успевшая передаться (ещё бы двое суток всего!) гражданскому экипажу СРЗ "Выдра" пла, с выгруженными уже активными зонами, где начхимом был старший мичман Александр Якушев. Но имевшая замечания по прошлогодней инспекции. Буквально накануне проверки, вечером он зашёл в мой кабинет и буквально убил меня наповал:

-"Командир приказал всю документацию выбросить. Я не знаю, что завтра предъявлять!"

-"Хуй с ним, я за ночь лепить из дерьма конфетку не собираюсь. Но готовься, Саша, завтра будет пиздец. Я понимаю, что тебе и твоему командиру похуй, вы увольняетесь по сокращению; а вот мне Степаныч торпеду с ЯБП в корму запустит!" - закурив, ответил я.

Так оно и вышло. Александр Степанович, на фото внизу с Александром Владимировичем:

воспринял поутру всё это, как личное оскорбление. Не спасло и то, что они в своё время с Сашей Якушевым вместе в море ходили. И жили в Гаджиево чуть ли не на одной лестничной площадке. Мало того, у инспектора появились подозрения что я прошлогодние замечания не устранял. Доверие достигается иногда годами, а потерять его можно всего за пару минут…

Видяевско-лицевская группа многоцелевых пла, все - проекта 670М проверялись в последующие два дня. Честно говоря, капитан 1 ранга Поплутин (Степаныч) особо и не доёбывался. Ему это и не было нужно - по отсекам местами валялись блоки детектирования стационарной установки дозиметрического контроля С-2.027. С радиоактивными бленкерами внутри. А парочка блоков была уже разукомплектована. То, что лодки пригнали совсем недавно, я только что вышел с отпуска, имущество ВиС РХБЗ пла не принято к учёту на КолФлРС, а бленкера при Союзе вообще не учитывались; то что всю эту красоту начхимы лодок под чутким руководством своих флагманских химиков давным-давно должны были демонтировать и сдать в свои видяево-лицевские СРБ никого не волновало. Жёстко отодрали меня, потом моего комдива, etc. Всё выше, и выше, и выше…

Флотилийский шеф по специальности Чернышёв был в бешенстве.

Завирюха, флагхим 40 дивизии, воспринял всё более спокойно: -"Женя, то что ты привык сначала подставлять свою жопу, а потом уже сам разбираться с подчинёнными, это твоё личное дело. Но тут не тот случай - зацепило и твоего комдива, и Чернышёва и меня. Врать не буду - зацепило сильно, больно и обидно! И пойми - ты теперь в другом окопе, уровнем выше, и лодочные замашки тебе пора бросать. Иначе ты просто не выживешь, сожрут тебя и с должности слетишь нахуй. А лично мне этого очень не хотелось бы. Я, если ты не забыл, Соколову рекомендовал тебя лично!"

Я был целиком и полностью с ним согласен, и осознал наконец-то, что "стучат" себе равных, своих. А всех остальных просто ставят на место. Рапортами, докладными записками, звонками, грифованными телеграммами, чем угодно - плевать! Иначе получается следующее: не сделавшие свою работу военнослужащие ходят и улыбаются. А за лентяев и бездельников ебут тебя и твоих начальников. В результате Виктор Николаевич сделал всё, чтобы дело спустили на тормозах и списали всё на мою неопытность и малый срок службы в должности флагманского. Ёбнули по карману, да и забыли на следующий уже, 2001 год. Поскольку появились новые "отличники". Но по результатам инспекции меня вызвал начальник штаба капитан 1 ранга Ручкин и просто, по-мужски, сказал:

-"Женя! Вопрос стоит так, что для тебя пришло время доказать свою нужность на этом дивизионе…" И ещё сказал пару фраз, но я их озвучивать не буду. Поскольку это очень личное.

И я заработал… заработал так, что удивились не только многие вокруг, а даже иногда и я сам. Видимо, скакать по городам и весям, должностям и гарнизонам, а также различным войсковым частям мне действительно настопиздело. К тому же я твёрдо решил, что раз учёного из меня не вышло, место флагманского химика на дивизионе Соколова я не отдам. Никому. Один только Ручкин ходил довольный и весёлый. Я и до сих пор считаю, что он ни капельки не сомневался в моих способностях. Был отличным психологом и запросто "подобрал ключики" к моему, в общем - то далеко не простому характеру. Видимо, недаром когда он служил командиром подводной лодки, экипаж его называл "Батя". Что я слышал неоднократно от его бывших подчинённых.

На фото вверху офицеры штаба и управления 74 однремпл в каюте командира соединения. Слева направо, стоят:

-в третьем ряду: капитан 3 ранга Гончуков, капитан 3 ранга Кузин;

-во втором ряду: капитан 3 ранга Колос, капитан 3 ранга Лапшин, капитан 2 ранга Лапупин, капитан 3 ранга Задорожный, капитан 1 ранга Ручкин.

Сидят в первом ряду: капитан 1 ранга Соколов, капитан 1 ранга запаса Васильев, капитан 2 ранга Тимарцев.

 

P.S. Кстати, мало кто знает, что в Гатчине помимо архива Военно-Морского Флота и Государственного художественно-архитектурного дворцово-паркового музея-заповедника имеется реактор ПИК - исследовательский ядерный реактор, которому прочат большое будущее:

( https://gatchina24.ru/news/2019/02/21/news_22550.html ), ( https://www.atomic-energy.ru/news/2020/07/28/105833 ).

 

Приложение №1

Моя служебная характеристика. Виктор Леонидович Васильев, спасибо Вам! Хотя я помню Вашу фразу, озвученную на вечернем докладе: "…наш дивизионный химик, Евгений Геннадьевич, пытается куда-то там перевестись… но всё это фантазии, он на дивизионе служить и останется!". Тогда за неё я готов был Вас убить. Но время показало, что Вы были абсолютно правы. 

Комдив Соколов был в отпуске, но ещё не убыл из Снежногорска. Рапорт на перевод пришлось визировать прямо в его личном автомобиле "Волга", поскольку начштаба Васильев отпускать меня с дивизиона не хотел.

Приложение №1.1

Бланк оценки профессионально-важных качеств специалиста ВМФ. Так и остался незаполненным.

Приложение №2

Исследовательский ядерный реактор ПИК, расположенный на территории ФГБУ "Петербургский институт ядерной физики им. Б. П. Константинова" НИЦ "Курчатовский институт".

Приложение №3

Государственный художественно-архитектурный дворцово-парковый музей-заповедник (ГМЗ). Фрагмент.

Приложение №4

В Гатчине находится филиал Центрального архива Министерства обороны Российской Федерации (архив Военно-Морского Флота, г. Гатчина). Так с 2012 года стал именоваться Центральный архив Военно-Морского Флота. Расположен в здании бывших Кирасирских казарм.

Приложение №5

225 Центральная лаборатория РХБЗ ВМФ расположена в Гатчине, похоже, не случайно ( выделено жёлтым ;).

.

Дорогой читатель! Будем рады твоей помощи для развития проекта и поддержания авторских штанов.
Комментарии для сайта Cackle
© 2021 Legal Alien All Rights Reserved
Design by Idol Cat