NB! В текстах данного ресурса местами может встречаться русский язык +21.5
Legal Alien
Литературный проект
+21.5NB В текстах данного ресурса местами
может встречаться русский язык!

 Рассказывает командир 682 полка полковник Суман Пётр Романович:

- Штурм Панджшера – это неправильное выражение. По определению штурм – это стремительное овладение крепостными стенами или входом в крепость. Панджшер никто не штурмовал. Им овладевали. Операция по овладению Панджшера в 1984-ом году проводилась под руководством маршала Советского Союза Соколова С.Л.
В 1993 г начальник Управления боевой подготовки Сухопутных Войск генерал-полковник Меримский Виктор Аркадьевич опубликовал книгу «В погоне за "львом Панджшера"». Эта книга рассказывает о событиях, происходивших в Афганистане в 1979-1984 гг.
       В то время, когда Меримский эту книгу писал, я находился в Ташкенте. Четыре месяца там провёл. Обратите внимание на даты: события 1979-1984 гг. Только что прошла операция по овладению Панджшером, только что мы разгромили банды Масуда и вышвырнули их, сам Масуд аж в Пакистан от нас удирал. Я обладал самой свежей на тот момент информацией, находился в Союзе, однако, Меримский не соизволил Сумана вызвать к себе. Он не побеседовал со мной! А с Ахмад Шахом побеседовал! И в книге рецензию взял, знаете, у кого? У Масуда и у Рохлина! Как такое могло произойти, какая была цель этих действий?
       В результате в этой книге Меримский выставил Ахмад Шаха выдающимся полководцем, восхвалял его на многих страницах. А я утверждаю, что это брехня! Никакой не полководец Ахмад Шах Масуд! Ну, я с ним воевал!
Да, Масуд был богатый феодал. У него в распоряжении были золото, алмазы, лазурит. И по урановой руде там вели работы. Богатейший был феодал! Он спонсировал партию ИПА Раббани. Раббани его за это позже поставил министром обороны страны, хотя, Масуд ничего не сделал на том посту. В качестве министра обороны он никого не объединил, ничего не создал. Он обязан был объединить полевых командиров т.к. они между собой постоянно воевали, оспаривали лидерство. Объединить их Масуду не удалось. Вот Дустум Рашид – это крупная фигура была! Я знаю до мелочи, потому что у меня был подшефный авиационный полк «двадцать третьих» МИГов (п-к Файзулла командовал). Почему-то он не любил своего советника, а ко мне относился очень уважительно. Сколько раз приезжал, мы с ним частенько сиживали, по душам разговаривали. Он мне всё рассказывал, всё объяснял, как у них что устроено, кто вокруг чего вертится. Я всё хорошо знал. Поэтому я уверенно говорю: никакой Масуд не полководец был. Никто он был. Какой, нахрен «лев Панджшера»! Я этого недольва гонял по всему Панджшеру, как драного кота. Но почему Меримский о нём книгу написал? Откуда он знал Масуда? Что это за течение такое, что за мода такая – превозносить местного феодала и гадить на свою армию? Давно у нас такая мода пошла?
Ну ладно. Теперь немного охарактеризую нашу сторону. Расскажу, как некоторые военнослужащие вели себя перед штурмом Панджшера.
       Один тяжелый случай – это был у меня начальник особого отдела майор Малыхин Александр Иванович. Перед самым началом операции, буквально завтра я должен был уходить в Панджшер, а Малыхин специально запил и ушел в транс. Из транса его так и не вывели, оставили в ППД. Больше его никто не видел.
       Второй тяжелый случай - Замполит полка. Перед входом в Панджшер заявил мне:
- Я не пойду в Панджшер, у меня - рак!
..., ничего себе, врач! Диагноз себе сам поставил – и не пошёл!
       Третий случай - начальник штаба полка. Пришёл, глаза мутные, стоять ровно не может, качается. Наркот форменный! Запаха алкоголя нет, а он невменяемый, мычит:
- Товарищ подполковник, что вы от меня хочете?
Я раз доложил комдиву, затем второй раз доложил. Потом не выдержал, потребовал:
- Товарищ генерал! Ну Вы что, с ума сошли? Я в Панджшер ухожу, а тут такое чудо! Забирайте от меня его, на хрен!
       После этого забрали его в штаб дивизии. Потом направили в штаб Армии. Все знают – никто никаких мер в отношении его не принял. А я так и пошёл: без начальника штаба полка, без замполита полка, без начальника особого отдела. Понимаете? Вот так я пошел выполнять сложнейшую боевую задачу, вот таким составом! И всем было наплевать.

       В Панджшер меня с моим полком кинули семнадцатого апреля 1984 года. Все, кому не лень пишут, что девятнадцатого. Со мной Ляховский разговаривал – я объяснял, что в целях сокрытия истинных намерений меня кинули семнадцатого, и не в Панджшер, а в ущелье Горбанд. Я завязал бой в Горбанде, но в Горбанде, там не Ахмад Шах руководил. Там Гульбеддин Хекматьяр заправлял, там его отряды базировались.
       А восемнадцатого мне приказали выйти из боя. Я «развязался», у меня были потери. Один человек. Тяжелораненый гранатой, подрывом, значит. Я вышел из боя, дозагрузился, а вечером к 17-ти часам прибыл командующий войсками туркестанского военного округа генерал-полковник Максимов со своими заместителями, собрались в КУНГе, и вызвали меня на доклад о готовности. Максимов задал вопрос:
- Всё нормально, готов?
Ну а что я скажу? Не готов?
- Готов!
- Всё ты загрузил, всё тебе дали?
- Всё. Всё нормально.
       В общем, заслушали меня. Часов шестнадцать уже было. Я говорю:
- Товарищ командующий! Мне надо время! Рекогносцировку надо провести. У меня комбаты не знают, куда надо идти. Как я пойду?
А Командующий поставил задачу:
- Завтра, с рассвета!
       Ни я, ни командиры батальонов в Панджшере никогда не были и даже входа в Панджшер не видели. Нам была необходима рекогносцировка. Вы понимаете? В семнадцать часов в Афгане сумерки начинаются. Через час стемнеет, а у меня комбаты не знают, куда идти! Завтра с рассвета я должен идти вперёд. Притом куда, в Панджшер! Все знают, что такое Панджшер! В наше время легенды ходили, что в Панджшере Александр Македонский положил свою армию. Что у него там когорты исчезали, и никто их не может найти до сих пор. Все знают, что Англия экспедиционный корпус там положила. Да, все слышали, как они на Майванд ходили.
       А тут вдруг без рекогносцировки меня бросают в ущелье Панджшер! Я взвыл.
Генерал Крянгэ мне говорит:
- Успокойся. Успокойся-успокойся.
       Я заткнулся. Стал ждать, когда ж они уйдут. Они вышли из КУНГа, а я комбатов - в БМП и - вперёд! Погнал туда – ни разведдозора мне не надо, ничего. Сам помчался на одном своём танке, хорошо, что следом «бежали» три БМП.
Таким порядком из Джабаль-ус-Сараджа с разгона я влетел в Панджшер. Сам.
На входе остановился, команда «Стоп!» Вот оно!
Начал ставить задачи комбатам:
- Королёв! Прямо рулишь, понял?
- Витя (комбат-3 Пудин В.В.)! Как хочешь: ты вот на тот гребень должен залезть! Посмотри – как лучше туда восхождение осуществить.
- Пазин, ты (комбат-2) – по этому гребню!
       Вот и вся рекогносцировка у меня была!
       Прошел час, не больше – всё закончилось. Темно стало! Все встали. Ну, хоть знаем, как завтра начать, куда пойти.
       Утром с рассвета после авиационной и артиллерийской подготовки началось восхождение на эти господствующие высоты. Слева – Куна-Бела, справа – Кухнадех.
       Когда я вошёл – я сразу за группой захвата шёл. Группа захвата у меня была мощная – первый батальон с 88-ым дивизионом коммандос правительственных войск, усиленные артиллерией в 10-12 раз и поддерживаемые армейской авиацией. Справа группу захвата прикрывал 3-й горнострелковый батальон майора Пудина, усиленный пехотным батальоном 76-го пехотного полка правительственных войск. Слева группу захвата прикрывал 2-ой МСБ майора Пазина с приданным пехотным батальоном 76-го пехотного полка правительственных войск.
       Я шел за первым батальоном, видел прямые попадания от авиабомб. А авиабомбы там были полуторатысячники. Все были тонна – тонна пятьсот. ФАБ-500 я там не видел. Воронки от бомб я знаю, как выглядят. Я в этом деле профессионал, а не халтурщик. Я видел, что все воронки – это прямые попадания в здания и укрытия, которые были. А вокруг всё – вымершее. Там, наверное, вся авиация Советского Союза молотила, но, по пустому месту. Ахмад Шах убрал всё, даже кошки дохлой не найдёшь! В этом явно просматривалось предательство в наших вышестоящих штабах. Операцию готовили в строжайшем секрете, а Масуда предупредили, дали возможность вывести воинские формирования из-под удара. Кто-то из очень высокопоставленных военных «слил» секретную информацию противнику. В тот день я понял, что с ним не так все просто, надо искать избирательные способы борьбы.
Когда я переночевал первую ночь в ущелье, утром мне доложили, что нашли прапорщика с отрезанной головой, а второй – просто убитый. Метров на 20 душманы оттащили его от БМП. Наверно, хотели увести с собой, но у них не получилось.
       На второй день снова пошел вперёд. Шел по центральному ущелью, справа батальон Пудина, слева батальон Пазина. Через какое-то время Пудин доложил, что завязал бой с какой-то группой на противоположном хребте. Пудин вступил бой, а эта сука не уходит, упорно сопротивляется! Они уже больше часа там «тарахтят» друг в друга через ущелье. Я продвинулся, мне стало снизу хорошо видно, откуда по Пудину с высотки бьют. Я БМП-2 подогнал, она из автоматической пушки туда как даст! – Тр-рр-рр-ть! Там не один, а штук пять, наверное, оранжевых дымов зажгли! А оранжевый дым обозначает «Я – свой!» Чё за хрень? Начал разбираться, оказалось, что накануне туда десант выбросили!
       Подождите, братцы! Как такое возможно? Если вы выбрасываете десант, то хотя бы командира полка предупредите! Так же?! А я воевал с этим десантом около часа, наверное. Вот как выглядит правда о войне!
Ладно. Разобрались мы с нашими десантниками, пошли вглубь ущелья Панджшер. А там, в горах, очень сложно что? Там дальность определить очень сложно. Там постоянный оптический обман глаз. Кажется: вот он, хребет рядом, да? А как начнёшь туда ехать или идти. Идёшь-идёшь… Так же? Там – сплошной обман. Не просто было, не просто, пока привыкнешь.
      Потом влезли мы в горы, в которых пещер очень много.
      Потом напоролись на гнездовые огневые позиции на скалах. Незримые опорные пункты противника.

       Гнездовые огневые позиции – это, огневые позиции противника, расположенные в естественных пустотах между пластами базальта. В тех участках гор, где пласты базальта располагались вертикально из-за движения тектонических плит. Там противник оборудовал опорные пункты. Пласты горных пород образовывали длинные естественные траншеи, которые тянулись вдоль склона, а зачастую выводили на обратный скат хребта. Из такой естественной траншеи только полфигуры торчит. А душманы устроили поперечные перегородки из камней чтобы осколки не разлетались по всей длине траншеи. Два камня скинул в этот желоб – вот тебе и новая позиция получилась. А если что, то по желобу скрытно можно выйти из боя на обратный скат гор.
       А были такие пещеры, которые открывались и закрывались куском скалы. Одна пещера была как треугольник, сверху над ней установили скалу, тоже как треугольник. Как они надвинули на пещеру эту громадину - хер его знает! Или они наращивали чем-то с древних времён, не знаю. Под скалу установили домкраты, наши, пятнадцатитонные, КАМАЗовские. Все домкраты были заведены единой цепью в цепной привод, цепь выведена на станину от ножной швейной машинки. Душман садился за ножной привод - ж-ж-ж-ж-ж-ж и этот «треугольник» - дынь, дынь, дынь – приподнимал. Открывал щель. Из глубины пещеры к щели была подведена узкоколейка. По рельсам узкоколейки каталась тележка, такая как на полигонах используется для бегущих мишеней. Наша тележка БЗО-13. К этой тележке моджахед прикован за ногу. Цепь длиной метров десять-пятнадцать. Длина такая, чтобы он до параши мог дотянуться и до кучи сухарей. К сухарям ещё жир в какой-то бочке ему оставили. Нас бы тошнило от такой еды, а вот он там питался. Ну, у него, наверно, задача: столько-то «шурави» уничтожить и за это получить свободу. Если доживёт.
      Высота этой бойницы метров, может, 30-50 в склоне. Может, несколько больше. Он бойницу откроет, оттуда из пулемёта: ды-ды-ды-ды-ды! А как жареным запахнет, как по нему в ответ работать начинаем, он цепь эту в обратную сторону – РАЗ! Камень фшить – и сел! Бойница закрылась. И ты там хоть ползай, хоть грызи: как найти этот вход, как войти, куда, что? Ни хрена не видно! Там очень сложные сооружения были. Там было не просто.

      Раньше нельзя было этого говорить, а теперь стало можно. Поэтому перескажу как два года тому назад один Московский генерал мне сказал:
- Пётр Романович, Вы взяли Панджшер?
Я говорю:
- Да.
- Какого числа?
- Двадцать шестого апреля 1984 г. Двадцать шестого было объявлено, что Панджшер взят. На КП полка прибыл командующий 40 ПА ген. Генералов Л.Е. и начальник ХАД Афганистана Наджибула.
- А эта беда с первым батальоном, она случилась тридцатого. Если бы ты был русский или хотя бы хохол, которые нас сейчас называют «москалями» и кричат «москаляку на гиляку», то ты бы давно носил Звезду Героя. А так я не знаю, чем тебе помочь.
       Вот такой разговор состоялся.

Дорогой читатель! Будем рады твоей помощи для развития проекта и поддержания авторских штанов.
Комментарии для сайта Cackle
© 2021 Legal Alien All Rights Reserved
Design by Idol Cat