NB! В текстах данного ресурса местами может встречаться русский язык +21.5
Legal Alien
Литературный проект
+21.5NB В текстах данного ресурса местами
может встречаться русский язык!

-"Евгений, берегите яйца, радиация не дремлет!"

-"И ежедневно показывай свой дозиметр врачу, он скажет, когда твоя торпеда упадёт на полшестого!!!"

©"К-19, приносящая вдов", х/ф.

РФ - это не Российская Федерация, а радиационные факторы (а то подумаете ещё невесть что? ;). Вообще - то тема, из года в год одна и та же, рассчитанная на ротацию личного состава, срочной службы в первую очередь, но обязательная к изучению всем личным составом атомных подводных лодок (а специалистов химслужбы особенно) звучит в оригинале так: "Влияние радиационных факторов на организм человека". Ну чтоб, Ъ, помнили, что год за два это не "ни за что", как многие не только думают, а и вслух говорят, а существует некоторая опасность всё же. В разной степени, конечно. На ОФИшных лодках (выведенных из боевого состава флота и готовящихся к утилизации) она мизерна, но есть.

Поэтому чтобы как-то оживить тему рассказ - беседы (а я всегда так именовал метод занятия) со своими мичманами - начхимами на СРЗ "Выдра", меняющимися беспрерывным каледоскопом, как и подлодки, на которых они служили, я всегда вслух произносил именно фразу заголовка рассказа. ОФИшный НХС, мичман - это шестой разряд, без классности (у всех остальных девятый). Одно время мичманов командиры в ссылку на должность начхимов на квартал отправляли, чтобы осознал это дело (получил денюжек меньше), и, следовательно, прекратил хуёвничать. Потом это дело (вольготные кадровые перетасовки внутри войсковой части) запретили. Кстати, сразу скажу - мичмана (начхимы) попадались мне разные. Многих вспоминаю с искренним удовольствием. А у кого же уж слишком явственно читалось в глазах (-"…отъебись, Геннадьич…") на нечасто проводимых мной этих рассказ - беседах, тех я сразу посылал на три весёлых буквы:

-"Свободен! Жить захочешь - сам научишься".

Но бывало это крайне редко. А так, послушав про страшные и не очень радиационные (они же ядерные) аварии, происходившие на атомных подлодках отечественного ВМФ, люди делали круглые глаза, и проникнувшись, говорили потом что - то вроде:

-"Нихххуяссе! Геннадьич, ну, бля…".

А Геннадьич отвечал:

-"Вы меня, мои дорогие, по ПКЗ-141 скоро под руки будите водить, как Брежнева; доведёте, ведь, Ъ, своими выходками до инфаркта (а может даже инсульта, что говорят, ещё хуже)! Повторяю - радиация у Вас в прочном корпусе значительно ниже чем на пирсе, куда Вы покурить и справить малую нужду выходите. И если принял ты литр "радиопротектора" на грудь в свой законный выходной, а затем выполз на свежий воздух за ДП (пивом), и попал под светлы очи командира соединения в славном городе Снежногорск, то радиация тут не при чём!".

-"Не-не-не, всё ясно!" - отвечали мичмана.

А теперь я вернусь в своих воспоминаниях в очень далёкий уже 1992 год, когда я приступил к самостоятельному изготовлению одного хитрого приборчика. По задумке, этот чудо-юдо-радиометр из славного племени рентгенметров, должен был мерить всё что можно, и даже чуточку то, что нельзя. Причём значительно удобнее и быстрее, чем штатная переносная АРК. Видимо, сказывалось общение с одним из моих любимых преподавателей в училище имени Никого, капитаном 2 ранга Борисом Еньшиным, читавшим нам курс по аппаратуре радиационного контроля. Плюс, не забывайте, наличие светочей науки аж с четырёх институтов на нашей подводной лодке, видимо, оказало воздействие на мой ещё неокрепший в тотальном похуизме юный разум. Ну и, наконец, мне же всегда скучно жить скучно, бездельничая; а свободного времени, с выводом нас из боевого состава Флота, стало просто девать некуда. По сравнению с. Нет, конечно же, офицеру всегда есть чем себя занять. Общественно полезным и весьма приятным. К примеру, как стал говорить мой хороший товарищ Витя Рыжаков уже через полгода после вывода нас в ОФИ: -"Мужики, да с вашими пьянками стакан вина выпить некогда!". Но не каждый день же?

Так вот. Собрав из многочисленных запасов пэкэзэшной химкладовки и ЗиП*а (скотч и чайные пакетики тогда ещё не были так широко внедрены в народные массы, привет Эдуарду Анатольевичу и его рассказу "Ваш коллега – связист!") то, что хотел, я направился в ЦЗЛ (центральную заводскую лабораторию) одного из судоремонтных заводов Мурманской области. Опытный образец прибора, прототип, рождался в муках, и не раз мне приходилось консультироваться у молодого офицера-связиста, выпускника ВВМУРЭ имени Попова, Серёги Клещёва. Сережа же имел не только заслуженную кличку "Паяльник", именно с Большой Буквы, и обеспечил всех желающих модной в те времена цветомузыкой и системой "бегущая волна" ("мигалками" в просторечии), но и был настоящим радиоинженером в моём понимании. И как не дико это звучит в современном мире, сыном Заместителя Министра Радиоэлектронной промышленности СССР. Правда, его романтическим мечтам о бороздящих просторы Мирового Океана Атомных Подводных Лодках сбыться было не суждено - парню старые пердуны из экипажа "уважаемого" за пару лет отбили весь интерес к военной службе. Из зависти к его уму, таланту и … папе. Гноили парня на дежурствах по ПКЗ, не подписывая ему зачётный лист на допуск к дежурству по ПЛ. При стоянке в базе! И с деревянными настилами в реакторном отсеке, напрочь раскуроченному для так и не окончившегося никогда ремонта. Перевод на действующую подлодку Серёге многократно не давали, ничем не мотивируя (а вот хрен тебе, размечтался!) и уволился он в запас старшим лейтенантом, по сокращению штатов. О чём, уверен, и не жалеет. Поскольку, по достоверной информации, Серёжа нашёл себя в гражданской жизни. А если и жалеет в глубине души, то зря. Это Флоту нужно жалеть, что таких людей он потерял в те времена. Впрочем, что-то я совсем отвлёкся. Так вот. Шило и связи, а также появившаяся у меня в результате вступления в стройные ряды суровых северян, героев-подводников, некоторая самоуверенность, а порою даже и наглость, творят чудеса. Я к тому времени проконсультировал кучу людей по поводу появившихся в продаже бытовых дозиметров. Как-то вечером принёс в портфеле ИИИ в полярнинский Дом Торговли, сняв две степени защиты (в них источник в портфель не влазил). Правда, из двенадцати красивых приборчиков потестить удалось только три (в остальных элементы питания типа "Крона" сдохли), но этого было вполне достаточно. Когда погрешность прибора, пусть и бытового предназначения, составляет уже не разы, а порядки, это не дозиметр-рентгенметр, а… ну сами знаете? Вот таким образом, припечатав ёмким словом на букву "Ха" эти изделия, я и сорвал объём продаж бракоделам-кооператорам, да и поделом, считаю. Кстати, этот источник (цилиндрик такой длиной в одну фалангу пальца, на шкертике, но сравнительно мощный, зараза) как-то при проверке блоков детектирования КДУС-1М я уронил в трюме реакторного отсека. Достал с трудом. Заклинило меня в переплетении трубопроводов. Ни туда и ни сюда, еле вылез, Ъ! Орать же: -"Help!!! S.O.S.!!!" на весь отсек мне было стыдно.

Когда же мы ещё были научно-боевой единицей, все положенные замеры на родной 149-ой производил фактическим пуском, и почти всегда сам, не ленился лезть ни в аппаратные, ни в парогенераторные выгородки. Короче, исследовал шестой и смежные полностью. Огромную помощь в этом вопросе мне оказал, в том числе, и капитан 3 ранга Агеев Вячеслав Александрович, наш КГДУ-1. Человек воистину энциклопедических знаний в данном вопросе. А лазил я везде и всюду (с различными переносными приборами РК под мышкой), в реакторном отсеке и его окрестностях, не потому что мне делать было нечего. А потому что введённая ППУ л/б барахлила уже тогда, стабильно выдавая в проходной коридор солидные вполне себе радиационные "прострелы" на мощности более 40 %. Впрочем, если целый завод-гигант "Штиль", с привлечением контрагентов, так и не смог нам впоследствии реактор отремонтировать, вполне естественно, что и мои скромные поползновения понять причину всех этих безобразий, к сожалению, успеха не принесли. Но практических навыков, и уважения в лице нашего дивизиона движения мне, конечно, прибавили. На пенсии уже, разобрав свой архив, и осмыслив беседы с лично мной уважаемыми людьми, специалистами в вопросах ядерной и радиационной безопасности, я вроде нашёл возможную причину. Но поскольку это только мои догадки, да и кому теперь это нужно, на эту тему я распространяться не намерен. Моя 149-ая и так сопротивлялась до последнего. Спустив Флаг ВМФ СССР (выйдя в ОФИ) последней из лодок проекта, летом 1991 года. Возможно, в качестве протеста против развала Великой Империи, которой честно служила с 1962-го года…

Картошку околочернобыльского произрастания, привезённую из отпуска (или переданную родственниками) сослуживцам мерил на КРАБ-2. В их присутствии, на полном серьёзе, хотя это и бесполезно, но попробуй ты им объясни. А потом перемерял на КРВП-2 (*). Это намного более точный прибор, но там время и терпение нужно.

В конце концов, про починку прибора в море я Вам уже рассказывал. За всё это я и пользовался с трудом завоёванным, но заслуженным авторитетом "в узком кругу ограниченных лиц", а именно всего экипажа нехимических специальностей. Фразу: -"Не надо! Хим у нас, конечно, молодой, но своё дело знает!", брошенную одним из наших ветеранов-мамонтов, комдивом-три Евгением Фёдоровичем, в присутствии очередных проверяющих, до сих пор вспоминаю с удовольствием. Дошло даже до того, что проконсультировал я и одного нового русского коммерсанта по вопросам радиационной безопасности и окончательно решил, что радиация это херня. С маленькой буквы, причём. Тут бы меня остепенить, но было некому. Про флагманского химика бригады я уже рассказывал. Остальные же старшие товарищи резонно считали, что поскольку химия - наука тёмная, а радиохимия, как побочная ветвь ядерной физики, вообще что-то малопонятное, пусть начхим сам и разбирается. Раз он такой молодец-огурец. Про слова дозиметрия, радиометрия, etc. я вообще боюсь упоминать, поскольку это высший пилотаж. Чем они занимаются, и в чём их отличие, даже я иногда путаюсь. Особенно сейчас, на пенсии уже.

И шлёпнула меня по молодой дурной башке, поставив на место, сама жизнь. Ибо, #Зарвался.

В ЦЗЛ любого СРЗ, если Вы не в курсе, хранятся такие источники ионизирующих излучений, что даже наши подводно-атомные реакторы смотрят на них свысока конечно, но с некоторым уважением. И производится ими разная там гамма-дефектоскопия и прочие трудно-выговариваемые прелести. Ну и дали мне люди, в неурочное время, с ними негласно поработать. Геометрические углы рассеяния, вещь, доложу я Вам, крайне увлекательная. А книжки, подобные этой, я до сих пор не выбрасываю, хотя, если честно, и не знаю, зачем они мне теперь нужны. Да ладно, смейтесь себе на здоровье, читаю иногда сию литературу, по привычке и чтобы мозги не заржавели окончательно. Честно.

В результате попал я в спецотделение 126 ВМГ им. Д.А. Арапова. Ошибся я в расчётах допустимого времени работы. И сильно. Синие пятна по всему телу, чешутся, а надавливаешь на пятно - оно как в случае с некачественным хлебом - возвращаться в первоначальное положение не спешит. Общее самочувствие вполне себе соответствовало первичным признакам лучевой болезни. Что я и осознал, с каким-то непонятным чувством отстранённого ужаса. Мой лечащий врач, майор медицинской службы Гуцол, теперь величина, говорят. И очень уважаемый человек в вопросах радиобиологии. Я в этом ничуть не сомневаюсь - в результате пятиминутной беседы с ним я тогда ещё понял, что в данной области человеческих знаний не знаю почти ничего. А должен бы был вроде, учитывая специфику своей специальности. А в ту пору, когда я за месяц почти уже реально упоролся глотать шланги и ходить по нескольку часов с резиновыми трубками не только в желудке, но и в желчном пузыре; сдавать анализы всего что только можно в любое время дня и ночи и пить какие - то там хитрые порошки и таблетки, он категорично сказал:

-"Надо сдать кровь на радиоактивность!".

-"Пиииздец, приехали!" - быстро подумал я. Хрен со мной, долбоёбом, сам виноват.

А вот людей (меня, экспериментатора, Томаса Алву Эдисона недорезанного, незаконно приютивших) под статью подведут. Уголовную. Потому что это всё всплывёт неминуемо, тем или иным образом. Однозначно будет расследование. Доказать же, что я облучился на пла с выведенной энергоустановкой, мало-мальски сведущей комиссии просто нереально. Прибор, кстати, забегая вперёд, я выбросил. Банально утопил у пирса, в первое же дежурство по выздоровлению. На всякий случай. Да и с близкими контактами второго рода (СЕ II), с Мадам Радиацией я решил повременить.

Всё это молнией промелькнуло в моей голове, и я спросил:

-"Сколько? (ждать)".

-"Неделю. Может, дней двенадцать".

-"Значит, три недели, а может и целый месяц. Отлично, на этом и сыграем…" - решил я и стал рассказывать. Что у меня горячо любимая молодая жена, что не могу я так долго отлёживаться в лечебных учреждениях, что по службе я соскучился ну и так далее. Взяв стандартные контрольные анализы, меня выпустили. Написав в утерянном ныне экземпляре медицинской книжки волшебную фразу "упорядочить режим труда и отдыха". Чувствовать себя я стал действительно значительно лучше, пятна исчезли напрочь. Извините, товарищ майор (полковник уже, говорят), банально обманул я Вас тогда, вдруг прочтёте…

И тут я хочу сказать всем военным врачам и медсёстрам (а не только лично меня и членов моей семьи неоднократно лечивших) БОЛЬШОЕ СПАСИБО. За их труд.

Отдельная благодарность, конечно же, полковнику медицинской службы Бронштейн Игорю Леонидовичу, тогдашнему начальнику спецотделения. Специальное отделение при ВМГ гарнизона Полярный было создано, кстати, после первых радиационных аварий на отечественных пла (К-8, К-19). А в мою бытность там был "санаторий - профилакторий" для командиров кораблей, частей и к ним приравненных. Поскольку ничего радиационно-опасно-серьёзного на моей памяти, слава Богу, в зоне ответственности 126-го военно-морского госпиталя не было. А целое отделение военно-лечебного учреждения без пациентов - это нонсенс.

Подробно расскажу про свою выписку. Я настолько был благодарен Игорю Леонидовичу, что его просьба принести немного "шила" меня сразила наповал.

-"Да зачем Вам эта гадость, давайте я…".

-"Нам уколы ставить нечем, принесите хотя бы ноль-пять, пожалуйста… если сможете… Вы же начхим?" - мягко перебил он.

Под лежачего химика шило не течёт! Через сутки я принёс сколько мог, не помню честно, за литр где - то, а услышав стеснительное - вежливое "спасибо", чуть слезу не пустил, честно. От осознания начавшегося в медицинском обеспечении беспредела.

Когда через много - много лет капитаном 3 ранга и дивизионным специалистом соединения будучи, я ночь лежал в несохнувшем гипсе, похоже, ровеснике бутылок с дегазационной жидкостью производства артели "Красный Партизан" 1953 года выпуска; которые из подвала санчасти СВВМИУ мы курсантами на помойку однажды носили, я думал о многом. Поскольку сломанная нога длительным размышлениям способствовала. Но о чём я думал, промолчу, хорошо?.. Ведь уровень медобеспечения военнослужащих всех категорий это вряд ли изменит. Да и материть горячо любимое государство, которое, проёбывая миллионы, по-прежнему экономит на копейках, я просто устал. Спасибо, хоть в гражданские больнички почти не ходим, в том числе и мы, военные пенсионеры. А ведь была такая идея, сократить все военные госпитали (и поликлиники) к чёртовой матери, у девочек-припевочек, финансисток незабвенного МО РФ Табуреточника. В целях экономии. Я постоянно общаюсь с военными врачами и сейчас (никакой мнительности либо психоза, или желания жить вечно на пенсии (**); как всегда, когда припрёт, по-настоящему, тогда и сдаюсь). Так вот, думаете, кардинально что-то в этом вопросе улучшилось? Нет.

На фото внизу здание 126 ВМГ им. Д.А. Арапова:

Прочёл, что написал, и вижу, что так толком про радиацию я и не поговорил. Хотя на эту тему могу беседовать бесконечно. К примеру, у нас на 149-ой, после ухода Васи Репещука и его погодков-спецтрюмных, сложилась крайне забавная ситуация. Командиром отделения спецтрюмных стал старшина второй статьи Ишанов. В его же подчинении оказались два матроса Поповых (однофамильцы).

Собрал я как-то эту святую троицу в реакторном, у БП-65, и говорю:

-"Ишанов? "

-"Слушаю Вас, товарищ лейтенант!"

-"Вот ты же из интеллигентной семьи (потомственных священнослужителей), и беседовал я с тобой не раз и не два про правила и нормы радиационной безопасности, которые ты обязан вдалбливать двум своим подчинённым, это правда?"

-"Так точно!"

-"Так какого же БУЯ твои Поповы в гарсонке на ПКЗ посуду моют?!! Или Вы хотите рак желудка на пару с импотенцией всему экипажу нашей лодки обеспечить?! Ишанов, помолчи, пожалуйста! Лучше бы вы тут (в отсеке) молились, с такими-то фамилиями! Глядишь, нам бы реактор починили…"

Пришлось мне идти на поклон к нашему лодочному врачу. Жан Сергеевич принёс откуда-то ужасные в своих подробностях плакаты 60-ых годов, с талантливо нарисованными мучениями жертв радиационных поражений на них. И за полчаса так ярко, со всеми подробностями рассказал про симптомы и последствия лучевой болезни, что годки наши не только прониклись, но и пообещали морду набить молодым спецтрюмным, если их просто ближе чем в двух метрах от камбуза увидят.

Прибыл к нам как-то служить матрос Наку. Молдаван.

-"Сколько?" – спросил его земляк Вася Репещук.

-"Девять с половиной, товарищ старшина!"

-"Хммм, а у нас три с половиной!" - с уважением ответил Вася.

Ну мне же интересно, не утерпел, отозвал Василия в сторонку, спрашиваю, о чём, мол, спич?

-"Да это тонн вина, товарищ лейтенант, у Наку семья просто большая…"

Я остолбенел. И не поверил, естественно. Но Вася меня разубедил:

-"У нас без графина вина за стол не садятся. Хозяйка мигом в бубен получит, если забудет про это дело! Да, всё выпиваем за год. Ну, продаём немного…"

Когда моя 149-ая стала ОФИ*шной, к нам в экипаж пришёл служить контрактником Серёга Шутов. Сергей был мой погодок, степенный и серьёзный семейный человек. Он не только подтвердил вышеуказанное, но и сказал замечательную фразу:

-"Да я после срочной (службы) пять лет в Молдавии на винзаводе работал! Правда, смутно помню то время, но было очень весело!!!"

А в трюме четвёртого отсека, помимо прочего барахла, стояло и несколько ящиков с уранином натрия (***). Замечательнейшая доложу Вам вещь. Для обозначения места потерпевшей аварию подводной лодки (по авторитетному заявлению наших матросов-всезнаек). Для того, чтобы досыпать в реактор (шутка-прибаутка тех же матросов, но немеханических специальностей). И для научных изысканий (на самом деле). Огромное ядовито-зелёное пятно получается из 400 граммов рыжего порошка при контакте с водой. Почему я это знаю? Да потому что, одну банку наши любознательные моряки, очумелые ручки из кружка "Юный Химик" высыпали за борт. И акватория Пала-губы почти на сутки наполовину позеленела. А вторую разбили случайно. Следы от этого порошка смыть очень тяжело. Малейшая влага - и опять пошли следы зелёные гулять по всем отсекам. Старпом терпел-терпел, но как-то его терпению пришёл конец. Конец пришёл как раз под моё заступление дежурным по ПЛ, поскольку с утра шёл дождь. Получив задачу, я вечером забил болт на отработку (по БЗЖ), собрал всю вахту в центральном и сказал:

-"Мужики, Вы меня знаете. Прошу о чём-то я крайне редко. Так вот, торопиться не будем, но к утру, чтобы следов этой гадости в отсеках не наблюдалось. Ни крупинки! Банки все выбросить, и не за борт, а аккуратно в мусорный контейнер на корне пирса, прямо с коробками! Петрович (помощник дежурного по ПЛ), проконтролируй, пожалуйста! Перед завтраком всё проверю лично".

Мне не спалось. И очнувшись в полубредовом состоянии, я решил выйти на свежий воздух. Я не курил тогда, поэтому отправился к входному люку первого (****). Ну и нарвался на "экспериментаторов", естественно. Три годка пересыпали уранин из последней оставшейся в живых банки в целлофановый пакет. Естественно, уронили и рассыпали. От неожиданности. Вкратце рассказав этим потомкам Лжедмитрия (Менделеева), что я об их происхождении, наследственных заболеваниях и степени умственного развития думаю, я сыграл учебно-аварийную тревогу и приборка началась по новой. Закончили к завтраку. Перед самым подъёмом флага я остановил проходящего мимо матроса Наку и попросил протереть все резиновые квадраты под входными люками ещё раз, а ветошь обязательно выкинуть.

-"Товарищ лейтенант, скажите честно, а это радиация?" - тревожно спросил меня матрос.

-"Наку, радиация в шестом!"

-"Нет, скажите честно, пожалуйста, я вот и на банках прочёл "УРАНин", значит там уран содержится! А я… боюсь…"

Беседа затягивалась недопустимо долго. Опоздать дежурному по подводной лодке на подъём флага немыслимо. Проще сразу утопиться. Пришлось включить матерно-командный голос:

-"Матрос Наку!!! Да йёб… =CENZORED= !! Исполнять моё приказание, немедленно! Нет тут радиации, с чего ты это взял, тебе что, делать ... =CENZORED= … совсем уже… =CENZORED=?!!"

-"Товарищ лейтенант, а зачем же тогда ветошь выбрасывать, если это не радиация?!!" - уже со слезами на глазах.

-"Да потому что не отмоешь ты её, так и будет она зеленить всё вокруг!!!" - бесконечно-радостно, наконец-то поняв его, ответил я. И убыл на подъём флага.

Кстати, конфискованный уранин (нёс на КРХП крайне осторожно - третьей большой приборки ДВС бы не пережила, да и не успели бы мы) я в тот же день, после обеда, померил с помощью КРАБ-2 в присутствии годков. Никаких следов радиоактивности, естественно, и в помине не было. А панику пресекать нужно немедленно. Поскольку она хуже любой радиации.

Или возьмём обычные стандартные (малые) целлофановые пакеты. Нас в училище этому не учили. А очень зря. Старики-мамонты объяснили, что при ликвидации радиационных аварий (происшествий) это вещь незаменимая. Их надевать желательно на руку, когда в запарке в гальюн бегаешь. Чтобы не убить бета-грязью (излучением) своё мужское достоинство к чёртовой матери. Уж извините за подробности.

Это так называемые "чемоданы". В них, побортно, была размещена научная аппаратура. При чем здесь источники? Сейчас расскажу. Обычно чемоданы были в воде значительно ниже ватерлинии. Но нам в очередной раз там что-то латали, чинили по линии дивизиона живучести (лодка ведь была не новая) и трюмные сильно "продулись". Так надо было. Прошло какое-то время, ЦГБ же дырявые, естественно, и чемоданы снова спрятались в море, но неглубоко поначалу, а сантиметров так на двадцать. Итак. Топаю я вместо убытия на законный выходной на родную подводную лодку. Но это не беда, яростно злит то, что старпом послал меня туда за никому нахрен ненужными бумажками. Но ему виднее, и мне нужно документацию предъявить. Ибо время работает против меня (старпому-то похую, сидеть в смене обеспечения опять, как почти всегда). И вижу с трапа стоящей первым корпусом К-111 картину. По нашему чемодану, левый борт, лазит какое-то чудо в СГП, полностью одетое и зажгутованное (!!!), задумчиво шевеля резиновыми ботами водоросли. А Наиль Шафикович Альметов, мой однокашник, НХС пла "Три единицы"(это которая при разборке у пирса чуть не утонула) им командует. Сейчас я вспоминаю и улыбаюсь, а тогда я просто реально охуел. Оказывается, молодому бойцу приказали сделать приборку в реакторном. Парень подошёл к задаче ответственно. Выкинул всё что мог в мусорные контейнеры на берегу. А то что уже не смог (устал) - за борт. В том числе и с открытого деревянного ЗиП*овского ящика, веером, половину всех имеемых у Наиля контрольных источников к АРК. Ящик хозяйственный моряк вернул на место. Другая половина была в штатно-намертво-прикрученном сейфе. Остальные, по рассказу Наиля, нашли. На нашем "чемодане". Правда ли это, не знаю, не проверял! Но свой сейф, расположенный в непроходном коридоре, между аппаратными выгородками, я всегда теперь дёргал, проверяя надёжность крепления. А не ограничивался простым осмотром слепка печати на "гитаре", и целостности бумажки - "контрольки" в висячем замке, как обычно, это я помню точно!

Конечно, многие сейчас подумают:

-"Пфффффф, где атомная подлодка, контрольные какие-то там источники и где я?! От моего места работы (жилища) до радиации, как до Луны!"

Спешу Вас разочаровать. Вы ошибаетесь. Навскидку даю ссылки, прочтите на досуге? Внимательно? Только не волнуйтесь сильно, пожалуйста, если поздно уже пить боржоми! ;)

- ( https://mydozimetr.ru/blog/katalog-radioaktivnykh-predmetov/ );
- ( https://soeks.ru/informaciya/radioaktivnye-veschi-kotorye-vas-ubivajut/ );
- ( http://interesno.cc/article/16538/ehti-20-obychnyh-veshhejj-bolee-radioaktivny-chem-vy-dumali/ );
- ( https://pikabu.ru/@nanogramm) "Радиоактивные предметы в быту". В двух частях.

А если серьёзно, желаю я Вам, мои уважаемые читатели, только всего самого - самого наилучшего! И Боже Вас упаси вляпаться в радиоактивное дерьмо. В любом его проявлении и агрегатном состоянии. Поверьте на слово, здоровья это на моей памяти никому не прибавило. Я же, лично, по моим многочисленным встречам с Мадам Радиацией не скучаю. Хотя и утверждает существующая "барьерная теория", что уж если начал человек работать с РВ и ИИИ, то желательно продолжать это пожизненно. Ломает, мол, организм в ином случае. Ибо привык он уже. Но эту теорию, придуманную и озвученную учёными из крайне недружественной моей Родине страны Пендостан, я считаю очередной гнусной провокацией международного империализма.

В заключение озвучу одну маленькую шутку юмора. Ведь жизнь, как известно, она хуже любого анекдота. К радиации это отношения не имеет. Вспомнилось просто по ходу повествования. Встречаю я как - то комдива Соколова в понедельник с утра, после получки, на ПКЗ-141. Тяжко обоим, но на построении мы не виделись, я и говорю:

-"Здравия желаю, товарищ комдив!".

-"Спасибо!" - ответил он.

А это мой любимый волшебный треугольник. На столбе. Сверху. Ему далеко до Бермудского, конечно, но что-то мистическое в нём, согласитесь, есть?
.

Ссылки: (*) КРВП-2. Корабельный радиометр воды и пищи.

Чтобы Вы увидели, как эта красота (ныне безбожно устаревшая) работает,  ловите ссылку: ( https://www.youtube.com/watch?v=z2X1jv_Xv7U ). "КРВП-3АБ. Методика измерения бетта-активности". Радиометр следующего поколения, но сути это не меняет. Пересчётный блок с декатронами тот же.

"Работа корабельного радиометра воды и пищи КРВП-ЗАБ" (короткая версия): ( https://www.youtube.com/watch?v=T-OCqPsXvik ).

(**) Желание жить вечно у меня возникает, периодически, при просмотре этой справки. Просто из чувства вредности. Поясняющее слово выделено жёлтым. Пенсия с тех пор выросла. И наблюдать её рост меня, безусловно, радует. Конечно, для полного счастья, ещё бы и цены в магазинах (хотя бы на продукты питания) быстрее неё не повышались! Либо их попросту заморозили и нафик тогда мне вообще эта индексация? Но это уже из области фантастики ;).

(***) Уранин натрия. Чётко помню эту надпись на этикетках. Во всемирной же паутине под названием интернет, как всегда, имеются разночтения.

Спецом для коллег-химиков. Подколют же? Я бы точно съязвил, при случае, не удержался! Остановлюсь на этом волшебном порошке Урфин Джюса, подробнее (Google Chrome мне в помощь):

Уранин А (динатриевая соль флуоресцеина), хорошо растворима в воде с очень сильной флуоресценцией зеленого цвета. Химическая формула: C20H10O5Na2. Молекулярная масса: 376.279.

Применение Уранина А:

-Для обнаружения протечки воды в теплосетях и водопроводах, в том числе питьевых;
-Как индикатор;
-В геологоразведочных работах для установления направления течения вод;
-Для подсветки антифризов;
-В бытовой химии для подкраски лечебных солей, моющих средств, мыла, шампуней, воды в аквариумах и водоёмах, других декоративных целей;
-В биохимии и молекулярной биологии в качестве биологических красок для определения антигенов и антител.
-Для покраски морских опознавательных знаков;
-Для обеспечения спасательных комплектов лётного состава. Флуоресцеин вшивают в ткань спасательных жилетов - при попадании такого жилета в воду образуется огромное ярко-зелёное пятно, хорошо различимое с самолёта.

Внешний вид и свойства Уранина А:

Кристаллический порошок от красно-кирпичного до серо-зелёного цвета, хорошо растворим в воде. Относиться к классу ксантеновых красителей, а по техническим свойствам - к группе кислотных красителей и представляет собой двунатриевую соль флуоресцеина хорошо растворимую в морской воде с чрезвычайно сильной зеленой флуоресценцией.

Препарат Уранин А также интересен для предприятий, ищущих свои несанкционированные потери, где потребители бесконтрольно и безнаказанно сливают воду из систем отопления для собственных нужд.

Для исключения несанкционированных сливов краситель добавляют в закрытые системы теплоснабжения. После ввода красителя Уранин А в систему теплоснабжения уже в течение первых суток коммерческие потери предприятия сокращаются вдвое. Этот успех объясняется тем, что зеленая вода не может быть использована в бытовых целях. Вместе с тем препарат экологичен, безопасен и не загрязняет места утечек воды.

На сегодняшний день краситель Уранин А используют во многих отраслях народного хозяйства России. Практический опыт и применение показывает, что несанкционированное водопотребление из систем теплоснабжения уменьшается на 30-50%, как следствие достигается существенный экономический эффект.
Расход препарата составляет 100-200 гр. на 100 кубов воды.

( https://ecolaris.ru/p16045693-krasitel-uranin.html )

(****) Когда лодка стояла в базе, курить обычно ходили в ограждение рубки. В качестве пепельницы использовались корпуса футляров ПДУ-2, я всегда имел запас. Пластмасса ПДУ*шек не горит, а только плавится. Из верхних крышек, когда стал курильщиком, я мастерил настольные пепельницы. И паяльником проплавлял бортики крест на крест. Сигарета, таким образом, при необходимости, фиксировалась и тлела. Бывало, и до фильтра, если курящий про неё забывал. Странно, но многие просили меня подарить им эти мои немудрёные образцы кустарно-прикладного творчества. Чтобы забрать их с собой на Большую землю. На память…

Приложение №1.

Заглавная фотография взята с сайта ( https://www.mosigra.ru/Face/Show/reaktor/ ).

Уму непостижимо, что только сейчас не выпускается (производится)!

Приложение №2.

На фото внизу подполковник медицинской службы Задворный Виктор Петрович. Хирург от Бога. Больше на просторах интернета фотографий лечивших меня врачей я не нашёл.

Приложение №3.

Счётчики. Имелось их у меня в запасе великое множество. Больших, не очень и совсем маленьких. А рассчитать цепи коррекции (с Серёгиной /"Паяльника"/ иногда помощью) труда не составляло.

Вы знаете, огромное количество их я тоже выкинул вместе с прототипом чудо-прибора. Чтобы неповадно было мне мастерить всякую чепуховину впредь.
.

Дорогой читатель! Будем рады твоей помощи для развития проекта и поддержания авторских штанов.
Комментарии для сайта Cackle
© 2021 Legal Alien All Rights Reserved
Design by Idol Cat