NB! В текстах данного ресурса местами может встречаться русский язык +21.5
Legal Alien
Литературный проект
+21.5NB В текстах данного ресурса местами
может встречаться русский язык!

 

"Знаешь, как мой отец говорил? Прослужил на лодках пять лет - начались необратимые процессы в мозгу, прослужил десять - они уже закончились".  © Капитан 2 ранга в отставке, Ефремов Павел Борисович. 

 

Моему другу, процитированному выше, подводнику-атомоходчику и сыну врача-атомоходчика пла К-27, посвящается.

 

P.S. Прости, Брат! Что мы так недолго дружили...

P.S.S. Но я горжусь тем, что успел подружиться и пообщаться с тобой.

 

Майор медицинской службы Юдин Жан Сергеевич прибыл на нашу лодку со спасательных судов КСФ. Значительно раньше, чем я. Впоследствии, когда мы уже запросто чаи гоняли в его каюте, я как-то спросил его:

-"Ну как там?"

Он ответил:

-"Ты знаешь, Женя, как тебе сказать… Придешь в базу после шести месяцев моря, пусть и с заходом в какую-нибудь там Кубу, пойдёшь в ресторан. Смотришь - дамы танцуют. Так вот, через час где-то, когда уже примешь на грудь порядочно, только тогда у тебя при взгляде на… (далее отредактировано мной) женскую корму в душе что-то шевелиться начинает!". Хотя я его вообще-то про службу спрашивал. Тут стоит отметить, что не знаю где уж там как, но на первом поколении пла ВМФ СССР начхим и врач всегда работали вместе. Дозиметрический контроль, правда, поскольку годковщину на Флоте ещё никто не отменял, я по просьбе Жана Сергеевича переложил на свои хрупкие лейтенантские плечи. Но в остальном, а обращаться приходилось постоянно, он никогда не отказывал мне в помощи и поддержке.

Они жили в соседних домах в городе Мурманск-60 (Он же Вьюжный, он же Снежногорск), дружили семьями, и при стоянке в базе, зимой, как поршни вваливались через заиндевевшую шахту рубочного люка, ведущего в боевую рубку; а затем, минуя ещё одну шахту, в центральный. Раскрасневшиеся с мороза, шумно отряхивались, здоровались и шли переодеваться. Наш врач и наш комдив-три, Кивака Евгений Фёдорович. Оба в вечных куртках р/с (альпаках).

Друзья были в возрасте "сорок плюс" и давно уже имели, скажем так, фигуры не балерона двадцатых годов прошлого столетия. И каюта двухместная в четвёртом (бывшем ракетном) отсеке у них была одна на двоих. Поскольку с утратой ракет наша подводная лодка лишилась должности и мичмана - фельдшера (химика по совместительству). Полное название должности, раз уж завёл речь, "старший химик-санитар", а ведь звучит, согласитесь?

Чётко помню, зимой 1990 года по Северам гуляла дикая разновидность гриппа. Подхватив эту мерзость, я зашёл к Жану Сергеевичу выписать освобождение на трое суток, щурясь от головной боли, чтобы "отлежаться". Как будто спицы в виски вставляли, а затем резко выдёргивали.

-"Женя, я вижу, что ты болен. И я тебя понимаю, как офицер офицера, но ты молодой и… дурак. Пойми, нихера с твоей химслужбой не случиться, не война же? Я тебе настоятельно рекомендую лечь в госпиталь. Иначе тот же старпом послезавтра скажет, что ты косишь!"

Естественно, я не послушался. И, однозначно, мой "героизм" стал одной из причин выпижживания меня в незапланированный, мой первый офицерский отпуск.

Собираюсь я как-то в пятницу вечером в "Палку" (ресторация по выходу из завода). Настроение - пять баллов, на проверке штабом флота удачно "продулись". Музыка гремит. Акустическая система форсировано-модернизированного с помощью Серёжки-Паяльника магнитофона "Тоника-310" надрывается. Играла, я запомнил почему-то, популярная в то время группа "Laserdance". Мигалки мигают. Я приоткрыл дверь (гости-механики накурили с соседнего экипажа), и одеваясь, попутно выписываю какое-то замысловатое "па". Чувствуя себя королём танца. А королева, естественно, северная прелестница неописуемой красоты. А может быть, вполне себе описуемой. А может быть, просто фигуристая, суть не в этом. Я спиной чувствую - за мной кто-то следит! Я резко оборачиваюсь, и вижу ехидно ухмыляющегося в свою шкиперскую бородку нашего врача.

-"Созрел!" - говорит он.

Остался как-то наш врач в дежурной смене. А я собирался в Снежногорск за зимними шмотками ("гражданкой"). Поскольку снабжение там всегда получше было, чем в Полярном (или Военторг там воровал меньше?). Пригласил меня Сергеич к себе и говорит, так мол и так, моя супруга работает старшим администратором Снежногорского ресторана. Передай мол, привет, и скажи что я в смене сижу, скучаю! Я не помню, как тогда называлось это питейно-танцевально-развлекательное заведение. Скажу Вам по секрету, больше я ни разу там и не был. Но лет одиннадцать назад это был ДК "Современник".

-"Легко!" - ответил я, и удачно завершив свой шкурно-шмоточно-покупочный вояж по различным отделам универмага "Нерпа", передал привет леди Л. Слово в слово.

-"Спасибо! Больше он ничего не передавал?"

-"Да нет вроде…"

-"Странно…"

Странно так странно, подумал я, это меня не касается. В каждой избушке свои погремушки, я ненавидел лезть в чужую семейную жизнь тогда, ненавижу и сейчас.

По моему прибытию "с увольнения" на борт ПКЗ-150 наш врач был крайне разочарован. Скажу, что матом он ругался крайне редко. Но метко. Услышав в свой адрес самое корректное выражение "наберут на Флот… гмм… дитей!", я в полных непонятках потребовал немедленных объяснений. Невзирая на то, что наш врач кандидат в мастера спорта по боксу, между прочим.

-"Женя, вот скажи мне на милость, у тебя что, ума не хватило попросить пару бутылок коньяка?" - чуть успокоившись, спросил меня наш врач, замечу, по совместительству секретарь нашей партийной ячейки.

-"Да я видел Вашу супругу первый раз в жизни! Откуда я знаю, как она к этому делу относится?!!" - искренне ответил я.

-"Нормально относится. Придётся проводить с тобой практическое занятие подручными средствами! Кстати, Фарит сказал, у тебя рецепт есть какой-то особый?"

Привожу рецепт (устал искать электронную версию, пишу на память):

1. 0.5 шила довести до кипения, но не кипятить.

2. Моментально добавить заранее заготовленные две с горкой столовые ложки сахарного песка, 2-4 лавровых листа, 8-12 горошин чёрного перца, две столовые ложки листового чая ( с зелёным чаем вкус забавнее). Туда же добавить, не мешкая, 0.5 холодной воды.

3. Перемешать, довести до кипения, снять "с огня", поставить в раковину, предварительно заткнутую пробкой (тряпкой).

4. Крайне аккуратно набираем в раковину холодную воду, чтобы она закрывала три четверти кастрюли, если процесс нужно ускорить, аккуратно добавляем холодную воду и в глубокую тарелку.

5. Остудить до комнатной температуры (если хватит терпения), процедить.

6. Осевшие на внешней стороне тарелки многочисленные маслянистые капли удалить салфеткой. Для гурманов, любящих сивушные масла, пункт №6 исключить.

7. Употребить.

8. Все указанные ингредиенты могут подбираются экспериментальным путём под Ваш вкус. Использование чайных пакетиков автор считает абсолютно недопустимым, с эстетической и исторической точек зрения. Также автор предупреждает, что использование тёплого, а тем более горячего ликёра "Какая Прелесть" (© капитан 1 ранга Ручкин Владимир Николаевич), в количествах более 01 (одного) стандартного гранёного стакана, с непривычки, может привести к моментальному опьянению, и к дальнейшим непредсказуемым последствиям.

Впоследствии, путём многочисленных опытов, я подогнал рецепт, полученный от девушек химического склада товарища Чернышёва, "под себя". Я варил 60-70-градусное, тягучее с золотой искрой зелье. Тяпнуть хрустальную высокую рюмку такого произведения военно-морского прикладного кулинарного искусства (предварительно посмотрев на просвет), прийдя с мороза, просто замечательно!

Я много слышал, и несколько раз видел (наш водоподготовщик работал в моём, восьмом отсеке), как контролируется процесс опреснения морской воды. Процесс сложный. И нужно интуитивно уловить момент, чтобы пресная вода опять не засолилась. Так и в кустарном производстве тёмно-коричневого ликёра "Какая Прелесть" требуются опыт и интуиция, чтобы конечный продукт душу радовал. Без ложной скромности отмечу, что к тому времени рука у меня была набита. Хотя всё приходилось делать в стандартной кастрюле из нержавейки с клеймом "база", на одноконфорочной плитке, приобретённой мной в магазине хозяйственных товаров на улице Лунина. Ингредиенты выше указаны, из дополнительного оборудования и материалов упомяну столовую ложку из нержавейки, проточную холодную воду, и, собственно говоря, саму раковину. На кастрюлю водружалась стандартная глубокая фарфоровая тарелка, с голубой каёмочкой, якорем и надписью золотом "ВМФ". Шило заливалось в горячую уже (предварительно разогретую) кастрюлю. Герметичности особо никакой, впрочем спирта тогда ещё, при неурезанных советских нормах, лично мне хватало с избытком. Но Сергеич настоял использовать из его запасов, марки "очень вкусное". Наблюдая сам процесс, он попутно объяснял мне, что я делаю, с медицински-очистительной-отвсякогоблядерьма точки зрения. Надо сказать, что Сергеич шило всегда предварительно "чистил". Таблетками активированного угля либо марганцовкой. Сплав молодости и мастерства дал превосходные результаты. Которыми остались довольны оба. Заодно и мои зимние гражданские шмотки обмыли. Ну я, вообще-то, был более доволен, поскольку в воскресенье после обеда мне не нужно было отправляться домой.

Вот написал сейчас и думаю, как объяснить людям, не познавшим мрак и ужас горбачёвщины, когда в питейных заведениях только два молдавских брата-акробата "Стрэлучитор" и "Стругураш", водка по талонам, а под койкой на ПКЗ у тебя подпольно вызревают три банки самодельного сухого вина (понедельник-среда-пятница)? Когда поступившая в кабаки города Полярный в крайне ограниченном количестве партия портвейна №15, воспринимается как именины души и сердца? Не ниже?

Видимо, никак. Сейчас зайдёшь в магазин - глаза, млять, разбегаются! Были бы в наличии деньги, печень, да поджелудочная железа. Никакой романтики…

Как-то помню, сидели мы, пили чай и мирно беседовали. За жизнь. Тут стук в дверь, залетает один из наших шебутных матросов, из породы тех людей, у которых вечно корма горит (причём фактически), и говорит:

-"Товарищ майор! У меня грипп. Дайте мне, пожалуйста, таблеток таких-то и таких-то!"

-"На!" - говорит Сергеич, доставая две пачки из ящика письменного стола, глазом не моргнув.

-"А… как их принимать?" - резонно интересуется моряк.

-"Да мне похуй, можешь все сразу сожрать, можешь по одной! Ты же сам себе диагноз поставил? "

-"Ну товаааарищ мааааайооор…"

-"Да я, блять, сто лет уже майор, им и подохну! Выйди и зайди, как положено, и затем будь любезен рассказать симптомы заболевания!"

Через пять минут, получив толковое объяснение и таблетки, пациент убыл.

-"Жан Сергеевич, а если бы он ушёл и обе пачки сожрал зараз?" - не выдержал любопытный я.

-"Да нихера бы с ним не было, ну просрался бы на нервной почве, так это ему полезно, я же знаю, что и кому даю!"

После доведения в середине марта года девятнадцать-девяноста-один директивы о переводе нас в ОФИ, капитан 3 ранга Кивака и майор медицинской службы Юдин, спокойненько отгуляли свои "гробовые" (30 суток перед увольнением в запас), собрали контейнеры, и в мае где-то дружно убыли на свою историческую Родину, в Белоруссию. Обоим было по сорок три с чем-то года, и служить до предельного возраста они не стали, уволившись по сокращению штатов. Мудро не дослужившись до окончательного развала Советского Союза и последовавших за этим паскудным актом многочисленных безобразий. Как и обещал командир Прудников, нас действительно долго "не трогали" и флаг ВМФ СССР 149-ая подводная лодка спустила 24 июня 1991 года. Времени у тех, кто принял решение служить дальше, было предостаточно. Вакантных должностей, как для офицеров, так и для мичманов, в то время было ещё просто завались. Но это уже совсем другая история.

-"Запомни, Женя, доктор - это учёная степень или звание! А я врач, я врачую людей!"

Руководствуясь этим мудрым наставлением Жана Сергеевича, я с тех пор называю офицеров медицинской службы врачами. Ну а кто из них (мне встречались и такие) спит и видит себя Доктором (Айболитом) - это не мои, собственно говоря, проблемы!

Внизу мой зачётный лист на допуск к самостоятельному управлению. Для несения дежурства по подводной лодке. Помните, я уже рассказывал, как сорвалось разгромное партсобрание, по поводу разбора персонального дела коммуниста Лапшина, "недопустимо медленно сдающего зачёты"?


.

Приложение № 1. Этикетка одного из упоминаемых в рассказе молдавских "напитков" того времени, из личной коллекции автора:

Приложение № 2. Из личного. Павел Ефремов... был в сети 13 мая в 7:32. Ушёл в последнюю автономку...

Приложение № 3. Собственно говоря, я посвятил своему другу свой рассказ ещё и поэтому. Ссылка: ( https://proza.ru/2021/05/13/1467 ). Без комментариев, смотрите и сопоставьте даты и время.

Приложение № 4. Бывает же так, встретишь человека на своём жизненном пути, и уже довольно скоро осторожно-восторженно называешь его другом, в глубине души надеясь, что ваша дружба надолго. Ведь не такие вы оба ещё и старики. Он понимает тебя с полуслова, и ваше общение доставляет радость обоим. И вдруг... узнаёшь, что его больше нет.

.

Дорогой читатель! Будем рады твоей помощи для развития проекта и поддержания авторских штанов.
Комментарии для сайта Cackle
© 2021 Legal Alien All Rights Reserved
Design by Idol Cat