NB! В текстах данного ресурса местами может встречаться русский язык +21.5
Legal Alien
Литературный проект
+21.5NB В текстах данного ресурса местами
может встречаться русский язык!

Великая Отечественная война, как всем давным-давно известно, не обошла стороной практически ни одну советскую семью. Вот и мальчик Юра, оставшись без родителей, был приведён одиннадцатилетним пацаном в Нахимовское училище и услышал от своей тёти следующее:

-"Милый мой племяшка! Я сделала для тебя всё, что могла. Дальше ты сам. А мне, извини, свою семью ещё тянуть…"

С этими словами и был сдан мальчик Юра на руки строгим отцам-командирам. И ничего, выправился. Служил Родине, как положено, стал капитаном 1 ранга, воспитал трёх сыновей и помог им стать офицерами Флота.

Я уже упоминал, что начиная с третьего курса, всерьёз озадачился "научным подходом к преподавателям". В том числе и выбором руководителя своего будущего дипломного проекта. Внимательно проанализировав рекомендации своих погодков-старшекурсников, я остановился на кандидатуре капитана 1 ранга Иванова Юрия Никифоровича. О чём прямо ему и заявил в начале четвёртого курса, когда на кафедре №43 он нам начал читать свою дисциплину, сказав дословно в умывальнике кафедры следующее:

-" Товарищ капитан 1 ранга! Прошу Вашего разрешения быть моим дипломным руководителем!".

-"Тьфу ты, блять!" - смачно выплюнув в раковину, ответил он. И помолчав немного, продолжил:

-"А ты наглец, однако! Впрочем, посмотрим…"

У него был не только приобретённый в период прохождения военной службы псориаз, но и стойкие проблемы с носоглоткой…

Сказано - сделано. Получив указание обеспечить экспериментальную часть дипломных работ для моих погодков, но уже курсантов пятого курса, по теме "ЧИП", то бишь #Чудо_Изолирующий_Противогаз (*), я некоторое время "крутил педали". В своё личное свободное время, молча и не жалуясь.

Убедившись в моей настойчивости, Юрий Никифорович не только дал мне рекомендацию в партию, но и предоставил список курируемых им тем, на выбор. Я выбрал, на мой взгляд, самую интересную. И тут же помчался договариваться о приобретении комплекта чертежей по данной теме, у готовившегося защищать диплом, назовём его так, курсанта Саши. Поскольку по результатам первой своей "академии" к начертательной геометрии я имел непреодолимо-стойкое отвращение (**). А вот чертежи, выполненные молодой студенткой СПИ, для своего ненаглядного супруга Санечки, были выполнены с любовью, и не побоюсь этого слова, истинным изяществом.

Поскольку одна из курсовых работ четвёртого курса у будущих офицеров-химиков плавно перетекала в дипломный проект, тема была действительно интересной, а литературы и времени – просто завались, работал я не спеша, вдумчиво и с удовольствием. Вообще, честно говоря, нам, курсантам четвёртого химического факультета в этом отношении было проще. Вынужден признать, что будущих офицеров-механиков в СВВМИУ не щадили совершенно. Ребята на четвёртом курсе писали две курсовых работы, а на пятом курсе тема дипломного проекта была с ними абсолютно не связана. Всё это делалось "для общего развития", видимо. Всю свою службу, да и сейчас, я отношусь к труду офицеров-инженеров ВМФ механического профиля, с искренним уважением. Ну а как же иначе? Ведь они не только учили меня, юного лейтенанта, жизни и службе, устройству подводной лодки, но я и сам побывал в их шкуре, пусть и на ОФИ*шных уже пла, себе и своей семье на кусок хлеба зарабатывая.

Долго ли, коротко ли, но наступил момент истины. Графы "фамилия исполнителя" я замазал штрихом, написал сверху аккуратненько свою фамилию и принёс чертежи для ознакомления Юрию Никифоровичу буквально накануне защиты.

-"Ну ты, блять, и уёбок!" – внимательно рассмотрев их, и смачно сплюнув в сторону, сказал он. А поскольку выбора у нас с ним не было – завтра защита, он указал на одну ошибку, и подробно меня проинструктировал. Я уже знал, в чём "фишка", но почтительно молчал.

А дело было в том, что моим оппонентом был другой капраз, по сокращённой кличке "Джюс" (полная -"Джузеппе"), яркий приверженец использования в перспективных фильтрах очистки воздуха цеолитов. Мне же было приказано стоять до последнего, отстаивая нашу с Ивановым точку зрения.

-"Так вот, я вмешиваюсь в самом крайнем случае. А ты САМ доказываешь, что наши с тобой катиониты плюс аниониты – просто прелесть. За ними будущее. А его (Джюса) хрень способна, максимум, только к перспективному использованию в качестве наполнителя для кошачьих туалетов. Ничего не бойся, помнишь, как я тебя учил?!"

Я согласно кивнул, убыл, стирая пот со лба, и минут за пятнадцать дорисовал недостающий какой-то там краник со стеклянной трубкой. Справедливости ради хочу отметить, что особым образом нас учил не только Граф, но и многие из наших преподавателей. Идёт, допустим, экзамен. Ты ответил на вопрос, но экзаменатор тебя спрашивает:

-"Вы точно уверены в высказанной Вами точке зрения?"

-"Так точно!"

-"Подумайте?"

-"Так точно!!"

-"Даю Вам последнюю возможность исправиться! Крайний раз спрашиваю - Вы точно уверены?! "

-"Так точно. Настаиваю - я прав, товарищ капитан … ранга!!!"

-"Молодец! Тебе четвёрка с минусом, за твёрдость и уверенность. Вообще-то ты не совсем прав (вот тут-то и там-то), но запомни: случись что, на тебя будут смотреть глаза твоих подчинённых. И если они, хоть на секунду, слышишь, на мгновение только представят, что их офицер засуетился, запаниковал и не знает, что делать, моментально наступит пиздец. И тебе, и твоим подчинённым, и твоему кораблю… Сам умрёшь с позором и людей на тот свет утащишь. Поэтому, чтобы всё было хорошо, специальность надо знать! Чтобы действовать автоматически. А вот уже потом, когда всё (авария, допустим) закончится, с тобой разберутся. Прав - поощрят. Неправ - накажут. Делай выводы!"

На следующий день, в 09.30 утра началась защита моего диплома. "Джюс", как ни пытался, не смог меня победить. К чертежам, естественно, никто и близко не подходил. Нафиг кому это надо - линии в телескоп разглядывать? Моему оппоненту с Химслужбы КЧФ моё поведение и тема моего диплома очень понравились. Про предложение стать флагманским химиком бригады дизельных подлодок в городе-герое Севастополе я уже рассказывал. Я только из вежливости взял записанный на вырванном из блокнота листике номер телефона, и сказал, что крепко подумаю. Для себя же я всё давным-давно и окончательно уже решил. Какая курортная зона, я Вас умоляю? Только Север!

Тормознул меня как-то Граф погожим летним утречком на переходе. А надо сказать, что про трёх своих сыновей он в минуту раздражения высказывался следующим образом, не стесняясь в выражениях:

-самый старший (д…б) – капитан 3 ранга, служит на Севере;

-просто средний (п…з) – капитан-лейтенант, КЧФ;

-младший, самый родной и любимый (у… гммм… пусть будет умник) – учится на нашем курсе, а папа всё ждёт и ждёт с нетерпением, когда же он наконец-то выпустится, лейтенантом.

Саша Иванов, высокий блондин, типаж – нордический ярко выраженный, пользовался большой популярностью у противоположного пола. Так вот, умника вторые сутки родители найти не могут. Выслушал я вначале в очередной раз краткую историю про трёх сыновей и их терпеливого отца. И про то, что увидеть третьего офицером Граф просто физически не сможет уже – не доживёт. А затем Юрий Никифорович стал напористо меня допрашивать, не обращая внимания на мои:

-"Да не знаю я! И вообще, мы в разных взводах учимся!!"

-"Евгений! Я тебя не породил, но рекомендацию в партию дал, я тебя и убью! Пойми, у моей жены скоро сердечный приступ будет, она же мать!! Где этот… У…МНИ…К?!!"

Я терпел, сколько мог, потом моя терпелка закончилась, и я тут же выпалил, дословно:

-"Юрий Никифорович, где он точно - хрен его знает, но скорее всего, очередную бабу е…т. Уж извините за откровенность!"

Граф моментально успокоился, сплюнул на асфальт (-"Тьфу ты, блять!"))), затем молча пожал мне руку и убыл в сторону ближайшего КПП, супругу успокаивать. А жили Ивановы, если мне память не изменяет, совсем рядом с училищем.

Как-то раз был я свидетелем следующей забавной сценки. Лаборант старший мичман Козлов докладывает Графу:

-"Товарищ капитан 1 ранга! Кафедра номер 43 к смотру готова!!"

А в ответ, (правильно!!!))):

-"Тьфу ты, блять!" – на чистый, вылизанный до блеска, линолеум цвета зрелого янтаря.

Старший мичман всерьёз даже не обиделся, только вздохнул. У Графа эти редкие проявления стесняюсь сказать, физиологических реакций подорванного службой организма, так органично переплеталось с изысканными, похоже врождёнными, манерами представителя Высшего Общества, что обижаться на него не было никакой возможности. И не ищите тут даже тень иронии, либо сарказма, пожалуйста! Многолетняя Служба властно накладывает на человека свой тяжёлый отпечаток. "На флоте матом не ругаются. На флоте матом говорят!" – сказано не мной, и я считаю, абсолютно верно. Ну а почему Граф не носил кружевной, с вышитыми инициалами, платочек, спросите Вы? Я не знаю. Но подумав, Вам отвечу:

-"Да потому, что службу свою не в штабных паркетных коридорах, устланных коврами, начинал!"

Однажды жарким летом читает Граф нам лекцию. А Игорь О. сидит в первых рядах и откровенно зевает. Юрия Никифоровича хватило минут на пятнадцать. Затем он хватает мел, подскакивает к нему и говорит дословно следующее:

-"О…ов! Закройте ебало, а то я брошу туда мел!! Мел, как Вы видите, я уже приготовил!!!"

В перерыве Игорь пересел в последний ряд. Не спал и не зевал. Бодрились и все остальные – на всякий случай – мел ведь уже готов?

С нами, как я уже рассказывал, учились на офицеров мичмана. Так вот они спокойненько писали лекции Графа в обычные тетради. Оставляя пронумерованно-прошнурованные девственно чистыми. Я тогда на это не пошёл, о чём искренне жалею. Нам, правда, обещали, что по нашему запросу все наши грифованные опусы вышлют по месту дальнейшей службы…

Интересно, а почему Вы так внезапно-широко улыбаетесь? Ведь вполне возможно, кому-нибудь и выслали! Только вот я среди своих однокашников такого счастливчика не встречал…

На фото вверху Юрий Никифорович в бытность свою преподавателем кафедры №21 КВВМКУ. Учить курсантов "Голландии" он будет позднее.
.

(*) Для любителей подробностей - читай мой рассказ "Санаторий". Кстати, я до сих пор солидарен с руководителем своего дипломного проекта, и считаю, что изолирующий противогаз ИП-6, абсолютно не подходит для эксплуатации в условиях атомной подводной лодки. А для использования в борьбе за живучесть её обитателями (экипажем) - особенно. О чём я честно, от души, и высказался в рассказе "Моя сто сорок девятая. Пролог." Впрочем, кто я такой, и кому моё мнение было интересно? Из числа тех, кто реально мог что-то изменить? А сейчас - тем более! ;)

(**) Как я дал вторую жизнь изящному комплекту чертежей, подробнее читайте в рассказе "Моя сто сорок девятая. Пролог."

Приложение №1. Меня, как Вы видите, Граф особо не баловал (обведено жёлтым):

Да и правильно делал! Пользуясь случаем, хочу сказать:

-"Спасибо Вам, Юрий Никифорович, Вы меня многому научили!"

Что же он говорил насчёт моего почерка, я лучше промолчу, хорошо? Хотя сдерживаюсь с трудом - хорошо звучит, чёрт подери! )))

Приложение №2. Спасибо читателю моих рассказов 1 1! За комментарии и наводящие вопросы. Вот тут история химического факультета, на мой взгляд, раскрыта наиболее кратко и интересно: ( https://flot.com/blog/historyofNVMU/yubilei-i-yubilyary-75-let-kvvmku-70-let-khimfaku-dmitriy-shulepov.php ).

Приложение №3. Раз уж я начал серию рассказов про свою курсантскую юность, приведу тут зарисовки из выпускных альбомов, большое спасибо Смирнову Геннадию:

Гена, я помню, сколько лет мы с тобой за одной партой просидели. И наши совместные приключения. Выздоравливай! Бог даст, зимой обязательно встретимся.
.

Дорогой читатель! Будем рады твоей помощи для развития проекта и поддержания авторских штанов.
Комментарии для сайта Cackle
© 2021 Legal Alien All Rights Reserved
Design by Idol Cat