Notice: Undefined variable: comments_size in /srv/www/ru.legal-alien/droot/public/plugins/content/cackle/libs/cackle_sync.php on line 267

... И Эрик, в который уже раз, провалился куда-то глубоко в омут сознания , увлекаемый стремительным потоком своих самых сокровенных мыслей.

Глава 2. Аннушка.
      «Аня, Аннушка , Анечка, как мягко и уютно звучит это имя . Произносишь вроде обычные буквы, а как будто бархат ладошкой гладишь . Какое же это наслаждение- называть тебя по имени , Аннушка , касаться ненароком твоей руки , думать о тебе ....» В воображении Эрика возникло лицо его первой студенческой любви. Думать о ней Эрик мог часами. Перед сном и только проснувшись - еще лежа в постели , в набитом битком автобусе по пути в институт , сидя за партой на нудной лекции, проглатывая в спешке компот во время обеда на перемене и даже стоя на футбольных воротах. Стоило только закрыть глаза и он сразу замирал с блаженной улыбкой , словно убаюканный появившимся прекрасным видением ...
- Гол, бля! Ты чего уснул, а?
      Закарпатская украинка Аня органично смотрелась бы среди мировых моделей на престижном подиуме или на обложке известного всем глянцевого журнала мод , но по иронии судьбы имела очевидную склонность к точным наукам и поэтому оказалась сокурсницей Эрика в техническом ВУЗе , когда он вернулся из армии на второй курс. Приехав в культурную столицу из маленького Мукачево , она поселилась в общаге студенческого городка рядом с метро Лесная , вместе с остальными иногородними студентами Политеха. Высокая и грациозная красавица с черными , как смоль, слегка вьющимися длинными волосами и с чарующей, немного смущенной улыбкой. Она непринужденно, без видимого труда и конкретной цели утопила сердце Эрика в своих огромных черных глазищах , таких больших и бездонных , что утонуть в них легко могло бы и пол мира ( по крайней мере, вся его мужская половина). Без раздумий и колебаний Эрик влюбился в нее с первой же лекции, с первого же взгляда , украдкой брошенного в ее сторону.

     «Зачем же ты такая красивая , Аннушка ? Как же мне теперь жить рядом с тобой и как же мне теперь быть , когда тебя рядом нет?»- патетически бубнил про себя Эрик , но простая и логичная , в данной ситуации, мысль пойти и признаться ей в любви , была отвергнута им сразу и безоговорочно .
     «Такая сладкая мечта не может быть проглочена по пути на ужин . Настоящее удовольствие для гурмана – это долгое , чувственное предвкушение!» - убеждал он себя.
       Чушь ! Себя не обманешь ! Эрик знал, что просто боялся отказа. Нет, не просто боялся, а панически боялся ее отказа! Можно триста три раза быть поручиком Ржевским , мимоходом предлагая малознакомым дамам вставить ни к чему не обязывающий пистон, если дышишь на них ровно , но Эрик не был Ржевским и в данном случае отказ был бы для него настоящим фиаско – полным крахом его надежд и падением разукрашенного в черно-белые свадебные цвета, воздушного замка. Нет ничего тяжелее обломков разрушенных воздушных замков . Эту аксиому романтик Эрик успел познать на собственной шкуре еще в школе , нет раньше- еще в детском саду , когда горько и безутешно вздыхал по той самой девочке Лене Барановой , не оценившей по достоинству букет полевых ромашек.
       Заканчивалась вторая в его жизни ( и первая после армии) зимняя сессия . Впереди маячили каникулы , радость от которых была омрачена неотвратимым расставанием с Аней на целых две недели. За прошедшие пол года Эрик так и не придумал , как «случайно» обратить на себя внимание нимфы из параллельной группы, с которой он встречался только на совместных лекциях обоих потоков. Аня никогда не скучала сидя в сторонке, она всегда была окружена веселой стайкой подружек , а следом за ней неуклонно следовал шлейф из многочисленных поклонников , услужливо помогавших ей при первой же возможности. Быть одним из этих олухов Эрик точно не хотел – получивший почетное звание «друг» никогда не удостоится статуса «любимый». Эту аксиому Эрик тоже уже успел выучить ....
      Гениальная идея влетела в голову Эрика прямо перед последним экзаменом , неожиданно и внезапно, как удар ( Эрик не получал молнией и все неожиданные явления в жизни сравнивал с обычным хуком ) . Эрик и раньше не раз примечал среди Аниных подружек девицу Катю - миловидную , миниатюрную, бойкую и огненно рыжую . В этот день она была особенно нарядна и щебетала без умолку своим звонким голоском всякую ерунду.
« Рыжая-бестыжая», – трижды повторил про себя , как заклинание, Эрик – «Именно то , что мне надо» .
    Мгновенно приняв решение , Эрик направился к толпящимся у входа в аудиторию девчонкам . Совершенно спокойно, без предательской дрожи, которая охватывала его всякий раз, стоило оказаться рядом с Анной , он прошел мимо нее и радуясь вернувшемуся к нему хладнокровию , отозвал Катю в сторонку.

- Думаю на каникулах съездить в Киев и Минск , не хочешь составить мне компанию? – предложил он, еще не понимая, всерьез ли собирается это делать . И тут же , без раздумий и вопросов, получил ее неожиданное согласие .
- Спроси подружек , может кто захочет поехать с нами – беззаботно улыбаясь , как старой знакомой, крикнул уже вслед отходящей Кате Эрик, чтобы это услышали и все остальные . Не слишком надеясь , так просто получить в попутчицы Аню, он хотя бы оставил в головах девушек интригу относительно причины своего предложения . А раз уж оно было уверенно принято, то пути назад быть не могло – надо ехать.
     Новость сразу же стала предметом девичьих пересудов и уходя Эрик с удовольствием подметил краешком глаза, как Анна впервые взглянула на него не веселым поверхностным , а изучающе-заинтересованным взглядом из под длинных пушистых ресниц. Лед тронулся.
      К разочарованию Эрика , Аня уехала на каникулы к своей матери и в Киев он отправился вместе с Катей без нее. Такой ход воображаемого противника был предсказуем и поэтому заранее просчитан. Теперь следовало максимально весело провести время в пути и раскрыть веером все свои таланты , чтобы о них было передано кому надо и по-возможности не поддаться встречному обаянию неожиданной спутницы, дабы сохранить себя для любимой не опороченным низменной связью с ее подругой.
     Боже! Какой бред и какие сложные многоходовые комбинации порождает воспаленный мозг влюбленного молодого самца , если он , на свою беду , еще и близнец по гороскопу ( цинично-романтичная ядерная смесь , многократно усиленная типичным юношеским максимализмом ).
     Город Киев запомнился сильным морозом и благостной возможностью избавиться от него в стенах Киево-Печорской Лавры, где Эрик с энтузиазмом изображал крайнюю степень заинтересованности , разглядывая каждый стенд на выставке украшений, найденных при археологических раскопках каких-то курганов, лишь бы подольше не выходить на улицу.
     В Минск они прибыли уже ночью и поселились в первой же гостинице, какую нашли. Гостиница была наглухо совковой. Толстая администраторша долго и недоверчиво изучала паспорта, осуждающе испепеляя девушку недовольным взглядом , после чего расселила молодых в комнаты на разных этажах , от греха подальше, как не семейную пару. Это вполне устроило Эрика , так как прослыть на курсе импотентом в случае необходимого по плану отражения возможной атаки он все же не хотел. Да и не устоял бы он «в случае атаки» , раз пять-шесть с «голодухи» точно бы не устоял.
Единственным минусом ночного подселения в чужой номер оказалось соседство с двумя мужиками , один из которых безбожно храпел не обращая внимание на ругань и тычки со стороны второго. Поворочавшись часок, Эрик заснул, лишь заткнув в уши смоченную и скатанную шариком туалетную бумагу. Но не прошло и четверти первого сна , как он был нагло разбужен очнувшимся храпуном. Мужик был сильно не трезв и возможно свалился с Луны, так как совсем не врубался, где он и откуда . Растолкав пинками своего уморившегося соседа , он густым басом начал выяснять у напарника подробности последнего вечера :

- … А что потом?
- А потом ты сказал , что проголодался и мы зашли в какую-то манерную рыгаловку на Червоноказаченской .
- Это где?
- Не знаю, рядом с конями на пятаке . Там в зале еще дусты с девицами сидели. Помнишь?
- Нет, не помню , а бабу в цветастом платье вроде помню .
- То не баба была , а официантка .
- Официантка - не баба?
- Баба, но не девка. Девки с дустами сидели, а она нам уху с водкой принесла.
- И что?
- Ты свою водку выпил и мою тоже, пока я в туалет ходил. А суп жрать не стал.
- Почему?
- Сказал , что моряки после первой не закусывают. И после второй тоже. А какой ты моряк ? Ты же в пехоте служил.
- Да?
- Да! Ты позвал официантку и стал требовать настоящую уху - из акул . А потом поперся девок клеить.
- Каких девок?
- Тех , что с дустами сидели.
- И что?
- Ничего. На танец пригласил. Но они не пошли и ты к соседнему столику отвалил, где два мужика….
- Дусты?
- Нет , другие, они со страшными тетками пиво жрали . А ты к ним прицепился зачем-то.
- Зачем?
- А я почем знаю? Тост сказать .
-Какой?
- Не помню, но тупой. Или за Минск во всем мире, или наоборот.
- Почему тупой?
- Потому что они обиделись и послали тебя на хуй, то есть ко мне за столик.
- А ты?
-Я свою уху ел.
- А я?
- А ты с тарелкой в руках стоял.
- С какой тарелкой?
- С ухой. Ты же с ней поперся девок на танец приглашать.
- Каких девок?
- Таких девок! Бля! Таких , что с дустами сидели, а потом танцевать начали.
- Я танцевал?
-Нет, бля , это они с дустами танцевали, а ты с ухой посреди зала встал. Тост сказал, а потом выпил.
- Водку?
- Нет ! Уху ! Через край, как из пиалы. Баран! Весь перемазался. Тетки с мужиками на тебя руками замахали, чтобы ты и на них не пролил. Ты попятился и столкнулся с дустом , который девку танцевал .
- А он?
- Он за твою ногу запнулся и упал в уху.
- Гы. В тарелку, что ли?!
- В лужу на полу. Тарелка в дребезги.
- А я?
- Ты на мужика сверху упал , а еще за девку в полете уцепился .
- Она тоже упала ? На меня?
- Нет, на столик с тетками. Своротила его нахуй и салаты с пивом на их мужиков вывалила.
- А потом?
- Потом мы по улице куда-то долго бежали . Искали где спрятаться.
- Спрятались?
- Ты спрятался. В будку телефонную . Я сказал, что стекла прозрачные и тебя видно. Попытался тебя из будки вытащить.
- А я ?
- Ты стал бить стекла телефонной трубкой .
- Неужели я ?! Да ?
- Ты-ты! А потом вылез, уронил будку на бок и орал на всю улицу, что никогда и нигде не видал таких гАндонов, как в Минске.
....
      «Это еще вопрос , кто тут больший гондон»,- подумал Эрик, но благоразумно промолчал. Рассказ о ночных подвигах длился долго и он уже сообразил , что оба мужика приехали с Украины и занимались в Минске банальным надувательством , фотографируя влюбленных и туристов на улице, и обещая за деньги выслать им потом готовые фото. Причину их воплей о непроходимой тупости белорусов Эрик и Катя лично оценили утром, наблюдая как горе фотографы пытались делать снимки прогуливающихся по центральному проспекту пар. Не понятно почему , но направленный в их сторону объектив , вызывал у влюбленных и прочих местных жителей такую резкую антипатию, что они поспешно перебегали на другую сторону дороги или просто проходили ускорившись мимо, закрывая лицо двумя руками . Некоторые даже шарахались в разные стороны друг от друга лишь бы не дать себя сфотографировать ! Собственно , именно эта сцена и стала самым ярким воспоминанием Эрика об этой поездке. Больше в Минске , к сожалению, смотреть было не на что.
      На обратном пути Катя раскрыла Эрику главную тайну девичьих душ - чтобы завоевать сердце женщины , мужики должны постоянно совершать геройские поступки . Например? Например, залезть на высокую трубу и написать там имя любимой , как в фильме про войну «Ижорский завод» ( вроде бы так он назывался) .
- Это и есть геройский поступок?
- Да, а разве нет?
- А что в нем геройского ? На трубе лестница, знай себе руки-ноги переставляй и в чем смысл?- искренне удивился Эрик и поспорил с Катей, что сделает это для нее , но не ради любви, конечно , а просто из принципа и спортивного интереса .
      «Еще один хороший повод вызвать положительный интерес к своей персоне. Настало время разыграть гамбит с последующей вилкой на ферзя» - мечтательно подумал Эрик и в его голове созрел следующий ход. Эрик в детстве любил шахматы и поэтому имел привычку думать вперед на несколько ходов и вообще ,к месту и не к месту, много умничать , используя шахматную терминологию.
       Не прошло и недели , как на трубе , ближайшей к институтскому корпусу теплоцентрали, появились две буквы К и А , каждая размером с дверь. На все имя литровой банки с краской не хватило , а лезть второй раз было лень.
- Сойдет и так – Эрик был удовлетворен своей работой, хотя разглядеть белые буквы с земли невооруженным взглядом оказалось не просто . Пришлось для доказательства своего «геройства» вручить Кате бинокль. Кажется, ее удовлетворила и половина своего имени.
– Лучше бы ты рисовал красной краской... Впрочем белой тоже достаточно , чтобы вызвать черную зависть одногрупниц , – деловито согласилась Катя, неумело скрывая свой восторг .

       Следующим этапом сложной комбинации Эрика стал поиск альпинистского снаряжения для спуска с крыши . На «миллион, миллион , миллион алых роз» денег у него не было , а как можно более эффектно подарить всего три цветка он не знал. К тому же удивить 8 марта Эрик задумал одновременно и Аню , и Катю.
«Пусть теряются в догадках , ревнуя друг к другу и дозревая до кондиции » - заранее торжествуя думал он- «Надо только преподнести это как забавную праздничную шутку.... Нет прямого предложения – нет отказа .... Вроде и признался в симпатии сразу двоим , а вроде и нет ...»
     Аня и Катя жили на разных этажах, в разных домах , и даже в разных районах города , а цветы вручить , по плану Эрика, надо было обязательно в один и тот же праздничный день – это очевидный цейтнот . Кроме того, Эрик никогда раньше не держал в руках трос скалолаза. Познания Эрика о промышленном альпинизме ограничивались просмотром первой серии « Ну, погоди!». По этой причине он решил сначала отрепетировать свое эффектное появление в окне на другой своей случайной знакомой - Маше , кстати, тоже далеко не дурнушке ....
      С оборудованием и кратким курсом обучения проблем не возникло . Знакомый Дима , скалолаз со стажем, выручил на все сто и даже не клевал мозг попытками отговорить от затеи. Тренировку провели тут же с балкона его квартиры .
Спуск по канату в теории весьма плевое дело, не требующее ни особого умения, ни физической подготовки . Главное - не бздеть ! Страшно только в самом начале – мгновение , между моментом, когда ноги теряют твердую опору и до момента , когда канат, окончательно натянулся под твоим весом , так утверждал Дима.
       Квартиры Маши и Кати , были в девятиэтажных домах . Длины троса едва хватало на эту высоту и почти не оставалось конца для закрепления его на крыше. То есть до земли вполне могло не хватить . На этот случай Дима одолжил специальные зажимы ( жумар) для подъема по канату обратно на крышу - 2 приспособы с петлями для ног и 2 для рук, которые надо было крепить на канате и поочередно передвигать одну из них вверх, опираясь на остальные .
        Быстро спустившись и поднявшись еще пару раз с балкона своей парадной , Эрик убедился в простоте задуманного : «С тросом то оказывается плевое дело». Дождавшись наступления сумерек и убедившись по телефону, что Маша уже дома, не раскрывая своих намерений, Эрик собрал экипировку и отправился на генеральную репетицию.
       С самого начала все пошло как-то наперекосяк. Подобрать заранее ключ к замку от чердачной двери Эрик не догадался , а сорвать его «фомкой» тоже не смог , более того , замок упорно не желал отпиливаться , захваченным на крайний случай, полотном ножовки . Визг производимый куском полотна , благодаря акустике колодца парадной , распространялся до самого первого этажа . Люди уже начали возвращаться с работы и поэтому постоянно приходилось прекращать работу , замирая с пилкой в руке. Наконец замок пал и Эрик через чердак вылез на крышу дома. Крыша встретила его колючей темнотой , февральским морозом и пронизывающим до костей ветром . Одевать «нижнюю беседку» под куртку оказалось не удобно . Куртка топорщилась и сковывала движения . Пришлось куртку снять и остаться в одном свитере. Стало совсем холодно.
       Ничего надежного, за что можно было бы привязаться прямо над нужным окном , Эрик не нашел и пришлось кидать перетяжку между двумя ближайшими антеннами . Скинув оставшийся конец вниз, он понял, что веревки хватит лишь до третьего этажа . Прыгать высоко . Зажимы для подъема оказались очень кстати , благо квартира Маши была на самом верхнем этаже.
      Согревала Эрика еще надежда , что подниматься не придется, что его пустят в окно с распростертыми объятиями и … Надежда придавала энергии и согревала от ветра . Однако , закончив с крепежом Эрик понял, что реально продрог , а пальцы без перчаток так просто окоченели и не хотели сгибаться. Очень хотелось побыстрее войти в окно и согреться...
Все было готово. Букет цветов , укутанный в бумагу и тряпку , освободился от своей одежды и повис на поясе , вместе с жюмерами и запасными карабинами. Перед самым началом спуска, Эрик в последний раз лег на крышу и свесив голову взглянул вниз. Стало жутковато.
« Может, ну его ….» - подумал Эрик , снял шапку и помедлив немного полез через край .
     Так как закрепился он с длинной перетяжкой , трос натянулся под его весом не сразу, а подарил Эрику целый метр свободного падения. За это мгновение его душа успела добежать до пяток и решила оттуда не возвращаться. Оклемавшись Эрик стравил канат через восьмерку и постепенно спустился на уровень окна, раскачиваясь и барабаня по стеклу носками ботинок. Вышло коряво и не так эффектно , как он рассчитывал.
     Из центра освещенной комнаты на него смотрело четыре удивленных глаза – два Маши и еще два неизвестного парня. Хозяева глаз были явно недовольны и на половину раздеты.
«Вот , мля!»- подумал Эрик о сложившейся ситуации. Пышный букет , висел поперек и предательски выглядывал из-за спины раскрытыми бутонами алых роз.
     Запахнув халат , Маша , взяла инициативу на себя . Она подошла к окну , посмотрела с укором в глаза Эрика и повертев пальцем у виска удалилась из комнаты , волоча за собой упирающегося парня, который явно пытался что-то еще очень важное сообщить Эрику.
«Вот , мля!»- подумал Эрик уже о Маше.
      Выбора не было. Негнущимися пальцами Эрик начал крепить жумары на трос . С ручными проблем не возникло, а вот дотянуться до правой ноги , чтобы накинуть на нее петлю , оказалось совсем не просто и когда это наконец удалось, Эрик неожиданно выронил зажим и тот повис на петле , зацепившись на самом конце ботинка.
«Если жумар сорвется и улетит, придеться бить оконное стекло , парня и прорываться с позором на улицу через Машину квартиру», - прикинул Эрик и принялся аккуратно подтягивать к себе ногу, мерно раскачиваясь и стукаясь спиной об окно. В конце концов ему удалось закрепить все зажимы и он медленно полез вверх .
       Самая большая неожиданность ждала его , когда он уже добрался до края крыши. Ручной жюмер не мог двигаться выше угла стены , этого Эрик не предусмотрел. Опираясь на ножные петли надо было как-то зацепиться рукой за что-то на крыше. Но крыша была идеально ровная , а сама веревка под весом Эрика натянулась, как струна и впечаталась в битумное покрытие кровли. О том , чтобы дотянуться до угла крыши ногой не было и речи- ручные жумары и восьмерка позволяли высунуть на уровень крыши только голову и плечи . Кроме этого, вынимать ногу из петли ножного зажима совсем не хотелось – не было и доли уверенности , что удастся , в случае нужды , засунуть ее потом назад .
     После нескольких неудачных попыток зацепиться скрюченными от холода пальцами за веревку на крыше, Эрик расслабился и горестно повис над Машиным окном .
     Возвращаться к Маше было нельзя. Кричать «Караул! Помогите!» еще позорнее. Да и пока спасут Эрик мог запросто превратиться в болтающуюся сосульку .
    Собравшись с силами на последнюю попытку , Эрик отстегнул и убрал ручные зажимы, подтянулся к крыше на уровень груди . Вынул правую ногу из петли ножного жумара и извернувшись зацепился таки носком за угол дома. Раздирая в кровь пальцы, он поддел таки ими веревку сначала правой, а потом и левой рукой и собрав остатки сил, вытянул себя целиком наверх.
«Первый блин комом» - позволил себе сострить Эрик и облегченно выдохнув раскинулся на крыше , чтобы презрев холод с удовольствием посмотреть несколько минут на звезды ....

     8 марта – один из трех дней , наряду с НГ и ДР, когда цветы подаренные женщине мужчиной могут ничего и не означать . Другое дело, если они не подарены из рук в руки, а приколочены гвоздем к оконной раме на восьмом этаже со стороны улицы.
      Чтобы не попадать больше в неловкую ситуацию и не зависеть от наличия дома хозяек, Эрик заблаговременно вскрыл чердачные двери в домах Ани и Кати и прихватил с собою на дело молоток с проволокой и гвоздями.
Первой очередь принимать поздравления выпала Кате, ее дом ближе и главное, задерживаться у нее Эрик не планировал . А вот от предложения остаться на чай в комнате Аннушки он бы точно не отказался.
     Лезть вверх с жумарами Эрику больше не улыбалось и он нарядившись в рабочую брезентовую ветровку , решительно нажал звонок квартиры , находящейся прямо под Катиной, но на четвертом этаже.
- Извините, пожалуйста, проводится работа по замазыванию внешних стыков . Еще раз извиняюсь, за временное неудобство. Разрешите, пожалуйста, минут через тридцать спуститься на ваш балкон , если можно . Выпустите меня потом , пожалуйста, - максимально вежливо и униженно оттарабанил Эрик заранее приготовленный текст.
      Жильцы выглядели очень смущенными , но согласились – фортуна сегодня была явно за Эрика. Он даже не подумал, как странно со стороны должен был выглядеть рабочий вечером праздничного дня на рабочем месте.
       Поднявшись на крышу , Эрик привычным манером закрепился с помощью перетяжки и скинул трос. В этот раз все было проще простого. Прибив гвоздик к деревянной раме самодельно застекленной лоджии Катиной комнаты, Эрик привязал цветы и бодро спустился на четвертый этаж . Там его уже ждали жильцы и …. два милиционера. Гнать пургу про работу было глупо и Эрик вынужденно признался в содеянном поздравлении букетом в окно. Милиционеры не поленились подняться на восьмой , но там никого не было.
- Ничего страшного, посидишь у нас, пока твоя девушка не вернется . Там разберемся и отпустим, - добродушно успокоили его милиционеры и отвели к себе в отделение , расположенное прямо напротив Катиного дома.
      Когда Катя появилась дома не известно, но дозваниваться на домашний номер или идти к ней в гости менты не торопились – праздновали 8 марта! Когда же об Эрике вспомнили и отпустили, уже наступил вечер. Эрик бросился на Лесной проспект к Анне и на входе в общагу столкнулся с ее соседкой по комнате.

- Привет, поздравляю, а Аня дома? – не удержался от вопроса Эрик .
-Нет, к ней пришел Миша , с цветами (!) и они ушли в кино.
- Ну, тогда это тебе! – Эрик вынул из сумки заботливо обернутый букет и пошел прочь.
«Как же не совершенен этот чертов мир !» - нашел на кого свалить вину за свою неудачу Эрик .
      Весь драйв улетучился за одно мгновение. Заканчивать задуманное уже не хотелось . Все пошло прахом . Слезы обиды наворачивались на глаза и Эрик явственно ощутил накопленный за день избыток лишней влаги в организме. Юношеский романтизм органично сочетался в Эрике с практичным цинизмом. Поэтому он не стал тратить время на плач и резво потрусил в сторону парка , справить более насущную нужду...
      Там, в кустах Эрика и посетила глубокая философская мысль : «Любовь- не шахматы, в нее не надо играть!».
Через месяц Катя неожиданно зашла к Эрику в гости «почертить чертеж» и вдруг сообщила :
- Через месяц у меня свадьба с мальчиком- милиционером , но если ты хочешь, я выйду замуж за тебя….
- Так сразу? Без «люблю» , «целую»….И милиционера не жалко? - Эрика не только покоробила форма предложения , он не был готов перепрыгивать через конфетно-букетный период . А после рассказа Кати о том , как она жестоко высмеяла своего школьного ухажера ( романтичного , как и сам Эрик, и преданного ей по уши с самого детства мальчика-ботаника, таскавшего семь классов ее портфель) и отдала свою девичью честь дворовому гопнику, Эрик и вовсе не задумывался о связи с ней брачными узами...

- Вроде готов. Переворачивай , посмотрим , что в карманах.
       Руки, приподнявшие Эрика за куртку и попытавшиеся перевернуть, вернули его в сознание. Он дернулся и сгруппировался, инстинктивно поджав под себя ноги. Судя по разразившейся ругани, нападавшие были удивлены его живучести. Решив не продолжать затянувшуюся возню в непосредственной близости от дверей квартир , они схватили его за шиворот куртки и потащили волоком из коридора в сторону глухих лестничных пролетов.
       «…Перекатиться на спину и ударить ногами ближнего в лицо...нет, нет - промахнусь , сильно не выйдет, только раскроюсь …Надо прорываться к дверям ...» Дольше размышлять было некогда. Сложившись в клубок Эрик слегка качнулся назад, в сторону тащивших его за шкирку бандитов, как бы помогая им себя двигать и одновременно подбирая под себя ноги. Тут же , резко уперевшись руками в пол, он подался всем телом вперед и сильно оттолкнувшись двумя ногами вскочил, вырвав воротник куртки из рук грабителей. Продолжая движение вперед, Эрик ввалился в освещенный коридор , нажимая по пути кнопки соседских звонков, и добежав до дальней двери , развернулся к преследователям лицом, встав в боксерскую стойку… Устоять в ней он смог не больше пары секунд . От пропущенных ударов голова гудела , руки и ноги стали ватные, в глазах двоилось . Прислонившись спиной к железной двери, он с трудом сохранил равновесие, чтобы не упасть .
      Коридор с двух концов был дополнительно перекрыт массивными железными дверями , разделявшими его на отдельные помещения , используемые жильцами каждых соседних трех квартир под общую кладовку для картошки, лыж и всякого хлама. Большой надежды , что кто-то услышит борьбу и спугнет грабителей у Эрика не было . На звонки в дверь никто выходить тоже не торопился, а путь домой оказался перекрыт двумя отморозками , забежавшими следом в коридор и остановившимися в трех метрах напротив него. Секунд пятнадцать налетчики стояли, удивленно и зло таращась на Эрика, но не приближались. Все пошло не по их плану. Они думали…. Этих секунд Эрику хватило, чтобы сфокусировать взгляд на их лицах и фигурах . Один из нападавших был сухопарый, высокого роста , с длинными засаленными патлами , свисающими до плеч и обрамляющими тощее лошадиное лицо , на котором выделялся острый нос, тонкие губы и злые, колючие глаза . Второй был почти полной противоположностью первому – пониже, круглолиц, плотно скроен и коротко стрижен, со слегка раскосыми глазами . Нагнув вперед голову , Эрик в ответ исподлобья сверлил их яростным взглядом, понимая что других способов защиты у него не осталось. Его мозг лихорадочно соображал , что делать, когда нападавшие снова пойдут в атаку, но , как на зло, решения не было … Вдруг плотный схватил с пола сумку Эрика и бросился к лестнице . Длинный , оставшись один , что-то зло прошипел ему в спину , сплюнул себе под ноги и выскочил следом.
     «Кажется, пронесло»…Эрик медленно осел по стене и завалился на бок, не в силах вытереть текущую по лицу кровь . Он не знал, что это происшествие стало лишь первым эпизодом в многолетней череде жестоких нападений и убийств, заключительную точку в которой придется поставить именно ему.

Facebook Google Bookmarks Twitter LinkedIn ВКонтакте LiveJournal Мой мир Я.ру Одноклассники Liveinternet

Дорогой читатель! Будем рады твоей помощи для развития проекта и поддержания авторских штанов.